Читать онлайн На берегах любви, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На берегах любви - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На берегах любви - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

На берегах любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Тридцатого апреля тысяча семьсот шестнадцатого года раздался громкий стук в дверь камеры, и стражник предупредил Мари, чтобы она готовилась к отъезду. Девушка быстро собрала свои скудные пожитки, а уже через несколько минут на лестнице раздались шаги и в камеру вошел щегольски одетый молодой человек в розовых бриджах и ярко-красном сюртуке. Он брезгливо огляделся, а затем небрежным тоном сообщил ей, что его зовут лейтенант Пуллэм и он будет сопровождать ее в морском путешествии.
Море… Неужели она снова увидит его? У Мари даже голова закружилась от радостного возбуждения, но тут же его сменил страх. Скорее всего капитан Грегори собирается отослать ее в Америку и там продать. Новый хозяин может оказаться жестоким чудовищем и сделать из нее проститутку. При этой мысли она едва не потеряла сознание. Мари-Селеста Рейвен – рабыня и проститутка! Дрожащей рукой девушка крепче прижала к груди узелок с одеждой. Сейчас ей было ясно только одно: выбора у нее все равно нет.
Когда они приблизились к берегу, Мари различила четыре небольших корабля, плавно покачивавшихся на волнах, и невольно улыбнулась. Неужели это все для ее охраны? Вдали, почти на середине реки, стоял на якоре еще один корабль. Как же она раньше его не видела?..
– Подождите! – приказал Пуллэм.
К ним навстречу по берегу кто-то бежал. Бен!
Приблизившись, он крепко обнял Мари.
– Это моя племянница. Я хочу с ней попрощаться, – объяснил он лейтенанту, и тут же рука его скользнула вниз.
Мари едва не вскрикнула, ощутив холодное лезвие кинжала за воротом блузы.
– Крепись, дорогая, и не забывай, чему я тебя учил. Может статься, мои уроки тебе еще пригодятся.
Впервые за последнюю неделю Мари не смогла сдержать слез.
Едва она успела спрятать кинжал, как огромный матрос схватил Бена за руку и оттащил в сторону.
– Убирайся, иначе…
Он поднял мушкет.
– Прощай, Мари-Селеста.
– Дядюшка… – Ей хотелось как следует попрощаться с Беном, но матрос, не обращая внимания на ее просьбы, потянул Мари за собой.
Глотая слезы, она пошла вперед не оглядываясь. Все, на что стоило бы еще раз посмотреть, осталось глубоко в ее сердце.
У пристани их ждала небольшая лодка, и уже через несколько минут гребцы доставили пленницу к борту огромного корабля, на котором позолоченными буквами сияла надпись «Шпага Корнуолла». На его борту Мари насчитала двадцать пушек. Еще столько же должно было находиться с другой стороны. Лучшего корабля Мари в своей жизни еще не видела.
Она оглянулась. Большой дом и тропинка к коттеджу Бена еще были видны сквозь деревья. Как быстро пронеслось время… Хозяин… Леди Гвендолин… Траш… Арабелла… Ридж… Бен… Все они навсегда останутся в ее памяти и будут являться в минуты одиночества.
С борта спустили веревочную лестницу, и Пуллэм приказал Мари подняться по ней наверх. Девушка легко ступила на качающуюся деревянную перекладину, а сверху грубые мозолистые руки уже тянулись к ней, чтобы помочь перебраться через борт. Запах металла, скрип дерева, хлопающий звук парусов, бьющихся на ветру, крики чаек над головой… Если бы Бен мог сейчас оказаться рядом…
Моряки столпились вокруг и с изумлением рассматривали вновь прибывшую, однако их взгляды Мари ничуть не смущали – ведь ее детство и юность прошли именно среди таких людей.
Как только на палубе появился лейтенант Пуллэм, все быстро разбежались по своим местам. Лодку подняли на борт, зазвучали громкие слова команды. Рулевой за штурвалом начал вращать огромное колесо, и корабль, разрезая носом воду, медленно двинулся вперед.
Словно зачарованная Мари наблюдала, как надуваются паруса на ветру и судно без видимых усилий набирает скорость.
Неожиданно Пуллэм грубо прервал ее мысли:
– Отведите эту шлюху к капитану.
– Меня зовут Мари Рейвен!
– У таких, как ты, много имен, в этом я не сомневаюсь.
– У меня только одно имя!
Один из моряков схватил Мари за руку и потащил на корму. Они прошли мимо грот-мачты и поднялись по узким ступенькам. Тяжелая дубовая дверь вела в капитанскую каюту.
Когда она открылась, Мари прищурилась, пытаясь освоиться в полумраке. Внутреннее убранство каюты поразило ее. Даже на «Глориане» – корабле лорда Пенскотта, доставившем ее в Англию, – она не видела такой роскоши.
– Стойте спокойно, мисс, и ничего не трогайте. Капитан появится через минуту.
Моряк расположился позади, у самой двери, а Мари ждала, недоумевая, с какой стати ничтожную служанку привели к самому главному человеку на корабле. Разглядывая каюту, она поражалась ее роскоши: резной письменный стол орехового дерева перед окном; в центре – огромный обеденный стол с тремя тяжелыми стульями с одной стороны и большими креслами по бокам; у стены – кушетка пурпурного цвета с множеством подушек; справа от двери – кровать под роскошным покрывалом, рядом с которой на столике расположился набор графинов с французскими винами и бренди. Напротив у стены между книжными полками красовалась стойка с раскрытым изящно выделанным чемоданчиком из тонкой кожи, в котором поблескивали выставленные напоказ дуэльные пистолеты, а над ними на стене висела самая красивая рапира, какую когда-либо видела Мари.
– Оставьте нас!
При звуке этого голоса Мари вздрогнула. Не может быть…
– Слушаюсь, сэр. – Моряк исчез за дверью.
Мари молча ждала. На этот раз ощущение под блузой стали кинжала придавало ей заметную уверенность.
– Добро пожаловать на «Шпагу Корнуолла», дорогая. – Капитан Грегори прошел мимо нее и, усевшись за стол, повернулся. – Ты что, язык проглотила? Подойди сюда.
Она задержалась не больше чем на полсекунды.
– Я сказал подойти! Начиная с этой минуты, ты будешь выполнять мои приказания немедленно.
Медленно приближаясь к столу, Мари пыталась успокоиться. Даже толстый слой грима не мог скрыть глубокий зигзагообразный шрам, пересекавший всю левую щеку капитана. Этот шрам ему суждено носить до самой смерти.
– Приятный сюрприз, не так ли? – Джеймс Грегори обошел вокруг стола и, приблизившись к девушке, накрутил на палец прядь длинных черных вьющихся волос. От него сильно пахло бренди. – Кожа белая, как снег, грудь мягкая, как пух, а то, что внизу… крепкое и упругое… Все это мне вполне подходит. – Капитан рывком откинул ей голову назад и заглянул сверху вниз в глаза. Губы его скривились в зловещей усмешке. – Дрожишь? Не волнуйся. Я больше не стану пачкаться о то, что у тебя там внизу. Ты сама будешь умолять меня об этом на коленях еще до конца нашего путешествия.
Мари вся сжалась, полная решимости не выказывать страха.
– Я так не думаю.
– Посмотрим. – Грегори зловеще усмехнулся. – Сержант Хогарт, проводите ее в трюм. Да проследите, чтобы она оставалась там столько же времени, сколько и все остальные.
– Слушаюсь, сэр. Пошли. – Сержант грубо толкнул Мари в спину.
Трюм? Господи, только не это! От Бена она знала, о чем шла речь: именно в трюме силой завербованные матросы едят, спят, дерутся и развлекаются с двумя-тремя женщинами, которых специально для этого берут на корабль.
Капитан Грегори медленно повернулся на каблуках и отошел к окну. Теперь она заплатит ему за все.
Мари спотыкаясь вышла из каюты. Ее ожидал кошмар, еще более страшный, чем тюрьма в Пенскотт-Холле. Господи, зачем только она повстречала Джейсона Брэнда! Все, что случилось с ней, случилось из-за него. Будь он проклят!
– Сюда, – услышала она голос сержанта Хогарта.
Впереди зияла черная пропасть, в которую ей предстояло спуститься. Нет, она не может этого сделать, ведь там они ее…
– Куда мы направляемся? – Мари бессознательно пыталась выиграть время. Еще хотя бы несколько минут…
– В трюм. Вы же слышали…
– Нет, я спрашиваю не про это. Куда плывет корабль?
На лице Хогарта появилась усмешка. Кто бы она ни была, эта девушка ему все больше нравилась.
– В море, девочка. Ну, пошли.
Теперь Мари казалось, что каждый угол, каждый предмет на корабле представлял для нее смертельную опасность. Свернувшиеся змеями канаты, ведра и бочонки, низкие потолки – все внушало ей ужас.
Чем ближе они подходили к входу в трюм, тем громче доносились оттуда крики матросов.
– Я не обязан здесь служить! У меня семья в Лондоне: жена и трое здоровых сыновей, – вопил один.
– Радуйся, что эти сволочи хоть их не забрали. Что до меня, то пропади он пропадом, этот король. Одна тюрьма или другая… какая разница, – равнодушно отвечал другой.
Подняв засов, Хогарт открыл дверь, и это удивило Мари – выходит, трюм тоже был подобием тюрьмы…
– Тому, кто не хочет служить королю, придется за это ответить, – громко произнес сержант, спускаясь по лестнице под палубу.
Двое моряков с испуганными лицами скрылись в глубине трюма.
– Черт бы побрал этих болванов! – выругался Хогарт. – И о чем они только думают… Ну, с вами все, мисс. Вас выпустят отсюда, когда пожелает капитан.
– Они правы, и вы это знаете, – послышался из темноты женский голос.
Хогарт резко обернулся.
– Черт бы тебя побрал и тебя тоже, Хоуп, – ты меня до смерти напугала. Так у меня когда-нибудь сердце остановится.
– Оно у тебя давно уже остановилось, Сэмюэл, иначе ты бы хоть немного посочувствовал этим двум парням.
– Посочувствовал! Да их уже давно пора сквозь строй прогнать! А от тебя я нравоучений не потерплю. Лучше присмотри за новой девушкой. – Сержант стал подниматься по лестнице.
Женщина вышла на свет.
– Ах вот как… У наседки появился цыпленок! – Едва она произнесла эти слова, как дверь захлопнулась и деревянный засов опустился снаружи с тяжелым стуком.
Мари со страхом попятилась. Хоуп – так назвал женщину Хогарт – была одета примерно так же, как и она, однако выглядела намного крупнее: ее пышные бедра и огромная грудь колыхались при каждом движении. Глаза Хоуп казались странно безжизненными; лишь изредка в них появлялся тусклый блеск, больше напоминавший мерцание свечи.
Женщина окинула Мари оценивающим взглядом.
– Хоуп Деферд означает «Дающая надежду страждущим сердцам». Это из Библии. Так назвали меня слабоумные родители, чтоб им пусто было. Но ты зови меня просто Хоуп. – Она повернулась и стала показывать Мари трюм.
Здесь за грот-мачтой, проходившей вверх через весь корабль, размещались насильно завербованные моряки.
– Их будут держать взаперти до тех пор, пока корабль не уйдет достаточно далеко в открытое море, – пояснила Хоуп, – тогда они уже не смогут прыгнуть за борт и избавиться таким образом от королевской службы. Ни один из них до этого не бывал в плавании, все сухопутные крысы. Нам лучше пока держаться от них подальше. – Она взяла Мари за руку и повела мимо груд бочек, ящиков и сундуков, по направлению к носу корабля, где через отверстие в переборке они пробрались к небольшому пространству, отгороженному самодельным занавесом из ветхих простыней. Здесь Хоуп соорудила себе место для отдыха. – Ну вот, теперь можно и расслабиться. – Хоуп зажгла свечку под металлическим чайничком, добавила чайных листьев в кипящую воду и удовлетворенно усмехнулась: – Это особая любезность нашего мистера Гайэнны.
– Здесь кто-то произнес мое имя?
Самодельный занавес откинулся, и Мари увидела человечка, напоминавшего итальянского уличного торговца.
– Это наш доктор. Худшего не найти ни на суше, ни на море. Вроде итальянец, но я его не раз встречала на улицах Лондона. Его имя Гайэнна, но мы называем его Джузеппе. А как тебя зовут, цветочек?
– Мари. Мари Рейвен.
Доктор снял с головы котелок и обнажил лысину с остатками зачесанных наперед волос, поклонился.
– Я служила в доме лорда Роджера Пенскотта, а теперь попала в немилость.
– Должно быть, ты его здорово рассердила, если он послал тебя в такое место, – хихикнул Гайэнна.
– А я вот не жалуюсь, – фыркнула Хоуп. – Бывают места и похуже.
– Да ты чуть не с рождения смотрела на потолок через плечо мужчины: такая же, как все остальные. Дай шлюхе пристанище, и она уже на седьмом небе. Но эта девочка совсем из другого теста.
– Не имеет значения. Скоро она тоже научится давать да еще и получать от этого удовольствие; все мы одинаковы, и мужики это знают.
Мари слушала и не верила своим ушам. Так вот она, месть капитана Грегори! Ее привезли на корабль, чтобы отдать на растерзание голодным морякам. Рассказы Бена о жизни под палубой предстали перед ней в новом свете. Теперь она стала ровней тем женщинам с улицы, которым грозила голодная смерть, а то и кое-что похуже.
– Ну-ну, мой тюльпанчик, не надо расстраиваться. Они нас не тронут до тех пор, пока не выветрится их ярость. Вот когда они как следует подумают, тогда и придут к нам поделиться своим горем.


Мари проснулась от сильной качки. Ритм движения корабля изменился. Если раньше он легко скользил по воде, то теперь его подбрасывало и швыряло во все стороны. Некоторое время она лежала неподвижно, прислушиваясь к звукам, доносившимся с палубы. Хоуп куда-то исчезла, мерцающий свет свечи наполнял небольшое помещение причудливыми извивающимися тенями. Внезапно Мари вскочила, объятая ужасом. Что, если корабль тонет? Быстро пройдя обратный путь к выходу, она остановилась у того места, где томились завербованные матросы. Выглядели они все ужасно – лохмотья из парусины едва прикрывали их тела, а на бледных, нездоровых лицах отражались ярость и страх.
Стоя в центре и уперев руки в бока, Хоуп презрительно обращалась к верзиле с большущим животом:
– Можешь говорить все, что угодно, Том Ганн, но ты навлечешь беду на нас на всех.
– Придержи язык, женщина, эти помои даже голодная собака не станет есть!
– Плевать мне на собаку, а вот если ты не замолчишь, познакомишься с плеткой-девятихвосткой.
– Лучше убирайся за свою простыню – не хочу иметь дела с такими, как ты. Мы честные люди; нас обманом утащили от дома, от родного очага. Что станется без меня с моей семьей? И все это дело рук капитана. – Вскинув глаза, говоривший увидел Мари и, огромными шагами приблизившись к ней, вывел ее вперед. – Чтоб я пропал! Еще одна! Значит, вас тут две, чтобы нас усмирять?
В трюме наступила мертвая тишина. Множество глаз не отрываясь смотрели на Мари.
– Не может быть, – произнес кто-то. – Она ненастоящая.
– Лакомый кусочек, клянусь Богом!
Мари подняла глаза: тощий как плеть человек с ястребиным лицом, ухмыляясь, смотрел на нее.
– На суше или на корабле я всегда питал слабость к таким вот черноволосым. Поди сюда, красотка, подари мне поцелуй, а может, и еще что-нибудь.
Чьи-то руки схватили Мари, подняли в воздух и швырнули тощему матросу. Тот засмеялся от предвкушения, подтащил ее к себе, пытаясь поцеловать; рука его уже шарила по ее груди… И тут Мари изо всей силы ударила его сжатым кулаком между глаз. Моряк взвыл и мгновенно ответил таким ударом, от которого Мари упала на пол.
– Я тебе покажу, шлюха! Я тебя так проучу, что не скоро забудешь.
– Прекрати это, Нэд Слай! – взревел гигант.
– А ты не лезь не в свое дело. – Тощий начал расстегивать пояс. – Ты нам тут не начальник. Я хочу научить эту шлюху хорошим манерам. Ты же сам сказал, что это все штучки капитана.
Том Ганн прошел вперед и встал между ними.
– Сперва я тебе хребет сломаю.
Человек с ястребиным лицом побледнел. Еще один матрос вышел вперед, и Мари узнала этот голос: его она слышала первым, как только спустилась в трюм.
– Он прав, Нэд. Эта девушка – настоящая отрава для нас. Посуди сам, мы только первый день как вышли в море, а уже готовы глотки друг другу перегрызть из-за нее. Иди лучше и ложись спать. Она, конечно, лакомый кусочек, но не для тебя.
Нэд гневно сверкнул глазами:
– Ты тоже не лезь не в свое дело, Джошуа.
Однако по всему было видно, что он решил до поры до времени не затевать ссоры.
Гигант взял Мари за руку и помог ей подняться.
– А теперь вы обе убирайтесь за свою простыню и больше к нам не показывайтесь.
Виляя задом, Хоуп с коротким смешком удалилась, и Мари поспешила следом за ней.
– Этот Том Ганн очень напоминает моего отца. Такой же праведник. – Новая подруга подала Мари одеяло, добытое откуда-то с верхней палубы. – Помяни мое слово, пройдет время, и матросы все равно придут к нам за утешением. Так всегда бывает. Через несколько месяцев в открытом море все они и думать забудут о женах и семьях. – Хоуп взглянула на Мари, видимо, удивляясь ее молчанию. – Я тебе говорю, бывает намного хуже. Здесь нас кормят, у нас есть хоть какая-то крыша над головой, а это совсем не то, что промозглая темная аллея и дождь в спину. Пройдет немного времени, и новые друзья станут помогать нам, чем смогут, а к концу путешествия, глядишь, и мы получим свою долю. Так что не горюй, лапушка. – Хоуп ободряюще улыбнулась.
Однако Мари по-прежнему молчала.


Она не могла заснуть. Ритм движения корабля снова изменился – теперь «Шпага Корнуолла» уже не так резко опускалась и поднималась на волнах. Мари взяла свечу, завернулась в простыню и выскользнула из своего убежища. Хирург Джузеппе сидел, сгорбившись на стуле в пьяном оцепенении. Девушка осторожно проскользнула мимо. Теперь, когда они вышли в открытое море, дверь на верхнюю палубу перестали закрывать, чтобы те, кому станет плохо, могли выйти из трюма подышать. Мари задула свечу и стала пробираться к носовой части корабля.
Палуба встретила ее свежим ночным ветром. На востоке светила луна, обещая ясную ночь, снизу доносился плеск волн о борт корабля.
Какая красота – мерцающая рябь воды и этот ветер. Если бы только сейчас Джейсон был рядом…
Мари ужаснулась. Как могла она подумать такое! Он ее предал, именно из-за него она оказалась в ловушке, запертая с шестьюдесятью матросами. Когда-нибудь они захотят взять свое, и тогда…
Океан, словно прислушиваясь к ее мыслям, что-то зашептал в ответ. Выход есть: через перила – и вниз. Никто не увидит, не услышит. А что ей еще остается? Там, внизу, ее встретит вода.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна

Разделы:
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Ваши комментарии
к роману На берегах любви - Кэррол Шанна



Очень тяжелый роман,но интересный.Может только мне он дался тяжело?Попробуйте.7,5
На берегах любви - Кэррол Шаннас
20.10.2014, 23.27





Согласна с комментарием выше: роман тяжеловат. Пираты и злоключения описаны без прекрас, присутствующих в других романах, много похоти, мало чувств, куча злодеев, море приключений. Про главного героя могу сказать что он настоящий кобель и свинья. Наверное поэтому концовка и предисловие не рассказывают от домике с детишками, потому что на такого мужчину никогда нельзя положиться. Член у него встаёт на каждую юбку, а героиню он и так не раз забывал в очень удобные для него моменты. 7/10
На берегах любви - Кэррол ШаннаВирджиния
25.10.2015, 12.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Rambler's Top100