Читать онлайн Долгожданная встреча, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Долгожданная встреча - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Долгожданная встреча - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Долгожданная встреча - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

Долгожданная встреча

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Рано утром в доме Хэмптонов разразилась буря. Крепко спавшую Карен разбудил громкий стук в дверь. Несколько секунд девушка не могла понять, что происходит. Наконец услышала крик отца:
– Карен! Я жду тебя в библиотеке! Ты явишься туда через пятнадцать минут!
Карен слышала, как отец отошел от двери. Он был в ярости – в этом она не сомневалась. Девушка вздохнула и, приподнявшись, спустила ноги на пол. Зябко поежившись, она обняла себя за плечи и сладко зевнула. И вдруг вспомнила все события минувшего вечера – вспомнила во всех подробностях. Снова вытянувшись на кровати, Карен улыбнулась. Вэнс Пакстон… Она любила его. Да, теперь уже в этом не было сомнений. Внезапно перед ее внутренним взором возникла Энджи Лейтон. Карен нахмурилась. Значит, Вэнс сопровождал ее? Она вспомнила, какими глазами Энджи смотрела на него. Нет, не стоит думать об этом. «Ведь Вэнс не ушел с ней, – промелькнуло у нее. – И он больше никогда не будет встречаться с ней, я об этом позабочусь».
Решительно поднявшись с постели, Карен накинула халат и тщательно расчесала свои золотистые локоны – так, чтобы они спадали на ее высокую грудь. Пора. Улыбнувшись своему отражению в зеркале, она вышла из спальни и направилась к лестнице.
В библиотеке уже было накурено. Баррет Хэмптон сидел за широким столом, сжимая в зубах сигару. Росс, как всегда, безупречно одетый, подал хозяину кофе на серебряном подносе.
– Это все, сэр? – осведомился он.
– Да. А теперь убирайся отсюда, – проворчал Баррет. – А мисс Хэмптон…
– Я же сказал, убирайся!
– Да, сэр. – Дворецкий с невозмутимым видом отошел от стола и, бесшумно ступая, вышел из библиотеки.
Карен молча стояла под пристальным взглядом отца. Выпустив изо рта струйку дыма, Баррет поднес к губам чашку с кофе и осушил ее одним глотком; при этом он по-прежнему не сводил с дочери глаз. Но Карен выдержала его взгляд – именно у отца она научилась не отводить глаза. Наконец девушка поняла: чем дольше она будет молчать, тем труднее будет успокоить отца.
– Доктор говорил, что тебе вредно курить по утрам сигары и пить кофе, папа.
– К черту доктора! – взревел Баррет. – У меня есть дочь, которая безобразно себя ведет! Я хочу знать, где и с кем ты была. И я надеюсь, черт возьми, что ты шлялась только с одним кобелем, а не ублажала целую свору!
Кровь отхлынула от лица Карен, но ей все же удалось взять себя в руки.
– Это несправедливое и жестокое обвинение, отец, – проговорила она. – И я надеюсь, что ты говоришь так просто от злости. Ты не имеешь права разговаривать со мной подобным образом.
– У меня на вес есть право! Твоя выходка даст мне право на все! Ты можешь представить, как я себя чувствовал? Я устроил вечер, чтобы объявить о твоей свадьбе, но не смог найти тебя! Я не знал, что сказать! Альфред был так оскорблен, что ушел, даже не попрощавшись! Он был в ярости и ушел, хлопнув дверью, на глазах у гостей! А как унижена твоя мать! Ведь об этом вечере говорил весь Вашингтон! Вот именно – говорил… Потому что сейчас о нас уже не говорят, над нами смеются!
– В том-то и дело, отец, – пробормотала Карен. – Твой вечер. Мамин вечер. Вечер Альфреда. Вы устроили этот вечер для себя. А как же я? Почему никто не спросил меня: «Тебе все это нужно, Карен? Ты хочешь стать женой Альфреда? Ты любишь его?» Никто не спросил меня об этом, никто…
Вскочив из-за стола, Баррет отшвырнул стул к книжным стеллажам. Его лицо побагровело, глаза сверкали.
– Черт возьми, о чем ты говоришь? – прошипел он, пристально глядя на дочь.
– О том же, отец, о чем говорю уже несколько недель. Я не люблю Альфреда Уитакера и не выйду за него замуж. Поэтому я и ушла с твоего вечера. Я была с Вэнсом Паксто-иом в саду.
Баррет стремительно обошел стол и остановился перед дочерью; глаза его побелели от ярости, руки дрожали. Внезапно он размахнулся и ударил Карен по щеке с такой силой, что она, налетев на глобус, стоявший в углу, упала на пол. С трудом поднявшись на ноги, девушка повернулась к отцу, ожидая следующего удара. При падении халат ее распахнулся, и сейчас она стояла перед Барретом почти обнаженная.
Глядя на нее, он в ярости закричал:
– Шлюха!
– Шлюха? – переспросила Карен. – Ты называешь шлюхой собственную дочь? – Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Потом Карен, внезапно сообразив, что отец видит ее наготу, еще шире распахнула халат. – Ты полагаешь, что именно такими бывают шлюхи? – спросила она.
Баррет тотчас отвернулся к окну. Лицо его посерело. Карен же, запахнув наконец халат, проговорила:
– Я привела себя в порядок. Можешь еще раз ударить меня, если хочешь.
По-прежнему глядя в окно, Баррет пробормотал:
– Карен, прости, что я ударил тебя. Я знаю, ты хочешь жить так, как тебе нравится, во всяком случае, не желаешь подчиняться воле родителей. Но пойми, у каждого есть свои обязанности. И у тебя тоже. Ты из довольно богатой и влиятельной семьи, а значит, должна войти, в другую семью – еще более богатую и влиятельную. И тебе, как и мне, придется взять на себя определенные обязательства. Я не сержусь, что ты полюбила этого техасца. Пакстон довольно красивый мужчина. Более того, полагаю, что он… весьма привлекателен физически. Такие вещи всегда действуют на женщин. Это и неудивительно, даже простительно, если только женщина не слишком увлекается. – Баррет утер платком лоб, потом снова заговорил: – Но этой ночью ты переступила грань… и поставила всех в очень неловкое положение. Надеюсь, все еще можно исправить. Сегодня в десять я должен встретиться с Альфредом и его отцом. Я им скажу, что ты ужасно волновалась, намекну на женское нездоровье, которое приключилось у тебя так некстати, и, как и Ретта, солгу, скажу, что ты заснула на диване в гардеробной. А днем, надеюсь, ты встретишься с Альфредом и извинишься перед ним по всем правилам. Если Альфред примет твои извинения, то, возможно, венчание не придется откладывать. Ты выйдешь замуж за Альфреда Уитакера, это решено. Ты поняла меня?
Ответом ему было молчание.
– Ты поняла меня? – Баррет наконец-то отвернулся от окна – и увидел, что дочери в комнате нет.
Выбежав в коридор, он услышал легкие шаги: Карен поднималась по лестнице. Подбежав к перилам, Баррет закричал громовым голосом:
– Ты выйдешь замуж за Альфреда Уитакера! В ответ наверху громко хлопнула дверь.
Ровно в девять Пакетом подъехал к Стене дуэлей. Привязав коня, он затаился в кустах и приготовился ждать – Вэнс был уверен, что Карен придет.
Было почти одиннадцать, когда вдалеке появилась бегущая фигурка. Золотистые волосы девушки развевались на ветру, а трепещущее белое платье облегало стройные ножки. Вэнс судорожно сглотнул. Он вдруг подумал о том, что навсегда запомнит ее именно такой – бегущей по лугу мимо цветущих кустарников.
Миновав заброшенный домик, стоявший у стены, Карен бросилась в объятия Вэнса. Кончились несколько часов разлуки, показавшиеся влюбленным вечностью. Крепко прижав Карен к груди, Вэнс впился поцелуем в ее губы. Затем, чуть отстранившись, внимательно посмотрел на нее.
– Что случилось?.
– Мы с папой уже поговорили… Но трудно понять друг друга, когда бьют по лицу.
– Неужели этот сукин…
– Нет, Вэнс, он мой отец, – перебила Карен. – Просто он очень расстроился и не знает, что делать, не понимает, что происходит. Он не в силах справиться со мной, но не может ничего поделать, потому и злится.
– Мне следовало пойти с тобой.
Карен почувствовала, как напряглись мышцы под льняной сорочкой Вэнса. В следующее мгновение его кулак обрушился на каменную стену. Девушка накрыла руку Вэнса ладонью. Затем поднесла его пальцы к синяку на своем лице.
– Это просто глупо, – сказала она, улыбнувшись. – Кулаками ничего не решишь. Даже подумать страшно, что могло бы произойти, если бы ты был там. Нет, Вэнс, тебе не следовало туда идти. Я прекрасно понимаю отца.
– А вот я ничего не понимаю, – проворчал техасец.
– Для моего отца очень важен союз Хэмптонов и Уитакеров. А мои чувства – нет. Я для него всего лишь разменная монета, и мое мнение в расчет не принимается. Отец просто утратил над собой контроль, потому и ударил меня, ударил первый раз в жизни. Потом отец кричал на меня и велел оставаться дома, поэтому мне пришлось дождаться, когда он уедет. Я слышала, как мама плакала в своей комнате. Я к ней стучалась, но она не впустила меня.
Вэнс отвел Карен за полуразрушенный дом, и она снова обняла его и поцеловала. Затем, усевшись на траву, проговорила:
– Расскажи мне о Техасе. Вэнс усмехнулся.
– Что именно ты хочешь узнать?
– Не знаю. Расскажи все.
– Мисс Хэмптон, вам предстоит узнать очень много. Разве вам не известно, что одному человеку не рассказать всего о Техасе? Техас слишком велик, настолько велик, что сотне людей понадобится лет сто, чтобы рассказать о Техасе все.
– Хвастун! Расскажи тогда хоть что-нибудь.
– Слушаюсь, мэм, – кивнул техасец.
Карен с улыбкой наблюдала, как Вэнс потрогал сначала один ус, потом другой. Она уже успела заметить, что он всегда теребит усы, когда задумывается о чем-то.
– Итак, – заговорил наконец Вэнс, – если ты посмотришь на север от нашего ранчо, то увидишь гряду невысоких скал, напоминающих лежащего на спине человека. На закате эти скалы кажутся сиреневыми, и они очень красивые. Как и команчи, мы называем их Спящим Гигантом. Команчи верят, что это и в самом деле живое существо, вернее, один из богов. Индейцы говорят, что когда-нибудь Гигант пробудится, уведет всех белых из Техаса и разрушит их форты и города – вообще все, что белые там понастроили. А потом, в течение пяти лет, жизнь индейцев будет становиться все лучше и лучше. После чего Гигант опять ляжет спать, но он сможет лишь задремать, потому что крики людей и бой их барабанов не дадут ему заснуть крепко. И тогда Гигант решит, что настало время исполнить «последний танец войны». Гигант уничтожит всех людей, кроме команчей, потому что они – избранный народ. Он поведет их в свой вигвам, где все великие люди из туманного прошлого веселятся и курят трубки.
– Замечательно, – улыбнулась Карен; ей показалось, что она действительно увидела краснокожих дикарей и их богов. – А что находится к югу от ранчо?
– Ничего.
– Ничего? – удивилась девушка.
– Ничего, – кивнул Вэнс. – Только прерия – земля, покрытая желтой травой. И трава эта колышется на ветру. Впрочем, есть еще холмы да изредка встречаются мескитовые деревья. И, разумеется, повсюду кактусы, множество кактусов. Но это – к югу и к западу от ранчо, – улыбнулся Вэнс. – А вот восток – совсем другое дело. Мы называем эту местность Гористой стороной. Там множество мескитовых и смолистых деревьев, а также дубов и тополей. На востоке больше воды, а значит, больше зелени. Сан-Антонио как раз на востоке. Тебе понравится в Сан-Антонио, там музыка, танцы, там всегда можно развлечься… А вот о ранчо и об гасиенде я не буду тебе рассказывать – сама увидишь. Ехать туда нам придется по отвесному берегу Хорс-Белли-Крик. Если мы приедем на ранчо часа в четыре, то прямо за ним, на фоне неба, будет четко вырисовываться Столовая гора. Ты сразу поймешь, почему я не захотел тебе рассказывать об этом месте. Более прекрасной картины я в жизни не видел.
Несколько минут оба молчали. Тишину нарушало лишь жужжание пчел.
– Ты все так замечательно описал, – наконец заговорила Карен. – Мне кажется, я сама все это видела. Скажи, Вэнс… а когда ты поедешь домой?
Положив руки на плечи девушки, Пакстон привлек ее к себе. Заглянув ей в глаза, тихо проговорил:
– Все зависит только от тебя, Карен.
У нее перехватило дыхание. Она едва не расплакалась от счастья. И все же спросила:
– Что вы хотите этим сказать, мистер Пакстон?
– Неужто я неясно выразился? – изумился Вэнс. – Все очень просто: без тебя я не покину Вашингтон. – Он заключил ее в объятия, и Карен почувствовала жар его тела.
«Когда любовь зовет, спеши за ней – она не станет ждать», – вспомнились ей строчки из сонета ее друга Габриеля. «Как это верно, как поразительно верно, – думала Карен. – Да, надо спешить… Быстрее, быстрее…»
– Тогда нам надо поскорее что-нибудь придумать, любимый, – улыбнулась девушка.
Минуту спустя она уже бежала к дому.
Мать ждала ее у дверей гостиной.
– Карен, – сказала она, строго глядя на дочь, – могу я поговорить с тобой?
Несколько мгновений мать и дочь молча смотрели друг на друга. Затем прошли в гостиную, и Ианта, усевшись на стул, приложила к глазам платочек, который держала в руке, – дочь должна была видеть, что мать страдает из-за нее.
– Здравствуй, мама, – с рассеянным видом проговорила девушка; она пыталась представить, что в эти минуты делает Вэнс.
– Садись, пожалуйста.
Карен села. «Может, он готовится к нашему отъезду? К нашему отъезду…»
– …И это было просто чудовищно!.. Покинуть всех, не сказав никому ни слова. Вечер устраивался– в твою честь… Альфред ушел, хлопнув дверью, и я не могу винить его за это.
– Прости, мама, – пробормотала Карен, внезапно сообразив, что часть обвинительной речи матери она прослушала. – Мне очень жаль, что я заставила тебя волноваться.
Мать просияла: она уверовала в быструю победу.
– Итак, Карен, – проговорила Ианта уже совсем другим тоном, – твой отец беседовал сегодня с Альфредом и его отцом. Он прислал записку, в которой говорится, что тебе нет необходимости ехать в Вашингтон – достаточно будет письма.
– Какого письма?
– Разумеется, письма Альфреду. Ты напишешь, что извиняешься перед ним, что внезапно почувствовала недомогание. Повторишь все, что уже сказал ему отец, и попросишь продолжить приготовления к свадьбе.
Карен судорожно сглотнула.
– Я не стану писать ничего подобного, мама. По-твоему, я должна лицемерить, чтобы он надулся от важности, как индюк? Нет, этого не будет. Если он захочет нанести нам визит, я извинюсь перед ним за то, что заставила его ждать. И еще объясню, почему не могу выйти за него замуж, – добавила Карен, уже готовая к очередному взрыву матери. Ианта побледнела, руки ее дрожали.
– Я полагала, вы с отцом решили…
– Да, мама, мы с ним говорили. Только папа не понял, что именно мы решили, потому что у него, как и всегда, не было времени выслушать меня. Я сказала ему, что выхожу замуж, но не за Альфреда.
Ианта усмехнулась:
– Надеюсь, ты не собираешься снова встречаться со своим поэтом, с этим безмозглым французом? Я думала, что француз – всего лишь романтическое увлечение…
Карен вскочила на ноги, глаза ее пылали.
– Мама, у меня не было никакого романтического увлечения Габриелем! Мы были просто друзьями, вот и все. Если бы ты хоть раз меня выслушала, то поняла бы это.
– Не кричи, я прекрасно тебя слышу, – сказала Ианта. Она уже не прикладывала к глазам платочек – теперь перед Карен была совсем другая женщина. – Я прекрасно знаю, что романтических отношений у вас не было, – продолжала мать. Поднявшись со стула, она принялась расхаживать по комнате. – И, кроме того, знаю, что моя дочь – уже не маленькая девочка, а взрослая женщина, которая, как и всякая женщина, знает, что ей нужно и чего она хочет. И все же… Если ты хочешь, чтобы к тебе относились как к взрослой женщине, то оставь свои детские забавы и вспомни об обязанностях перед обществом и в первую очередь перед родителями. – Ианта, до этого расхаживавшая по комнате, остановилась у чайного столика и принялась поправлять цветы в вазе. – Вообще-то, – она попыталась улыбнуться, – нет ничего необычного в том, что пылкая молодая женщина позволила себе… невинное увлечение, но…
– Мама, – перебила ее Карен, – я прошу тебя, выслушай меня хоть раз в жизни. Пойми, я полюбила, по-настоящему полюбила.
– Ну конечно, дорогая. – Ианта по-прежнему рассматривала цветы в вазе. – Кого же на этот раз?
– Вэнса Пакстона.
Ианта подняла голову – и замерла, обдумывая ответ дочери. «Слава Богу, ничего серьезного, – размышляла она. – Просто еще одно увлечение. Надо надеяться, последнее, если уж она опустилась до того, что увлеклась этим техасским дикарем. К тому же и за Альфредом числятся кое-какие мелкие грешки. Во всяком случае, он поймет…»
– У нас с Вэнсом все решено, – заявила Карен. – Мы уезжаем. Я еду с ним в Техас.
Ианта с улыбкой посмотрела на дочь.
– Карен, дорогая, Альфред не будет ждать вечно. Не забывай: множество девушек были бы счастливы породниться с Уитакерами. Так что если он тебе так нужен, этот твой последний… В общем, постарайся побыстрее с ним закончить. Чем скорее ты поладишь с Альфредом, тем лучше для всех. Возможно, я приглашу его на обед во вторник. Ты можешь даже надеть то платье, которое было на тебе…
– Мама, прекрати! – закричала Карен. – Пожалуйста, прекрати, я говорю серьезно. Я люблю Вэнса Пакстона. И уезжаю с ним в Техас… наверное, через неделю. Ну почему ты не хочешь меня выслушать?
– Да-да, конечно, дорогая, – снова улыбнулась Ианта. – А теперь… может быть, напишешь письмо Альфреду? Не забудь пригласить его на обед.
– Мама, – взмолилась девушка, – ну пожалуйста…
– Карен, я очень занята. И не беспокойся, дорогая, мы еще не потеряли Альфреда.
Тяжко вздохнув, Карен вышла из гостиной.
«Пусть делает что хочет, – думала она. – Пусть устраивает все так, как ей нравится. Но я не стану послушной марионеткой, во всяком случае, буду бороться, пока есть силы. – Карен снова вздохнула. – Родители… они ничего не поймут до тех пор, пока комната моя не опустеет, пока я не покину этот дом навсегда. Мама, папа… Я сегодня простилась с вами, сказала вам «прощайте», а вы так меня и не услышали».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Долгожданная встреча - Кэррол Шанна



отличный роман! Мне понравилось как автор пишет и вторая книга тоже отличная можно еще раз почитать
Долгожданная встреча - Кэррол Шаннаг
23.10.2013, 8.14





герой - откровенный слабак, даже противно
Долгожданная встреча - Кэррол Шаннанадежда
11.02.2016, 21.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100