Читать онлайн На берегах любви, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На берегах любви - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На берегах любви - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

На берегах любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Первой остановкой «Шпаги Корнуолла» стал остров Анкилла, расположенный в северо-восточной части Ливордских островов. Ярко-зеленая полоска суши в шестнадцать миль длиной и две мили шириной раскинулась райским оазисом на хрустально-голубой воде.
Гавань – долгожданная возможность отдохнуть и починить многочисленные повреждения, нанесенные ураганом. Даже сама возможность побыть на палубе теперь казалась Мари верхом счастья. На щеки ее возвратился румянец, а в голове начавший зарождаться план побега постепенно полностью оформился в четкую последовательность действий и теперь лишь ждал наступления подходящего момента.
В начале октября она решила, что время пришло. Лейтенант Пуллэм с частью команды отправился на берег, чтобы перенести на корабль бочки со свежей водой, лейтенант Шелл проверял, все ли на корабле готово к отплытию, а капитан Грегори, как обычно в это время, удалился в свою каюту обедать. Половина насильно завербованных моряков находились на палубе, остальные отдыхали внизу.
Мари помогала повару Нолу, которому, как всегда, не терпелось поскорее закончить работу и забраться в свою подвесную койку. Когда девушка вызвалась принести поднос из капитанской каюты, Нол охотно согласился. С бьющимся сердцем она прошла на главную палубу, подошла к каюте, на секунду задержалась у двери. Если что-нибудь сейчас пойдет не так… Но нет, нельзя об этом думать. Все, что ей нужно, – это пять секунд, всего пять секунд…
Мари быстро прорезала в блузке дыру кинжалом, потом снова спрятала его за поясом юбки. Разрез не должен быть слишком большим: он нужен лишь для того, чтобы отвлечь внимание.
Она решительно откинула голову и, постучав в дверь, вошла.
Капитан Грегори лежал на кушетке без парика, в расстегнутой рубашке; на столе рядом с грязной посудой были разложены карты.
– Забирай поднос и уходи. – Голос его звучал почти равнодушно.
Мари откинула голову, и в разрезе ее блузки показался кончик груди.
– Позвольте мне остаться…
Лицо ее исказилось отчаянием и мольбой, однако Грегори неожиданно злобно расхохотался.
– Ты только посмотри на себя! Зачем мне нужна шлюха, которой пользуются пятьдесят человек? Ты что, в самом деле думаешь, что я унижусь до тебя?
В руке Мари блеснул кинжал, и Грегори медленно поднялся на ноги.
– Какого дьявола…
– Ни один из них до меня даже не дотронулся. Вы были последним, с кем я занималась этим. – Она бросила кинжал на стол. – Позвольте мне остаться с вами. Я буду делать все, что вы скажете.
Грегори закусил губу. Какой неожиданный поворот событий… Но стоит ли ей верить?
Она снова подняла глаза. Мари Рейвен, когда он брал ее силой, напоминала разъяренную тигрицу. Интересно, какой она будет, если отдастся ему по доброй воле? Дыхание его участилось, снизу подступала тупая боль.
– Докажи, – проговорил он охрипшим голосом.
Мари медленно расстегнула юбку. Мягкая ткань соскользнула на пол, обнажив длинные стройные бедра и плоский живот. Глаза Джеймса Грегори застыли на треугольнике волос внизу. Теперь пять шагов вокруг стола. Только бы он не двинулся с места…
Легкими шагами Мари переступила через юбку. Одобрительно прищурившись, Грегори потянулся навстречу ей, коснулся ее груди. Она содрогнулась. Надо сделать так, чтобы он лег на постель, снял бриджи и… дал ей возможность добраться до пистолетов.
Внезапно Джеймс отпустил ее грудь и тут же обхватил ягодицы. Руки его мяли нежную кожу. Стараясь не показать своего отвращения, Мари изобразила смущенную улыбку и потянулась к пуговицам на его рубашке.
Ну что ж, подумал Грегори, в конце концов, это совсем неплохо: есть что-то невероятно возбуждающее в том, как красивая женщина снимает с тебя рубашку. Она его хочет, черт возьми!
Наконец-то! Ну же! Мари потянула за пояс бриджей, случайно коснулась вздутия внизу. Только бы снять с него бриджи, тогда у нее появится возможность…
И тут Грегори, упав на койку, опрокинул ее на себя. Момент был упущен. Он мигом освободился от бриджей и прижался к нежной плоти.
Мари охватила паника. Нет! Этого не может быть! Он покрывал поцелуями ее грудь, а его рука шарила у нее между бедрами. Она поняла, что не сможет его остановить. Придется довести эту кошмарную игру до конца… Да, вот оно! Это всего-навсего игра. Так и надо на это смотреть. Притворство, ничего больше. Ее тело, бывшее когда-то драгоценным вместилищем любви, теперь стало оружием не менее мощным, чем любое другое. Теперь она должна засмеяться чувственным смехом, а после простонать, изображая экстаз. Все так просто. Вот он содрогнулся. Приближается завершение. Она задвигалась под ним, стараясь приноровиться к его движениям, вскрикнула, словно от наслаждения… Пальцы Грегори впились в молочно-белую кожу ее плеч, последовал долгий прерывистый вздох, и он излил свое семя внутрь ее.
Мари повернулась на бок, чтобы капитан не мог видеть ее лица. Сморгнув слезы, она попыталась подавить отвращение. Теперь невинность действительно покинула ее, окончательно и навсегда, а мир казался обиталищем хищников, в котором невозможно выжить нормальному человеку.
Грегори лениво улыбнулся, откинулся навзничь и прикрыл глаза.
– Но почему? Почему только сейчас?
Мари смущенно опустила взгляд, поглаживая его обмякшую плоть.
– Последний раз вы сделали мне больно. Вы меня напугали…
Он открыл глаза и с удивлением взглянул на нее:
– Я сделал тебе больно? По-моему, ты это заслужила. Но я вовсе не такое уж чудовище. – Мягкая плоть зашевелилась под ее пальцами, и он засмеялся. – Ты в этом убедишься через несколько минут, дай только мне немного передохнуть. – Грегори коснулся ее соска, и Мари перехватила его руку, поднесла к губам.
– Может быть, дело пойдет быстрее после глотка вина?
Последовал торжествующий смешок:
– Тебе уже не терпится? Хорошо, принеси вино. Возьми стакан и для себя тоже.
С бьющимся сердцем Мари медленно встала с постели. Наконец-то настал долгожданный момент! Только не торопиться, чтобы не вызвать подозрения. Бутылка с вином совсем рядом с пистолетами – вот они, поблескивают на свету. Она оглянулась, чтобы послать ему воздушный поцелуй, но Грегори даже не смотрел в ее сторону: лежа на спине, заложив руки за голову, он что-то лениво разглядывал на потолке. Преодолев желание сразу же схватить пистолеты, Мари продолжала двигаться медленно, мягкими скользящими движениями. Левая рука звякнула бокалами, правая бесшумно сняла крышку с пороховницы, пододвинула пистолет к самому краю ящичка, в то время как левой рукой она наливала вино в бокал. Все! Остался последний шаг. Она сделала глубокий вдох.
– Ну что ты там так долго?
Оклик Грегори едва не парализовал ее.
– Я сейчас. – Она повернулась и плеснула вино ему в лицо. В первый момент Грегори даже не мог понять, что произошло, и, заслонив рукой глаза, снова откинулся навзничь. Пальцы Мари, казалось, помимо ее воли делали то, что требовалось. Она отодвинула затвор, всыпала в дуло порох, забила пулю и уже через несколько секунд стояла к нему лицом, нацелив пистолет.
– Какого дьявола… Ты сошла с ума!
– Заткнись. Ляг лицом к стене. Я умею обращаться с пистолетами и, если потребуется, смогу тебя убить. Ну же, быстро!
Пистолет в ее руке не дрожал, глаза смотрели решительно. Грегори пожал плечами. В конце концов, что она может сделать? Он медленно повернулся к стене. Сзади зашелестела ткань. Она одевается. Собирается сбежать? Он едва не засмеялся вслух. На этом острове ее поймают уже через несколько часов.
– Все, вставай.
Грегори повиновался. К его удивлению, теперь уже оба пистолета были нацелены на него.
– Так ты надеешься сбежать?
Мари не сочла нужным ответить.
– Пойдешь со мной на палубу. Если попытаешься напасть на меня или позвать на помощь, я тебя пристрелю. Шевелись!
Грегори потянулся за бриджами.
– Оставь их, они тебе не нужны.
– Что?
– То, что ты слышал.
– Какого черта…
Пистолет в ее руке опустился. Дуло смотрело прямо на его член.
– Черт с тобой… Но не надейся, что тебе повезет, – мы тебя все равно поймаем.
Холодное дуло пистолета толкнуло его в плечо. В бессильной ярости Грегори протиснулся в дверь каюты и пошел по палубе.
Встретившийся им на дороге Рифф открыл рот от изумления.
– Прикажи ему созвать всех.
Грегори яростно сверкнул глазами на помощника:
– Делай, что она сказала.
Рифф повернулся к боцману:
– Свистать всех наверх.
После секундного колебания боцман поднес к губам серебряный свисток, и пронзительный сигнал разнесся по всему кораблю.
Отовсюду сбегались моряки… и словно впадали в столбняк при виде голого капитана.
Том Ганн примчался с нижней палубы, протиснулся между моряками.
– Господи! Ты что это делаешь, ласточка?
Все затаили дыхание, ожидая ответа. Что бы она теперь ни сделала, она мятежница и понесет за это суровое наказание. Мари, возвращающаяся в Англию закованной в кандалы… Мари, которую ждет виселица… Нет, этого никто из них представить себе не мог.
Сохраняя на лице невозмутимое выражение, Мари повернулась к ним. Если она сейчас запнется или сделает одно неверное движение, все пропало. И все же она никогда не чувствовала себя столь свободной. Жребий брошен, назад пути нет.
– Начиная с этой минуты капитан смещен. Теперь я буду командовать кораблем.
Тишина стала настолько полной, что, казалось, на какое-то мгновение даже ветер замер в своем полете. Грегори забыл о непристойном виде, в котором предстал перед подчиненными; лицо его побелело от ярости.
– Прикажите своим людям бросить оружие.
Невзирая на неловкость положения, Грегори попытался вернуть контроль над событиями и кивнул лейтенанту Шеллу:
– Если эта потаскуха не бросит пистолеты, убейте ее. Считаю до трех.
Тот кивнул и вынул из-за пояса пистолет.
– Раз…
Никто не проронил ни звука.
– Два…
Шелл, крепко сжимая пистолет, прошел вперед и стал подниматься по лестнице.
Неожиданно рука Мари взметнулась вверх. Прогремел выстрел, из дула пистолета вырвалось пламя. Шелл покачнулся и в ужасе поглядел на рану: по его мундиру расползалось темно-красное пятно. Покачнувшись, он попытался удержаться за перила лестницы, но силы оставили его, и лейтенант с грохотом покатился вниз.
Грегори, по-видимому, понял, что дело принимает нешуточный оборот. Пример Шелла показал, что и сам он не бессмертен.
– Убийство и мятеж…
– Я сказала, все должны бросить оружие. Отдайте приказ. И не сомневайтесь, я убью вас прежде, чем кто-либо из них успеет прикоснуться ко мне.
Грегори смотрел на труп Шелла и чувствовал, как вся его решительность куда-то уходит. Офицерская честь и достоинство – это, конечно, очень хорошо, но стоять голым у всех на виду и ждать, что тебе выстрелят в спину…
Он повернулся к сержанту Хогарту:
– Делайте, как она говорит, сержант.
Мушкеты с грохотом посыпались на палубу, за ними кинжалы и шпаги. Разоружившись, все снова стали без движения, глядя на Мари. Ей ни в коем случае нельзя было упускать момент.
– Ну? – громко крикнула она.
Моряки из числа завербованных стояли, не поднимая глаз.
– Том! Бен! Вы что, больше не мужчины? Или из вас выбили все ваше достоинство? Свобода перед вами. Разве у вас не осталось мужества, чтобы взять ее? – В голосе Мари послышалось презрение. – Ну что ж, так вам и надо. Четыре месяца я глядела на то, как вы плачетесь и клянете судьбу. Что же, раз вы недостойны свободы, возвращайтесь в свои стойла, там ваше место. Вы превратились в рабочий скот. Продолжайте же пахать и подставлять спины под плетки.
– Хватит! – взревел Том Ганн.
Гигант подобрал с палубы мушкет и решительно перешагнул через труп Шелла:
– Ну, ребята, кто еще хочет вместе с нами в ад?
Наступила мертвая тишина. Каждый ощущал себя так, как будто его жизнь качается на весах прошлого и будущего. Мятеж – страшное преступление, и за ним может последовать не менее страшное наказание.
– Я с вами!
Все повернули головы в сторону Шелби, самого молодого из членов команды. И тут матросы словно очнулись от спячки.
– И я… И я… И я…
– Постойте! – снова зазвенел над палубой голос Мари. – У нас мало времени. К тому же нас могут увидеть с берега и послать за нами погоню, поэтому нам надо поторопиться. Тот, кто присоединяется к нам, переходит на правый борт и берет с собой оружие, остальные могут отправляться на берег. Да, и еще – стреляйте в каждого, кто попытается подать сигнал о помощи.
Под командой Хогарта те, кто пришел служить добровольно, поспешили отойти к левому борту, и тут же Нэд Слай с ключами скрылся в трюме. Вскоре все оставшиеся собрались на палубе вокруг Мари. После того как Том Ганн дал инструкции каждому из тридцати девяти человек, составлявших теперь экипаж, они подняли якорь и приготовились к отплытию. В последний момент всем прочим, сгрудившимся у перил, была дана команда прыгать в воду. Напоследок Хогарт, смотревший на все происходящее со странным безразличием, обернулся к Хоуп, решившей остаться с мятежниками, и отдал ей свой красный форменный сюртук.
– Безрассудный поступок, Хоуп Деферд.
Та пожала плечами:
– Как и многое в моей жизни. В Англии меня все равно ничего хорошего не ждет, а теперь и тем более.
Сержант в отчаянии покачал головой:
– Я не умею плавать.
Она расхохоталась:
– Не беспокойся. Такое… не тонет. Просто ляг на спину, и тебя понесет к берегу. Как-нибудь доберешься, если акулы не съедят!
– А ты в это время будешь наслаждаться моим ромом!
– Можешь остаться и разделить его со мной.
– Нет уж, я предпочитаю акул твоим ненасытным аппетитам. – С этими словами Сэмюэл Хогарт исчез за бортом.


Мари наконец позволила ему одеться, и Джеймс Грегори, капитан Королевского военно-морского флота, наблюдал с юта, как его корабль расправляет паруса, снимается с якоря и выходит из гавани без официального разрешения властей. Он также видел, какая на берегу поднялась суматоха. Идиоты! Неужели им не ясно, что они опоздали!
Джеймс не сразу заметил, что пробормотал это вслух, и кинул злобный взгляд на охранника, державшего его под прицелом. В свою очередь, Бен Тримэйн, хотя и не признавался в этом даже самому себе, изрядно трусил. Ему и самому не было до конца понятно, как он ввязался в эту историю, а мысли о лондонской виселице, так же как и о собственной голове, посаженной на кол, вовсе не придавали ему бодрости. Однако он старался держаться как можно независимее, словно ничего особенного не произошло.
Мари на нижней палубе перебирала вещи в сундуке лейтенанта Пуллэма. Он, конечно, слабый и никчемный человек, но у нее сохранилось к нему теплое чувство. Хорошо, что лейтенант в тот момент был на берегу и никто не сможет заподозрить его в причастности к мятежу. Все, что ей было нужно найти, – это белую хлопчатобумажную рубашку, похожую на женскую блузу.
Неожиданно наткнувшись на черные бриджи, Мари решила, что они тоже окажутся нелишними. Пара кожаных сапог довершила ансамбль. Хотя нет, не совсем. Мари взяла узелок, вынесенный из капитанской каюты, и развернула его. Рапира, ножны, ремень с перевязью. В таком виде она не колеблясь могла появиться перед своей командой.
Сверху донесся шум, и Мари, быстро перекинув через плечо ремень, побежала на верхнюю палубу, откуда слышались испуганные крики моряков. Том Ганн с юта призывал всех успокоиться, и они действительно умолкли при появлении Мари, пораженные ее новым обликом.
Грегори, торжествующе улыбаясь, указал на корму:
– Надеюсь скоро увидеть вас на виселице… – Но тут же, заметив на Мари свой пояс с драгоценным оружием, побелел от ярости.
– Мы пропали! – не выдержав, выкрикнул кто-то.
Нэд Слай вышел вперед:
– Наблюдатель заметил корабль. Он думает, что это «Брестон». Если так, у нас нет ни малейшего шанса – у них намного больше пушек и людей.
Ну вот, не успели выйти в море, и уже проблемы. Однако на отчаяние времени у Мари не было – от успеха этого приключения зависела вся ее дальнейшая жизнь. Она попыталась припомнить все, что говорил ей Бен, а также то, что рассказывали моряки на Мистере. До канала, выходящего в Карибское море, оставалось пройти всего одну милю.
– Через сколько времени «Брестон» окажется полностью на виду? – крикнула она наблюдателю.
– Минут через пять.
– С какой скоростью мы идем?
– Не больше трех узлов. Мы скоро должны с ними поравняться и тогда сможем пройти мимо в один момент.
– Этого момента им вполне хватит, чтобы покончить с нами, – презрительно проговорил Грегори.
– С какой стати они будут это делать? Мы выглядим как обычный корабль, и даже капитан на палубе. Нам нужно только…
– Сигнальные флажки! – Юный Шелби рванулся к юту. – Они будут ждать сигнала.
Мари напрягала все силы, стараясь сохранять внешнее спокойствие.
– Кто знает, какой надо подать сигнал?
– Я знаю.
– Тогда действуйте. Теперь мы спасены.
– Надолго ли? – издевательски заметил Грегори. – В порту они все равно узнают правду. Поздравляю вас, мадам, завтра вас уже не будет в живых.
Его слова, произнесенные громким голосом, чтобы их услышали остальные, возымели свое действие: моряки снова сникли.
– Может быть, попытаться договориться с ними?.. – пробормотал кто-то.
Мари всматривалась в растерянные лица. Что бы сделал на ее месте Бен? Что вообще можно сделать при таких обстоятельствах? Только одно.
– Тихо! Если вы настоящие мужчины, то должны исполнить свой долг, и тогда за нами не погонятся.
– Как это? – нахмурился Нэд Слай.
– Мы ударим первыми. Вы знаете, как это делается. Быстро к орудиям. Бейте по оснастке и по палубе.
– Боже правый! – Бен Тримэйн побелел от ужаса. – Стрелять по королевскому кораблю!
– С этой дорожки нет возврата! – в ярости прокричал от штурвала Пул.
– У нас все равно один выбор – свобода или смерть.
– Ты что-то очень легко говоришь о смерти, Мари Рейвен, – подала голос Хоуп.
– А ведь точно, «Рейвен» – ворон. Имя ей очень подходит, – подхватил Нэд Слай.
Все не отрываясь смотрели на Мари. Несколько секунд она не двигалась. Мужчины затаили дыхание.
Наконец Мари заговорила звучным ясным голосом, словно обращаясь к каждому в отдельности:
– «Брестон», которого вы так боитесь, сейчас поворачивает к гавани. Через пятнадцать минут мы с ним поравняемся. Если он пройдет мимо целым и невредимым – нам крышка; подобьем его – останемся жить. Все очень просто – либо бездействие и смерть, либо действие и жизнь. – Она многозначительно помолчала. – Я выбираю жизнь.
И снова Том Ганн оказался первым, кто переборол страх.
– Да здравствует жизнь! Пошли, ребята!
Тут же на палубе поднялась суматоха, все кинулись по местам. Мари наблюдала, вполголоса отдавая приказания, которые передавались дальше через Тримэйна и Шелби. Внешне «Шпага Корнуолла» выглядела обычно, если не считать недостаточного количества людей на палубе. Через десять минут все закончится, и они снова двинутся в путь.
– Ты сошла с ума!
В первый раз Грегори почувствовал страх перед этой женщиной. Нет, не проститутка из трюма и не робкая служанка из английского поместья – перед ним стояла совершенно другая Мари, уверенная в себе и своих действиях.
Она даже не оглянулась. Что Грегори говорит и что думает, не имеет значения. Сейчас главное – не привлекать внимания.
Все взгляды устремились на нее в ожидании сигнала.
– Приготовиться! Лево руля!
Этот маневр сведет их носом к носу с «Брестоном» – вот она, польза от уроков, преподанных ей когда-то. Спасибо тебе, старина Бен!
– Шелби, иди вниз и скажи Тому, чтобы приготовился. Когда мы начнем поворачивать, пусть открывает огонь.
До решающего мгновения оставалось минуты две, не больше – Мари уже различала капитана на палубе идущего им навстречу корабля. Он разговаривал с офицерами – судя по всему, они почувствовали неладное, но никак не могли понять, в чем дело.
– Позовите его, – приказала она Грегори.
– Нет!
– Черт побери! Исполняйте, иначе умрете вместе с ним.
И тут же ей стало ясно, что ее хитрость уже запоздала.
– Штурвал! Давай, Пул, скорее шевелись!
Пул отчаянно завертел штурвал, и борт «Брестона» открылся «Шпаге Корнуолла». Одновременно грохнул орудийный залп. На «Брестоне» этого никто не ожидал; его капитан побелел как мел. Моряки рванулись к мачтам и к орудиям, однако, несмотря на всю их выучку, внезапность нападения сыграла решающую роль.
Мари сделала шаг вперед и выстрелила из пистолета. Тотчас же снизу снова раздался грохот орудий. Том Ганн, может быть, и не большой профессионал в этом деле, но с такого расстояния он не должен промахнуться. Поднятые жерла пушек били по оснастке «Брестона». Одновременно шестифунтовики ударили по палубам. Истекающие кровью моряки бросились искать укрытия. Вскоре половина офицеров «Брестона» полегла, оснастка его оказалась полностью разрушена, паруса разорваны. Еще один удар, и битву можно считать законченной. Однако успокаиваться не следовало – «Брестон» мог открыть ответный огонь. Орудия снова изрыгнули пламя, и «Шпага Корнуолла» начала разворачиваться, чтобы лечь на заранее выверенный курс. В этот момент Грегори неожиданно рванулся вперед и ударил Мари по голове. Она покачнулась и упала, разряженный пистолет покатился по палубе. Прежде чем Бен Тримэйн сообразил, что произошло, Грегори уже перебрался через заграждение и прыгнул в воду. Выстрел Бена прорезал воздух, однако когда он поспешно начал перезаряжать мушкет, Мари, со стоном приподнявшись, остановила его:
– Оставь, плевать. У нас есть дела поважнее.
Сейчас следовало поднять все паруса и двигаться вперед как можно быстрее. «Брестон» далеко не полностью выведен из строя, он еще может ответить – все зависит от того, насколько быстро офицеры и команда оправятся от нападения и приведут в действие свои орудия. Том Ганн и остальные моряки уже спешили наверх, чтобы поставить оставшиеся паруса. «Шпага Корнуолла», гонимая ветром и приливом, быстро набирала скорость.
В тот момент, когда необходимые действия были закончены, подвергшийся нападению корабль сделал первый выстрел. Ядро пролетело мимо, однако все понимали, что вскоре на них может посыпаться град ядер весом в двадцать четыре фунта каждое. Мари отдала приказ повернуть штурвал на два румба влево – этот маневр должен помешать канонирам на «Брестоне» навести орудия.
Внезапно сильное течение погнало «Брестон» прямо к «Шпаге Корнуолла», и на миг Мари показалось, что спасения нет. Раздались два оглушительных залпа. Одного из моряков ядром перебросило через борт и унесло в море. Все остолбенели: теперь каждый еще отчетливее почувствовал, что жизнь его висит на волоске.
– Добавьте три румба, мистер Пул.
С каждой секундой голос Мари звучал все более уверенно.
Очередное ядро упало впереди корабля – чуть точнее, и оно бы разрушило их оснастку; следующее пролетело над кормой, по счастью никого не задев.
И тут канонада внезапно прекратилась. Команде «Шпаги Корнуолла» потребовалось некоторое время, чтобы осознать, что опасность миновала; затем раздались восторженные крики. Они сражались и победили! Они спасены! Позади «Брестон» беспомощно качался на воде, палуба его была завалена обломками мачт и обрывками парусины.
Они свободны! Мари хотелось плясать от счастья. Оказывается, уроки Бена не пропали даром. Если понадобится, она может повести корабль и людей.
– Ура нашей Рейвен! – раздался громкий крик Пула, и команда дружно подхватила приветствие.
Том Ганн выступил вперед с широкой улыбкой на лице:
– Это твоя победа, Мари. Люди хотят, чтобы ты стала нашим капитаном, и я с ними согласен. Что скажешь?
Наступила мертвая тишина. Мари колебалась, не зная, что ответить. Одно дело командовать судном полчаса и совсем другое – изо дня в день. Способна ли она на это? С другой стороны, кто на этом корабле разбирается в искусстве мореплавания лучше ее? Кто знает сотни различных трюков, которым научил ее Бен? «Ворон» – так они назвали ее… Хорошо, Ворон станет их капитаном. Она сделала глубокий вдох.
– Я согласна.
– А я нет. – Нэд Слай выступил вперед, в руке его блеснул кинжал. – И я не стану подчиняться женщине.
– Ах так?! – взревел Том Ганн и с видом, не предвещавшим ничего хорошего, сделал шаг по направлению к Нэду, но Мари, не раздумывая, остановила его.
– Не надо, Том. Пусть все увидят, на что я способна.
С бьющимся сердцем она вынула шпагу, конфискованную у Грегори. Ей оставалось только надеяться, что и эти уроки Бена не пропали даром.
– Давай, Нэд. Я сыта тобой по горло. Но только поторопись. Нам надо двигаться вперед, а море не ждет.
Моряк секунду помедлил, словно завороженный холодной яростью, светившейся в ее серых глазах.
– Я никогда еще не дрался с женщиной.
– Никто из вас не должен держать зла на Нэда Слая за то, что он будет драться со мной. Вы меня слышите?
Схватка началась. На миг забыв об осторожности, Слай сделал резкий выпад, и Мари тут же ответила внезапным движением влево, отчего он не удержался и упал, глухо стукнувшись животом о палубу.
– Ну вот, теперь ты потерял равновесие, Нэд Слай.
Быстро поднявшись на ноги, противник снова ринулся на нее и тут же обнаружил, что его удар пришелся в пустоту. В следующее мгновение он почувствовал холод стали на своем горле и чуть не задохнулся.
– Давай, Нэд, скажи, как ты меня ненавидишь!
Еще несколько обманных выпадов, и Мари выбила кинжал из его рук.
– Ну вот, Нэд Слай, ты потерял равновесие, голос и оружие. Как насчет того, чтобы распроститься с жизнью?
Да она просто играла с ним! Она могла убить его в любой момент! Нэд опустил голову.
– На это я не согласен.
Никто вокруг не засмеялся, видимо, остальным тоже нелегко было вернуть себе дар речи после всего увиденного.
– В таком случае я бы хотела, чтобы впредь мы оставались друзьями. – Мари протянула ему кинжал. – Что скажешь?
Моряк долго смотрел на нее. Когда-то эта женщина казалась ему лишь средством удовлетворения похоти, а ведь она сумела поднять мятеж и затем победила в сражении с «Брестоном». Женщина-капитан… А почему бы и нет, черт побери! Такие случаи уже бывали. Ястребиные черты его лица смягчились в широкой улыбке.
– Друзья до последнего вздоха, капитан!
Мари медленно повернулась к команде. Все молчали, ощущая торжественность момента.
– А теперь за работу, ребята. На первое время назначаю Тома Ганна лейтенантом, Нэда Слая – его помощником. Для начала мы должны выжать из парусов все, на что они способны, и уйти как можно дальше от этого места.


Солнце садилось. Мари – нет, капитан Рейвен – стояла на корме, наблюдая, как постепенно темнеет небо. Ее первый день свободы закончился. Все спали, кроме вахтенного. Тридцать девять мужчин, включая Джузеппе, который в конце концов тоже остался на корабле, и две женщины.
А что теперь? До сих пор Мари не решалась задавать себе этот вопрос. Что они вообще собираются делать? Ведь не бороздить же Карибское море до бесконечности без всякой цели. Мистере? Дрожь пробежала по ее телу. Нет, только не это. Перенесенный кошмар еще слишком жив в ее памяти.
Вопросы, вопросы… Надо попытаться заснуть. Время у нее есть: пройдет примерно неделя, прежде чем известие о мятеже дойдет до острова Сент-Киттс. После этого «Шпага Корнуолла» вместе с экипажем станет желанной добычей для каждого английского корабля в Карибском море.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На берегах любви - Кэррол Шанна

Разделы:
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Ваши комментарии
к роману На берегах любви - Кэррол Шанна



Очень тяжелый роман,но интересный.Может только мне он дался тяжело?Попробуйте.7,5
На берегах любви - Кэррол Шаннас
20.10.2014, 23.27





Согласна с комментарием выше: роман тяжеловат. Пираты и злоключения описаны без прекрас, присутствующих в других романах, много похоти, мало чувств, куча злодеев, море приключений. Про главного героя могу сказать что он настоящий кобель и свинья. Наверное поэтому концовка и предисловие не рассказывают от домике с детишками, потому что на такого мужчину никогда нельзя положиться. Член у него встаёт на каждую юбку, а героиню он и так не раз забывал в очень удобные для него моменты. 7/10
На берегах любви - Кэррол ШаннаВирджиния
25.10.2015, 12.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
ПрологТак пропой же мне, как еще не пел,О той, что Вороном звали.О пиратах, из коих каждый был смел,Что за золото убивали.О, спою я тебе, что мне верной была,О любви великой спою,О том, как Ворон судьбу обрелаВ далеком морском краю, —О, с милым – любовь свою!

Rambler's Top100