Читать онлайн На берегах любви, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На берегах любви - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На берегах любви - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

На берегах любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Мари очнулась от едкого запаха, треска дерева, скрипа веревок… Солнце туманным бледно-желтым диском плыло в густом облаке дыма, поднимавшегося над Ла-Каше. В который уже раз город горел, превращаясь в руины. Она отвернулась от страшного зрелища… и взгляд ее наткнулся на еще более ужасающую картину. Виселицы стояли совсем рядом – тела троих жителей Мистере раскачивались на ветру. Утренний бриз не освежал – напротив, он только раздувал огонь.
Мари почувствовала, что снова теряет сознание. Неожиданно чья-то рука приподняла ей голову, а у губ оказалась чашка с водой. Джузеппе! Она хотела взглядом поблагодарить его, но в этот момент караульный с мушкетом оттолкнул ее благодетеля ударом приклада.
– Пошел прочь отсюда! Когда мы решим дать ей воды, то сделаем это сами.
– В чем дело, сержант?
Моряк посторонился, давая дорогу офицеру. Мари показалось, что она узнает его. Вот он подошел ближе. Пуллэм!
Лейтенант нагнулся и внимательно оглядел ее. Если он и испытывал хотя бы малейшее сочувствие к ней, то хорошо это скрывал. Видимо, сейчас главным для него было произвести должное впечатление на подчиненных.
– Итак, вы живы. – Он быстро оглянулся. – К сожалению, я ничем не могу вам помочь. Надеюсь, вы это понимаете?
Мари дотронулась до шишки на голове и поморщилась от боли, потом перевела взгляд на виселицу.
– Я должна к ним присоединиться?
Пуллэм издал какой-то невнятный звук; от вида мертвых тел у него самого все переворачивалось внутри.
– Нет. Капитан Грегори особо настаивает на том, чтобы вам не дали умереть.
Он замолчал, видно, припоминая ту ночь, которую они провели вместе. Невероятно: женщина, которая могла предаваться любви с такой неподдельной страстью, оказалась мятежницей, пираткой, убийцей…
– Вас предадут суду и покарают публично, для примера. Мне придется подчиниться. – Пуллэм выпрямился. – Сержант, соберите команду. Мы отправимся, как только все будут на борту. Надеюсь, это не займет у вас больше получаса.
– Да, сэр.
– А вы, доктор, можете продолжать свое дело. Только смотрите, чтобы она не сбежала, иначе поплатитесь головой.
Джузеппе робко приблизился; лицо его было бледно как мел, руки тряслись. Но по крайней мере он свободен. Значит, трюк с наручниками сыграл-таки свою роль и избавил его от виселицы.
– Прости, Рейвен. Ты всегда хорошо ко мне относилась, не насмехалась надо мной, как некоторые. Я бы очень хотел тебя отпустить, но…
– Не думаю, что, даже будь я свободна, мне удалось бы далеко убежать – у меня голова очень кружится, а ноги почти не шевелятся, как будто они из ваты. – Она с благодарностью сделала глоток воды из чашки, которую Джузеппе поднес к ее губам. – Что стало с остальными? Все погибли?
– Вовсе нет. Они скрылись в горах. Поймали только этих троих. Некоторые с вашего корабля тоже добрались до берега, не знаю только, что стало с ними потом. Пуллэм сам распорядился поджечь город, в отместку за смерть своих моряков.
Мари тяжело вздохнула:
– Значит, они по крайней мере не собираются уничтожить весь остров?
– Нет. Им нужна только ты. Они хотят отвезти тебя обратно в Англию, чтобы там повесить. – Лицо его сморщилось словно от боли.
– Я ничего другого и не ждала. Хотя лучше, если бы это совершилось побыстрее.
– Грегори весь раздувается от гордости, как свинья, набитая дерьмом. Говорит, что тебя будут отменно охранять всю дорогу до самого Лондона, а уж там он тебе отплатит за все неприятности, которые ты ему причинила.
Внезапно чьи-то грубые руки подняли Мари на ноги. С полдюжины моряков похотливо разглядывали стройную фигуру женщины в смятой блузе и бриджах.
– Твое дежурство окончено; теперь есть кому присмотреть за ней, костоправ.
– Но мне сказали…
– Быстро в лодку, не то мы прикончим тебя здесь.
Джузеппе моментально исчез. Оставленная Мари покачнулась без поддержки, но все же ей удалось устоять на ногах. Нельзя показывать им свою слабость.
– Ну, парни, что скажете? Вот это пиратка так пиратка!
– Точно. Лакомый кусочек!
Сильный толчок, и она вылетела прямо на середину тесного круга.
– Все хорошо знают, – прошипела Мари, – какие свиньи и подонки служат на королевских кораблях. Такие вы и есть.
Кто-то хлестнул ее по лицу – щека загорелась огнем. Огромным усилием Мари заставила себя распрямиться и взглянула прямо в лицо обидчику. Тот снова занес ладонь.
– Капрал! – раздался гневный голос Пуллэма. – Немедленно прекратить!
Что ж, и то хорошо. Помочь ей он не может, но по крайней мере, пока она на его ответственности, эти негодяи не причинят ей вреда.
Моряки вытянулись в струнку, держа мушкеты у плеча.
– Ваше имя?
– Гиннесс, сэр. Роберт Гиннесс. Капрал его величества короля…
– Достаточно. Насколько я знаю, вам никто не поручал наказывать пленных.
– Да, сэр.
Остальные члены команды молчали, благодаря судьбу за то, что не они оказались виновниками происшествия. Тот, чье имя становилось известно начальству, мог ожидать от капитана Грегори чего угодно.
– Лодки готовь! – раздалась чья-то оглушительная команда.
Из-за деревьев показался еще один отряд моряков, и тут же вокруг началась лихорадочная деятельность. Пуллэм выхватил шпагу и взмахнул ею над головой. В ответ «Брестон» изрыгнул облако дыма. Раздался оглушительный залп, засвистели ядра.
Мари почувствовала, как ее тащат куда-то. Она успела лишь понять, что береговая команда возвращается на корабль под прикрытием огня с «Брестона». Все заняли свои места. Пуллэм, садившийся последним, неожиданно дернулся и, схватившись за левое плечо, неловко перевалился через борт внутрь лодки. Поразившая его пуля прилетела откуда-то из города, однако из-за дыма никто не разглядел стрелявшего.
Никакой дополнительной команды уже не требовалось – все лодки дружно устремились к кораблю, в то время как Джузеппе, пробившись к раненому лейтенанту, принялся на ходу оказывать ему помощь.
Мари оглянулась на Мистере: крохотные фигурки, сбегая с лесистых холмов, суетились в надежде спасти то, что еще осталось от города Ла-Каше. Но ей уже никто не поможет. Сейчас ее привезут на корабль, прямо в руки Грегори. Как он, должно быть, ее ненавидит – ведь она выставила его голым перед всей командой и увела у него корабль. Теперь он не упустит случая отомстить, унизить ее. От этой мысли Мари вся сжалась. Любая смерть лучше того, что может придумать этот маньяк.
Неожиданно, не думая больше ни о чем, она рванулась к борту, и тут же сидевший ближе к ней моряк взмахнул увесистым кулаком. Боль ослепила ее, и она провалилась в темноту.


Странное оранжевое сияние возникло перед ее глазами, и Мари очнулась. Туманные, расплывающиеся лица постепенно обрели отчетливые очертания. Одно из них было ей хорошо знакомо. Вот оно приближается; слой пудры не может скрыть безобразный шрам на щеке, глаза горят злобным торжеством.
– Счастлив снова видеть тебя на моем корабле.
Мари содрогнулась. В промокшей одежде, с мокрыми, спутавшимися волосами, она ощущала себя изношенной тряпичной куклой, которой успели попользоваться множество ребятишек. Каждая ее мышца, каждая клеточка болела невыносимо. Дрожащими пальцами она дотронулась до разламывающейся от боли головы, и только тут обнаружила, что лежит на полу. У ее ног стоял какой-то молодой моряк.
– Помогите мне подняться.
Тот мгновенно протянул руку. Лишь после того как Мари встала на ноги, он, видимо, осознав, что эта женщина – пленница и, уж конечно, не может отдавать ему приказания, густо покраснел и вернулся на свое место.
Мари оглядела каюту, гораздо более просторную и роскошно обставленную, чем та, что была на «Шпаге Корнуолла». Золоченые резные панели, в центре массивный стол со скатертью из дамасского полотна, на нем серебряный чайный прибор. Тяжелые кожаные кресла привинчены к полу, бронзовые подсвечники начищены до зеркального блеска. У одной стены в углу – дубовый шкаф, у другой – огромная кровать под тончайшим покрывалом.
Грегори стоял в царственной позе, положив руку на эфес своей новой шпаги. Интересно, чего он от нее ждет?
– Надеюсь вы меня простите, капитан, за то, что я не могу вернуть вам вашу шпагу и дуэльные пистолеты. Они остались там, на моем корабле.
Она специально выделила слово «моем», и ее удар достиг цели. Грегори весь напрягся, торжествующей улыбки как не бывало.
Внезапно дверь распахнулась и в каюту вбежала темнокожая девушка в пышной цыганской юбке. Увидев Мари, она остановилась, и глаза ее вспыхнули ненавистью. Армид! Так вот от кого Грегори узнал о Мистере! Но как он нашел ее?
– Она еще жива? – Мулатка набросилась на Грегори, словно тигрица. – Почему? Ты же сказал, что ее повесят!
Грегори схватил ее за массивный медный браслет у запястья и с силой дернул. Когда Армид попыталась высвободиться, он еще раз дернул, вывернул ей руку за спину и рванул вверх. Его жертва вскрикнула от боли.
– Я разве не говорил, в каких случаях тебе разрешается входить в мою каюту, а в каких нет? Пожалуйста, запомни на будущее и не делай больше таких ошибок.
Казалось бы, подобное обращение должно было смутить Армид, но вдруг она, не обращая внимания на боль в руке, рванулась к Мари, хватая воздух длинными ногтями. Обе женщины упали на пол, прямо к ногам моряка, стоявшего у двери.
Грегори дал знак часовому удалиться и закрыл дверь. Потом он не спеша обернулся со зловещей усмешкой на губах.
– Продолжайте, милые дамы.
– Но… – запротестовала Мари, пытаясь подняться, – я ничего не…
Армид кинулась на нее, не дав докончить фразу. Мари откатилась назад, до самой стены, и вдруг, неожиданно ухватив Армид за волосы, рванула ее голову в сторону. Мулатка злобно зашипела и попыталась лягнуть свою противницу.
Грегори сел в кресло, громко засмеялся и захлопал в ладоши.
– Браво!
Защищаясь, Мари отступила в сторону.
– Остановите ее.
– Ну нет, моя дорогая! – Лицо капитана исказилось ненавистью. – Ты же у нас любишь сражаться – вот и останови ее сама.
Еще какое-то время пленница пыталась сопротивляться, но мулатка, силы которой не были подорваны, удерживая ее одной рукой за блузу, другой обхватила сзади за шею и начала душить.
Все закружилось в бешеном вихре, каюту заволокло туманом.
– Хватит, довольно! – Грегори, подойдя к дерущимся женщинам, с силой ударил Армид по руке. Мулатка ослабила хватку и, тяжело дыша, отбежала к столу.
Лицо Грегори приближалось, на губах его играла отвратительная усмешка:
– Кажется, я уже когда-то говорил, что у тебя красивая грудь…
Он коснулся сначала одной ее груди, потом другой. Мари чуть не вырвало от отвращения, и она непроизвольно отшатнулась, пытаясь прикрыть грудь руками. Слезы ручьями текли из ее глаз, ноги дрожали, и казалось, она вот-вот снова потеряет сознание.
Армид рванулась к пленнице, однако властный окрик Грегори не дал ей докончить начатое.
– Хватит, я сказал!
Мулатка капризно надула губы, Грегори сразу оттаял:
– Можешь не беспокоиться, эта стерва свое получит, но только позже, в Англии. – Он обернулся к Мари: – Ты, девочка, причинила мне слишком много неприятностей. Нет такого наказания, такого унижения, которое я счел бы для тебя достаточным. На этом корабле шестьсот мужчин. Я могу отдать тебя им, чтобы каждый тобой попользовался по очереди. Интересно, на котором из них ты запросишь пощады?
Грегори злобно оскалился и, отойдя к окну, налил себе мадеры, а потом с наслаждением сделал большой глоток. Армид насторожилась, глаза ее сверкали как у безумной.
– К сожалению, на карту поставлено гораздо большее, чем простая месть. Удовольствие придется отложить. Тебе отведено помещение внизу; два охранника будут находиться при тебе неотлучно. Тебя будут регулярно кормить, поить и выводить на прогулки. Надеюсь, мое гостеприимство придется тебе по вкусу?
– Но…
– Молчать! Я не давал тебе разрешения говорить. Может быть, тебе будет интересно узнать, что теперь пришла моя очередь тебя использовать. В Англии, когда ты сослужишь мне свою службу, тебя повесят. Обещаю, что буду смотреть, как ты подыхаешь на виселице, до самого последнего мгновения.
Грегори замолчал. Несколько секунд никто не произносил ни слова. Резким движением капитан выпрямился, словно стряхивая с себя оцепенение.
– Позвать ко мне капрала Гиннесса!
Не в силах сдержать ярость, Армид сорвалась с места, однако прежде, чем она успела снова наброситься на Мари, капрал уже вошел в каюту.
Грегори встретил его холодной улыбкой:
– Отдаю вам пленницу под личную ответственность. Кормить, поить, выводить на прогулки и не трогать: она мне нужна в полной сохранности. Если нарушите мои указания, сами займете ее место. Вам ясно?
Капрал, встав по стойке «смирно», с досады выругался про себя – его радужные ожидания в одно мгновение рассыпались в прах. Девочка в постели, как же, держи карман шире! Камень на шее, вот что она такое для него, и он с этим камнем сам как на краю пропасти. Случись с ней что, капитан Грегори его не пожалеет, будьте уверены.
– Ладно, пошли. – Он подтолкнул Мари к выходу из каюты.
– Приятного путешествия, капитан Рейвен. – Капитан Грегори с легкой улыбкой склонился в изящном поклоне.


Мари вели по палубе, освещенной лучами заходящего солнца, и все моряки провожали ее любопытными взглядами. Многие из них находились на борту корабля в тот день, когда «Шпага Корнуолла» напала на «Брестон». Тогда они получили ранения, потеряли товарищей, на них обрушился гнев командования. Но что еще хуже, вместо своего вышедшего из строя капитана они теперь должны терпеть Джеймса Грегори – и во всем виновата эта женщина.
Пусть смотрят, пока глаза на лоб не полезут. Пленницу их эмоции мало трогали, во всяком случае, гораздо меньше, чем этот люк, к которому ее вели. Снова вниз, в трюм, в новую тюрьму. Мари на миг задержалась у люка и тут же, почувствовав толчок сзади, полетела вниз по лестнице и больно ударилась о стену. Крышка люка захлопнулась.
Теперь она снова была одна. Оглядев тускло освещенное помещение, она заметила в углу соломенный тюфяк и без сил опустилась на него. Дневной свет, едва проникавший сквозь щели в стене, постепенно угасал. Скоро здесь станет совсем темно.
Мари лежала в темноте, вновь и вновь возвращаясь мыслями к Мистере. Сколько погибших… Если бы она могла заплакать! Но глаза ее оставались сухими. Она попробовала молиться. В ответ раздался чей-то резкий смех. Ее собственный! Какая злая ирония – ее снова увозят от родного дома. Судьба совершила полный оборот. Круг замкнулся.
Отец! Слышит ли он призыв дочери? Джейсон! Но Джейсона тоже уже нет. Больше она никому не нужна в целом свете.


Ну что ж, раз свалял дурака, надо теперь расплачиваться за это! Эпизод с Анжеликой повлек за собой целую цепь событий, которые он не мог предвидеть.
Когда Джейсон очнулся в одном из гостиничных номеров, голова его гудела, к горлу подступала тошнота, в мозгу все спуталось. История с захватом Джона Ло и ограблением склада повергла его в ярость. Он решил, что Мари увезла Ло с собой, быстро собрал команду и отдал приказ поднять паруса, однако оснастка обрушилась прежде, чем они вышли из бухты.
Наутро стали ясны катастрофические масштабы разрушений, и тогда же раздосадованный Джон Ло вернулся на лодке с острова Дофин. Ремонт занял четыре дня. Джейсон работал как ненормальный и не давал спуску остальным. За это время Мари в его сознании превратилась в мерзкое ненавистное чудовище. Ну да, он позволил себе интрижку с Анжеликой – и что же, из-за этого перечеркнуть все, что существовало между ними? Она даже не дала ему объясниться.
Однако постепенно взгляд его на происшедшее незаметно начал меняться. Как мог он так бездумно пренебречь ею, как мог подвергнуть их отношения такому испытанию? Он, наверное, в самом деле рассудок потерял, если решился пойти на это!
Дорога до Мистере казалась бесконечной, и все это время Джейсон то испытывал ярость, то жалел себя и ее.
Однако, войдя в бухту и увидев, что осталось от Ла-Каше, он почувствовал, что жалость исчезла. Зачем она это сделала?! Он утопит корабль, а ее… Шотландец не мог придумать для нее достойной казни. Будь проклята ее дьявольская красота, ее лживые поцелуи!
Только сойдя на берег, Джейсон узнал наконец правду. Терпеливо слушая рассказ трактирщика Кэрона о нападении англичан, он все больше и больше багровел, а кулаки его сжались с такой силой, что почти впились в ладони.
– Мы ничего не могли сделать, капитан Брэнд, – хорошо еще, что большинству людей удалось спастись вместе с несколькими матросами из команды Рейвен. Но мы и за это благодарны Богу.
Джейсон вздохнул, разжал кулаки и рассеянно кивнул. Ему необходимо остаться одному и подумать. Мари не виновна в том, что здесь произошло… Этого следовало ожидать, хотя все ее последние поступки были похожи на действия женщины, потерявшей рассудок. Джон Ло – конечно, все это из-за него. Шотландец чертыхнулся про себя. Если бы этому дамскому угоднику не приспичило остаться с ней наедине, ничего подобного не случилось бы.
Подошли Форликар и Рамад, обследовавшие разрушения на острове.
– Ну?
– Ничего нового. Они привели в негодность две пушки, но все остальные действуют. Хоуп кормит арестованных. Говорит, если капитану это не нравится, то он…
– Не важно, что она говорит. – Джейсон уже слышал кое-что о Хоуп и ее необузданности. – Пусть продолжает.
Форликар с облегчением кивнул:
– Я и сам решил с ней не спорить: она пригрозила сварить моего попугая.
– Мы уже погрузили питьевую воду, – устало проговорил Рамад. – Завтра возьмем фрукты и мясо и можем сниматься с якоря.
– Сниматься? Зачем? Куда мы направляемся? – Форликар недоуменно заморгал.
– В море, – коротко ответил Джейсон. – Куда же еще? Я должен возместить Джону Ло его золото, иначе все побережье будет для нас закрыто.
– Нелегкая задача.
– Ненамного труднее, чем убедить его, что мы не замешаны в налете на склад. Форликар, ты присмотришь за пушками на берегу. Не имею понятия, как капитан Грегори узнал о Мистере и кто еще о нем знает, но мне вовсе не хочется, чтобы «Баньши» попал в западню.
– Слушаюсь, капитан.
Небо стало пурпурно-розовым, и это подсказало Джейсону, что приближается вечер.
– Они не сожгли дом, – неожиданно проговорил Рамад.
– Что?
– Я прошел по тропинке до плантации. Дом не тронули. Метис все так же сидит и ждет ее.
Джейсон почувствовал, как в душе его снова поднимается гнев.
– Кому какое дело до метиса? И почему ты рассказываешь об этом мне?
– Потому что тебя это интересует.
– Убирайся отсюда, болван!
Однако Рамад ничуть не обиделся.
– В своей жизни я много чего натворил, Джейсон Брэнд, и хорошего, и плохого. Но за что бы я ни брался, я всегда знал, для чего это мне нужно.
– Ну и?..
Рамад бросил на своего капитана долгий взгляд, повернулся и, ступая след в след, пошел по пляжу за Форликаром.
Ох уж эти фанатичные непокорные турки! Свяжешься с ними и потом обязательно пожалеешь… Оставшись один, Джейсон еще долго кипел гневом, но в конце концов тоже медленно двинулся в сторону тропинки между деревьями.
– Я прекрасно знаю, почему я здесь. Потому что она меня предала. – Он даже испугался, услышав свой собственный голос. – Я приехал мстить, но судьба это сделала за меня. Англичане меня опередили, значит, так тому и быть. Она меня унизила в глазах команды, в глазах французов. Такое Джейсон Брэнд никому не прощает.
Продолжая бормотать проклятия себе под нос, он поднимался по тропинке, спотыкаясь о булыжники и чертыхаясь на каждом шагу, вновь и вновь переживая все происшедшее. Ну да, она каким-то образом узнала о его интрижке с Анжеликой – ему-то что?..
Незаметно для себя он добрался до вершины и растерянно огляделся. Почему он оказался здесь? Джейсон резко обернулся:
– Мари?
Вдали послышался чей-то удаляющийся смех. Или это ему только показалось?
Здесь они когда-то разожгли костер и их тела сплелись в объятии, тая от страсти. Теперь все это в прошлом – она ушла из его жизни, и он должен ее забыть, забыть, и все. Она заслужила то, что получила.
И все-таки… Все-таки она ни в чем не виновата. Это он использовал Мари, играл ее любовью, чтобы спастись самому. Кто из трусости не хотел признать правду? Кто бежал от этой правды в объятия к другой женщине?
Внезапно он понял… Эта боль, это чувство невосполнимой утраты ничем не отличаются от того, что испытала Мари. Он сам оттолкнул ее – любил, а теперь безвозвратно потерял.
Ну нет, только не это! Пока он жив, еще есть надежда. Сейчас Грегори везет Мари в Англию, чтобы там предать суду, который скорее всего приговорит ее к виселице. Значит, ему надо спешить! Но… разве не безумие думать об этом? Или это и означает любовь?


Том Ганн яростно рванул зубами кусок дымящейся свинины и сверкнул глазами на Лупа, державшего его на прицеле. Поучер с демонстративным безразличием сплюнул в огонь.
Шелби положил руку на плечо Ганна. Кроме них троих, никого с корабля Мари в живых не осталось.
– Спокойно, Том. Таким храбрецам, как этот, дай только повод.
– Да я при первом же удобном случае двумя пальцами шею ему сверну.
Луп на всякий случай отошел подальше.
– Еще хотите?
В кружок протиснулась Хоуп с дымящимся котелком в руках.
Поучер протянул чашку, и Хоуп тут же наполнила ее.
– Что он собирается делать, как ты думаешь? – шепотом спросил Шелби.
Она покачала головой:
– Похоже, ничего хорошего. Форликар говорит, он долго бродил один, и сейчас к нему лучше не приставать с вопросами.
– Пропади все пропадом! Но вот что я тебе скажу. С Томом Ганном у него этот номер не пройдет.
– И со мной тоже, – храбро добавил Шелби.
Поучер лишь поморщился. Тоже еще герои! Хотят идти на смерть – их дело, он же хочет жить. Теперь, когда Рейвен с ними нет, он никому ничем не обязан, кроме себя самого.
– Чтоб я пропал! – воскликнул Том. – Вон он идет.
Хоуп выпрямилась и отступила в сторону, а Форликар и Рамад насторожились, почуяв перемену в настроении капитана.
Да, он удачно выбрал время, подумал Джейсон. Большинство из тех, кого предстоящие события могли бы заинтересовать, спят мертвым сном, зато Ганн, Шелби и Поучер отлично помнят о том, что сейчас решается их судьба.
Сопровождаемый Форликаром и Рамадом, Джейсон подошел к пленникам.
– Я пришел предложить вам жизнь, если вы согласитесь плыть вместе со мной.
– Мы тебе ничем не обязаны, Джейсон Брэнд! – выкрикнул Том. – Наш капитан – Рейвен. Что касается меня, так оно было, есть и будет.
– Согласен. Я дам вам возможность доказать свою верность Мари. Она сейчас на «Брестоне», ее везут в Англию, и они нас здорово опередили. Но «Баньши» – быстроходное судно и сможет их догнать. Если повезет, мы окажемся у цели в одно время с ними, а может, и раньше.
– Силы небесные, капитан, что вы такое говорите?! – Форликар чуть не подскочил от возмущения, Хоуп едва не выронила котелок.
– Я с вами, в Англию, если вы собираетесь спасать Рейвен!
Джейсон ответил ей улыбкой и снова перевел глаза на Тома.
– Ну что, согласны?
Том нахмурился. Да, вот это неожиданность! Может, этот Джейсон помешался? Плыть в Англию, где их схватят и прикончат на месте…
И тут вперед выступил Шелби. Лицо его побледнело и осунулось.
– Я готов. Не хочу жить с мыслью, что дал ей умереть на виселице. Том думает так же, только он слишком упрям, чтобы это признать.
Гигант густо покраснел:
– Эти ее глаза… Они будут сниться мне по ночам всю оставшуюся жизнь. Я с вами.
Поучер съежился. Все выжидающе смотрели на него. Ах черт! Три героя! Болваны! Ну конечно, куда им без четвертого…
– А я успею покончить с мясом, прежде чем мы тронемся в путь?
Шелби издал победный клич, хлопнул его по плечу…
И тут все внезапно замерли: Луп нацелил мушкет на Джейсона.
– Сначала вам придется спросить команду. – Он не имел ни малейшего желания оставаться на Мистере, но еще меньше – плыть в Англию, на верную смерть. – Хьюго, – крикнул он в темноту, – разбуди остальных. Быстро! Ни один…
Он не договорил. Хоуп швырнула котелок с дымящимся содержимым ему в лицо. Луп взвыл от боли и выронил мушкет. Мгновенно Джейсон ударил его кулаком в челюсть, и Луп повалился на землю.
Вокруг зазвучали встревоженные голоса – проснувшиеся моряки пытались понять, что происходит.
Джейсон повернулся к Форликару и Рамаду:
– Я не предлагаю вам плыть вместе со мной. Это дурацкая затея. Очень может быть, что в конце концов мы окажемся в Ньюгейте.
– И не надо ничего предлагать, – спокойно ответил Рамад. – Что-то уж слишком долго я не участвовал ни в каких рискованных затеях. Давно пора разогнать кровь.
– Болваны! – крикнул Форликар. – Да у вас меньше шансов спасти ее, чем у моего попугая отрастить себе сиськи!
Хоуп нахмурила брови:
– Помолчи лучше, ты… храбрец.
Пыл Форликара сразу поутих.
– Я только хотел убедиться, что мы все понимаем, на что идем.
Несколько мгновений никто не двигался и не произносил ни слова. Потом все заговорщики дружно, как по команде, повернулись и устремились к берегу, где стояла лодка с «Баньши». Несколько пиратов, которые в конце концов поняли, что происходит, попытались преградить им дорогу, однако было поздно – лодка уже скользила по воде, подгоняемая энергичными взмахами весел. К тому времени как они доплыли до корабля, на берегу уже началась суматоха, однако, к своему удивлению, на борт они поднялись без помех и тут же убедились, что оба охранника лежат связанные, с кляпами во рту, а с грот-мачты кто-то внимательно наблюдает за ними. Томас! Глаза его сверкали страхом и решимостью.
– Вот так штука! – вскричал Форликар. – Похоже, еще кое у кого появилась та же мысль, что и у нас.
Джейсон вышел вперед.
– Это отличный корабль, Томас. Но один ты ничего не сделаешь. Только вместе мы сможем спасти Мари. – Для большей убедительности он указал на своих товарищей. – Да-да, все мы. Ты с нами?
Том наконец опустил пистолеты, и Джейсон тут же взял командование в свои руки.
– Всем по местам, с якоря сниматься! Том, перетащи этих двоих в лодку, остальные на паруса.
Хоуп испуганно взглянула наверх, и Джейсон не смог удержаться от смеха.
– Тебе там делать нечего. Лучше составь список продуктов – нам надо знать, сколько у нас запасов.
– Но я не умею писать.
– Зато у тебя есть память, женщина!
– Хорошо-хорошо, только не надо так кричать. – Хоуп не спеша отправилась выполнять приказание.
Шелби, Рамад и Том Ганн уже отвязывали паруса. Джейсон взглянул в направлении берега. Там зажглись костры, и на воду спускали лодку, по-видимому, команда «Баньши» не согласилась с решением своего капитана.
Форликар, громко хохоча, перерубил якорный канат и изрыгнул громогласное ругательство. Джейсон кинулся к штурвалу, и уже полчаса спустя «Баньши», плавно обогнув бухту, распрощался с Мистере.
Они плывут в Англию… к Мари. Джейсон устремил взгляд на восток. Он знал, шансы на победу ничтожны – но его это мало волновало. Какая-то бесшабашная радость поднималась изнутри. Он чувствовал себя счастливым и не сомневался, что на этот раз сделал достойный выбор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна

Разделы:
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Ваши комментарии
к роману На берегах любви - Кэррол Шанна



Очень тяжелый роман,но интересный.Может только мне он дался тяжело?Попробуйте.7,5
На берегах любви - Кэррол Шаннас
20.10.2014, 23.27





Согласна с комментарием выше: роман тяжеловат. Пираты и злоключения описаны без прекрас, присутствующих в других романах, много похоти, мало чувств, куча злодеев, море приключений. Про главного героя могу сказать что он настоящий кобель и свинья. Наверное поэтому концовка и предисловие не рассказывают от домике с детишками, потому что на такого мужчину никогда нельзя положиться. Член у него встаёт на каждую юбку, а героиню он и так не раз забывал в очень удобные для него моменты. 7/10
На берегах любви - Кэррол ШаннаВирджиния
25.10.2015, 12.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Rambler's Top100