Читать онлайн На берегах любви, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На берегах любви - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На берегах любви - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

На берегах любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Джейсон Брэнд скакал в задних рядах королевской свиты, и хотя это не соответствовало его миссии, однако он не падал духом. Ему непременно удастся найти возможность представить королю свой план. Бунта и кровопролития в Шотландии еще можно избежать, и Джейсон твердо решил сделать все возможное для этого. Что же касается его противников, этих самодовольных льстецов, стремящихся занять место поближе к королю, то пусть они идут ко всем чертям.
Неожиданно он повернул лошадь и стремительно помчался к лесу; черная грива его кобылы так и развевалась на ветру.
Лошадь и всадник выехали на тропу, параллельную берегу Темзы. Смеясь от радости, Джейсон крепче ухватился за поводья и наклонился вперед. Кобыла проскочила через небольшую лужайку и приготовилась взять препятствие – дерево, расщепленное грозой на две части, одна половина которого стояла прямо, а другая согнулась к земле, образовав арку.
Всадник лег почти плашмя на шею лошади.
– Ну давай, Бесс, и покончим с этим.
Кобыла грациозно взвилась в воздух, и тут крепкий сук, зацепив ворот рубашки Джейсона, вырвал его из седла. Несколько секунд незадачливый наездник беспомощно висел в воздухе, болтая ногами и безуспешно пытаясь нащупать опору. Дьявол бы побрал всех лошадей на свете, и особенно эту черную сумасшедшую чертовку, с досадой думал он.
Внезапно невдалеке послышался треск, и Джейсон опустил глаза вниз: до земли было примерно восемь футов, не меньше. Вот проклятие! Он замер.
Треск повторился снова, а затем снизу донесся смех. У Джейсона перехватило дыхание: девушка в платье служанки, с длинными черными волосами, прекрасная как мечта, звонко смеялась, и голос ее напоминал журчание прозрачной воды ручья.
Неожиданно сучок обломился с громким треском, и шотландец едва успел раскинуть руки, чтобы смягчить удар. С трудом выбравшись из-под груды веток, задыхаясь, он упал на траву, и тут же девушка неуверенно отступила назад, смущенная неприкрыто оценивающим взглядом распластавшегося на земле мужчины. Хотя незнакомец, судя по всему, был аристократом, однако что-то подсказывало ей: бояться нечего, перед ней добрый, сердечный, справедливый человек, не похожий на обычных посетителей Пенскотт-Холла. Его золотистые волосы спадали на плечи, а глаза весело блестели; когда он заговорил, голос его оказался глубоким, теплым, и в нем слышался сильный шотландский акцент.
– Рад познакомиться, крошка.
Мари отлично понимала, что для нее безопаснее было бы убежать, и все же не двинулась с места. Когда он приблизился к ней, в лесу стало совсем тихо: самый воздух, казалось, застыл в напряженном ожидании. Мари попыталась заговорить и не смогла. Вместо этого, увидев в открытом вороте его рубашки золотистые завитки волос, она непроизвольно подняла руки к своей груди, почувствовав со стыдом, как напряглись соски, выдавая ее неожиданное влечение к незнакомцу. Ей стало трудно дышать, и она облизнула пересохшие губы.
Джейсон взял ее руки, развел в стороны. Потрясенная, не в силах встретиться с ним взглядом, Мари опустила глаза и увидела вздувшийся холмик под бриджами. Она в тревоге вскинула голову…
Его пылающие губы прильнули к ее губам. Поцелуй обжег ее. Словно охваченные пламенем, тела их слились в одно. Из горла Мари вырвался слабый стон, и тут же рука незнакомца, обхватив ягодицы девушки, крепко сжала их. Возбужденная плоть его трепетала и пульсировала.
Мари сделала слабую попытку отступить, но все было напрасно. Теряя над собой контроль, она обхватила руками его шею…
И тут пронзительный звон разорвал тишину – обитателей Пенскотт-Холла извещали о прибытии короля.
Мари чуть не подскочила на месте. Господи! Король уже прибыл, а она…
Служанка и шотландский лорд безмолвно смотрели друг другу в глаза. Щеки девушки покрывал багровый румянец, в дымчато-серых глазах блестели слезы. Вдруг она поспешно повернулась и помчалась через кустарник.
– Подождите!
Слишком поздно, незнакомка уже скрылась из виду, зато кобыла как нельзя кстати вернулась и теперь стояла рядом в ожидании.
– Поехали, Бесс. – Джейсон встряхнулся. – Нам пора заняться делом. Четыре дня мы ожидали аудиенции у короля, и теперь у нас есть возможность убедиться, насколько хорошо корона Стюартов держится на голове нового владыки.


Пенскотт-Холл звучал как один большой оркестр: клавесин, скрипки, рожки, трубы… В зале приседали и кружились в танце пары; сплетники упражнялись в злословии, обсуждая последние новости, обраставшие в их устах неимоверной ложью; в воздухе стоял туман от осыпавшейся с бесконечного множества лиц и париков пудры.
В одной из боковых комнат Мари уложила последний локон на голове Гвендолин и теперь, отступив в сторону, внимательно оглядывала прическу хозяйки. Мелкие завитки на лбу, длинные вьющиеся локоны на ушах, восхитительные кудряшки на шее – Гвендолин рассматривала свое отражение с видом военачальника, изучающего карту местности, прежде чем отправиться на поле боя. Наконец она удовлетворенно кивнула и вернулась к прерванному монологу:
– Так вот, Стувисант… Он, несомненно, самый красивый из всех ганноверцев, как ты считаешь? Немного тяжеловат, правда, но, с другой стороны, они все такие. Ты меня слушаешь?
– Да, мадам. – Мари набросила на плечи хозяйки длинную накидку, закрепила ее на шее и подала ей маску, для того чтобы пудра не попала в глаза, а потом взяла полную пригоршню талька и дунула на Гвендолин. Когда облако рассеялось, ей осталось только нанести заключительные штрихи.
– Но Эдмонда ты по крайней мере видела, я надеюсь? – спросила Гвендолин, не снимая маски.
– Лорда Пенскотта я встретила внизу, мадам. Он…
– Молоденький многообещающий петушок, вот кто. Слишком много связей. К тому же он со всеми обходится так, как ему удобно. Ну да ничего: я сумею привлечь его внимание – во мне он найдет нечто неожиданное для себя, если, конечно, осмелится. Ну, ты закончила?
– Да, мадам.
Эдмонд. Мари о нем даже и не думала. Худощавый, изнеженный, даже женоподобный, он вечно крутился при дворе, что не добавляло ему привлекательности. Бедные девушки-горничные подпускали его слишком близко, прежде чем успевали разглядеть, что он собой представляет. Сегодня вечером Мари проходила по коридору, в то время как он о чем-то разговаривал с капитаном Грегори. Сразу поняв, что она служанка, Пенскотт-младший, не задумываясь, ущипнул ее за грудь. Мари, громко взвизгнув от неожиданности, убежала под громкий хохот мужчин.
Гвендолин, встав, потянулась и произнесла с мечтательной улыбкой:
– Ты видела шотландца?
Мари оставалось лишь надеяться, что хозяйка не заметила, как вспыхнуло ее лицо.
– Шотландца, мадам?
– Да. Я имею в виду лорда Джейсона Брэнда – говорят, он приехал, чтобы добиться аудиенции у короля. Боюсь, на это шансов мало, и вообще меня не интересует, что там у него в голове, а вот что скрывается под узкими бриджами и бархатным камзолом… Возможно, я найду способ это выяснить – не хочу, чтобы он покинул Пенскотт-Холл без всякого вознаграждения.
Мари сжала губы. Человек, которого она повстречала в лесу, этот свободный смеющийся лесной дух, по ее мнению, отнюдь не заслуживал коготков леди Гвендолин.
– Итак, Мари, можешь пока заняться другими делами – ты мне сегодня больше не понадобишься. – Гвендолин еще раз проверила прическу и вышла.
Закрыв за ней дверь, Мари порадовалась тому, что может хотя бы на несколько минут остаться одна… Подойдя к зеркалу, она внимательно оглядела себя. Как, наверное, разозлится Арабелла, да и все остальные служанки. Прошло три часа с тех пор, как на ней было это платье, а ей все еще не верилось, что это не сон: шелковое, телесного цвета, с глубоким вырезом, платье удачно подчеркивало ее полную упругую грудь, белизну плеч и шеи, а полудрагоценный дымчатый кварц на корсаже как нельзя лучше сочетался с цветом глаз. Относительная простота этого наряда в сочетании с молодостью и лучезарной красотой Мари создавали эффект классической элегантности, чем не могла похвастать ни одна из присутствовавших на балу дам.
Мари вздохнула. Леди Гвендолин пообещала вознаградить лорда Брэнда. Руки ее сами собой сжались в кулаки, но она тут же разжала их. Лорды и леди играют в свои игры, и у нее нет никаких причин завидовать им.
И тем не менее она испытывала безумную ревность.


В том, что центром внимания всех присутствовавших в зале являлся Георг Ганноверский, правнук Якова I, теперь известный как его величество король Георг I, не было ничего удивительного; и все же этот человек, невысокий, плотный, светлокожий и, несмотря на свои пятьдесят четыре года, невероятно застенчивый, похоже, чувствовал себя среди всей этой расфранченной знати не в своей тарелке. Вряд ли такой король сможет править страной, подумал Джейсон. Вдобавок Георг не говорил по-английски, хотя это было еще не самым большим его недостатком.
Однако существовали моменты, которые вполне устраивали Джейсона. Георг I, воспитанный как солдат, слыл храбрым, мужественным, порой упрямым и не испытывал, судя по слухам, особой любви к своим вассалам. Хотя, возможно, сэр Роджер Пенскотт и его приятели-виги уже успели убедить короля в своих лживых и грязных наветах… Джейсон нахмурился.
– А, Брэнд! – услышал он позади голос Пенскотта-младшего. – Наш любопытный всадник.
– Любопытный?
– Я имею в виду то, как вы отделились от королевской свиты и устремились в лес. Надеюсь, вы там нашли что-нибудь интересное?
Судя по выражению лица Эдмонда, этот молодой человек явно недолюбливал Джейсона Брэнда. Хотя он и не являлся наследником титула и поместий, но тем не менее считал себя неизмеримо выше какого-то там шотландца с гор.
– В первый момент я решил, что это знак для отряда якобитов, прячущихся в лесу. – Эдмонд притворно засмеялся.
Ботмэр, королевский переводчик, не выдержав, тоже громко расхохотался, а король отвел глаза, раздраженный тем, что не мог понять, над чем смеются эти двое.
– Ну что вы, сэр. – Джейсон улыбнулся как можно любезнее. – В таком случае мы бы вас только и видели вместе с вашей хорошо натренированной кобылой. Говорят, она мчится прочь, едва почует малейшую опасность.
Эдмонд вспыхнул. Этот проклятый шотландец слишком скор на язык. Стоявшие рядом по-прежнему громко смеялись, но объектом их веселья теперь был он сам, и это еще больше его разозлило.
– Сир! Я протестую…
Джейсон повернулся к королю и склонился в низком поклоне:
– Ваше величество, я долго ожидал случая просить у вас аудиенции. Ваши люди слишком усердно вас защищают – они решают за вас, что вы должны услышать, а что нет. Но вот наконец я стою перед вами и молю выслушать меня.
Король поднял на Джейсона ясные голубые глаза и терпеливо ожидал, пока переводчик закончит. Затем он молча сделал глоток из своего кубка и обернулся к хозяину дома:
– Когда у нас назначена охота, милорд?
– На завтра, в десять.
Король и граф Стувисант, бывший его советником, шепотом перекинулись парой слов, после чего Георг встал и пошел прочь, даже не взглянув на тесный кружок придворных. Все глаза устремились на графа.
– Его величество предлагает одиннадцать часов. После охоты он удалится в свои апартаменты на ленч. Милорд Брэнд может присоединиться к нему в это время, но ненадолго. – Коротко поклонившись, Стувисант удалился вслед за королем.
Лорд Пенскотт кинул тревожный взгляд в сторону Джеймса Грегори. Капитан присоединился к придворным в середине разговора и теперь молча разглядывал шотландца, размышляя о том, как вовлечь его в такую ситуацию, которая не могла бы разрешиться ничем иным, кроме дуэли. Надо было действовать осторожно, чтобы не вызывать гнев короля. Едва заметно кивнув Пенскотту, Грегори придвинулся ближе к Джейсону.
– Вот мы и снова встретились, милорд. Кажется, вы играете в карты?
Шотландец ответил осторожной улыбкой:
– Нет, но у меня есть кое-какой опыт игры в кости.
– Прекрасно. Тогда сыграем сегодня вечером?
– Если хотите, капитан.
– О, еще как! До встречи.
Теперь Грегори было чем гордиться. Дальнейшее представлялось ему совсем нетрудным: проиграть Брэнду, потом обвинить его в нечестной игре и вызвать на дуэль. Пистолеты ждут, и какие пистолеты!


Грациозно двигаясь по залу, Мари переходила от группы к группе и, прислушиваясь к разговорам, чувствовала себя на седьмом небе. Все это так восхитительно, просто необыкновенно! Женщины бросали на нее завистливые взгляды, а мужчины уже семь раз приглашали ее на танец, и как жаль, что ей приходилось отказывать – ведь она не знала ни одной фигуры… Порой она даже вступала в беседу, и дважды ей удалось увидеть блистательного шотландца. Один раз Мари буквально наткнулась на него; он подмигнул ей и попытался взять ее за руку, но она тут же убежала.
Ближе к полуночи Мари, набравшись храбрости и заранее приготовив слова, которые скажет ему, сама отправилась на поиски, и тут, к величайшему своему огорчению, она увидела, что граф стоит рядом с Гвендолин. Сердце ее, казалось, перестало биться. Все очарование этого вечера для нее пропало окончательно. Не обращая ни на кого внимания, не сознавая, что делает, Мари побежала в дальний конец зала, где находился выход на кухню…
Однако стоило ей только скрыться за дверью, как следом за ней на кухню вбежал Траш. Увидев Мари, притаившуюся в углу, он хищно оскалился:
– Это еще что такое? Хозяин требует, чтобы ты немедленно шла к гостям. И не забудь про французский язык!
Мари покорно кивнула и медленно поплелась обратно. Идти в зал ей вовсе не хотелось: Эдмонд Пенскотт уже недвусмысленно дал ей знать о своих намерениях, так же как и капитан Грегори, но больше всего ее пугала мысль снова увидеть Джейсона Брэнда рядом с неотразимой леди Пенскотт.


Роджер Пенскотт беспокойно расхаживал по своему кабинету. Час поздний, он устал, и глаза его слипались, однако празднество продолжалось, а протокол требовал, чтобы хозяин дома оставался на ногах до тех пор, пока не ляжет король.
Неожиданно дверь распахнулась и в кабинет вошел запыхавшийся капитан Грегори.
– Ну?
Тот пожал плечами:
– Два часа я выслушивал всякую чушь, потерял кругленькую сумму, но Брэнд так и не появился, хотя обещал. Где он сейчас, ума не приложу. В любом случае я не смогу обвинить его в мошенничестве, если он не сядет со мной за игорный стол.
– А Эдмонд?
– Наливается бургундским.
– Хорошо. Проследите за тем, чтобы он больше не связывался с Брэндом. К сожалению, язык у него работает быстрее, чем мозги.
– Нам с ним одинаково не нравится этот шотландец.
– Да, вот только возможности у вас разные. Эдмонд молодой, горячий, со всеми задатками удачливого человека, но, к несчастью, у него нет опыта, и сдерживать себя он вряд ли станет.
– Но стрелять-то он умеет, как я слышал.
– Пристрелить браконьера совсем не то, что драться на дуэли.
– Если есть воля к победе…
Пенскотт стукнул тростью об пол.
– Брэнд – это ваша задача! Проследите, чтобы мой сын держался от него подальше.
Грегори, чувствовавший себя сейчас более уверенно, чем день назад, налил себе вина и насмешливо улыбнулся:
– Можете успокоиться, милорд, Эдмонд уже забыл тот эпизод с Брэндом. Сейчас его интересует совсем другое – то, что он назвал огромным новым гаремом. Надо отдать ему должное, времени он не теряет и, невзирая на бургундское, уже успел обработать одну красотку, а сейчас занимается другой.
Пенскотт не на шутку встревожился:
– Какой именно?
– А вот той черноволосой, что прислуживает вашей жене. Кстати, она отлично смотрится в новом платье.
– Черт!
– Милорд, не можете же вы сами вынашивать планы в отношении этой крошки.
– Мои планы вас не касаются, капитан, за исключением тех, которые вам надлежит выполнить. Эта девушка – девственница, что я очень высоко ценю. Такое сокровище не растрачивают по пустякам, его используют в нужное время и за соответствующую цену. Предупредите Эдмонда, чтобы он к ней не прикасался. Мари-Селеста Рейвен – моя собственность, прошу не забывать об этом. А теперь идите и займитесь Джейсоном Брэндом.
Грегори вздохнул и поспешно вышел, решив, что сейчас старику лучше не перечить. Когда кругом плетут паутину, надо двигаться как можно осторожнее, иначе попадешь в нее вместе со всеми потрохами.


Гвендолин Пенскотт лениво протянула руку и взяла птифур с подноса на полу. Результаты двухчасового туалета были разбросаны вокруг в полном беспорядке: расшитый жемчугом корсаж небрежно свисал со спинки стула, смятое роскошное платье лежало наполовину скомканным под ее спиной, а жемчуг с разорванного ожерелья скатился под кровать. Портниха, конечно, не ожидает, что увидит свое изделие в таком виде, – потребуются долгие часы кропотливого труда, чтобы привести платье в порядок.
Гвендолин взяла еще одно пирожное и повернулась на бок, даже не пытаясь скрыть то укромное местечко, где ее любовник, к обоюдному удовольствию обоих, оставил свое пылавшее жаром содержимое.
– Восхитительно, сэр Жеребец! – Она поднесла пирожное к губам Джейсона и тут же отдернула, прежде чем он успел откусить.
– Как я понимаю, мы обедаем в одиночестве, мадам?
– Да, эта комната для гостей пустует, так что бояться нечего. – Гвендолин хихикнула.
– А я и не говорил, что боюсь, просто не хочется защищать свою честь в чем мать родила. – Джейсон снова попытался ухватить пирожное и снова промахнулся. – Ах так! Ну держись…
Гвендолин с многообещающим видом упала на спину и быстро положила последний кусочек пирожного на то влажное местечко, где зарождалась страсть.
– Угощение для самого лучшего Жеребца, сэр.
Дыхание ее участилось, когда он нашел языком ее угощение, и Гвендолин в ожидании грядущего наслаждения томно прикрыла глаза.


Несмотря на все старания, Мари так и не удалось узнать ничего особенного, за исключением того, что тори – настоящее проклятие для англичан. О вигах же никто не произнес ни слова; видимо, королевские советники рекомендовали своему монарху подождать, прежде чем принимать сторону одной из двух соперничающих группировок.
Зато трижды за сегодняшний вечер девушка ловила на себе взгляды Эдмонда, а от его сальной улыбки кровь стыла у нее в жилах. Как раз сейчас он направлялся прямо к ней, и Мари, присев в глубоком реверансе, быстро ускользнула через боковую дверь, а затем побежала через заброшенный коридор, который вел ко входу на галерею скульптур.
Лишь когда узкая дверь закрылась за ней с громким стуком, Мари немного успокоилась. Здесь она была в безопасности – Эдмонд поищет ее немного и вернется к своему бургундскому…
И тут внезапно рядом с ней распахнулась незаметная потайная дверь, в проеме которой появился улыбающийся Эдмонд с канделябром в руке.
– Прекрасное укрытие, моя дорогая, – вкрадчиво проговорил он. – Вы ведь не знали, что я долгое время жил в этом доме и изучил его вдоль и поперек, не так ли?
Не отвечая, Мари помчалась через всю галерею к главному входу. Если удастся вовремя отпереть засов…
Эдмонд успел схватить ее в тот самый момент, когда засов уже открылся.
– Ну-ну, моя дорогая, не надо так спешить. Я умираю от тоски по вас с той самой минуты, как увидел вас и узнал, кто вы такая. Мне говорили, что вы девственница, хотя я не очень верю такому счастью, но существует только один способ это проверить. – Поставив свечу на пол, Эдмонд рывком притянул девушку к себе, а когда она попыталась вырваться и убежать, ухватил ее за платье. Материя, затрещав, разорвалась, и Мари, столкнувшись с какой-то скульптурой, оказалась на полу вместе с ней, что вызвало страшный грохот. Теперь они с Эдмондом ползали по скользкому паркету, и острые осколки мрамора впивались в ее нежную кожу.
Внезапно Мари почувствовала пальцы Эдмонда на своей обнаженной груди и пронзительно завизжала от ужаса. Вероятно, из-за этого ее преследователь потерял всякий контроль над собой: он закрыл ей рот пьяным поцелуем, а затем с силой ударил ее несколько раз по лицу.
В пылу схватки ни Мари, ни насильник не заметили луч света, проникнувший сквозь приоткрывшуюся дверь. Эдмонд, сорвав накидку с ее головы, наклонил к ней лицо, и тогда девушка плюнула ему в глаза.
– Грязная шлюха!
Эдмонд снова занес руку для удара, но внезапно кто-то оторвал его от Мари и, подняв в воздух, отшвырнул на другой конец галереи; голова молодого графа с глухим стуком ударилась о статую ухмыляющегося сатира. Как в тумане Мари чувствовала, что ее подняли на ноги, и в поисках спасения она прижалась к крепкой мужской груди…
– Все кончилось, крошка, не надо бояться, больше тебя никто не обидит.
Крепкий мужской запах, глубокий мягкий голос…
Теряя сознание, Мари успела в последний момент ощутить странный прилив сил, как будто кто-то поднимал ее из тьмы к свету.


Очнулась Мари лишь через несколько часов. Все мышцы ее болели, и ей долго не удавалось понять, где она находится.
Но вдруг ей показалось, будто она узнает обстановку вокруг себя. Девушка приподнялась на постели: комната учителя Бена!
В этот момент дверь открылась и Бен показался на пороге.
– Доброе утро! Наконец-то наша девочка очнулась, – с беспокойством произнес старый моряк.
Мари рывком натянула на себя одеяло.
– О, Бен, мое роскошное платье разорвано – теперь все будут смеяться надо мной, а лорд Пенскотт, наверное, придет в ярость. Дядюшка, я боюсь.
Старик, улыбаясь, погладил ее по плечу.
– Успокойся, дитя, граф знает, что это не твоя вина.
– Но почему я здесь?
– Ты не помнишь?
– Нет…
– Я пообещал, что присмотрю за тобой до утра. – Бен подошел к камину, достал кувшин и налил в чашку подогретого шоколада. – Вот, выпей. Траш освободил тебя от работы.
– Но к чему все это? Разве что-нибудь произошло?
– Происходит, – уточнил Бен. – Эдмонду не понравилось то, как Брэнд с ним обошелся прошлой ночью, и он вызвал шотландца на дуэль, она должна состояться сегодня на рассвете у реки. Не могу понять, почему Брэнд выбрал рапиры – это не его оружие, а Эдмонд между тем слывет отличным фехтовальщиком. – Бен недоуменно покачал головой. – Ладно, пей шоколад и можешь еще поспать, а я пойду посмотрю, чем у них там все кончится.
Не решаясь спорить, Мари выпила густую сладкую жидкость и закрыла глаза, однако уже через полчаса, когда первые лучи солнца заглянули в комнату, она выскользнула из постели и, завернувшись в простыню, вышла за дверь, чтобы, незаметно проскользнув в дом, снять с себя разорванное платье и переодеться.
И тут она вспомнила все. О Господи, дуэль!
Задыхаясь, Мари помчалась через ухоженную лужайку, потом взбежала вверх по глинистому берегу ручья. Вскоре впереди послышался звон клинков, а затем раздался крик боли, который сразу же заглушил рев толпы. Вклинившись в нее и изо всех сил работая локтями, Мари успела увидеть, как по рубашке одного из дуэлянтов расползается багровое пятно; затем священник, всплеснув руками, наклонился к упавшему, и кто-то накинул на него сюртук. Еще через несколько секунд убитого унесли.
Второй дуэлянт отделился от толпы зевак и отошел в сторону; белая рубашка его трепетала на ветру, золотисто-рыжие волосы горели в лучах утреннего солнца. Сердце девушки невольно вздрогнуло. Слава Богу, подумала она и тут же почувствовала, как краска заливает ее щеки.
Четверо слуг, сопровождаемые отцом убитого, понесли тело в замок, и вслед за ними двинулись все остальные. Джейсон Брэнд остался один. Мари снова охватила паника. Что ей теперь делать? Позвать его? Но что это даст – ведь она принадлежит лорду Пенскотту…
Шотландец стоял неподвижно, не ведая о ее мучениях, терзаемый собственными проблемами. Его вызвали на дуэль, и он принял вызов, но, победив в схватке, проиграл свое основное сражение. Как теперь быть с аудиенцией у короля Георга? Госпожа Фортуна вмешалась и разрушила все его планы. Глупо было надеяться, что сегодняшнее событие не повлияет на его долгожданную встречу с королем – имя Пенскотта среди вигов едва ли не священно, и смерть Эдмонда ни к чему хорошему не приведет, разве что избавит мир от бесполезной личности, доставлявшей другим одни только неприятности.
Снова пронесся порыв ветра, и Джейсон зябко повел плечами. Нагнувшись, он поднял тяжелую накидку, набросил ее на плечи и медленно пошел к дому. До встречи с королем оставалось не более пяти часов – за это время ему надо было подготовиться к возможному поспешному отъезду и глядеть в оба, чтобы не получить удар в спину.


Когда Траш постучал в дверь библиотеки, лорд Пенскотт раздраженно поднял глаза от бумаг. Дадут ему когда-нибудь покой или нет?! Сейчас только два часа, а ему казалось, что прошел уже весь день. Как невыносимо медленно тянется время! В соседней комнате лежит мертвый Эдмонд, младший, самый любимый сын. Как скоро он ушел от него… Настоящего горя Пенскотт еще не успел почувствовать, только гнев и ненависть, но он не сомневался: наступит день, когда человек, убивший его сына, поплатится за это.
Пенскотт извлек из-под вороха бумаг, разбросанных по столу, свой тюрбан и натянул на лысину. Все тщательно спланировано. Если дальше дела пойдут как задумано, Брэнд получит отказ у короля и его соотечественники, конечно же, поднимут бунт. И все же цена слишком высока, черт возьми!
Снова послышался осторожный стук в дверь.
– Да входите же!
Опять этот проклятый Траш! Нет ничего хуже чрезмерно преданного слуги.
– Черт возьми, неужели нельзя оставить меня наконец в покое! Что, он еще кого-нибудь убил?
– Нет, сэр, все спокойно. Он седлает коня. Через полчаса его здесь не будет.
– Какая жалость! Пусть бы попробовал остаться до утра. А тебе что надо?
– Капитан Грегори тоже уехал…
– Вот как?
– Да, сэр. Несколько минут назад. Поручил мне передать вам привет, наилучшие пожелания и еще вот это.
Он положил на стол конверт и коробку.
– Ладно. А теперь убирайся отсюда.
Траш поклонился и, пятясь, вышел за дверь.
Снова оставшись наедине со своими мыслями, граф машинально открыл коробку орехового дерева. Пистолеты, которые так и не нашли применения. Этот бездельник еще хуже, чем его отец.
Дрожащими руками старик вскрыл конверт.


«Милорд!
Меня срочно вызывают в Лондон, откуда я выхожу в море. С тяжелым сердцем возвращаю вам это прекрасное оружие и, с вашего разрешения, отныне считаю себя вашим мстителем. Надеюсь, в один прекрасный день мне все же удастся с Божьей помощью передать убийцу Эдмонда в ваши руки.
Ваш покорный слуга,
капитан Джеймс Грегори».


Роджер Пенскотт отбросил письмо в сторону. Возможно, Грегори все же не такой болван, каким показался ему вначале, и еще может пригодиться. Проблема лишь в том, что «один прекрасный день» – слишком далекий срок.


Новость о дуэли и последующей аудиенции Джейсона Брэнда у короля мигом облетела весь дом. Его величество выслушал просителя при полном молчании придворных, после чего велел ему до наступления ночи исчезнуть с глаз долой. В просьбе Джейсону было категорически отказано, зато он получил весьма неприятный выговор за дерзость. Теперь у графа не оставалось ни малейших сомнений в том, что ему надо уезжать как можно скорее и как можно дальше от людей, которые могут расценить королевское заявление как безоговорочное отпущение любого акта возмездия. Бледный от ярости, шотландец, с трудом сохраняя почтительность, пятясь, вышел из зала, в котором проходил прием.
Мари давно выплакала все слезы и теперь стояла перед открытой дверью конюшни, вдыхая запах лошадей, кожаной упряжи и свежескошенного сена. Вдруг кто-то схватил ее за руку, грубо сорвал с головы кружевной чепчик. У Мари перехватило дыхание… Но тут из темноты вышел Джейсон Брэнд.
– Маленькая лесная нимфа! Прошу прощения, крошка, но обстоятельства вынуждают меня быть осторожным. Обещаниям лорда Пенскотта не стоит слишком доверять.
– Я… я только хотела поблагодарить вас. – Мари подала ему узелок. – Тот случай с Эдмондом… Вы тогда спасли меня от бесчестья, а может быть, и от смерти.
– Думаю, твой обидчик теперь играет в те же игры с дьяволом. – Джейсон мрачно усмехнулся и пошел по проходу к своей кобыле, но внезапно остановился и, облокотившись о барьер стойла, развязал узелок.
Он заговорил хриплым от волнения голосом:
– Хлеб… мясо… Не нужно было этого делать, крошка. Если о твоем поступке кто-нибудь узнает, тебе не поздоровится.
– Мне все равно, а вам это поможет подольше ехать без остановки на случай, если кому-то вздумается последовать за вами.
Джейсон привязал узелок с едой к седлу и, подойдя к Мари, провел рукой по ее мягким локонам.
– Глаза серые, как туман, и волосы черные, как те тайны, которые они скрывают. Как мне узнать, что ты за женщина?
Мари попыталась заговорить, но он тут же перебил ее:
– Я сам хочу найти ответ, своим собственным способом. – Джейсон рывком притянул ее к себе. Мари прижалась к нему. Грудь ее до боли ждала его ласки, пылающий язык проник в его рот. Нет, она не может его так отпустить. Не сейчас. Никогда.
Прозвенел гонг; один раз, второй, третий… Задыхаясь, молодой человек с трудом оторвался от нее.
– Проклятый Роджер Пенскотт! Я должен ехать, крошка. – Подведя кобылу к выходу, он вскочил в седло.
– Возьмите меня с собой.
Граф на мгновение задумался, глядя на Мари сверху вниз.
– К сожалению, сейчас это невозможно. В одном только могу поклясться – я приеду за тобой, как только смогу.
Нагнувшись, он поднял девушку в воздух, и их губы снова встретились. Мари казалось, что ее душа переливается в него; кровь так и пела в ее жилах, голова шла кругом.
В следующий момент она уже снова стояла на земле. Джейсон поскакал вперед, не оглядываясь; Мари смотрела ему вслед, едва сдерживая слезы. Он уехал, ничего не оставив, кроме воспоминания о поцелуе и обещания вернуться.
– Да, – прошептала она, дотронувшись до щеки, хранившей след от прикосновения его пальцев. – Да, мой дорогой. Я буду ждать тебя всегда.
Лишь поздно вечером, лежа в постели, Мари вспомнила, что даже не сказала ему своего имени, но какое это теперь имело значение. Джейсон Брэнд обещал ей, и он вернется сюда.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна

Разделы:
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Ваши комментарии
к роману На берегах любви - Кэррол Шанна



Очень тяжелый роман,но интересный.Может только мне он дался тяжело?Попробуйте.7,5
На берегах любви - Кэррол Шаннас
20.10.2014, 23.27





Согласна с комментарием выше: роман тяжеловат. Пираты и злоключения описаны без прекрас, присутствующих в других романах, много похоти, мало чувств, куча злодеев, море приключений. Про главного героя могу сказать что он настоящий кобель и свинья. Наверное поэтому концовка и предисловие не рассказывают от домике с детишками, потому что на такого мужчину никогда нельзя положиться. Член у него встаёт на каждую юбку, а героиню он и так не раз забывал в очень удобные для него моменты. 7/10
На берегах любви - Кэррол ШаннаВирджиния
25.10.2015, 12.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Rambler's Top100