Читать онлайн На берегах любви, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На берегах любви - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На берегах любви - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

На берегах любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Вооружение твоего корабля слабее в три раза. – Бен продвинул деревянный брусок дальше по карте. – Что ты будешь делать?
– Немедленно поднять паруса! – Глаза Мари горели от возбуждения. Она развязала веревки, и шесть кусков муслина в форме парусов моментально встали на места. – Теперь я подплыву как можно ближе и пройду между двумя островами.
– Но помни…
– Знаю-знаю. Остерегаться рифов. Мы действительно слишком близко от Сент-Киттса, но сейчас как раз время прилива, и осадка у брига совсем небольшая.
– Умница. – Бен провел другим бруском вдоль указанного ею курса. – Галеон не сможет вас догнать. Ты выиграла. – Он собрал деревяшки и вернул их в прежнее положение. – А теперь внимание.
– Еще раз?
Мари распустила крошечные паруса на модели корабля. Что поделаешь – Бен может продолжать одно и то же до бесконечности.
Бывший пират вскинул на нее проницательные глаза.
– А как ты думаешь научиться?
– Но для чего? Какая в этом польза?
– Она еще спрашивает, какая польза! А как же ты поплывешь дальше? Молчи и слушай внимательно. – Старик согнулся над картой, и Мари придвинулась ближе.
Конечно, уроки по искусству мореплавания здесь, в коттедже у Бена, в самой глубине Англии, были более чем бесполезны, но, с другой стороны, чем ей еще заниматься? Без конца натирать полы? К тому же с Беном никогда не скучно. Будь у нее выбор, она бы все время проводила с ним, слушая его рассказы о жизни, полной захватывающих приключений.
– Итак, ты попалась. Раннее утро. Ветер дует с берега. Ты прошла риф, и теперь у тебя нет возможности развернуться и двигаться обратно к гавани. Еще несколько минут, и тебя настигнут. Что ты делаешь в таком случае?
Мари задумчиво смотрела на карту.
– Пошлю своих людей наверх… и двинусь на северо-восток.
Бен вскинул брови. Деревяшка-галеон легла на правый бок.
– Попадешь в беду, девочка. Я ведь еще…
Мари резко повернула свой брусок.
– А теперь на юго-восток. По ветру. Буду держаться подветренной стороны. Так я смогу пройти невредимой под вашими пушками. А потом неожиданно сяду вам на хвост; вот тут-то мы и померимся силами. Течение здесь обманчивое, а рифы просто смертельные.
Бен громко расхохотался:
– Молодец! Ты просто молодец. Тридцать пять лет назад я впервые использовал этот трюк. Оказывается, он все еще работает.
– Помню, как отец рассказывал нам разные истории на ночь. У него сработал примерно такой же трюк у побережья Юкатана. Скажите, дядюшка, почему тогда они постоянно выигрывают, несмотря на свою глупость?
Бен свернул карту.
– Кто это «они»?
– Ну вы же знаете. Те, у которых власть. Они действительно все время побеждают. Взгляните на себя, на меня и моего отца… – Губы ее изогнулись в горькой улыбке.
– В конечном счете они совсем не такие глупые. Но они тщеславны, а тщеславие ведет к неверным расчетам и ошибкам, об этом не забывай, девочка. Ты можешь использовать их тщеславие и гордыню в своих целях, если будешь осторожна. Может наступить такой день, когда удача отвернется и твоя жизнь окажется в опасности…
Мари, вздохнув, прошла к полкам и поставила «галеон» на место. Старик с улыбкой наблюдал за ней. Несмотря на преклонный возраст, он еще не разучился любоваться красотой молодости.
Взяв в руки кота, который сразу замурлыкал, Мари вернулась к хозяину коттеджа.
– Как вы думаете, Джейсон Брэнд когда-нибудь проходил рифы за Сент-Киттсом?
– Он на море не больше года, моя дорогая, но когда-нибудь обязательно пройдет. Пират плавает там, куда ведет его фортуна.
– Он не пират!
– Какая разница. Разве это так важно, Мари? Неужели пират такое уж страшное чудовище?
– Его называют флибустьером, грабителем. Я ничему этому не верю.
– И обо мне когда-то так говорили.
– Вот видите!
– Что видите? Моя судьба во многом напоминает судьбу твоего шотландского лорда. Проигранное дело жизни, потеря имущества, высокого положения и защиты заставили меня присоединиться к грабителям. Это называется желанием выжить, Мари-Селеста. Никогда не забывай того, что я тебе сейчас сказал, и тогда избежишь многих разочарований в жизни.
– Разочарований? О чем вы, дядюшка! Напротив, я бесконечно благодарна судьбе. Я живу в прекрасном доме, ношу хорошую одежду, ем хорошую еду…
Бен положил руки девушке на плечи.
– Прекрати это, иначе ты сама себя изведешь. В жизни бывают моменты и похуже. Намного хуже.
– Все, что мне нужно, – это…
– Забудь о нем. Его нет уже два года.
Глаза Мари встретились со взглядом старика. Два года? Всего два? А ей-то казалось, что прошла целая вечность. Или это был всего один день? Она все еще помнила ощущение его губ на своих губах, прикосновение его рук, видела его улыбку, слышала его смех. Пусть пройдет хоть двадцать лет, она все равно его не забудет.
– Не могу, дядюшка. Я пыталась.
– Посмотри в зеркало.
– Ну и что?
– Ты молода, красива. Будут и другие мужчины, поверь мне. Ну а теперь улыбнись и давай быстренько отсюда, пока не явился Траш.
Мари кивнула. Поцеловав старика в щеку, она пошла к выходу, но на пороге остановилась.
– И все равно я не могу не мечтать, дядюшка.
С этими словами она исчезла.
Сокрушенно покачав головой, Бен вышел за дверь и подставил лицо северному ветру. Ночь будет холодная.
– Итак, она не может не мечтать… О чем?
Старый пират вскинул голову: прямо перед ним стоял лорд Пенскотт.
– О жизни, милорд, – молодые всегда мечтают о жизни. Или вы уже забыли?
– Любопытно, чему вы ее здесь учите?
– Мы с ней друзья и просто разговариваем.
Не дожидаясь приглашения, лорд Пенскотт вошел в коттедж, снял плащ и перчатки, а затем неловко уселся на стул рядом с шахматным столиком. Как обычно, Бен расположился напротив.
После долгого молчания граф заговорил первым:
– В ней что-нибудь изменилось?
Бен покачал головой:
– Мари есть Мари – все такая же восхитительная, как и в первый день, только теперь она стала еще красивее. Белые начинают.
Пенскотт двинул вперед королевскую пешку. Некоторое время Бен внимательно изучал доску. Это всегда раздражало его благодетеля, особенно в начале партии, когда фигуры, казалось, должны переставляться автоматически. На этот раз, однако, граф решил не поддаваться раздражению и, наслаждаясь игрой, откинулся на спинку стула.
– Да, она действительно прекрасна. Великолепный цветок. Об этом я позаботился. Девственность – очень ценное качество, его следует хранить и лелеять, до поры до времени. Это как в шахматах – неожиданный маневр в нужное время неизбежно приносит победу. Ну что, вы сделаете ход наконец?
Бен с улыбкой поднял глаза.
– Шахматы – это игра, милорд. Я отношусь к ним не так, как к жизни. – Он наконец передвинул пешку.
Некоторое время они играли молча, и лишь после шестого хода Бен спросил:
– Каковы ваши намерения в отношении Мари?
Пенскотт откинулся назад.
– Есть некий принц, который, как и все принцы, мечтает о короне своего отца. В моем кругу слишком близкие отношения с таким человеком считаются опасными, но если наш принц, весьма чувствительный к женской красоте и уму, увлечется этой девушкой, он станет моим должником. Я прав?
– Значит, вот в чем состоит ее ценность. А расплаты вы не боитесь?
– Ну-ну, не стоит так кипятиться. Это произойдет еще не скоро, пожалуй, не раньше чем через несколько месяцев. За это время мы разожжем нашу красавицу. Ее девственность – это именно то редкое достоинство, на которое мы поймаем принца. Однако для того, чтобы удержать его, потребуется нечто большее.
Лорд Пенскотт взял свою трость и поднялся с места как раз в тот момент, когда слон Бена стал угрожать его ферзю.
– Мы не закончили партию, милорд.
– Закончили. Вы разве не заметили?
Серебряный наконечник трости коснулся черного короля и свалил его.
– Я выиграл.
С этими словами хозяин Пенскотт-Холла, захватив свой тяжелый сюртук, вышел за дверь, а Бен остался размышлять и устанавливать фигуры для следующей партии.


Пронизывающий северный ветер пробирался под парик, предназначенный для защиты головы и шеи, под теплую одежду и даже в обувь. Эти проклятые холодные зимы – они слишком тяжелы для пожилого человека.
Роджер Пенскотт окинул взглядом свои земли. Обычно в такие минуты, стоя в самом центре того мира, который построили он и его отец, граф испытывал радостное возбуждение, однако сегодня к этому чувству примешивалась горькая ирония.
Ветер внезапно утих, наступила странная, загадочная тишина. Было ли то предчувствие беды, разорения, перемен?
Вот именно, перемены – он стал слишком стар для них. Если бы возраст позволил, он просто ушел бы в море, и будь что будет.
Словно в ответ ему поднявшийся порыв ветра закружил снег над прудом. Пенскотт стиснул зубы и поспешил к дому. Нечего старику мечтать о море. Его ждут горячий пунш и камин. Глядя на языки пламени, можно помечтать об успехе своих замыслов. Успех – это всегда хорошо, хотя обмороженные когда-то места все еще болят…


Мари плотнее закуталась в теплую шаль и помешала угли в камине. Никогда еще Мистере не казался ей таким далеким. Сколько ни согревай этот дом, все равно в нем холодно, зябко и неуютно.
Двигаясь по комнате, она зажгла свечи и стала задвигать тяжелые шторы на окнах, когда внизу показались всадники на замерзших конях. Мари вгляделась внимательнее – кажется, сегодня в доме никого не ждут…
Пожав плечами, она повернулась спиной к огню и, вдруг рванувшись к окну, снова отдернула штору и стала напряженно вглядываться в лица прибывших.
Только тут она заметила, что у одного из всадников связаны руки. Комната поплыла у Мари перед глазами: он вернулся, но вернулся пленником, со связанными руками!
В следующий момент ее охватил страх. Джейсон Брэнд не тот человек, которого легко захватить в плен. Она должна убедиться собственными глазами, что он цел и невредим.
Опустив штору, Мари оглядела комнату. Свечи зажжены, огонь в камине пылает, постель расстелена, ночная рубашка лежит сверху… Некоторое время она не понадобится леди Гвендолин. Мари выскользнула за дверь и, быстро пробежав по коридору, застыла у лестницы. Вскоре она увидела, как в зале появилась знакомая фигура. Всадник скинул плащ, оставшись в ярко-красной форме с золотым шитьем, и тут же тишину прорезал голос Пенскотта:
– Капитан Грегори? Ну как вам путешествие?
– Это было холодно и довольно противно, но, слава Богу, всему когда-нибудь приходит конец.
Лорд Пенскотт подозвал дворецкого:
– Чаю и чего-нибудь поесть – наверх, в библиотеку.
Капитан Грегори сел и, когда слуга стянул с его ног сапоги, блаженно вздохнул.
– Ну-с, а как наш пленник?
Грегори засмеялся:
– Цел и невредим, если не считать шишки на голове. Конечно, не слишком доволен, но пытается делать хорошую мину. Он еще не знает, куда его привезли, а когда узнает, думаю, не слишком обрадуется.
– Долго же я ждал встречи с ним.
– Надеюсь, вы удовлетворены, милорд?
– Удовлетворен – это мягко сказано. Я в восторге. Джейсон Брэнд снова в моем доме.


Джейсон здесь! Дальше Мари слушать не стала – она на цыпочках отошла от лестницы, прежде чем там появились капитан Грегори и лорд Пенскотт. Через несколько секунд, задыхаясь от волнения, она уже входила в спальню леди Гвендолин. В голове ее к этому времени не осталось никаких мыслей, кроме одной – человек, которого она любит, сказал: «Обещаю, что вернусь, как только смогу», – и он вернулся.


Джейсона била дрожь, зубы стучали, невыносимо болела челюсть. Это было даже хуже, чем в Ирландском море при северо-западном ветре. Если они сейчас же не войдут в дом…
Как зовут этого подонка англичанина? Ах да, Грегори… Джеймс Грегори – капитан, который и детской лодкой на пруду не смог бы управлять. А он тоже хорош – попал в плен к безмозглому дураку!
Чьи-то грубые руки стащили Джейсона с седла и подтолкнули вперед, в открытую дверь. Воющий ветер остался снаружи.
– У кого эта чертова отмычка?
Один из сопровождающих, порывшись в карманах, достал ключ, и уже через секунду холодное железо упало с запястий Джейсона.
– Вот и все, парень. Сядь. Выпей.
Джейсон опустился на скамью и, все еще дрожа, попытался поднести к губам чашку. Господи… да это же шоколад! Никогда он не пил ничего вкуснее.
– А теперь пошли наверх.
Кто-то потянул его за руку. Джейсон лихорадочно допил горячую жидкость и поднялся на ноги. Куда они его ведут? В камеру пыток?
Сильный толчок, и Джейсон, пролетев через всю комнату, ударился о противоположную стену.
– Желаю хорошенько повеселиться.
Дверь с громким стуком захлопнулась.
Что ж, здесь по крайней мере относительно тепло. Джейсон внимательно оглядел комнату. Интересно, где же находится его новая тюрьма? Пока он знал только одно – это не Лондон. В небольшом камине горел огонь; посередине стоял стол со свечой, а по обеим сторонам от него два простых, но по виду прочных стула. У стены скамья с постельным бельем и ведро.
Джейсон подошел к окну, открыл ставни, выглянул сквозь толстую решетку. Внизу стояла виселица, и на ней, поворачиваясь в разные стороны вместе с порывами ветра, болталось чье-то тело.


Гвендолин легонько постучала, и дверь сразу открылась. Муж ожидал ее за обеденным столом.
– А, входи, входи, дорогая. – Он поднялся с места. – Сколько времени мы не виделись? По меньшей мере неделю.
Гвендолин, улыбаясь, заняла место на противоположном конце стола.
– Я терпеливо ждала, пока мой супруг и повелитель меня позовет.
– Приношу свои нижайшие извинения, любовь моя. Дела… Но не будем вспоминать о прошлом. Я приказал зарезать гуся – ты ведь любишь гусятину, не так ли? А потом еще пирог с почками, тоже специально для тебя. Прошу, Хенли.
Лакей тут же начал разрезать гуся, и вскоре сочные куски мяса, политые белым вином, уже лежали на тарелках. На некоторое время за столом наступило молчание: Роджер не любил болтать во время еды; Гвендолин же, хотя ее и снедало любопытство, все же предпочла не искушать судьбу.
Наконец Пенскотт отодвинул тарелку.
– Можете сказать повару, что сегодня он сотворил чудо.
– Да, милорд. – Стоявший за стулом графа дворецкий поклонился.
Гвендолин молча ждала продолжения.
– А теперь, пожалуйста, наполните наши бокалы и можете быть свободны.
Двигаясь бесшумно, словно призрак, дворецкий налил хозяину и хозяйке портвейна, потом наполнил чашки густой дымящейся жидкостью и вышел, отвесив перед дверью низкий поклон.
Гвендолин удивленно вскинула брови:
– Шоколад, милорд?
Пенскотт усмехнулся:
– Сюрприз, моя дорогая, – что-то я к старости стал сентиментальным. Попробуйте, достаточно ли он сладкий?
Гвендолин сделала глоток и улыбнулась:
– Ридж, как и положено настоящему повару, знает, какой я люблю.
– Ну разумеется. Вот мы и подошли к главной цели нашей с вами встречи.
Гвендолин моментально подобралась, и шоколад не казался ей теперь уже таким сладким.
– Что вы имеете в виду, милорд?
– Моя дорогая, я буду говорить без обиняков. Вам, конечно, рассказали о наших гостях?
– Милорд! Я полагаю, мои связи – это мое личное дело. Если вы с возрастом выдохлись, то есть и другие. Я не собираюсь отказываться от тех немногих удовольствий, которые у меня еще остались в этой темнице!
– Совершенно справедливо. И меня это нисколько не интересует, за исключением тех случаев, когда ваша легкомысленность ставит меня в неловкое положение либо наносит удар по моему положению. До сих пор я не вмешивался и не диктовал вам, кого выбирать. Теперь, боюсь, мне придется это делать. Капитан Грегори допускается, Джейсон Брэнд – нет.
– Брэнд?! Не думаете же вы в самом деле…
– Я прекрасно знаю, что одного раза вам всегда недостаточно. Так вот, шотландца я вам не прощу. И не лгите, Гвендолин. Можете надувать губы, сколько вам вздумается, можете возражать и даже плакать, как полагается женщине, но только не вздумайте меня дурачить. Я знаю, что однажды вы провели вечер с этим джентльменом, знаю, в какой части дома он находился в тот момент, когда набрел так неудачно на Эдмонда. Вы что, считаете меня слепым, безмозглым идиотом?
Гвендолин откинулась на спинку стула.
– Боюсь, милорд, вы пытаетесь руководить такими вещами, которые не поддаются контролю. То была игра. Правда, он оказался великолепен в отличие от некоторых, но я не собираюсь…
– Если я еще раз услышу о ваших играх с Брэндом – какими бы великолепными они вам ни казались, – то тут же выставлю вас из дома, и вам придется коротать зиму в полном одиночестве.
Гвендолин нервно рассмеялась:
– Оставить Пенскотт-Холл без хозяйки? А что скажут ваши высокопоставленные друзья? Человек, который не может уследить даже за собственной женой, вызывает насмешку.
– Есть и другие претендентки, мадам, способные занять ваше место. Не забывайте, даже наш король держит свою жену в отдалении.
Не выдержав, леди Гвендолин вскочила.
– Вы осмеливаетесь мне угрожать? Я не собираюсь слушать…
– Сядьте и придержите язык. Вы будете слушать. Так вот, если я еще раз узнаю что-либо подобное, вас отправят в поместье Котсуолд-Хиллз, где не будет никого, кроме конюших и садовников. Вот с ними и играйте в свои игры.
Несколько минут Гвендолин потрясенно смотрела на мужа.
– Кем… вы собираетесь меня заменить?
В ее голосе ревность соперничала со страхом.
Пенскотт пожал плечами:
– Не так уж важно, кто это будет.
– И вы действительно сделаете то, что обещаете?
– Можете не сомневаться, мадам.
Наступило долгое молчание. Первой заговорила леди Гвендолин:
– В таком случае мне остается только подчиниться вашему приказу, милорд.
– Вот и хорошо. Это все, что я хотел вам сказать. А теперь вы можете идти к себе. – Граф дернул шнурок звонка, и лакей тут же открыл дверь, а затем вытянулся около нее с непроницаемым выражением лица.


Когда раздался бой часов, леди Гвендолин Пенскотт сидела перед зеркалом за туалетным столиком. Всего десять? Ни один нормальный человек не ложится спать так рано. В Лондоне в это время вечер только начинается: яркое освещение, пылающие камины, звон бокалов, музыка. Здесь единственная музыка – это вой ветра за окном; камины потушены, лампы прикручены, и даже стены вокруг кажутся серыми и безрадостными. Что может быть хуже? Разве что ссылка, которой грозит ей муж.
Придвинув свечу ближе, Гвендолин вгляделась в свое отражение в зеркале. Годы излишеств уже оставили на ее лице жестокие следы и разрушили когда-то неотразимое очарование, а утренний туалет требовал все больше времени. Что поделаешь, два года многое в ней изменили.
Она непроизвольно надула губы. Роджер обвинил ее в том, что она пыталась получить удовольствие там, где его находила, но разве не он был тому причиной? В конце концов, шестьдесят пять – еще не старость, и дело здесь скорее всего не в неспособности, а в нежелании.
«Ваше место может занять кто-нибудь другой, мадам», – так, кажется, он сказал? Допустим, но кто?
Дверь открылась, и вошла Мари с пеньюаром и ночным чепцом. За два года юная служанка расцвела, превратившись в настоящую женщину. Ее чувственная красота в сочетании с простотой и непосредственностью вызывала немало разговоров среди посетителей Пенскотт-Холла. Гвендолин в таких случаях лишь улыбалась, пытаясь не выдать свои чувства. Ах, если бы только она обладала молодостью Мари, ее совершенством, какие штучки могла бы она проделывать со своим дряхлеющим мужем!
Внезапно кровь застыла у нее в жилах: Мари! Красавица, девственница. Так вот почему он взял эту служанку под свою особую защиту, позволил ей заниматься со стариком Беном. После этого превращение из служанки в госпожу не составит особого труда. Пройдет еще немного времени, и все станут завидовать Роджеру, выражать ему свое одобрение, в то время как его настоящей жене останется только влачить свои дни в полном одиночестве и забвении.
Предательница! Эта сучка обманывала ее все время, суетилась вокруг хозяйки, а сама только и ждала того дня, когда… Да как она смеет!
– Все, Мари, можешь идти. На этом твоя служба окончена, – сдерживая ярость, произнесла Гвендолин.
– Простите, мадам?
– Ты все отлично поняла. Оставь рубашку и чепец на кровати и убирайся. Больше мне твои услуги не понадобятся никогда.
– Но я…
Глаза Гвендолин вспыхнули ненавистью, вены на шее вздулись.
– Убирайся отсюда, я сказала!
Мари попятилась к двери.
– Если я что-нибудь сделала не так, то…
– Сучка! Не хочу больше тебя видеть! Сгинь с глаз долой!
Мари в испуге выбежала из комнаты, и тут же дверь позади нее захлопнулась с такой силой, что грохот пошел по всему дому. Едва не плача, девушка побрела в свою комнату, размышляя над перипетиями судьбы. Что же все-таки происходит? Леди Гвендолин приходит в ярость в тот самый момент, когда капитан Грегори неожиданно появляется в Пенскотт-Холле. Джейсона Брэнда держат здесь пленником. Кажется, этот дом становится опасным местом…


Ветер наконец стих, а все слуги мирно уснули. Опасность представляла только комната Траша, в самом конце справа: недремлющий, вечно подозрительный надсмотрщик всегда спал с приоткрытой дверью. Мари накинула шаль и на цыпочках пошла по коридору, держась за стену. Благополучно миновав дверь Траша, она спустилась вниз по лестнице и свернула направо.
Внезапно ей стало не по себе: если ее поймают, то наверняка сурово накажут. Ну и пусть, теперь уже было поздно бояться.
Под дверью в конце холла Мари заметила полоску света и, остановившись, замерла. Вот дверь открылась, послышались чьи-то шаги. Капитана Грегори! Едва гость скрылся в кабинете графа, Мари подкралась поближе.
– Вы ходили к нему? – донесся до нее бесцветный голос Пенскотта.
– Да, мы побеседовали, но он по-прежнему крепко держит язык за зубами. Нашего пленника очень интересует, где он находится, но я решил приберечь этот сюрприз на будущее.
Послышался громкий звук, как будто кто-то захлопнул книгу, потом раздалось что-то вроде угрожающего рычания.
– Значит, вам так ничего и не удалось выяснить? Подумать только, Джейсон Брэнд сидит меньше чем в сотне ярдов от задней двери моего дома, а я по-прежнему ничего не знаю о его намерениях! Вы просто безмозглый идиот. Я не допущу, чтобы убийца моего сына ушел безнаказанным, завтра же он будет болтаться на виселице.
Мари вздрогнула. На какой-то момент ей показалось, что это известие окончательно лишило ее сил. Все же она заставила себя сделать еще несколько шагов и заглянула в щелку двери.
Капитан Грегори, стоя спиной к огню, похлопывал себя хлыстом по голенищу сапога.
– При всем моем почтении, позволю предположить, что милорд слишком перенервничал. Умоляю вас, успокойтесь.
– Ну конечно, это ведь не вашего сына убили!
– Верно, Эдмонд не был моим сыном, но он был моим другом. Может быть, вы все-таки выслушаете меня до конца, сэр?
Пенскотт пожал плечами:
– Хорошо, говорите. Надеюсь, я не зря трачу время…
– Так вот, я убежден более чем когда бы то ни было, что Джейсон Брэнд не обычный пират, гоняющийся за богатством, – он опасный идеалист, использующий нажитые пиратскими набегами богатства для поддержки якобитов, с тем чтобы они снова смогли попытаться узурпировать королевскую власть. Награбленные товары контрабандой перевозятся в Шотландию в обход уплаты налогов, а английские суда они захватывают или пускают ко дну. Существует целая организация, с которой не так-то легко справиться, и о них мы можем многое узнать, если наберемся терпения.
– Я слишком стар для того, чтобы говорить о терпении, Джеймс.
– А я слишком молод. Но мы можем раздробить Джейсону Брэнду все кости до одной, можем подвесить его на дыбе, подвергнуть его всем мыслимым пыткам и все равно ничего от него не добиться. Задача состоит в том, чтобы сокрушить его дух. Вы знаете не хуже меня – это всегда действует безотказно. Все те же голые стены, все та же безвкусная пища, отсутствие всякой боли, которая подкрепляет решимость к сопротивлению. Через некоторое время, обнаружив, что он все еще жив, Джейсон Брэнд начнет бояться смерти, и вот тогда он расскажет нам все, а ваша месть свершится в полной мере, милорд.
– Знаете, Джеймс, вы меня удивили: теперь я вижу в вас человека гораздо более сильного и решительного, чем ваш отец. Сожалею о том, что недооценивал вас раньше.
– Да уж, я больше не тот щенок, которого вы когда-то насмерть запугали, милорд, и все равно я вас уважаю. Вы могущественный человек и многого достигли – я намерен достичь не меньшего.
Пенскотт одобрительно улыбнулся. Амбициозные речи капитана Грегори произвели на него должное впечатление.
– Знаете, Джеймс, пожалуй, вы даже больше похожи на меня, чем мои сыновья.
– Вы мне льстите, сэр.
– Ерунда. Итак, вы надеетесь сломить Брэнда?
– Я знаю, что смогу это сделать.
– Прекрасно. Используйте для этого столько времени, сколько сочтете нужным, мешать вам не будут. Уолпол последовал за королем в Ганновер и воюет там с Сэндерлендом. Стэнхоуп должен оставаться в парламенте и присматривать за Таунсендом с его увертками. Мне тоже придется поехать в Ганновер – не слишком приятная перспектива для пожилого человека.
– А я, сэр?
Грегори не мог сдержать довольной улыбки, уже угадав ответ.
– Брэнд ваш. Если он все же не заговорит, мы его повесим. Дождитесь моего возвращения – это все, что от вас требуется.
– Я ждал два года, милорд, и для меня несколько месяцев подержать его в своих руках – одно удовольствие.
– Да, вот еще что. – Граф прищурился. – Моя жена временами бывает слишком невыдержанна. Проследите, чтобы она не приближалась к пленнику. Что же касается вас, то я бы не хотел никакого скандала, когда вернусь, поэтому постарайтесь держать ваши отношения в тайне.
Грегори засмеялся:
– Мои желания абсолютно безобидны, смею вас уверить. Просто хорошенькая девушка в постель, и этого вполне достаточно. Кстати, как поживает та, черноволосая?.. Она еще здесь?
– Мари Рейвен находится под моим особым покровительством; упаси вас Бог тронуть ее хотя бы пальцем.
Капитан Грегори удивленно вскинул брови:
– Чем заслужила такое расположение простая служанка?!
– Это вас не касается, капитан. Скажу только, что у меня свои планы на ее счет. Надеюсь, вы меня поняли?
– Прекрасно понял, милорд, и подчиняюсь. Лакомый кусочек достанется кому-нибудь другому, но я готов это пережить.


Они обсуждали ее, как скаковую лошадь! Вне себя от негодования, Мари смотрела им вслед, пока хозяин и гость расходились по своим спальням, потом вышла из укрытия и, пройдя в библиотеку, остановилась у камина.
Какая горькая насмешка судьбы! Человек, который спас ее от Эдмонда, а потом дрался из-за этого на дуэли, теперь был так близко, совсем рядом, а она не могла его увидеть!
Ну нет, этого она не допустит! Конечно, Бен рассердится, а если и сам хозяин узнает…
Мари подошла к окну и прижалась лбом к холодному стеклу. Решение принято. Есть только один путь. Да простит ее дядюшка Бен, но она должна это сделать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна

Разделы:
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Ваши комментарии
к роману На берегах любви - Кэррол Шанна



Очень тяжелый роман,но интересный.Может только мне он дался тяжело?Попробуйте.7,5
На берегах любви - Кэррол Шаннас
20.10.2014, 23.27





Согласна с комментарием выше: роман тяжеловат. Пираты и злоключения описаны без прекрас, присутствующих в других романах, много похоти, мало чувств, куча злодеев, море приключений. Про главного героя могу сказать что он настоящий кобель и свинья. Наверное поэтому концовка и предисловие не рассказывают от домике с детишками, потому что на такого мужчину никогда нельзя положиться. Член у него встаёт на каждую юбку, а героиню он и так не раз забывал в очень удобные для него моменты. 7/10
На берегах любви - Кэррол ШаннаВирджиния
25.10.2015, 12.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Rambler's Top100