Читать онлайн Темная королева, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темная королева - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темная королева - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темная королева - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Темная королева

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

Порт-Kopcap нежился под полуденным солнцем, дома и лавки радовали веселыми фасадами, деревянные части, окрашенные в яркие цвета – красные, синие, зеленые, – сияли. Утренние покупки уже сделаны, и большинство островных женушек обратились к другим делам: стирали, выколачивали половики, пололи на огородах.
Весь остров выглядел таким тихим, спокойным, что все ночные страхи показались Арианн нелепыми. Сойдя с деревенской телеги, которая подбросила ее в город, она со стыдом вспоминала о ночных делах, о том, что пыталась нарушить покой матери, занимаясь не своим делом – черной магией.
Действительно ли ей удалось вызвать дух Евангелины или же это была лишь игра ее воображения? Арианн ломала голову над тем, что означали последние, затухающие слова матери… «Ты должна полагаться на…»
Было похоже на то, что мать часто повторяла ей: «Ты весьма благоразумна, Арианн. Поэтому должна всегда полагаться на собственный здравый смысл». Отныне она, Арианн, будет сильной и мудрой женщиной, как и подобает Хозяйке острова Фэр.
С утра она первым делом собиралась разыскать графа Ренара. Мальчик с конюшни утром вернул в Бель-Хейвен пони и передал привет от месье графа. Когда Арианн спросила, не уехал ли еще Ренар с острова, мальчик заверил, что месье не уезжал.
Телега загромыхала прочь, а Арианн, перекинув через руку корзинку для покупок, направилась к «Чужеземному путнику». Хотя в висках все еще стучало, теперь она лучше владела собой. Она хотела выведать у Ренара всю правду относительно его темного прошлого и причин его намерения жениться на ней. И если он станет уклоняться от ответа, она снимет перстень, вернет ему и твердо заявит, что их договоренность закончилась.
Но, когда она решительно шагнула в пивной зал и справилась о графе, ее встретило неприятное известие, что Ренара нет. Он ушел в город, и никто не знал, когда он вернется.
Арианн изо всех сил старалась скрыть досаду. Не потому что она жаждала увидеть Ренара. Ей просто хотелось покончить с этим противоборством, пока хватало смелости и решимости.
Оставив графу записку с просьбой после полудня заглянуть в Бель-Хейвен, Арианн зашагала в направлении главной улицы. Многим лавкам, опирающимся одна на другую, было почти по сто лет. Низ горизонтальных ставен опускался, образуя прилавки с выставленными изделиями, а верхние служили навесами. Через открытые окна можно было видеть трудившихся в поте лица подмастерьев и мастеров. Или мастериц.
Многие ремесленники были вдовами или дочерьми, продолжавшими ремесло мужей и отцов, другие были незамужними, которые нашли на острове Фэр необычное, единственное в своем роде место, где женщины могли иметь какую-нибудь профессию, а не только быть женой или проституткой. Встречая на улице Арианн, многие тепло ее приветствовали.
Как всегда, ее радовали любовь и уважение обитателей острова Фэр, но на приветствия она отвечала несколько рассеянно. Пройдя улицу из конца в конец и, нигде не увидев Ренара, она была удивлена, что это страшно ее разочаровало.
Наконец Арианн дошла до приземистой хижины, которая мало гармонировала с другими, более высокими зданиями. На скрипевшей на ветру вывеске были изображены три позолоченные пилюли, оповещавшие, что это аптекарское заведение. По крайней мере, так отваживалась называть свою лавку мадам Жеан. Но своими всклокоченными седыми волосами и бородавкой на подбородке она вполне соответствовала образу, который большинство жителей материка назвали бы обличьем ведьмы.
Мадам Жеан сполна использовала это обстоятельство, наладив оживленную торговлю приворотными зельями и снадобьями, повышающими мужскую потенцию, пользующимися спросом у доверчивых матросов. Аделаида Жеан и в действительности была колдуньей, довольно искусной в этом древнем ремесле. У нее наверняка имелись порошки, которые были бы полезны для разгадывания тайны перчаток и приготовления лекарств капитану Реми.
Кроме того, что мадам Жеан была опытной травницей, она также славилась, как мастерица рассказывать занимательные истории. В ее лавке всегда было полно местных ребятишек, требовавших ее сказок. Арианн с сестрами, когда были маленькими, не являлись исключением. Девушка помнила, с каким нетерпением они предвкушали эти походы в аптеку. Пока мама делала покупки, они зачарованно слушали истории мадам Жеан.
Габриэль особенно нравились рассказы о леденящих кровь похождениях легендарной Мелюзины. Когда мадам Жеан заводила речь о злодеяниях ведьмы, ее голос всегда опускался до зловещего шепота.
«На вид Мелюзина была просто красавица, но сердце ее было холоднее, чем вода на дне самого темного колодца. Видите ли, она задумала, чтобы Францией правили Дочери Земли. Не мужчины или короли.
– А что в этом плохого? – раздавался тоненький голосок Габриэль. – Мне кажется, это здорово.
– А-а, моя милая, Мелюзина-то намеревалась осуществить задуманное самым жестоким, самым дурным образом. Она стремилась поставить на колени знатных господ, напав на их земли, погубив их урожай, наведя порчу на скот.
– Даже… на маленьких ягняток? – дрожащим голосом спрашивала Мири, сердито тараща глаза.
– О-о, особенно на бедненьких ягнят, лапочка. Страшно подумать, что делала с ними эта отвратительная Мелюзина».
И мадам Жеан принималась дергаться, жалобно блеять, высовывать язык, изображая овечку, мучающуюся в предсмертной агонии.
С глазами, полными слез, Мири, дрожа, прятала личико в юбках Арианн. В этот момент вмешивалась Евангелина Шене, мягко, но, решительно предлагая мадам Жеан остановиться, чтобы ее девочек потом не мучили кошмары.
Хотя страшные истории мадам Жеан сводили их с ума, вспоминала Арианн, и она и сестры снова и снова умоляли старуху рассказать еще. Ничто не удерживало местных детишек от такого захватывающего времяпрепровождения и позднее.
Но когда Арианн зашла в лавку, в тот день там никого не было, кроме самой старухи. Она сделала заказ, мадам Жеан кивнула и достала с далеко не пустующих полок несколько склянок. Она никогда не задавала лишних вопросов. Именно это многие ценили в старой женщине, когда приходилось иметь с ней дело – она умела держать язык за зубами.
Укладывая в корзинку Арианн склянки, старуха вежливо поинтересовалась:
– Голубушка, как ваши милые сестренки?
– Э-э… неплохо, – ответила Арианн, хотя сама боялась, что ни у Габриэль, ни у Мири не все так, как надо. Мири после ночного кошмара утром была бледной, замкнутой, не притронулась к завтраку. Сразу исчезла в скотном дворе искать утешения у своих животных. Что до Габриэль, та держалась холодно и отчужденно, обрывая все упоминания о разговоре предыдущей ночью. Но, несмотря на холодную манеру сестры, Арианн видела, что глаза ее затуманены печалью.
Расплачиваясь за покупки, вкладывая в морщинистую руку мадам Жеан несколько монет, Арианн почувствовала на себе ее проницательный взгляд.
– Что всем вам троим нужно, так это немножко любви, дюжего молодого любовника.
Арианн сердито сверкнула глазами – она уже слышала все это раньше. Мадам Жеан изрекала сию истину всякий раз, когда Арианн бывала в лавке.
– Вот что, мадам, – проворчала Арианн. – Надеюсь, вы не пытаетесь продать мне одно из ваших приворотных зелий.
– Сказала бы, что нет. Только представьте, что я навязываю такую ерунду Хозяйке острова Фэр. Я лишь хочу сказать, что по ночам постель женщины бывает унылым местом, если ее не согревает мужчина. Уж мне-то не знать. Я пережила четырех мужей, упокой Господь их души.
– Четырех?! – удивленно воскликнула Арианн.
Она знала, что аптекарша была вдовой, но никогда не догадывалась, что у нее было столько мужей.
– Ага, и все были мужчины что надо. Думаю, это я их всех довела. Но обожала всех до одного.
– Так… так много любовей, – не удержалась Арианн.
Мадам с чувством вздохнула:
– Ага, не отказалась бы и от пятого, если бы, скажем, в лавку забрел подходящий мужчина, какой-нибудь напористый малый, легкий на шутку, с проворными руками и шустрыми глазами.
Старуха, приподняв пальцем подбородок Арианн, с нежностью поглядела в ее глаза.
– Боюсь, никогда не видать тебе легкой любви, но когда влюбишься, то крепко, глубоко и навсегда. И отдашь свое сердце только раз, как твоя славная мама.
«И, как у мамы, все, вполне возможно, закончится разбитым сердцем». Арианн несогласно затрясла головой.
– Не намерена никому отдавать сердце. У меня слишком много дел как у Хозяйки острова Фэр, чтобы искать себе любовника.
– Может быть, он сам тебя найдет, – лукаво подсказала старуха. – Я слыхала, что на остров вернулся граф Ренар.
– Вернулся, – как можно равнодушнее подтвердила Арианн.
– Вот тебе и мужчина. Просто богатырь, да и не дурак. Может, не красавец, но лично я всегда предпочитала, чтобы у мужчины наряду со сносной физиономией было немножко и от беса-искусителя.
– У того, пожалуй, слишком много, – отметила Арианн. – Мадам, у вас такой богатый опыт в отношении мужчин. Не встречался ли вам такой, кто владел бы старинными средствами? Колдовским искусством?
Старуха озорно подморгнула.
– Ну, скажем, мой третий под одеялом был просто кудесником.
Арианн криво усмехнулась, но продолжала настаивать:
– Серьезно, мадам, о нынешнем графе ходят разные нехорошие слухи. Вроде бы он отъявленный злодей, чего только не замышляющий.
Мадам Жеан пожала плечами:
– Так выходи за него и удержи от напасти.
– Сомневаюсь, что мне это по силам. Я даже не могу читать в его глазах. Никогда не знаешь, что у него на уме.
– О, наверное, то же, что и у большинства мужчин: когда сможет затащить тебя в постель и что будет на обед.
Арианн неожиданно представила Ренара у себя под одеялом, подтянутого, крепкого и… голого. Чувствуя, что краснеет, она глубоко вздохнула.
– Есть и другие способы узнать, что у человека на уме, – заметила мадам Жеан.
Порывшись под прилавком, она достала маленькую склянку с жидкостью цвета ржавчины. Арианн удивленно подняла брови. Мадам наклонилась и заговорщически произнесла:
– L'essence de verite.
– Настойка правдивости? – воскликнула Арианн. Мадам кивнула:
– Когда не помогает чтение по глазам, это лучшее средство. Несколько капель в вино месье графа, и гарантирую, что расскажет тебе все, что ты хочешь. Мне приходилось часто пользоваться этим зельем, когда жила со вторым мужем, такой был плут.
Арианн, заинтригованно, но, смущаясь, потрогала склянку.
– Но, мадам, это… это черная магия.
– Никакой черной магии, милочка, – успокаивала ее мадам, – ну, чуток сероватая.
– Мама считала темной магией все, что оказывает тайное воздействие на ум человека или ставит под угрозу его свободную волю.
– Твоя мама, да благословит ее Господь, была слишком святой, слишком хорошей для этого мира. – Мадам Жеан вложила склянку в руку Арианн. – Бери снадобье и испытай его на своем молодом человеке, милочка. Это подарок от меня.
Арианн не отрывала глаз от бутылочки и какое-то мгновение испытывала страшный соблазн. В руках ее была вещь, которая наконец могла дать ей преимущество над Ренаром.
Но Арианн знала, что Евангелина Шене не одобрила бы такой способ. Весьма плохо уже то, что она делала прошлой ночью, вторгалась в запретную область некромантии.
Глубоко вздохнув, Арианн вернула склянку мадам Жеан.
– Благодарю вас, мадам, не надо. Признаю, что очень хотелось бы многое узнать о Ренаре, но я буду придерживаться более открытых способов.
Мадам Жеан пожала плечами:
– Как угодно, милочка. Остается надеяться, что месье граф будет вести такую же честную игру.
Глубоко сомневаясь на этот счет, Арианн потрогала перстень. Поглядев, как мадам Жеан снова прячет склянку, она попрощалась и поспешила покинуть лавку, избавляя себя от лишних соблазнов.
Выйдя на залитую солнцем улицу, она лицом к лицу столкнулась с месье Тайлебуа. Тот удивленно чертыхнулся. Арианн отшатнулась, чуть не упав, но его тощие руки вовремя поддержали ее.
Арианн устояла на ногах, однако при одном виде коммерсанта сердце ее ушло в пятки. Это был рослый мужчина, черноволосый, узконосый, с широкими скулами. Большинство женщин находили его красивым, да и Арианн полагала, что он по-своему недурен собой, хотя жидковат фигурой и весьма надменен. Накинутое на хрупкие плечи отделанное мехом одеяние красноречиво свидетельствовало, что он очень богатый горожанин. Улыбка была ласковой, но взгляд всегда казался Арианн таким же суровым и безжалостным, как и его дело.
– Месье Тайлебуа, прошу прощения, – вымученно улыбаясь, произнесла Арианн. – Боюсь, что засмотрелась по сторонам.
– Не стоит извинения, госпожа Шене. Для меня всегда большое удовольствие видеть вас, даже когда вы наступаете мне на ноги, – попытался пошутить Тайлебуа, но в отличие от Ренара он был чересчур чопорен для такого дела. – В последнее время вы редко удостаиваете материк своим присутствием.
Что это, слабый намек на?.. Его пальцы задержались на ее плече, и Арианн пришлось увернуться. Она почувствовала, что начинает краснеть. Возможно, месье Тайлебуа вправе выражать недовольство: Арианн упорно избегала его.
– Сожалею, месье. В Бель-Хейвен столько… столько дел. Была очень занята, но собиралась поговорить с вами о расписке моего отца.
– Не стоит утруждать себя, мадемуазель, – возразил Тайлебуа. – Хотя должен признать, что давно ожидал возврата долга.
– Ну, я уверена, что отец когда-то вернется…
– У меня нет желания разрушать ваши надежды, но многие плававшие в Бразилию, как известно, укладывались в полгода. Шевалье Шене нет уже два года. Можно начать предполагать худшее.
– Если вы считали предприятие моего отца таким рискованным, удивительно, что вы ссудили под него капитал. – Однако когда Тайлебуа нахмурил брови, она поспешила сменить тон: – Прошу прощения, месье. Но я пока не оставила надежды на возвращение отца, и если бы вы были так великодушны и дали мне еще немного времени…
– Я мог бы быть очень великодушным, – прервал ее Тайлебуа, касаясь ладонью ее руки. – Думаю, что я довольно ясно дал понять, что о долге можно полностью забыть, если только вы…
– Вышла за вас замуж, иначе вы начнете против меня судебный процесс?
– Арианн, – мягко упрекнул он. – Лишь потому, что я очень беспокоюсь о вашем благополучии. Дорогая, я так вас люблю. Если бы только вы позволили мне доказать это.
Тайлебуа наклонился поближе. Обычно Арианн положила бы конец такой дерзости, но на этот раз на удивление отрешенно смотрела, что будет дальше. Он не вызывал физического отвращения, и она с явным любопытством разглядывала мягкие очертания его губ. Она подумала о прошлой ночи, о своей ошеломительной реакции на поцелуй Ренара и снова задавалась вопросом, не могло ли все это произойти просто из-за нехватки опыта.
В результате, вместо того чтобы вырываться, она заставила себя остаться неподвижной. Тайлебуа от удивления и удовлетворения такой неожиданной податливостью вытаращил глаза. Наклонившись еще ниже, он прильнул губами к ее губам. Арианн ощутила их тепло, только и всего.
Довольный собой, Тайлебуа откинулся назад. Арианн подумала, что он вряд ли заметил, что поцелуй остался безответным. Ренар никогда бы не довольствовался такой пассивной реакцией.
– Дорогая Арианн… – начал было Тайлебуа, но тут же осекся и странно, с хрипом, глотнул воздуха.
Металлический скрежет заставил вздрогнуть и Арианн. Ей даже захотелось закрыть уши. Она оглянулась, ища источник шума.
Прислонившись к ограде лавки мадам Жеан, лениво затачивал длинную шпагу граф Ренар. О том, как долго он находился там и что из ее разговора с Тайлебуа слышал, Арианн не имела ни малейшего представления. «Наверняка достаточно долго, чтобы быть свидетелем их поцелуя», – с пылающим от смятения лицом подумала Арианн. Вот проклятый. Как это похоже на него – появляться в самый неподходящий момент.
Месье Тайлебуа выглядел смущенным не меньше ее. Один Ренар казался невозмутимым. Он демонстративно разглядывал сталь, удовлетворенно кивал, пробуя на палец остроту оружия. Оттолкнувшись от ограды, он обычной ленивой походкой неторопливо двинулся к Арианн. Он улыбался, но глаза его недобро блестели.
– Добрый день, госпожа Шене. Прекрасный денек для покупок, не правда ли?
– А-а, да… я… – пролепетала Арианн.
Вообще-то какое ему дело, с кем она целуется? И все же она подавленно думала, что он так не считает.
Положив эфес на ладонь, Ренар продемонстрировал грозное оружие.
– Заметьте, какая блестящая работа, особенно на лезвии. Кто бы мог подумать, что найду такое великолепное оружие на вашем крошечном островке? И к тому же изготовлено женщиной. Госпожа Палето, кроме того, делает прекрасные иголки и булавки.
– Да, я… знаю, – ответила Арианн.
– В наши дни большинство мужчин предпочитают рапиру, но, чтобы должным образом отсечь голову или другую часть тела, которую сочтешь вызывающей неудобство, нет ничего лучше старомодного плоского клинка, – добавил Ренар, многозначительно глядя на ладонь Тайлебуа, все еще лежащую на руке Арианн.
Он подошел ближе, и коммерсант поспешно отдернул руку.
– А ваше мнение, месье? – спросил Ренар. – Не думаете ли вы, что это отличное оружие?
– Меня шпаги мало интересуют.
– Какая жалость, месье…
– Тайлебуа, – холодно поклонился тот. – Андре Тайлебуа.
– А-а, известный ростовщик.
– Вовсе нет. Я не ростовщик, – негодуя, отпарировал Тайлебуа. – Считаю себя коммерческим банкиром.
– Тонкое различие, месье. Бьюсь об заклад, что сборщик налогов предпочитает считать себя скорее государственным служащим, нежели вором.
Тайлебуа затрясся от возмущения. Арианн поспешила вмешаться:
– Вы не должны принимать всерьез месье графа. Он большой шутник. Э-э… вы незнакомы с графом де Ренаром?
– Нет, но слыхал. – Тайлебуа попытался изобразить насмешливую улыбку. – Репутация семейства Довиллей его обгоняет.
У Ренара еле заметно дрогнули губы. Арианн была уверена, что это заметила лишь она. Ей почему-то захотелось броситься ему на помощь.
Нельзя сказать, что Ренар в этом нуждался. Он высился над Тайлебуа, угрожающе опустив тяжелые веки.
– Рад, что вы обо мне слышали, месье. Это экономит много времени. Тогда вы должны знать, что я тот человек, который намерен жениться на госпоже Шене.
– Ренар!
Протест Арианн не был услышан. Продолжая улыбаться, Ренар двинулся на Тайлебуа. Правда, трудно сказать, что было страшнее: клинок в руке Ренара или блеск в его глазах.
Тайлебуа попытался сохранить поле боя за собой:
– О ваших намерениях известно всему острову, месье. Но вам следовало бы знать, что на руку госпожи Шене есть и другие претенденты.
– Да ну! Кто-нибудь, кого мне надо опасаться? – ласково поинтересовался Ренар.
– Хорошо, я… я… Позвольте мне внести ясность в этот вопрос, месье…
– Нет, позвольте сделать это мне. – Ренар оставил наигранную любезность и поднял шпагу, так что она почти касалась горла Тайлебуа. – Если я когда-нибудь снова увижу, что вы обнимаете мою даму или не отстаете от нее, то вам придется целоваться со сталью. Понятно?
Тайлебуа мучительно старался набраться храбрости и как-то ответить, но, в конце концов, оставил попытку, повернулся на каблуках и помчался по улице, да так, словно за ним гнался сам дьявол.
Вслед ему грохотал смех. Эта сценка собрала зевак, из окон лавок высовывались подмастерья, оставили свои дела домохозяйки и ремесленники. Месье Тайлебуа никогда не был на острове желанным гостем, и изгнание его Ренаром вызвало взрыв восторженных аплодисментов.
Ренар взмахнул шпагой и отвесил зрителям величественный поклон. Арианн же хотелось провалиться сквозь землю. Другая женщина была бы в восторге оттого, что оказалась в центре ссоры двух мужчин, но она лишь пришла в замешательство из-за того, что попала в глупое положение.
Когда Ренар вложил шпагу в ножны, она, глотая слезы, выпалила:
– Ренар, как… как вы могли! У месье Тайлебуа далее не было оружия.
– У настоящего мужчины должно быть, или, по крайней мере, он должен поторопиться его достать, а не удирать.
– Некоторые предпочитают улаживать свои дела более разумным путем, а не затевать драку, подобно уличному хулигану. Месье Тайлебуа – главный кредитор моего отца. Я просто не могу себе позволить оскорбить его.
– Вы не оскорбляли. Оскорблял я. – Ренар мрачно поглядел на нее. – А ваше, мадемуазель, поведение в отношении его было прямо противоположным. Прошлой ночью вы говорили, что у меня нет серьезных соперников.
– Их нет. Это… это… вообще вас не касается. И я вполне способна сама отделаться от своих поклонников.
– Конечно, можете постараться, милочка, – в тон ей ответил он. – Только у вас не очень получилось с этим малым. Какой монетой решили с ним расплачиваться?
Лицо Арианн запылало. Ей уже и без того было достаточно стыдно из-за безрассудного порыва позволить месье Тайлебуа поцеловать себя. Резкие слова Ренара только добавили чувства стыда. Глотая слезы, она повернулась и зашагала прочь.
Краем глаза девушка видела, что зеваки, бросая в ее сторону любопытные взгляды, почтительно расступаются. Услышала, что Ренар зовет ее, но лишь ускорила шаги. Но он без труда нагнал ее у кузницы и увлек за стену подальше от посторонних глаз. Его мощная фигура преграждала ей путь.
Сдерживая наступавшие слезы, она, как щитом, отгородилась от него корзинкой. Она не позволит себе унизиться до плача, особенно после принятого утром твердого решения стать сильнее и благоразумнее. Девушка всегда гордилась своим умением держаться с достоинством. А теперь не прошло и дня, как она успела поцеловаться с двумя мужчинами и к тому же выставила себя на посмешище зевак.
Тут она услышала мягкий голос Ренара.
– Арианн, прошу прощения. С моей стороны было отвратительно говорить вам так о Тайлебуа. Я не хотел… Я… – Он порывисто вздохнул, провел пальцами по волосам.
Арианн изо всех сил старалась сохранить каменное лицо, отказываясь видеть его теплый взгляд, слышать задабривающие нотки в голосе.
– Простите меня. Я мало, что могу сказать в свое оправдание, разве что вы должны согласиться, что случайно увидеть, как его суженая среди бела дня целуется с другим, для любого человека потрясение.
– Я вам не суженая, – оборвала она его. – И… и если я с ним целовалась, то по вашей вине.
– По моей вине? – пораженно переспросил Ренар. Вызывающе вскинув подбородок, она выпалила:
– Из-за вашего поцелуя прошлой ночью. Я… я никак не ожидала. У меня в этих делах так мало опыта. Мне было интересно…
Она умолкла, чувствуя себя, как никогда, по-дурацки. Ренар, не веря своим ушам, удивленно уставился на нее.
– Так вы целовались с месье Тайлебуа, чтобы сравнить его со мной?
Арианн кивнула, потом сникла, готовясь услышать смех Ренара. Однако, хотя в глазах его мелькнуло веселое изумление, он лишь нежно улыбнулся.
– Бедняжка, поцелуи что конфетки. Если они по вкусу, то незачем пробовать все остальные.
Она не успела опомниться, как он выхватил из ее рук корзинку и поставил на траву. Она совсем не пыталась сопротивляться, когда он обвил ее руками, только сердце было готово выскочить из груди. Она в смятении поняла, что часть ее снова желает испытать темную магию губ Ренара.
Ей стоило больших трудов напомнить себе о собственном обете не дать Ренару сбить себя с толку, пока не получит ответы на волнующие ее вопросы, касающиеся этого человека. В последний момент она отвернулась, так что его губы лишь скользнули по щеке.
– О, не сердитесь, Арианн, – шептал Ренар. – Прошу прощения, если вызвал неудовольствие, дав Тайлебуа понять, чтобы он держался подальше. Но при виде, как этот подлец дает волю рукам, у меня по коже побежали мурашки.
– Скажите мне одно, – спросила она, – намерены ли вы отныне отпугивать всех моих поклонников?
– Да, если они такие же трусы или хамы, как Тайлебуа. Ни один мужчина, мадемуазель, не достоин вас, если он так легко уступает.
Ренар говорил не в своей обычной манере, растягивая слова, в голосе чувствовалась неподдельная горячность. Он походил на рыцаря, готового драться за нее, любой ценой защищать ее честь. Такой образ был против желания Арианн более привлекателен. Она попыталась освободиться, но Ренар обнял ее еще крепче.
– Отпустите меня, месье, – тихо попросила она. – Я вряд ли достойна вашей защиты. У меня никогда не будет поклонников, которые удостоятся испытать качество вашего клинка.
– Они были бы, если бы вы не прятались на этом острове.
– О да, – сухо подтвердила Арианн. – Полагаю, что из-за меня стали бы драться десятки отважных мужчин.
– Может, и не десятки. Вы подобны реке со спокойным течением и скрытой от глаз глубиной. Но, как только мужчина откроет для себя вашу красоту, вы обязательно станете для него незабываемой.
Губы Ренара нежно коснулись ее подбородка, затем стали покрывать поцелуями шею, все ниже и ниже. Арианн затрепетала, обнаружив, что он способен возбудить ее и без поцелуя в губы.
– О—о, пожалуйста, не надо, – умоляла она.
– Не надо что? – хрипло переспросил он. – Целовать? Воздавать вам должное?
– Будто вы действительно так думаете. – Арианн, дрожа, высвободилась из его рук. – Слишком… слишком похоже на Андре Тайлебуа. Он куда хуже всех моих поклонников.
Ренар сумел изобразить улыбку.
– Что? Даже хуже меня?
– О, намного. Потому что делает вид, что влюблен в меня. Вы, по крайней мере, достаточно правдивы, чтобы этого не делать.
– Нет, я бы ни за что не стал притворяться. Но вы действительно мне нравитесь, и я восхищаюсь вами, Арианн, больше, чем любой другой женщиной, которых я когда-либо встречал. Этого мало?
Было время, когда Арианн, возможно, сочла бы это достаточным. Она убедила себя, что неромантична, что если когда-нибудь и выйдет замуж, то вполне удовлетворится симпатией и уважением. Но слова Ренара оставили в душе тупую боль.
Пристально глядя ему в лицо, она продолжала:
– Месье Тайлебуа жадный и глупый. Он сделал мне предложение, не только надеясь компенсировать долг моего отца, но на самом деле вынашивает глупую фантазию, что мне, возможно, известен алхимический рецепт превращения свинца в золото. Какой идиот! Да если бы я могла, то давно бы расплатилась с долгами папы. Хуже причины желать руки женщины, чем убеждение, что она колдунья, обладающая тайными знаниями, не может быть.
Ренар ничего не сказал, но Арианн показалось, что по лицу его пробежало странно смущенное выражение. Сердце сжалось от дурного предчувствия.
– У вас, месье, таких причин, конечно, не может быть?
– Нет, я золотом не интересуюсь, – невозмутимо ответил Ренар.
– И я полагаю, что вы не готовы рассказать мне об особой причине, по которой вы продолжаете меня преследовать.
Лицо Ренара стало еще более непроницаемым.
– Когда поженимся. Достаточно скоро, чтобы обнажить свою душу.
Ей не удалось давить на него дальше. Ренар ее опередил:
– Вы так живо интересуетесь мотивами, по которым я хочу жениться, милочка. С таким же успехом я мог бы спросить, почему вы преисполнены решимости не выходить замуж.
– Это не так. – Арианн нагнулась поднять корзинку. – Однако мне приходится быть осмотрительнее, чем большинству женщин. Я Хозяйка острова Фэр. Вы имеете представление, что это означает?
– Это титул учтивости, дарованный женам и дочерям из самого видного семейства на этом острове. Как старшая дочь шевалье Шене…
– Мой отец не имеет к этому никакого отношения, – прервала его Арианн. – Здешние законы и порядки отличаются от существующих в других местах Франции. Земля на протяжении многих поколений наследуется в семье по женской линии. Меня почитают не потому, что отец был известным рыцарем и воином, а благодаря тому, кем была моя мать. Давайте я вам кое-что покажу. – Она импульсивно потянула его за руку.
Ренар, несколько заинтригованный, последовал за ней к центру городка. Арианн привела его на широкую рыночную площадь. Когда-то здесь пасли скот, потом вокруг построили лавки и воздвигли внушительное каменное здание, в котором помещались купеческая гильдия и общинные весы.
В ярмарочные дни поросшая травой площадь заполнялась толпами посетителей острова, съезжавшиеся отовсюду торговцы развертывали палатки. Но сегодня единственной фигурой здесь была каменная статуя женщины в ниспадающих свободными складками одеждах, приветливо протягивающей навстречу гостям руки.
В городках Бретани часто встречались подобные памятники, обычно давно умершим королям или воинам. Остров Фэр, насколько было известно Арианн, был единственным местом, где такие почести воздавались женщине.
Пьедестал, как обычно, был завален цветами. Осыпавшиеся лепестки частично закрывали надпись. Поставив корзинку, Арианн наклонилась и смахнула высохшие, чтобы можно было прочесть все слова простой надписи:
«Евангелина. Наша Хозяйка острова Фэр».
Арианн вспомнила, как возмущался местный архиепископ, когда островитяне воздвигли эту статую. Такой памятник представлял Евангелину Шене святой мученицей, брюзжал негодующий прелат, а такие почести может даровать только церковь. Но его возражения остались без внимания.
Она бросила взгляд на стоявшего рядом, не отрывавшего глаз от памятника Ренара.
– Ваша мама? – спросил он.
Арианн с гордостью кивнула.
Ренар долго смотрел на статую, потом перевел взгляд на Арианн.
– И похожа?
– Думаю, да. В той мере, как что-либо высеченное из камня может быть похожим на полную жизни женщину, какой была моя мать. В некотором смысле этот памятник не только представляет ее, но и олицетворяет длинную череду предшествовавших ей сильных, благородных женщин. – Арианн увлеченно продолжала: – Как и везде в Бретани, мы платим налоги королю Франции. Его градоначальник осуществляет малое правосудие и ведает делами порта. Однако всегда существовала Хозяйка острова Фэр, ведунья, которая посвящает себя покровительству населения острова. Чаще всего она остается незамужней и передает свое звание племяннице или кузине. Моя мать унаследовала Бель-Хейвен от моей двоюродной бабушки Евгении.
– Но ваша мать была замужем.
– Она была исключением.
– И поэтому вы так исполнены решимости оставаться незамужней? Из-за некой стародавней традиции?
– Отчасти. Муж не всегда бывает для женщины счастливым даром, Ренар.
Арианн поглядела на статую, и сердце ее сжалось при мысли, что пришлось пережить матери. Внезапно она вздрогнула от неожиданности – на ее руку легла теплая мозолистая ладонь Ренара.
– То, что случилось с вашими родителями, слишком хорошо знакомая трагедия, но с нами никогда так не будет, мадемуазель, – заверил он. – Я уже не зеленый юнец. Мои бурные дни остались позади. Знаю, что в обычае многих мужчин заводить любовниц, но я не женился бы на вас, если бы не был готов быть верным единственной женщине.
Арианн оцепенела. Он просто прочитал ее мысли, и на этот раз не могло быть никакой ошибки. Она впилась в него полными обвинения глазами. Ренар, видимо, понял свою оплошность и с огорченным видом растерянно отпустил ее руку.
– Снова принялись за это?
– За что? – Ренар изо всех сил старался сохранить невинный вид.
– Вы читали мои мысли.
– Я… я догадался, о чем вы подумали.
– Откуда вам было знать о моем отце и… – Арианн покраснела со стыда, – его… его любовнице?
– Я некоторое время жил в Париже. К сожалению, узнал о шевалье и женщине, которую он содержал…
– Нет, Ренар, вы не знали. Только что узнали от меня. Вы читали по моим глазам.
– Не имею представления, о чем речь, дорогая.
– Где вы научились этому искусству? – горячо потребовала Арианн. – Кто учил вас этому старинному колдовству?
Ренар неуверенно улыбнулся:
– Милочка, взгляните на меня. Я простой малый. Это еще чудо, что моим наставникам удалось вдолбить в мою глупую голову навыки чтения и письма. В том, что я угадал ваши мысли, нет никакого колдовства. У вас такое открытое лицо, а… а я за свои странствия научился наблюдательности.
– Какие странствия? Где?
– Повсюду.
– Проклятие, Ренар!
Ее вспышка явно ошеломила его, но Арианн больше не могла терпеть все эти неопределенные и уклончивые ответы. Она вытащила из-под платья цепочку и, сдернув ее, с силой шлепнула все – и кольцо, и цепочку – в ладонь Ренара.
– Вот. Забирайте свое кольцо.
Ренар предупреждающе нахмурил тяжелые брови:
– Так вы разрываете наше соглашение, милочка?
– Безусловно. Можете хмуриться сколько душе угодно, но я отказываюсь иметь дело с человеком, который так рьяно скрывает свое прошлое, что не желает отвечать на самые простые вопросы или поделиться хотя бы намеком на правду.
Их взгляды встретились. На этот раз Арианн не отступила в этом противостоянии. Ренар стиснув зубы, первым отвел глаза.
– Очень хорошо, – сказал он. – Так что вам не терпится узнать обо мне?
– Для начала какую-нибудь мелочь. Например, где вы были все эти годы?
– Странствовал. В Париже, Италии, Греции, на Святой земле. Где-нибудь, только не здесь.
– Почему? Что было причиной отчужденности между вами и вашим дедом? Что вы такое сделали?
– Ничего. Я же вам говорил. Мое преступление заключалось в том, что я родился. – Ренар устало провел ладонью по лицу. Потом, словно из него вытягивали слова, продолжил: – Моя мать была… пастушкой. Отец в нее влюбился и, как бы то ни было, женился. Но в глазах деда и его приятелей я был низкого происхождения, от земли. Вполне возможно, что и вы теперь будете считать меня таким.
– Нет, – неторопливо ответила Арианн. – Я убеждена, что благородство не в крови, а в характере.
Ренар горько усмехнулся:
– Уверен, что не обладаю ни тем, ни другим. Во всяком случае, теперь вам известна великая загадка Жюстиса Довилля. Не так романтична, как если бы я был пиратом или головорезом-разбойником. Но, надеюсь, теперь вы удовлетворены?
Удовлетворена ли она? Арианн верила, что Ренар говорит правду, но он все же что-то недоговаривал. Она вглядывалась в его лицо и одно ошеломляющее мгновение могла прочитать его глаза. Стоявший перед ней мужчина превратился в паренька, который, несмотря на физическую силу и могучее телосложение, был беззащитен перед жестоким умом своего деда и высокомерным презрением знати.
Ренар поспешил прикрыть глаза, и Арианн чуть ли не обрадовалась этому. То, что она мельком уловила, было очень личным, очень болезненным. Ей в какой-то мере стало стыдно за свою пытливость.
– Простите меня, месье. Когда мужчина так решительно, как вы, преследует женщину, то вполне естественно, что ей хочется знать. Но я… я никоим образом не хотела причинить вам боль.
– Если вы желаете облегчить мои страдания, достаточно возобновить нашу договоренность и взять обратно перстень.
Но, когда он протянул ей кольцо, она отступила.
– Нет, месье. И не из-за того, что вы рассказали мне о своей матери, – поспешила добавить Арианн. – Однако эта наша необычная договоренность носит весьма односторонний характер. Я выполняю обещание и ношу кольцо, а вы не соблюдаете свое обязательство оставить меня в покое.
– Я всего лишь медлил в надежде увидеть вас в последний раз. Но я намерен сегодня же покинуть этот остров.
– Правда? – Арианн с сомнением поглядела на него.
– Клянусь. И не вернусь, пока вы не пошлете за мной. Да и вообще у меня нет выбора. Мне дали знать о неприятностях в имении, отчасти имеющих отношение к вам.
– Ко мне?
– Да. Я последовал вашему совету уволить управляющего. Похоже, что месье ле Франк отомстил: до того как уехать, украл одного из моих коней и сжег несколько хижин батраков. Человека этого схватили, и теперь мне необходимо оправдать свой титул и свершить правосудие.
– О, я рада.
– Рады тому, что месье ле Франк будет наказан? Или рады, что я уезжаю?
Арианн не знала, как ответить, особенно увидев, что Ренар подвинулся ближе. Она не успела возразить, как он надел ей цепочку. Задержал пальцы на затылке, привлекая ее к себе.
Сердце бешено застучало, когда она поняла, что он намерен поцеловать ее.
– Нет, месье, – твердо заявила она, давая понять, что на этот раз она действительно так думает.
– Но, милочка, если вы не намерены воспользоваться моим перстнем, то мы видимся в последний раз. Неужели вы не найдете возможным позволить один-единственный братский поцелуй?
Он не спускал с нее нежного умоляющего взгляда.
– Ладно, я… я… – запинаясь, начала она, оглядываясь украдкой, дабы удостовериться, что никто не смотрит. – Хорошо. Целуйте. Только быстро.
Она закрыла глаза, но ей следовало бы помнить, что Ренар редко торопился. Он обнял ее и прильнул губами, сначала спокойно, нежно, потом все более страстно, так что у нее захватывало дух. Она изумленно раскрыла рот, и поцелуй проник глубже, от движений его языка ее бросило в жар.
Поцелуй был долгим и мучительно сладким, действительно прощальным. Горячие голодные губы ласкали и мучили ее с невиданной страстью. Сердце бешено билось, отдаваясь гулкими толчками по всем жилам. Арианн со стоном ответила страстным до безумия поцелуем. Казалось, ее подхватил и куда-то уносит мощный поток. Но прежде, чем почва полностью ушла из-под ног, Арианн откинула голову.
– Н-нет, – выдохнула она. – Вам… вам действительно надо идти.
– Но я не могу, милочка, – дыша ей в ухо, прошептал Ренар.
– Почему?
Ренар, сощурившись, глядел на нее, в щелках его зеленых глаз таилась неостывшая страсть, но в то же время мелькали озорные искорки.
– Потому что ваши руки обвили мне шею и не отпускают.
– Что? – изумленно спросила Арианн, и до нее дошло, что это правда.
Краснея, она шагнула дрожащими ногами назад и сплела руки на груди, словно бы решив избегать дальнейших соблазнов. Это, кажется, позабавило Ренара, но в глазах его светилась нежность. Он протянул руку и погладил ее по щеке.
– Счастливо оставаться, мадемуазель. И помните: чтобы вызвать меня, надо только надеть мой перстень на палец. Я всегда буду находиться всего на расстоянии мысли.
И, не оглядываясь, зашагал прочь.


Ренар устало брел к порту; жар от поцелуя Арианн уже начал постепенно угасать; с каждым шагом, который отдалял от нее, сапоги становились все тяжелее. Большую часть утра он пытался найти хотя бы намек на то, что в действительности происходило ночью в монастыре, но без всякого успеха. Он уже было, поверил, что беспокоится попусту, когда у аптечной лавки натолкнулся на Арианн.
Внешне его нареченная выглядела так, будто не было больших забот, нежели ухаживания нежеланных поклонников. Но все же она была бледнее обычного, тени под глазами говорили, что она плохо спала. Ренару хотелось бы верить, что ей не давали уснуть мысли о нем, но он боялся, что все обстоит иначе.
Нет, здесь было что-то другое, и вся его интуиция, все чутье требовали, чтобы он оставался на острове Фэр, держался поближе к ней, не терял ее из виду. Но в имении были неотложные дела, требовавшие его внимания. Надо ехать, другого выбора нет.
Стараясь стряхнуть с себя это смутное предчувствие беды, Ренар продолжал шагать к «Чужеземному путнику». Под скрипевшей вывеской гостиницы увидел ожидавшего его с нетерпением Туссена.
– Слава всем святым, приплелся, наконец.
Ренар надменно изогнул бровь:
– Не ведал, что заставляю тебя ждать. Когда уходил, мне казалось, что ты был очень занят поглощением пирога с куропатками.
– А-а, не хватало мне своих забот, парень. Я уже сыт по горло этим твоим дьяволом, а не жеребцом.
– Геркулесом? Что еще натворило это исчадие ада?
– Все утро бушует, как черт, не говоря уж о том, что покусал двоих конюхов. Считаю, что мне повезло – у меня все пальцы целы. – Туссен мрачно поглядел на руку, будто желая убедиться, что большой палец на месте. – Это животное ей-ей заколдовано. Могу поклясться, он чует, что мы собираемся покинуть остров, и ему это не нравится.
Ренар досадливо вздохнул, испытывая мало радости от предстоящей схватки характеров со своим конем.
– Говоря по правде, мне самому не очень хочется покидать остров Фэр.
Старик бросил острый взгляд на лицо Ренара. Чуть смягчив голос, участливо спросил:
– Что не так, парень? Узнал, что было прошлой ночью в монастыре?
– Нет, но именно это меня и беспокоит. Я дошел до самых ворот монастыря Святой Анны и нигде не встречал места спокойнее и безмятежнее. Не смог уговорить ни одну из монашек пропустить меня внутрь, так что пришлось очаровывать городских кумушек. Никогда не встречал, чтобы так много женщин были способны держать, что знают, при себе. И совсем закрывали рот на замок, когда доходило до вопросов, касающихся госпожи Шене.
– Женщин, которые не любят посплетничать? – удивленно переспросил Туссен.
– Потрясающе, не правда ли? – заметил Ренар. – Достаточно, чтобы разрушить самые дорогие сердцу мужчин представления, касающиеся женщин. Даже Арианн. Когда я встретил ее днем и увидел ее лицо на свету, то подумал, что смогу без труда читать ее, но и она сумела что-то от меня скрыть. Даже когда я ее целовал.
– И она позволила тебе поцеловать ее? Э-э, не воспользовался ли ты…
– Нет, ничего, кроме природного шарма. Даме очень нравятся мои поцелуи, хотя она скорее бросится в море, чем признает это. Никогда не встречал таких упрямых.
– Ты, очевидно, нечасто смотришься в зеркало?
Ренар бросил на старика сердитый взгляд. И удивился, когда Туссен в ответ дружески похлопал его по спине.
– Ну, поздравляю, месье. Похоже, ты на пороге победы. Тебе не только удалось вырвать поцелуй, но и, если твои подозрения оправданны, в скором времени твоя дама подвергнется смертельной опасности. Она будет вынуждена воспользоваться твоим перстнем, и ты сможешь прийти ей на помощь. Остается надеяться, что успеешь.
– Успею, если потребуюсь Арианн. Но кто сказал, что смертельная опасность грозит моей даме? Если и возникнет какая-либо трудность, она коснется кого-то другого. Арианн никогда не стала бы скрывать собственные тайны.
– А-а, понятно. В опасности жизнь кого-то другого. Ну, тогда все в порядке.
Ренар свирепо глянул на него:
– Туссен, ты нарочно провоцируешь. Опасность никому не грозит. У Арианн есть мое кольцо. Все, что от нее требуется, это воспользоваться им и вызвать меня.
– Если только сия дама не слишком упряма.
Ренар зашагал прочь. Интересно, когда именно тот усвоил противную привычку говорить ему именно то, что он не желает слышать?
Ренар задержался у дверей конюшни, украдкой бросив последний взгляд на залитый солнцем город и порт. Вполне вероятно, что, как говорила старая Люси, он накликает несуществующую беду. Он никогда не видел места, которое выглядело бы так безмятежно, как остров Фэр в этот ясный летний день. В какой переплет нужно попасть его даме, чтобы он вернулся?


Арианн, перекинув корзинку через руку, возвращалась по улице, ведущей к монастырю. На этот раз Ренар действительно уехал. Задержавшись у кузницы, откуда была хорошо видна гостиница, она наблюдала, как Ренар, собираясь в путь, садился на коня. Какой-то момент Геркулес бушевал, вставал на дыбы, пытаясь сбросить седока.
Это была борьба между двумя сильными существами мужского пола, равными по упрямству и силе воли. Но, в конечном счете, Ренар, натягивая стремена и поводья, одержал победу и направил коня по дороге, ведущей на материк. Следом на гнедом мерине скакал грозный на вид старик.
Арианн надо бы быть довольной, освободившись от нарушившего покой присутствия Ренара. И все же очень странно: на улице привычная суета, те же краски и шум, однако почему-то остров стал казаться более пустынным.
Арианн попыталась стряхнуть с себя грустное ощущение, но тут сердце забилось чаще – позади послышался топот копыт. Невольно подумалось: «Ренар». Ей надо бы знать, что он никогда не сдержит обещания оставить ее в покое. Но ее опасение – или надежда – исчезло, когда она увидела, что это не граф, а отряд из полудюжины всадников.
Она отпрянула назад. Взмыленные лошади, казалось, проделали долгий трудный путь, всадники в пропыленных накидках выглядели не лучше. Старший отряда внезапно поднял руку, осаживая эскорт. Он повернулся в седле, при этом накидка откинулась, открывая ярко-синий мундир королевского гвардейца.
У Арианн пересохло во рту. Ей хватило присутствия духа, чтобы отойти в тень между двумя лавками. Командир отряда поворачивал коня, острым взглядом окидывая улицу. Повелительно поманил к себе кучку женщин, таращивших глаза на него и его солдат. Большинство жались к аптекарской лавке, но мадам Элан, жена гончара, женщина кокетливая, положив глаз на командира, не спеша подошла к отряду.
Изо всех сил напрягая слух, Арианн ловила обрывки фраз.
– Ищем… беглого каторжника. Опасный человек. Молодой, крепкого сложения, темно-русый, бородатый, возможно, ранен… живым или мертвым по указу короля.
Арианн в отчаянии прижала руку ко рту. Несмотря на все эти слова о беглых каторжниках, она была уверена, что эти люди преследуют капитана Реми. У нее также не было сомнений в отношении того, кто их послал. Не король, а королева. Темная Королева.
Дрожа от ужаса, Арианн попятилась назад, пока не вышла в проулок позади лавок. Потом пустилась бежать к монастырю Святой Анны, словно от этого зависела ее жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темная королева - Кэррол Сьюзен



Девчонки! Читала все 4 книги этого романа. Первая часть - самая интересная (для любителей жанра), вторую часть "Куртизанка" тоже можно читать, но впечатления уже не те, а 3-я и 4-я - так себе. Кэррол Сьюзен не плохо пишет и в общем все книги у нее хорошие! Поскольку никто комментарии не оставлял решила высказаться. ))))
Темная королева - Кэррол СьюзенЛана
26.07.2014, 12.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100