Читать онлайн На берегах любви, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На берегах любви - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На берегах любви - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

На берегах любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Рамад наблюдал за тем, как в небе одна за другой гасли звезды. Близился рассвет. Невдалеке послышался легкий звук шагов, и он мгновенно насторожился, но тревога оказалась напрасной – это была Армид, прекрасная и загадочная. Его тянуло к ней, как мотылька к огню, однако никто не должен был знать об этой его слабости. Та, которая может видеть будущее, заслуживает уважения. Другие смеются над этим ее даром, но ведь он сам, объезжая бескрайние пустынные земли Востока, проникал в суть того, что только должно было произойти.
– Отчего не спишь, красавица?
Армид вздрогнула. Как этот человек мог узнать ее, даже не обернувшись?
– Ты тоже не спишь… – Она подошла ближе. – В таверне слишком жарко.
– А в постели слишком одиноко?
– Хватить насмехаться надо мной!
– Прости, я не хотел тебя обидеть, – искренне произнес Рамад.
– Я нигде не могла его найти. Скажи, Рамад, ну почему он не убил ее? Этого я не могу понять. Отправил нас всех в таверну, в которой воняет и кишат вши, и вернулся к ней…
– Ты зря спрашиваешь. Никто, ни один человек не может сказать, почему Джейсон Брэнд поступает так, а не иначе. Другой вопрос – что теперь делать нам?
Из таверны позади них донесся чувственный смех.
– Еще не утро… – Это прозвучало как приглашение.
– Уже почти утро, Армид. Солнце сейчас взойдет.
– Откуда ты знаешь?
Она искренне удивлялась его поведению. Как может мужчина отказываться, когда она предлагает ему свое тело?
Рамад подошел ближе, вытянул нитку из ее белой хлопковой блузы, потом черную – из своего поношенного черного сюртука.
– В моей стране говорят, что утро наступило, когда можно различить разницу между белой и черной нитками.
– Я тебя не понимаю!
Он бросил нитки на песок.
– Ночью ты можешь быть какой угодно, как и все женщины, но утром не можешь скрыть свою любовь к Джейсону Брэнду. Перед лицом этой любви все остальные мужчины должны довольствоваться прекрасной оболочкой – твоим телом. Мне этого недостаточно, Армид. Может быть, когда-нибудь настанет день, когда ты переступишь через свое уязвленное тщеславие и признаешь, что он тебя не любит, – вот тогда я приду к тебе.
Он перехватил ее руку, прежде чем она успела вцепиться острыми ногтями ему в лицо.
– Ах ты, грязная турецкая свинья!
Армид вырвала руку и побежала по направлению к городу. Тяжело дыша, она ворвалась в пивную Кэрона, где в зале сидели моряки с «Баньши», некоторые в обнимку с женщинами, другие в одиночестве. Вот она наверху – комната, где Армид обычно ждала Джейсона. Теперь его там, конечно, нет.
Один из матросов, разбуженный ее появлением, медленно открыл сонные глаза.
– В чем дело? Что-то случилось?
– Капитан Брэнд заходил сюда?
Моряк беспомощно развел руками. В следующий момент на лице его появилась понимающая усмешка.
– Может, я его заменю, а?
Взгляд, который бросила на него Армид, не оставил пьянице никакой надежды, и он, комично разведя руками, снова потянулся к кувшину с пальмовым вином.


– Яйца, черт меня побери, настоящие яйца!
Сияя от удовольствия, Нэд Слай набросился на блюдо с едой. Остальные уже поели и теперь столпились вокруг стола, с интересом наблюдая за ним. Нэд положил с полдюжины вареных яиц на свою тарелку и начать разминать их, перемешивая дымящиеся желтки со свежим хлебом.
– Достаточно? – вежливо спросил Том, поднося Нэду очередное блюдо. Тот, не заметив иронии, благодарно кивнул и положил себе на тарелку еще пару яиц.
– Спасибо, Том, дружище! – Он с блаженным видом принялся за еду. Гиганту на завтрак осталось всего два яйца.
Первым не выдержал Шелби. Вскоре все уже покатывались со смеху, не в силах остановиться. Нэд, не сразу поняв, в чем дело, удивленно вскинул глаза… и встретил ледяной взгляд Тома.
Положение спасла Хоуп, появившаяся с новым блюдом, полным лакомства, которого они не пробовали уже несколько месяцев.
Поставив еду на стол, она присела на скамью.
– А как насчет Джузеппе? Он сегодня выйдет в город?
Бен Тримэйн, допив свой кофе, нехотя ответил:
– Мы пытались его уговаривать, но он и слышать ни о чем таком не хочет. Ноги его не будет в пристанище пиратов – таково его решение. Джузеппе боится, что если Грегори его найдет, то может подумать, что он тоже мятежник.
– Но если он просидит все время на корабле, это ему тоже не поможет, – презрительно фыркнула Хоуп. – Все равно его повесят вместе с остальными.
Пул невесело рассмеялся:
– Он уже принял меры предосторожности: вчера ночью забрался в нашу кладовую и утащил кандалы, теперь прячет их около своей койки. Если корабль захватят, он себя закует, чтобы все подумали, будто мы удерживаем его насильно.
– Точно. Дня не проходит, чтобы этот мясник не вспоминал о веревке и виселице.
В комнате повисла угрюмая тишина – видимо, каждый в этот момент подумал о длинных руках английского правосудия. Лишь Хоуп не поддавалась общему настроению. Будь она проклята, если позволит страху отравить ей жизнь.
– Пусть Грегори сначала нас найдет, а уж я его встречу как полагается: перережу ему кое-что… не веревку, конечно.
Эта угроза рассеяла мрачную атмосферу, и все заулыбались, а Нэд даже подмигнул Хоуп:
– Держу пари, тебе для этого и ножик не понадобится. Зубами перекусишь.
Другая женщина, возможно, покраснела бы, но не такова была Хоуп – она, не раздумывая, швырнула в Нэда глиняной кружкой. Моряк пригнулся, и кружка, ударившись о стену, разлетелась вдребезги. Когда Хоуп стала угрожающе подниматься со скамьи, Нэд под дружное улюлюканье товарищей пустился наутек, сам покатываясь со смеху. Хоуп, смешно переваливаясь, ринулась за ним.
Внезапно моряк остановился, внимательно вглядываясь в тропинку, ведущую вверх к дому Мари.
– Смотри-ка, это капитан, вон там, верхом на лошади. Интересно, куда это она направляется?
Все, повскакав с мест, сгрудились у двери и, отчего-то притихнув, смотрели вслед всаднице до тех пор, пока она не скрылась между деревьями.


Крепкая упитанная кобылка легко поднималась по склону. Знакомые, родные места. Мари остановилась у высокой пальмы, на которую взобралась пять лет назад и с которой впервые увидела горящий город. Казалось, здесь, наверху, ничего не изменилось…
Но нет, не совсем. Могильный камень с именем матери немного поврежден непогодой, а рядом с ним стоит совсем новая плита, без имени. Отец? Но кто мог похоронить его здесь?
– Ну вот, теперь он с тобой, – переведя глаза на камень с именем матери, прошептала Мари едва слышно и без сил опустилась на землю. Жан Рейвен, человек безудержного нрава с доброй, почти детской душой… Даже после смерти он поддерживал ее своей любовью.
Снова поднявшись на ноги, Мари вскочила на лошадь, и та сразу рванулась вперед.
На перевале она остановилась. Внизу распростерлось Карибское море со своими сокровищами, бухтами и гаванями, а с вершины расположенной неподалеку скалы струился водопад, стекавший затем бурным ручьем в хрустальную воду пруда.
Она поехала по узкой извивающейся тропинке вдоль хребта, огибавшего весь Мистере. Когда тенистые пальмы остались позади, над ней нависла темная угрожающая каменная глыба, напоминавшая вырезанное в камне лицо.
С этой стороны горы спуск оказался более крутым, и Мари, спешившись, осторожно пошла вниз по неровной тропинке. Утреннее солнце пекло немилосердно, от камней поднимался жар. Вскоре она различила яркие брызги водопада. Кобыла нетерпеливо фыркнула и рванулась вперед, так что Мари чуть не упала.
Круглое озерцо, не больше пятнадцати футов в диаметре, стеной окружали деревья. Мари, отпустив лошадь напиться и пощипать травы, зачерпнула пригоршню чистой свежей воды, потом еще одну. Сбросив обувь, она опустилась на траву и долго лежала, глядя в лазурное небо, пока наконец не заснула спокойным безмятежным сном без сновидений.
Проснулась она почти полчаса спустя, разбуженная тревожным храпом лошади. Солнце уже стояло высоко над головой, посылая сквозь густую листву стрелы огненных лучей, отражавшихся в озере разноцветными бликами. Земля вокруг была устлана фруктами аметистового цвета, а усыпанные плодами ветви деревьев образовали причудливую решетку над поверхностью воды. Стоявшие здесь покой и тишина лишь изредка прерывались криками зеленых попугаев.
Девушка неожиданно рассмеялась. Она чувствовала себя отдохнувшей, радость переполняла ее. Реальный мир исчез, вытесненный другим, в котором не было места горестям, боли, предательству.
Мари сняла блузу, пояс с тяжелым пистолетом, бриджи и, обнаженная, подошла к озеру, потом сделала шаг в холодную воду, задохнулась, сделала еще шаг… и с громким криком провалилась в глубину. Вынырнув, она вспомнила, что когда-то, еще девочкой, совершила ту же ошибку, и, засмеявшись про себя, быстро поплыла. Вода приятно охлаждала разгоряченное тело, черные кудри плыли за ней, словно странные водоросли.
Наконец она снова выбралась на берег и, упав на траву, перевернулась на спину; ее полная молодая грудь победно смотрела в небо розовыми лепестками сосков.
Невдалеке послышался какой-то звук, и из кустарника показался дикий кабан: похрюкивая, он остановился примерно в пятнадцати футах от нее.
Мари, затаив дыхание, потянулась к пистолету. Кабан заворчал, наклонил голову. Рука Мари застыла в воздухе. Если бы только ей удалось добраться до воды и прыгнуть обратно в озеро…
Внезапно пролетевший мимо ее плеча осколок камня попал прямо в кабанью морду. Зверь хрюкнул и отпрыгнул назад. На какую-то долю секунды в глазах его промелькнуло испуганное, почти человеческое выражение, затем он взвизгнул и исчез за деревьями.
Испуганная не меньше, чем кабан, Мари схватила пистолет и, вскочив, обернулась… За деревьями стоял Джейсон: на губах его играла одобрительная усмешка.
– Что вы здесь делаете?
– Спасаю тебя от диких зверей.
Мари нацелила пистолет в золотисто-рыжие завитки на его груди, стараясь, чтобы рука ее не дрожала.
– Не приближайтесь. – Она сделала шаг назад. – Я не шучу.
– Вот как? Я спасаю красавицу от опасного хищника, а она еще после этого мне угрожает. Вряд ли это благородно, мисс.
Мари вспомнила лейтенанта Шелла. Тот тоже не поверил.
– Вы следили за мной.
– Я видел, как ты спускалась по склону, и успел оказаться здесь раньше тебя. Только и всего, клянусь Богом.
– И ничего мне не сказали…
Джейсон погладил себя по подбородку, в глазах его появилось озорное выражение.
– Я отвлекся…
Мари вспыхнула. Она должна ненавидеть этого человека за его предательство, ложь, за боль, которую он ей причинил.
– Мари…
– Нет. Я уже не та глупая девчонка, что когда-то с обожанием смотрела на знатного лорда. Тюремное заключение, унижение, кровь и смерть – вот что я узнала с тех пор, а еще предательство, в его худшем виде. Человек, которого я любила, лгал мне и в трудную минуту сбежал как последний трус. – Слезы застилали ей глаза. – Как тихо вы подошли; так же незаметно, как и тогда. И что же? Что может сказать в свое оправдание знатный шотландский лорд?
Джейсон побледнел.
– В этом мире, – произнес он после долгого молчания, – лишь последний глупец может позволить себе повторить свою ошибку. Но я ни от чего не отказываюсь. А ты можешь сказать то же самое о себе?
– Мне не от чего отказываться.
– Разве? – Он сделал шаг вперед. – Ну так докажи это.
Рука Мари крепче сжала пистолет, но Джейсон словно не заметил этого, завороженный блеском ее дымчато-серых глаз, черными кудрями, совершенным телом, созданным для страсти. Единственное, чего ему хотелось, – сейчас же удовлетворить эту страсть или умереть.
Выстрел грянул. В последнюю секунду Мари успела рывком поднять руку, и свинцовая смерть, задев плечо, оставила на коже шотландца багровый след.
Не останавливаясь, не обращая внимания на боль, Джейсон вырвал из ее рук и отбросил в сторону дымящийся пистолет, а затем схватил Мари в объятия.
– Нет!
Жгучее прикосновение его губ заглушило этот беззвучный крик.


Тихий шелест травы… Смена дня и ночи… Жар ее любви – это свет дня, ее иссиня-черные волосы – это темнота ночи. Вечная женщина. Бесконечная. Непостижимая.
Мари нащупала на его теле шрам, идущий от ребер к бедру. У нее есть такой же незаживающий шрам, но только невидимый, он сокрыт в ее сердце. Пусть. Это не важно. Сейчас для нее существует только любовь и эти золотистые глаза.
Она крепче прижалась к нему и окутала его плащом своих волос. Если бы так же можно было скрыть пустоту, зияющую внутри!
Неподвижными глазами они смотрели в огонь, пока он не перешел в них, вызвав взрыв. Его пальцы впились ей в бедра, и два тела, слившись в одно, содрогнулись в экстазе.


Мари зевнула, сонно вытянулась и погладила бедро неподвижно лежавшего рядом Джейсона. Он пошевелился во сне, и она, улыбнувшись, приподнялась на локте, чтобы лучше его рассмотреть. Какой у него мирный вид: жесткие черты лица смягчились и сквозь них проглядывали невинность и чистота, так знакомые ей когда-то.
Неожиданно ее охватила тревога, однако она отогнала сомнения прочь. Есть только этот миг, это счастье. Она должна хотя бы на время забыть о печалях и страданиях.
Мари снова закрыла глаза.


Чьи-то чужие руки. Грубые, шершавые, мозолистые. Оттолкнуть их, позвать на помощь. Кого позвать? И где ее оружие? Уже множество рук тянутся к своей добыче, пытаются повалить на землю. Блеснуло лезвие кинжала. Девушка, смеясь, вонзила его себе в грудь, и разочарованные насильники так и не получили желанного удовлетворения. Смех становится все громче, превращается в пронзительный крик…
Мари рывком поднялась и села. Господи, какое счастье – это был только сон.
– Что случилось? – Джейсон тоже приподнялся и, почесав голову, взглянул на солнце, которое уже почти скрылось за горизонтом.
– Я… мне пора возвращаться.
– Не думаю, что стоит пускаться в путь в темноте. Подожди до утра.
– Но мои люди будут волноваться.
– Они пираты, и не такое видели. Как-нибудь переживут. Мне столько нужно о тебе узнать, Мари, и теперь у нас есть время для этого.
– У нас? – Мари слегка вздрогнула. Кажется, осторожность стала ее второй натурой. – Как это?
– Здесь, на Мистере, дом с плантацией станет нашим с тобой домом. Мы его расширим, можем даже сделать стеклянные окна, если захочешь…
– Хозяин и хозяйка острова?
Джейсон нахмурился, видимо, приняв ее слова за насмешку.
– Нет, – серьезно произнес он. – Король и королева.
– А что скажет Армид – так, кажется, ее зовут?
– Армид? Что до нее, то, по правде сказать, я еще прежде собирался с ней расстаться.
– Ты не боишься сделать ей больно? Разве она тебя не любит?
– Армид? Она любит только себя, а я говорю сейчас о нас с тобой. Подумать только, твое судно и мой корабль! Сколько сокровищ я смогу добыть с их помощью!
Мари, резко приподнявшись, села.
– Ты или мы?
– Ну конечно, мы. Я тебя осыплю испанским золотом, а если повезет, то и английским, и французским. Не сомневаюсь, что в душе ты и сама об этом мечтаешь.
– «Шпага Корнуолла» – мой корабль, Джейсон, так же как и его команда. И все, что ты собираешься взять, мы возьмем вместе.
– Да ты с ума сошла! Ты же не пиратка!
– Но я захватила этот корабль.
– Ну да, в тот раз тебе повезло. Но промышлять пиратством – это совсем другое дело, а ты пока еще просто девчонка.
Вне себя от ярости, Мари вскочила на ноги и начала собирать одежду.
Джейсон недоуменно посмотрел на нее:
– Что случилось?
– Я уезжаю.
– Ты заблудишься.
– Не думаю. Я здесь родилась, забыл? – Она нагнулась за обувью, но тут же резко выпрямилась, вспомнив о своей наготе. – Я тебя ненавижу!
– Ну если бы ты меня в самом деле ненавидела, ты бы не промахнулась. – Усмехаясь, он протянул ей разряженный пистолет.
– И очень жаль, что промахнулась. – Она вырвала оружие из его рук.
Дрожа от негодования, Мари двинулась к лошади, но Джейсон схватил ее за руку. Не долго думая, она ударила его другой рукой по щеке. Он рванул ее к себе, впился в губы яростным поцелуем. Мари попыталась бороться и не смогла, ошеломленная его страстью.
Неожиданно Джейсон выпустил ее и разразился безудержным смехом.
– Не понимаю, что здесь смешного? – с досадой произнесла Мари.
– Не что, а кто. Мы с тобой. Деремся, как дети…
– Ты первый начал. С твоим высокомерием…
– Не важно, кто начал, Мари, важно, чем это закончится. – Он протянул ей руку. – Я сдаюсь, будем бродяжничать вместе. А теперь пойдем к огню – я не позволю, чтобы ты в темноте сломала свою очаровательную шейку.
Но Мари и не думала поддаваться.
– Я не собираюсь становиться твоей служанкой, Джейсон Брэнд. Мой корабль и моя команда – другой вариант меня не устраивает.
– Все будет так, как ты захочешь, даю слово. Но я тебе тоже пригожусь, девочка. Тебе нужен сильный мужчина…
– Никто мне не нужен!
Джейсон вытянулся у костра и, взяв Мари за руку, потянул ее к себе.
– А вот это мы еще посмотрим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна

Разделы:
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Ваши комментарии
к роману На берегах любви - Кэррол Шанна



Очень тяжелый роман,но интересный.Может только мне он дался тяжело?Попробуйте.7,5
На берегах любви - Кэррол Шаннас
20.10.2014, 23.27





Согласна с комментарием выше: роман тяжеловат. Пираты и злоключения описаны без прекрас, присутствующих в других романах, много похоти, мало чувств, куча злодеев, море приключений. Про главного героя могу сказать что он настоящий кобель и свинья. Наверное поэтому концовка и предисловие не рассказывают от домике с детишками, потому что на такого мужчину никогда нельзя положиться. Член у него встаёт на каждую юбку, а героиню он и так не раз забывал в очень удобные для него моменты. 7/10
На берегах любви - Кэррол ШаннаВирджиния
25.10.2015, 12.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Rambler's Top100