Читать онлайн Темная королева, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - Глава пятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темная королева - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темная королева - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темная королева - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Темная королева

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятнадцатая

Гроза утихла, дождь монотонно стучал по окнам. Ренар не знал, заметила ли это Арианн. Ее серьезные серые глаза были устремлены на него, не давая на этот раз возможности избежать ответа на трудный вопрос.
– Кто вы?
Ренар прихлебывал вино, положив на стол руку с кольцом. На металлической поверхности перстня мерцал свет свечи. Арианн положила руку рядом, почти касаясь его пальцев. По сравнению с его огромной нескладной рукой ее кисть выглядела тонкой, изящной. Наморщив лоб, она озадаченно разглядывала пару колец.
– Каким образом могут вообще действовать эти кольца? – спросила она. – Из старинных книг я знаю, что хорошо развитый мозг обладает способностью передавать мысли. Не служат ли эти кольца своего рода проводниками благодаря металлу, из которого они изготовлены?
Ренар с любопытством посмотрел на нее:
– Вы забавная ведьма, милочка, всегда ищете здравый смысл, а не магию.
– Я не ведьма, – ответила она. – Да, я действительно предпочитаю рациональные объяснения, так что расскажите мне, где вы приобрели эти кольца, и на этот раз, пожалуйста, правду.
Тяжело вздохнув, Ренар признался:
– Кольца… достались в наследство. Я унаследовал их от матери.
– Значит, она не была, как вы утверждали, простой пастушкой.
– О, нет, она была пастушкой. Но она также была Дочерью Земли. Как вы.
Арианн начала кое о чем догадываться.
– Значит, это ваша мама… научила вас читать по глазам?
– Нет, я научился не у нее. Я ее не знал. – Ренар подбодрил себя глотком вина. – Меня воспитала бабушка, знахарка с гор. Это она научила меня искусству читать по глазам и другим старинным знаниям. Она же выковала кольца для матери и отца. Могущественное волшебство должно было связать их навсегда. К сожалению, «навсегда» оказалось недолгим: мать скончалась при родах, а вскоре от внезапного воспаления легких умер и отец. Хотя, думаю, есть романтики, которые сказали бы, что он умер от разбитого сердца.
– Мне очень жаль, – тихо произнесла Арианн.
Ренар пожал плечами:
– Трудно печалиться о людях, которых не знал. Мои родители представлялись мне персонажами печальной и доброй волшебной сказки, которую бабушка рассказывала холодными вечерами у очага. Наша хижина на горе, мой родственник Туссен да старая Люси – вот и все, что было для меня реальностью.
– Старая Люси?
– Так горцы называли мою бабушку, и я тоже. Она училась не по книгам, как ваша мама, не могла даже написать своего имени, но была весьма ведающей…
Когда служанка Бетт принесла еще вина и блюдо засахаренных фруктов, Ренар прервал речь. Арианн поторопилась отпустить девушку, сказав, чтобы не приходила, пока ее не вызовут. Габриэль вряд ли одобрила бы это, но Арианн опасалась, что Ренар снова замкнется.
Как только ушла Бетт, Арианн подалась вперед:
– А что ваш дед Довилль? Неужели родственники отца совсем вас забыли?
Ренар с мрачным видом поджал губы, как он это всегда делал при упоминании о старом графе.
– Да, к счастью, граф действительно забыл о моем существовании. После женитьбы отца на грязной крестьянке, дочери старой ведьмы, как он презрительно выражался, он полностью с ним порвал. Но отторжение моего отца не имело для меня никакого значения. Я был вполне доволен жизнью в горах, ухаживал за нашим маленьким огородом и отарой овец. Бродил по горам с другими ребятами, играл с ними, дрался. – Ренар, потирая переносицу, печально улыбнулся. – Вот тогда я впервые сломал нос, боролся с Хитрым Тимоном. Маленький, но крепкий мальчуган, но по-честному драться не мог. Но, собственно говоря, никто из нас этим не блистал. Мы были весьма необузданной компанией, дорогуша.
– Могу представить, – заметила Арианн.
Ренар задумался.
– Не думайте обо мне неверно. Жизнь там, в горах, возможно, была нелегкой, порой неумолимо дули свирепые ветры. Но знания старой Люси о земле, о старинном искусстве гарантировали безбедную жизнь. Жили хорошо, пристойно и просто, пока…
– Пока? – мягко подсказала Арианн, когда он помедлил.
Глаза Ренара опять потемнели.
– Пока в один прекрасный день у деда не кончились наследники. Они умерли один за одним, и единственным оставшимся кровным родственником стал внук ведьмы, нескладный деревенский паренек. Так что в лето моего шестнадцатого года он приехал забрать меня к себе.
Ренар, помолчав, отхлебнул вина:
– Я ему противился. В конечном счете, я даже не был знаком со старым него… – Скорчив виноватую гримасу, Ренар поправился: – Прошу прощения, сеньора. Я даже не был знаком со своим дедом и не имел никакого желания стать месье графом. Все, чего я желал, – это клочок земли в горах, хижина с хорошим каменным очагом и перовая постель. Место, где можно содержать отару овец и кучу шумных детишек, и чтобы рядом была крепкая веселая жена. Я уже был влюблен в хорошенькую дочку мельника. Мартина Дюпре была пухленькая, симпатичная, с васильковыми глазами и пшеничными волосами.
Голос Ренара смягчился. Слушая это описание, Арианн без труда представила более грубоватый вариант Габриэль. Потрогала кончики своих волос, испытав странный укол ревности.
– Вы… вы были помолвлены с этой девушкой?
– Да, но месье графа не интересовало мое желание, как он изящно выразился, бегать за деревенской потаскухой, – нахмурился Ренар. – Он привел коня, приказал садиться, не дав даже попрощаться с Мартиной. Когда же я сказал, чтобы он пошел к… э-э, то есть отказался ехать к нему, дед увез меня силой. Так мне сломали нос второй раз, а может, третий? Я дрался как черт, но меня выволокли из бабушкиной хижины, и так началась схватка характеров. Дед пытался сделать из меня, как он говорил, настоящего Довилля. Я же делал все возможное, чтобы плюнуть ему в рожу и удрать. Убегал, но меня ловили и били.
– О, как он мог? – воскликнула Арианн.
Она знала, что старый граф бывал жестоким, но так обращаться с собственным внуком…
Ренар потрепал ее по руке и улыбнулся.
– Пусть моя история вас не расстраивает. Шкура у меня такая же крепкая, как и голова. Эти порки лишь придавали мне упрямства, пока в один прекрасный день я не убежал совсем и добрался до своих гор. К тому времени, когда я рухнул у порога Люси, я был нищим оборвышем. Даже с вашим хладнокровием и мужеством вы бы содрогнулись от отвращения.
Комплимент заставил ее покраснеть.
– Люси приняла меня, накормила, вымыла мои израненные ноги, а потом… потом сказала, что больше помогать не будет и я должен вернуться к деду. В действительности она уже послала за ним. Для меня… это было неожиданностью. – Ренар стиснул пальцами бокал. – Я полагался на Люси. Был уверен, что она поможет мне избавиться от него, поможет мне бороться.
– Ваша бабушка была всего лишь одинокой старой женщиной, – убеждала Арианн. – Что она могла противопоставить воле такого могущественного вельможи, как ваш дед?
– Люси не стала бы мне помогать, если бы даже могла, – с горечью заметил Ренар. – Она настойчиво утверждала, что моя судьба – стать графом де Ренаром. Еще одним даром Люси, или так она утверждала, была способность, глядя на огонь, угадывать картины будущего. Вы верите в такую проницательность?
– Моя мать не придавала этому большого значения. Она говорила, что в большинстве случаев такие видения являются плодом воображения или настолько неясны, что могут быть истолкованы, как пожелает провидец. Тем не менее у Мири часто бывают необъяснимые треножные сновидения, кошмары, которые, кажется, предвещают зловещие события.
– Люси полностью верила своим видениям, хотя временами я подозревал, что она хотела, чтобы сбылись ее предсказания, и делала все, чтобы они сбылись. В конечном счете, именно она помогла моей матери завоевать любовь графского сына. Я, дурак, не понял этого раньше, но самым заветным желанием бабушки было увидеть меня нынешним благородным могущественным аристократом.
– Можете ли вы осуждать ее за это? – спросила Арианн. – Вы же сами видели, как тяжела жизнь крестьянина. Неудивительно, что бабушка желала вам лучшей жизни.
– Но это были ее желания, а не мои, и я ей этого никогда не прощал.
И все еще не простил. Она это видела по затаившейся в глазах многолетней обиде, когда он продолжал:
– Особенно когда я узнал, что она сделала так, что мою Мартину в мое отсутствие выдадут за другого человека.
Его Мартину. Если бы не вмешательство бабушки, Ренар давно был бы женат и где-то в диких горах растил кучу детей. Их пути в тот день в лесу никогда бы не пересеклись. Это почему-то даже трудно было представить.
– Сильно страдали? – спросила она.
Ренар пожал плечами.
– Когда молод, душа заживает довольно быстро. Когда тебе всего шестнадцать, куда легче открыть для себя безрассудство любви и понять, что еще есть время и можно оставшуюся жизнь прожить более разумно. Но утрата Мартины лишила меня боевого настроя. Когда дед приехал за мной, я навсегда повернулся спиной к горам и Люси и попытался приспособиться к его миру. Однако я не мог, как следует ездить верхом, не владел шпагой, не умел, как надо, щеголять в камзоле и плаще. Трудно влезть в сапоги, когда ноги у тебя размером с наковальню. Арианн невольно улыбнулась.
– Вам надо было видеть, как я был вынужден впервые присутствовать на маскараде и участвовать в турнире. Нет, хорошо, что вас там не было, потому что это было печальное зрелище. Я махал шпагой, как мясник, старающийся отрубить бок мясной туши, и был без труда обезоружен. Я притворился, что сдался, но, когда мой противник потерял бдительность, бросился на него, схватил за руку и уложил первым ударом кулаком. Потом торжествующе взмахнул руками. – Он сухо усмехнулся. – К сожалению, вместо ожидавшихся мною аплодисментов, раздались насмешки и свист. Дед, побагровев от злости, заявил, что я опозорил фамилию Довиллей. Каким же болваном я был, даже не представляя, что сделал не так, не имел ни малейшего представления о всех этих тонкостях турнирных правил, вежливостях поединка. Какая может быть вежливость в единоборстве? Когда я дерусь, то дерусь, чтобы победить. Когда играю, то играю, чтобы выиграть. Полагаю, все это я усвоил в грубых деревенских играх, когда учился беречь свой бедный нос от Хитрого Тимона.
Ренар улыбнулся, глядя на Арианн, но та не ответила. Она чувствовала, что за его шутливыми воспоминаниями скрывалась вся боль, все унижения, что испытал тот неотесанный паренек. Заметив ее полный сочувствия взгляд, он смущенно опустил глаза.
– Боюсь, вам все-таки удалось немного подпоить меня. Не помню, когда в последний раз столько болтал, нагоняя скуку на прекрасную даму.
– Мне нескучно, – тихо заверила она. – Пожалуйста, продолжайте.
Будь рядом кто-нибудь другой, он бы отказался. Но эти спокойные глаза Арианн. У каждой знахарки, какую он когда-либо знал, были похожие неотразимые глаза. Однако у старой Люси они были более проницательными, требовательными, а у Арианн – кроткими, спокойными, ничего не спрашивали и… спрашивали обо всем. Одно это не позволяло ей лгать.
Ренар виновато заерзал на стуле и еще хлебнул вина.
– Должен сказать еще кое-что, милочка. Когда дед отчаялся выучить меня чему-нибудь сам, он выпроводил меня в Париж, надеясь, что там я приобрету какой-то лоск. Если даже ничего не выйдет, то это хотя бы разведет нас, дабы мы не поубивали друг друга, что вполне могло случиться, если бы мы оставались под одной крышей.
– В таком случае расскажите мне про Париж.
– А вы что, никогда там не бывали?
– Пару раз, совсем маленькой. Отец держал там дом. Ему очень нравилось жить в городе и бывать при дворе. Но матери и особенно детям было неинтересно.
– Представляю почему. Французский двор кишел предательством, интригами. Особенно в то время.
– Д-да. – Арианн упорно разглядывала салфетку на коленях, но Ренар успел поймать блеснувший взгляд и уловить, что – или, точнее, кто – нарушал покой на острове Фэр.
«О, дорогуша. Что вы такое сделали, чтобы навлечь недоброжелательность Темной Королевы?»
Ренар сомневался, что она скажет ему, даже если он с просит об этом вслух. Она уже закрывала доступ к своим мыслям. Ему лишь оставалось быть наготове, ждать, когда она снова ослабит бдительность.
Складывая салфетку, Арианн снова перевела разговор на него:
– Так что вы делали в Париже? При дворе вы, разумеется, не были?
– Нет, меня послали учиться в университет. Служившим у деда моим наставникам, в конце концов, удалось вдолбить в мою тупую голову основы чтения и письма – единственное достоинство, за которое я благодарен старику.
– Университет… – мечтательно произнесла Арианн. – Я бы так хотела там учиться. Когда-то очень давно знатным женщинам разрешали изучать там медицину.
– Милочка, эти тупицы ничему бы вас не научили. Главным занятием студентов, пожалуй, были необузданные бесчинства, пьянство и распут… э-э, азартные игры. Я преуспевал во всех этих занятиях. Полагаю, что продолжал бы в том же духе, если бы однажды в Париж не приехал Туссен. Он кузен моей бабушки, но я всегда считал его за брата, дядю или отца. Я был страшно рад видеть его, пока не узнал причины его приезда.
Эту часть прошлого Ренару определенно хотелось бы забыть, совсем не трогать. Но Арианн мягко коснулась его руки, и Ренар неохотно продолжил:
– Туссен приехал с известием, что охотники на ведьм прочесывают горы в поисках Люси.
Ренар почувствовал, как напряглась Арианн, и накрыл ее руку своей ладонью.
– Туссен хотел, чтобы я вернулся с ним. Стыдно признаться, но я чуть не отказался – все еще был на нее сердит. Но, в конце концов, поехал с ним. Говорят о предчувствиях, вот и меня охватило ощущение крайней неотложности, которое торопило меня, заставляло ехать быстрее, загонять коня до полусмерти. Однако все оказалось ни к чему…
– Вы опоздали, – догадалась Арианн.
Ренар хмуро кивнул:
– От нашей хижины и от моей бабушки мало что осталось. Только груда мусора и искореженных бревен да выжженная земля.
Арианн вцепилась в его руку, охваченная самыми разными чувствами – ужасом, горем, пониманием.
– Вот потому вы с такой ненавистью ринулись на де Виза. Был ли он одним из тех, кто… кто…
– Нет, – односложно ответил Ренар. – До сегодняшнего дня я не встречал этого негодяя. Для меня все охотники на ведьм одинаковы. А что касается тех, кто сжег мою бабушку, я давно разделался с ними. Единственный огонь, который они теперь будут разжигать, так это в аду.
Глаза Ренара стали такими холодными и жестокими, что Арианн, вздрогнув, отдернула руку. Он натянуто улыбнулся:
– Мысль о моем возмездии вам не по нутру, не так ли? Вам, с вашей добрейшей и всепрощающей душой. Вы даже спасли де Виза после всех злодеяний, которые он намеревался совершить, понапрасну пожертвовали ему свою бесценную магию, Дыхание Жизни. Зачем вы это сделали, Арианн?
– Мать всегда учила меня остерегаться темных сил мщения. Следует исцелять, а не убивать, пытаться спасти жизнь, не дать ей ускользнуть. Потому я и спасла де Виза и… и отчасти ради вас.
– Меня?
– Я не хотела, чтобы и вы не устояли перед силами зла. После всего, что вы для нас сделали, вы оказались бы в куда большей опасности, если бы вас обвинили в убийстве де Виза.
– Тогда бы вы избавились от нас обоих.
– Я не хочу… – Арианн удержалась от продолжения.
Ренар протянул руку, хотел коснуться его щеки, по Арианн испуганно отпрянула. Повернула кольцо на пальце, подумав, не права ли Габриэль, поскольку этот странный талисман каким-то образом усиливает влияние на нее Ренара.
– Расскажите, что было дальше, – попросила она. – После смерти бабушки.
Смирившись с ее отпором, Ренар откинулся на спинку стула:
– После моих действий против охотников на ведьм следовало на время покинуть страну. Дед был этому рад. После гибели Люси наша вражда углубилась. Мне не удалось доказать, но я сильно подозревал, что старый граф приложил руку к тому, чтобы натравить на Люси охотников на ведьм. Он считал, что именно она наслала на него проклятие, поэтому умерли все его другие сыновья и внуки, и наследником оказался я. Мы с дедом расстались, ненавидя друг друга. И каждый из нас поклялся убить другого, если наши пути пересекутся. К счастью, не пересеклись. Я отправился странствовать с Туссеном, дед в отчаянной попытке принялся насиловать молодых женщин, чтобы получить еще одного наследника. Моей ноги не было в Бретани, пока я не получил известие о его смерти. Думаю, вернулся я тогда отчасти из злорадства, что взял верх, отчасти по совету Туссена. Им, похоже, овладела странная фантазия, что из меня получится сносный граф.
– Он прав, – заметила Арианн. – Более подходящий, если вы приложите свой ум. Вы, сеньор, видели много на свете, и не только в мире богатства и власти. Знаете дела и заботы более скромных, простых людей. У вас есть редкая возможность поделиться с жителями вашего имения своим умением, пониманием, состраданием и… и…
– Из меня получился бы отличный граф… при надлежащей жене, – добавил он, овладевая, наконец, ее рукой. – Теперь, когда я столько рассказал вам о себе, я, конечно же, заслуживаю какого-то вознаграждения.
– Что у вас на уме? – с опаской спросила Арианн.
– Выходите за меня. Сегодня.
Арианн рассмеялась:
– Ничего себе вознаграждение за горстку откровений, синьор. Особенно, что одной вещи вы все-таки мне не сказали.
– О? – удивленно прищурился Ренар. – И что же это?
– Почему вы так преисполнены решимости жениться на мне?
– А-а, это.
То ли ей показалось, то ли на самом деле Ренар с облегчением вздохнул, услышав, что она хотела знать.
– В конечном счете, вы не делаете вид, что влюблены в меня. Не более чем я, – поспешила добавить Арианн.
– Нет, мы оба слишком разумны для этого. И все же, кажется, существует какая-то непонятная сила, влекущая нас друг к другу. Думаю, что вы чувствуете то же самое, дорогуша. Какой-то необъяснимый рок.
Рок? Арианн нахмурилась, ее пронзила непрошеная мысль.
– О, пожалуйста, Ренар. Только не говорите мне, что… что я отчасти вошла в предсказание старой Люси о вашем будущем.
Ренар, улыбаясь, произнес:
«В один прекрасный день, Жюстис, ты заблудишься. Заблудишься как никогда раньше. И выйдешь на женщину со спокойными глазами. И она будет той, кто благополучно выведет тебя. Твоя судьба».
– О господи, – тяжело вздохнула Арианн. – Какая чепуха.
– Но ведь другие предсказания Люси сбывались. И теперь я граф Ренар.
– Верно, но вы говорили, что она помогла это устроить. Кроме того, если ее предсказание верно, то я уже исполнила его – вывела вас из леса. Мое участие в вашей судьбе состоялось.
– Не совсем, – тихо произнес Ренар, поднося к губам ее руку с таким страстным взглядом, что она вздрогнула.
Он снова принялся за ухаживания, его прячущиеся под ресницами глаза слишком пристально разглядывали ее лицо. Арианн чувствовала себя спокойнее, когда он просто сидел за столом, открытый, искренний, откровенный. Стараясь сохранить хладнокровие, она освободила руку.
– Осталось только одно место, до которого я вас могла бы проводить. До вашего коня. Уже поздновато.
– Неужели вы выставите меня под грозу, милочка?
– Дождь почти перестал.
Арианн встала из-за стола. При этом ее салфетка съехала на пол. Она наклонилась ее поднять, к несчастью, одновременно с Ренаром. Они стукнулись головами, да так, что она, еле удержавшись на ногах, отшатнулась назад.
– О-о! – Потирая лоб, девушка выпрямилась. В голове звенело, в глазах мелькали искры.
Видно, и Ренар чувствовал себя так же.
– Знаете ли, милочка, – недовольно произнес он, – вообще-то принято, чтобы даже сильная и разумная женщина время от времени позволяла мужчине такую пустячную услугу, как поднять салфетку.
– П-простите.
– Все ли в порядке? Я же вас предупреждал: у меня необычайно крепкая голова. – Он отвел ее руки, чтобы самому осмотреть ее висок. – Моя гордая независимая Арианн! Трудно было сегодня прибегнуть к кольцу, чтобы меня вызвать?
– Самое трудное из того, что мне приходилось делать, – призналась она. – И не потому, что я сомневалась в волшебной силе кольца или из-за своего недоверия к нашей договоренности. А потому, что я – Хозяйка острова Фэр. На мне лежит ответственность за благополучие и безопасность этого острова. Но когда явились охотники на ведьм, я была не в состоянии ничего предпринять. Вы были единственным, кто, рискуя жизнью, мог спасти его обитателей.
– Я своей шпагой разбил несколько голов, но вы, помогая этим людям, рискуете постоянно. На вас лежит бремя забот о сестрах, обитателях острова, любом чужеземце, который, случайно оказываясь здесь, нуждается в вашей помощи. И все это вы стараетесь сделать сама. Я хочу, чтобы вы достаточно доверились мне и позволили помочь вам.
Арианн тоже хотелось этого, когда он обращался к ней вот так, с открытым и теплым взглядом, ласково обнимая ее уверенной надежной рукой. Она не пыталась сопротивляться, когда его мягкие губы медленно прильнули к ее губам.
В сознании промелькнули слабые отзвуки недавнего предупреждения Габриэль, но другая, менее благоразумная половинка прошептала: «Это всего лишь поцелуй».
Прежде чем она осознала, его рука обвилась вокруг ее талии, тесно прижав ее к себе. В слабой попытке отстраниться она подняла руку. Но, продолжая поцелуй, он подставил свою ладонь, и кольца коснулись друг друга.
Произошло нечто невероятное. Кольцо на пальце словно разогрелось, посылая тепло по всему телу. Подобно тонким стеклянным нитям, оно проникало всюду, лишая рассудка, способности владеть собой.
Руки их переплелись, кольца намертво сомкнулись, Арианн отвечала исступленными поцелуями. Она даже не думала остановить его, когда он принялся искать застежки ее платья, и настойчиво тянула за его камзол. Губы, ни на миг не размыкаясь, слились в жадном поцелуе.
Комната пошла кругом, утратила очертания и исчезла в огненном тумане. В его руках девушка никогда не чувствовала себя так свободно и удобно. Тепло и сила его мускулистого тела вливались в нее солнечным светом, ее груди прижимались к грубым золотистым волоскам на груди Ренара. Она откинула голову назад, и его губы ласкали ее шею, а руки отдавали свое тепло.
Она так долго была одинокой. До этого момента, когда их пальцы сплелись, а кольца почти высекали искры и металл, казалось, плавился и горел, переплавляясь в одно кольцо, она вряд ли осознавала, насколько долго.
Арианн прильнула к Ренару, чуть не плача от страстного желания прижаться еще теснее, слиться воедино, как только возможно между мужчиной и женщиной. Одна душа, одно тело. Она чувствовала себя открытой первозданному жару, глубокому и могущественному, обещавшему больше, чем чувственная страсть, – укрытие от всех бурь, от всех темных королев, всех охотников на ведьм в этом мире.
И это, пожалуй, было самым опасным соблазном из всех. Обещание вечно защищать и беречь ее. Все, что для этого требовалось, это… отдаться.
«Женщина отдает мужчине часть себя и не может взять ее обратно».
Предупреждение Габриэль еще отчетливее отдалось в сознании. Если бы Ренар повлек ее к постели, ей хватило бы воли оказать сопротивление.
Она, тяжело дыша, отшатнулась назад. Огонь внутри нее утихал, комната стала обретать свои очертания. Краснея от смущения, она сложила руки на груди, пытаясь прикрыть наготу.
Наготу? Арианн недоуменно заморгала – пальцы легли на мягкий шелк платья. Опустив глаза, она ошеломленно обнаружила, что платье даже не помято. Она была полностью одета.
Ренар часто и глубоко дышал и тоже выглядел несколько ошеломленным. Поднял руку, разглядывая кольцо.
Арианн бросила взгляд на свое. Металл все еще оставался странно теплым.
– Что… что произошло? – охрипшим голосом спросила она.
– Не могу понять. Но думаю, что, когда мы коснулись руками и кольцами, похоже… похоже, наши мысли слились воедино, усилив все наши стремления и представления, тайные страсти и желания.
– Выходит, мы чуть не занялись любовью… в наших головах? – воскликнула Арианн.
Она в смятении уставилась на кольцо. Трепеща от страха, почти оторвала палец в отчаянном усилии снять металлическую ленту. Швырнула кольцо на стол и, все еще дрожа, отступила назад.
Ренар уже достаточно пришел в себя, чтобы ее успокаивать.
– Милая, пожалуйста, не пугайся. Признаюсь, что это немножко обескуражило и меня…
– Мне в жизни достаточно много угрожали – сборщики налогов, нежелательные поклонники и охотники на ведьм. Но, по крайней мере, за свою голову я никогда не боялась. Почему вы не предупредили меня, что кольца, если их соединить, способны на подобные вещи?
– Я сам этого не знал.
Арианн посмотрела на него с глубоким недоверием.
– Но вы определенно не замедлили воспользоваться этим свойством, как только его обнаружили, – обвинила его она. – Соблазняя меня посредством… посредством собственных необузданных фантазий.
– Все эти пылкие мысли исходили не только от меня, – язвительно возразил Ренар.
Лицо Арианн пылало. Она плотно охватила себя руками. И все же понимала, что боится, прежде всего, себя, обуреваемую страстями, непредсказуемую часть своей души, о существовании которой она едва ли подозревала до сегодняшней ночи.
Ренар шагнул к ней и мягко взял ее руки в свои.
– Милая, не стоит так терзаться и смущаться по поводу того, что произошло. Как Дочь Земли, вы должны знать, что стремление к спариванию – самая естественная вещь в мире. Почему это так вас пугает?
«Потому что не хочу закончить, как мама, с разбитым сердцем из-за неверного мужа. Или, еще хуже, как Габриэль, уязвленная, ожесточенная, утратить свою магию», – в отчаянии подумала Арианн.
– Но я не насильник или изменник. Со мной ваш волшебный мир будет в надежных руках, – ответил Ренар, будто она произнесла свои мысли вслух.
Арианн вздрогнула, затем со стоном попыталась вырваться из его рук.
– Ренар, прекратите. Перестаньте вторгаться в мои мысли.
– Тогда прикажите своим глазам не говорить со мной, – ответил он, легко целуя ее в лоб. – Почему бы нам не положить конец этой глупой игре? Забудьте о кольцах и договоренностях и выходите за меня.
– Правила нашей игры установили вы, а не я. Я воспользовалась кольцом лишь раз и больше не намерена прибегать к нему. – Она устало провела рукой по лбу. – А теперь очень поздно, и я так устала… и так запуталась. Если хотите остаться до утра, я предоставлю вам постель. Только не свою.
Ренар долго смотрел на нее, в его глазах читались и сожаление, и раскаяние, и разочарование.
– Нет, пожалуй, мне лучше уехать, – спокойно произнес он. – Но пока не буду уверен, что опасности нет, я намерен находиться неподалеку.
Он взял со стола кольцо и вложил его обратно в ее ладонь. И ушел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темная королева - Кэррол Сьюзен



Девчонки! Читала все 4 книги этого романа. Первая часть - самая интересная (для любителей жанра), вторую часть "Куртизанка" тоже можно читать, но впечатления уже не те, а 3-я и 4-я - так себе. Кэррол Сьюзен не плохо пишет и в общем все книги у нее хорошие! Поскольку никто комментарии не оставлял решила высказаться. ))))
Темная королева - Кэррол СьюзенЛана
26.07.2014, 12.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100