Читать онлайн Долгожданная встреча, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Долгожданная встреча - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Долгожданная встреча - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Долгожданная встреча - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

Долгожданная встреча

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Пол в хижине был пыльным, на стенах налипла грязь. Крохотная каморка, в которой заперли Карей, должна была стать ее новым миром. Камин, узкая кровать, самодельный стол, стул. Ведро воды. Фонарь. Измученная, она опустилась на стул и взглянула в проем двери на площадь. Впервые оказавшись наедине с собой после смерти Теда и падения с лошади, она предалась отчаянию: казалось, выхода из этого положения нет. Никакой надежды, ни одного шанса! Джако украл ее, Джако будет держать ее у себя. Минуту-другую Карен позволила себе пожалеть себя, подумав даже о смерти. Но потом ей вдруг вспомнился рассказ дяди Ратти о том, как ее отец реагировал на известие о крахе его империи. «Черт бы их всех побрал, – сказал Баррет. – Черт бы их всех побрал!» И внезапно из потаенных глубин души явились силы. У нее было немало оснований презирать отца, но одно его положительное качество она признавала всегда: Баррет Хэмптон никогда не сдавался. А она была его дочерью. Ситуацию, в которой ока оказалась, нельзя было назвать безнадежной. И черт ее побери, если она сдастся этому Джако и его людям без борьбы!
Да, она попала в дикую деревню, она окружена неприветливыми, враждебными людьми. Она пленница в логове Джако. Все так. В этой ситуации выбора у нее нет: либо сдаться, либо сопротивляться. И решение само пришло к ней: она не сдастся ни за что! Будет сопротивляться изо всех сил!
На что ей надеяться? На Вэнса? Он где-то недалеко, в этом Карен была уверена, но он мало что может сделать в сложившейся ситуации. Она молила Бога, чтобы Вэнс не пошел на какое-то безрассудство, за которое ему придется поплатиться жизнью. Значит, она может полагаться только на себя. Она сейчас в Мексике, куда ее привезли тайком. Здесь, насколько она знала, не действуют американские законы, здесь бессильны даже свободно перемещающиеся рейнджеры под командованием капитана Александера. Граница лежит где-то на севере, и тропинка, ведущая к ней, идет через горы. В горах очень холодно, к тому же там бродят апачи, которые ничуть не лучше людей Джако. И все же она должна попробовать совершить побег. А по пути, даст Бог, она встретит Вэнса еще до того, как он попадет в эту опасную деревню.
– Черт бы их всех побрал! – вслух проговорила Карен. – Черт бы их всех побрал! – Сжав губы, она встала и направилась к двери, но у косяка задержалась. Вечернее солнце скользило над вершинами гор и холмов. На другой стороне площади было еще одно здание неизвестного назначения. А у двери она увидела бандита, поставленного стражем у ее тюрьмы. Джако называл его Мануэлем, и Карен запомнила лишь его глаза – глубоко посаженные и злые, правда, их выражение менялось, когда тот смотрел на своего предводителя. Мануэль явно боготворил Джако. Карен догадывалась, что в глазах юношей, живущих в этой безлюдной горной стране, такой человек, как Джако, был настоящим героем. Мануэль некоторое время тоже смотрел на здание на противоположной стороне площади, а потом повернулся к ней. Карен не смогла определить выражение его глаз, но, похоже, они были полны презрения. Женщина поспешила отступить назад в комнату. Решимости у нее поубавилось. Джако правильно сделал, поставив стражника так близко, с горечью подумала она. Он предвидел возможность побега и делал все, чтобы его предотвратить.
Послышались шаги. Кто-то приближался к ее темнице, и вскоре до Карен донеслась быстрая испанская речь, правда, по-испански она знала всего лишь несколько слов. Говорили Мануэль и какая-то женщина… Но кто? Ее голос показался Карен знакомым. Громкое восклицание, и тонкая фигурка показалась в двери, загораживая свет… «Конечно! – подумала Карен. – Я могла и догадаться…»
– Что такое? – вскричала Марселина. Узнав Карен, она от удивления остановилась. Единственная женщина на свете, которую она презирала… И она здесь, ждет Джако! Взвыв, как раненый зверь, Марселина бросилась на Карен. Наконец-то она повыдергивает эти золотистые волосы, изорвет ногтями нежную кожу «госпожи». Кусаясь и царапаясь, Марселина налетела на пленницу. Вот только в полумраке не сумела разглядеть, что кожа Карен потемнела от загара, что из изнеженной горожанки она превратилась в закаленную жительницу Запада.
Первый шок, вызванный нападением дикарки, прошел, и Карен, выйдя из оцепенения, отскочила назад. Впервые в жизни она дралась с другой женщиной, дралась не на словах, подыскивая уколы побольнее и поостроумнее, а по-настоящему, где в ход пускают кулаки, зубы и ногти. Как ни странно, драка немного оживила Карен: наконец-то она смогла выплеснуть свою злобу, отомстить за то, что с ней сделали. Марселина, изловчившись, схватила все же ее за волосы, но Карен вырвалась и ударила мексиканку в челюсть с такой силой, что та упала на пол и откатилась к противоположной стене. Удивленная собственным поступком, Карен растерянно смотрела на Марселину, распростертую на полу. Обученная разливать чай, писать изысканные записки, принимать ухаживания кавалеров и вообще быть леди, Карен явила качества, о которых не подозревала в себе. Ободренная своей новой силой, она решительно двинулась к Марселине. Но та вдруг вынула из-под резинки на бедре кинжал и, нацелив лезвие на Карен, стала медленно подниматься на ноги.
Они, тяжело дыша, стояли лицом друг к другу. Марселина размахивала кинжалом перед лицом Карен, ее глаза сверкали бешеным огнем. Карен, едва успев увернуться от него, стала лихорадочно озираться по сторонам в поисках укрытия в этой крохотной каморке. Пятясь к двери, она еще раз увернулась от верного удара в сердце. На лице Марселины играли красноватые отблески заходящего солнца, отчего ее улыбка стала поистине зловещей.
– Я убью тебя, – пообещала она. – Теперь я тебя убыо…
Вдруг чья-то тень загородила свет, человек быстро подошел к Марселине и вырвал кинжал у нее из рук.
– Я не позволю тебе изуродовать ее, малышка, – проговорил Джако, оттесняя разъяренную Марселину к столу.
– Ты! Ты привез ее сюда! К нам… – взвизгнула мексиканка и плюнула ему под ноги.
Джако равнодушно смотрел на нее.
– Подожди за дверью, детка, – приказал он. Глаза Марселины полыхнули бешеным огнем.
– Проститутка! Шлюха! – ругалась она по-испански. – Я ненавижу тебя!
Рука Джако потянулась к ней и крепко сжала горло. Лицо Марселины напряглось, в глазах промелькнул страх. Когда он наконец выпустил ее, Марселина схватила ртом воздух, обвила шею Джако руками и припала к его губам в страстном поцелуе. Его рука потянулась к подолу ее юбки; задрав ее, он провел лезвием ножа между ног Марселины. Низко застонав, она всем телом потянулась к Джако.
– Подожди меня за дверью, – повторил он, ласково подтолкнув Марселину'к двери. Проходя мимо Карен, мексиканка наградила ее полным ненависти взглядом. Расхохотавшись, Джако прислонился к столу. – Итак… Выходит, что я еще раз спас тебя от кинжала, а, малышка?
– Я тебе не малышка. – Карен вздернула подбородок. – Чего ты хочешь? – Она кивнула головой на дверь. – Марселина любит тебя.
Джако равнодушно пожал плечами.
– Многие женщины любят меня. Но ты… Ты была женой Пакстона. И я похитил тебя. Всю жизнь он владеет тем, что нужно мне, но наконец я получил то, чего хочет он. Теперь-то сеньор Пакстон поймет, каково мне было все эти пустые годы. Ты полюбишь меня, малышка.
Карен отвернулась. «Любовница…» Она посмотрела на горы, где должен был находиться человек, единственный человек, которого она любила.
Голос Джако все приближался к ней. Еще ближе, еще тише, еще увереннее…
– …кто знает? – донеслись до нее слова бандита. – Люди хотят, чтобы я повел их за собой, стал их генералом. В один прекрасный день я стану президентом. Тогда я подарю тебе роскошный дворец, в котором ты будешь жить, как королева. Такая женщина, как ты, много значит для мужчины. У тебя будут роскошные платья… – Одна его рука погладила ее волосы. Карен резко дернулась, прижалась к стене, и тогда вторая рука Джако, дотронувшись до низа сорочки, новой сорочки, которую он ей дал, поползла вверх.
– Нет! – выдохнула Карен.
Его пальцы искали ее сосок. Схватив его за запястье, Карен попыталась оттолкнуть руку Джако, но это у нее не получилось – он был очень силен. Бандит медленно ласкал ее грудь, катал нежный сосок в пальцах, и она сдалась. Прижавшись спиной к стене, Карен смотрела перед собой невидящим взором. Она чувствовала, что ее плоть отзывается на прикосновения его умелых рук. А потом Джако шагнул еще ближе к Карен и крепко обнял ее. Он был красив особой, жестокой красотой – мужчина, родившийся в огне битв, и этот огонь навсегда запечатлелся в его черных глазах. Как давно мужчина не притрагивался к ней… как давно она сама не ласкала мужчину… Ладонь Джако сжала ее ягодицу, прижала ее живот к восставшей плоти.
– Нет! Нет! – закричала Карен, отворачиваясь от него. К удивлению женщины, он отпустил ее и отошел назад.
– Еще нет… Ты еще не научилась любить Джако.
– Ты… ты животное… – дрожащим голосом промолвила Карен.
Она была потрясена реакцией собственного тела на его прикосновения. Ей даже не верилось, что это было на самом деле.
Джако насмешливо ухмыльнулся.
– Животное? Да все мы животные, детка. Только некоторые из нас сильнее, а некоторые – слабее. Здесь, в Рио-Лобосе, я – сильный человек. Я поступаю так, как мне хочется. Здесь тебе никто не поможет. – Он помолчал, и лицо его постепенно обрело серьезное выражение. – Этим утром я бы мог взять тебя. Я мог бы взять тебя сейчас. Я мог бы даже отнести тебя в харчевню, чтобы ребята посмотрели, как я с тобой развлекаюсь. Но генералы так не поступают. Даже сейчас я не хочу брать тебя силой. Скажи, может ли мужчина быть таким терпеливым? – Он подошел к двери, несколько мгновений постоял в проеме. Затем повернулся к Карен спиной. – Завтра, сеньорита. Здесь, на кровати. Ты будешь ждать меня, а я приду, чтобы доставить тебе удовольствие. Но если нет, тогда… – Его лицо потемнело от непроизнесенной угрозы. Он выждал еще несколько мгновений, загораживая своим крупным телом весь дверной проем, затем быстро исчез.
Карен сползла по стене на пол. «Один день… Всего один день… Так мало времени на то, чтобы…» Она в который раз внимательно осмотрела комнату. Примерно десять футов в ширину и чуть больше в длину… Стены темницы были толстыми и прочными, в них пробито множество бойниц, но они слишком малы, чтобы выбраться через них. Покрытая глиняной крышей, хижина служила хорошим убежищем, к тому же в ней всего одна дверь.
Солнце ушло за горы, стало быстро темнеть. На стене висел фонарь, но Карен решила не зажигать его, предпочитая оставаться в полумраке. Она тщательно прощупала каждую половицу, каждый дюйм стены в поисках хоть какого-нибудь оружия, острого предмета, который поможет ей убежать. Под кроватью в свете луны что-то блеснуло. Протянув руку, Карен нащупала грубо обработанную деревянную рукоятку, на ней – лезвие. Нож… С обломанным концом… Что ж, это лучше, чем ничего. Карен залезла на кровать, свернула одно одеяло и завязала его бечевкой от обрывка ковра, висевшего на стене. Если ей повезет, она сможет завернуться в другое одеяло и, когда стемнеет, проскользнуть мимо Мануэля… Опять голоса! Но она не слышала, чтобы кто-нибудь подходил… Карен вытянулась на кровати и накрылась одеялом. Если они подумают, что она спит…
– Добрый вечер, Аркадио. Ну что там?
– Джако послал меня сменить тебя.
– Спасибо, amigo. Ребята ищут?
– Кого?
– Маркеса. Он ведь не вернулся.
– И не вернется, можешь не сомневаться. Ты еще молод, amigo, и совсем недавно у нас. Послушай-ка, что я тебе скажу. Если хочешь сохранить жизнь, никогда больше не упоминай этого имени.
– Но…
– Человек с этим именем хотел стать предводителем. Двое поехали на север. Тот, кто может быть предводителем, вернулся. Другой стал угощением для муравьев. Вот так, друг мой.
Мануэль замолчал. Быть съеденным муравьями… Нет. Лучше ухе быть солдатом в армии Джако и не задавать лишних вопросов.
– Спасибо, больше ничего об этом не скажу, – согласился он.
Карен слышала, как звякнула шпора. Она судорожно вцепилась в нож. Крупная фигура загородила свет в двери. Луна светила мужчине в лицо. Черт его она не видела, а по силуэту различила – у него было одно ухо.
– Сеньорита спит? – Не получив ответа, фигура прошла в хижину. – Сеньорита спит? – переспросил Аркадио, приближаясь к кровати.
– Нет, – ответила Карен. Ей вдруг стало страшно.
– Прошу прощения, но, может, сеньорите одиноко. Могу составить хорошую компанию одинокой сеньорите. Так, во всяком случае, говорят…
– Плати им побольше, и они тебе все, что угодно, скажут, – огрызнулась Карен. – Убирайся прочь! Оставь меня в покое… – Аркадио подошел еще ближе. – Или я позову на помощь Джако. А потом посмотрю, что он с тобой сделает.
Аркадио остановился, физиономию его исказила гримаса, и, пробормотав по-испански что-то злобное, он вышел из хижины. Карен выпустила рукоятку обломанного ножа. «Ага, – мелькнуло у нее в голове, – стало быть, имя Джако защитит меня от бандитов. Малоутешительно. Но что защитит меня от самого Джако? Я должна убежать. Еще часок, и он решит, что я сплю. А потом, если только я смогу…»
Марселина наблюдала за тем, как Джако с пятью головорезами выехал из Рио-Лобоса и двигался по Северной тропе в направлении дальних гор. Она провела ночь со своим любовником, горячо отвечая на его грубые ласки. Ее коготки оставили на коже Джако следы бурной любви. Это было страстное соитие двух любовников, которые не привыкли сдерживать своих инстинктов. Наутро Марселина чувствовала себя великолепно. Ей было тепло и уютно в своей постели, и она смогла наконец расслабиться. Потом, когда она уже встала и вышла за порог, мужчины проехали мимо, и она помахала своему любовнику – такому сильному, красивому и гордому. Не прошло и нескольких минут, как кавалькада исчезла из виду, и настроение Марселины тут же упало. Что он надумал с этой шлюхой? Зачем он вообще привез ее в Рио-Лобос? Для того, чтобы отомстить сеньору Вэнсу? Или есть и другие цели? Ах, если бы он не был таким молчаливым, если бы рассказывал ей побольше…
Одна из деревенских девушек остановилась у харчевни и, проверив, заряжен ли ее револьвер, направилась к хижине, где держали Карен.
– Урсула, ты куда? – с опаской поинтересовалась Марселина.
Уж не распоряжение ли Джако она выполняет?
– Мне велено сводить сеньору Пакстон к реке.
– Я сама отведу ее туда, – решительно заявила Марселина.
– Но мне сказали…
Вырвав из рук девушки пистолет, Марселина засунула его за пояс своей юбки.
– Я сама сделаю это, – угрожающим тоном произнесла она.
Угроза подействовала: пожав плечами, Урсула вернулась в харчевню. Подняв высоко голову, Марселина пересекла площадь и остановилась у хибары пленницы.
– Сеньора! – крикнула она. Никакого ответа.
– Сеньора! Вставайте!
Сон про Вэнса прервался. Карен проснулась. Уже светло? «Нет… Нет, не может быть!.. Господи!.. Я не могла…» Молодая женщина с досадой тряхнула головой и огляделась по сторонам. Ничего не изменилось, только ночь кончилась. Она проспала, единственный шанс упущен. В дверях появилась женская фигура. Стараясь не совершать резких движений, Карен как можно осторожнее засунула руку в солому, где был спрятан обломанный нож. «Следи за собой… – напомнила она себе. – Держи себя в руках».
Подойдя к кровати, Марселина сорвала с нее одеяло.
– Извольте просыпаться, сеньора Пакстон, – издевательским тоном проговорила она. – Пора принимать ванну.
Карен медленно села, стараясь потянуть время, чтобы обдумать сложившееся положение.
– Я не хочу.
– Я должна отвести тебя к реке, – напрямик сказала мексиканка. – Ты должна искупаться.
– Пожалуй, я тоже пойду с вами, – донесся из-за двери голос Аркадио. – Что, если она попытается сбежать?
Марселина вытащила из-за пояса пистолет.
– Ей не убежать, – заявила она уверенно. – Ты просто хочешь поглазеть на бабу, так и скажи. Пойдемте, сеньора. Живо! – Махнув револьвером, она пропустила Карен мимо себя, а потом ткнула дулом в ребра ненавистной американке. Вздрогнув, Карен вышла за дверь и тут же зажмурилась от яркого солнца. – Неужто прекрасная сеньора испугалась? – спросила Марселина.
Глаза Карен возмущенно вспыхнули, и она расправила плечи.
– Разумеется, нет, – равнодушно бросила она, сворачивая на тропу, ведущую к реке, даже не удостоив мексиканку взглядом. «Ну как я могла так долго спать?! Как?..» Ответ был очевиден. Четыре дня сплошного кошмара и напряжения измотали ее до предела. Краем глаза она видела тень от пистолета Марселины – та не опустила оружие.
Река Рио-Лобос, давшая свое название поселению на ее берегах, была чуть шире обычного ручья и подпитывалась ледяной родниковой водой, которая не меняла своей температуры, несмотря на то что ее скалистые берега за день буквально раскалялись на солнце. Чувствуя себя в безопасности в зарослях мескитовых деревьев и за валунами, Карен сбросила одежду и вошла в реку. Вода была до того холодна, что ее мигом пробрала дрожь. Женщина медленно заходила все глубже и глубже – вода доходила ей сначала до лодыжек, потом до колен, до пояса; наконец, не выдержав, она села на корточки, чтобы скорее привыкнуть к холоду. Карен добилась своего: уже через несколько мгновений она почувствовала, что купание приятно освежает ее. Марселина удивленно рассматривала ее тело.
Американка изменилась. Ее кожа, казалось, источала здоровье, лицо, руки и плечи от частой езды верхом покрылись ровным золотистым загаром, все ее стройное тело подтянулось – она ничем не отличалась от любой другой девушки на ранчо. Марселина нахмурилась: она-то ожидала увидеть слабую, изнеженную и рыхлую пышку, а не такую физически совершенную молодую женщину.
Выйдя из реки, Карен вытерлась и, отряхнув джинсы от дорожной пыли, оделась. После мытья мысли заработали лучше, к ней даже отчасти вернулось ее обычное жизнелюбие. Еще не поздно. Оставшись наедине с Марселиной, она сможет… Но металлический щелчок – это Марселина взвела курок—вернул ее к реальности.
– А теперь, сеньора, вы побежите, – раздался у нее за спиной голос мексиканки.
Медленно повернувшись к ней, Карен окинула Марсе-лину насмешливым взглядом. Затем посмотрела в сторону гор и вновь взглянула на молоденькую мексиканку. Ветер трепал юбки Марселины. На ее смуглых худеньких плечах остались следы страстного соития с Джако, на шее висела украденная камея. Карен вдруг в мельчайших подробностях припомнились все события, начиная с того дня, когда она приехала в Техас, и заканчивая мгновением, когда дуло пистолета Марселины уткнулось ей в грудь. Сломанный нож остался в хижине, но отсутствие оружия не беспокоило ее. К тому же ока сомневалась, что сумеет воспользоваться ножом и ударить им Марселину или Джако. Но если она твердо решит, что не сможет отобрать чужую жизнь, то, возможно, отдаст свою. Конечно, она не собиралась сдаваться без боя, но… Карен презрительно посмотрела на пистолет.
– Это тот самый пистолет, которым ты убила Эмилио? – спросила она.
Марселина побледнела.
– Нет! Я… Я не… То есть, ты хочешь сказать… Он что, умер? – пролепетала она. – Пистолет… – Взяв себя в руки, Марселина выпрямилась, не желая унижаться перед американкой. – Я думала только ранить его, но пистолет…
– Ты убила его, – холодно произнесла Карен. – Он умер в страшных муках после двух недель страданий. Перед смертью он шептал твое имя.
– Прекрати! – закричала мексиканка.
– Я помню, как он заигрывал с тобой и смотрел, как ты танцуешь, – не моргнув глазом продолжала Карен. – Думаю, он любил тебя. Его смерть на твоей совести.
– Прекрати! Я не хотела этого. И я не уверена, что он умер.
– Ты отлично понимаешь, что я говорю правду.
– Замолчи! – выкрикнула Марселина. – Джако – мой любовник. Он бы сказал мне…
«Вот оно! – мелькнуло в голове у Карен. – Вот он, ключ! Господи, почему я не подумала об этом раньше!» Карен постаралась взять себя в руки и обдумать свой план.
– Джако не очень-то подходящий для тебя мужчина, – презрительно промолвила она.
– Но я его женщина! – взвизгнула Марселина. – И когда он станет президентом, я буду его сеньорой – женой и любовницей! А теперь ты пришла к нам… – Ее тон изменился: вместо крика из ее горла прорывалось шипение змеи. – Сначала ты заявилась на ранчо с сеньором Вэнсом, а теперь тебя принесло сюда. Только здесь все иначе! Поняла? Это я взяла твои украшения, давно взяла. Сначала украшения, а теперь возьму и твою жизнь.
– Если Джако любит тебя, то почему ты переживаешь из-за меня? – пожала плечами Карен.
– Я его женщина, – шипела Марселина. Впрочем, в ее голосе теперь слышалось сомнение, словно она не была уверена в истинности своих слов и хотела убедить самое себя.
– Так почему же ты боишься?
– Потому что… потому что ты умеешь колдовать.
– Чепуха!
– Ты обладаешь способностью… проникать в мысли мужчины и крутить им как хочешь. И хватит болтать! Беги! Немедленно.
– Нет.
Дуло пистолета уткнулось в грудь Карен.
– Беги! – громко закричала Марселина, и эхо в горах повторило ее крик.
– Нет, никуда я не побегу. Если ты хочешь убить меня, то пристрели меня прямо здесь, а потом объяснишь Джако, почему ты это сделала, – проговорила Карен.
Лицо Марселины почернело от злости, но в глазах ее не было уверенности, и она опустила их, не в силах вынести спокойного взгляда Карен.
– Ты… ты – злодейка! – выкрикнула она, но рука с револьвером дрогнула и опустилась.
Понимая, что ставит на кон свою жизнь, Карен бросилась в словесную атаку, используя оружие, с которым всегда выходила победительницей.
– Злодейка? – переспросила она. – Я? Неужели это я открыла потайную калитку и предала собственных друзей? Или это я в ответе за смерть всех, кто погиб на ранчо? Эмилио… Бразоса… Всех остальных? Но не я предала тех, кто меня любил, не я отдала их на растерзание такому человеку, как Джако. Человеку, убившему твою мать!
Широко распахнув и без того огромные глаза, Марселина растерянно отступила назад.
– Не говори этого, – в ужасе прошептала она, пораженная страшной новостью.
– Это правда, – пожала плечами Карен. – Только посмотри мне в глаза, и ты поймешь, что я говорю правду. Марайя лежит на горе вместе с Элизабет и детьми Паксто-нов. Но Джако, разумеется, не сказал тебе об этом. Убийца твоей матери не захотел сказать тебе правду. Но я была там. Я потеряла собственного ребенка. Он родился мертвым во время подлого нападения бандитов. Знай, я видела собственными глазами, как Джако застрелил ее. Увы, Марайя мертва. – Марселина едва стояла на ногах; ее губы дрожали. Карен чувствовала, что одержала победу, но решила добить Марселину последним «выстрелом». – Да, Марайя мертва, – повторила она. – И убита собственным сыном.
Наступила такая тишина, что стало слышно, как бьются сердца двух женщин. Лицо Марселины побелело как бумага.
– Что?.. – хриплым шепотом переспросила она. – Что?..
– Да, ее убил Джако, ее собственный сын, – сказала Карен. – Тру – его отец. Он сам рассказал мне об этом. Так что: Джако – брат Вэнса, а значит, и твой брат. Приглядись к нему повнимательнее, и ты узнаешь то, что сам он знает давно.
Марселина едва стояла на ногах. Пистолет упал на песок. Всхлипнув, она зажала рот руками, словно пыталась избавиться от тошноты. Джако убил ее мать. Джако был ее любовником., ее собственный брат, а она… Застонав и согнувшись под тяжестью собственного греха, Марселина развернулась и побежала прочь вдоль реки и вскоре скрылась за мескитовой рощей.
Карен вздохнула, ей казалось, что последняя сцена лишила ее всяких сил. Марселина… Бедняжка Марселина… Слова Карен потрясли ее до глубины души, и вдруг Карен подумала, что перегнула палку, ей даже стало стыдно за то, что она была так жестока с мексиканкой. Разрушительная сила слов так же смертоносна, как и сила выстрела. Разве у Марселины не было много общего с Бодайном? Карен печально покачала головой. Неважно, что сделала Марселина, – сейчас она заслуживала сострадания, вот только… Пистолет! Он лежал совсем рядом, на песке, там, где Марселина выронила его. Сейчас!.. Сейчас же!.. Быстро оглядевшись по сторонам и убедившись в том, что никто ее не видит, Карен подбежала к пистолету, но когда она дотронулась до него, пистолет неожиданно выстрелил и, дымясь, отлетел в сторону. Тут же из-за зарослей мескитовых деревьев показался Аркадио, державший на изготовку ружье.
– А девочка-то наша до чего беспечна, а? Решимость Карен исчезла, едва она увидела перед собой дуло ружья.
– Я все спрашиваю себя: зачем она это сделала?
– Тебе этого не узнать, – бросила Карен. Рассмеявшись, Аркадио поднял пистолет и засунул его за ремень.
– Пойдем. Эта история позабавит Джако. Непременно расскажу.
– Ты ничего ему не скажешь, – перебила его Карен. – А если сделаешь это, я скажу Джако, что ты заставил меня…
Аркадио задумался и нервно облизал губы.
– Он не поверит тебе, – неуверенно пробормотал он. Настала очередь Карен улыбнуться.
– Да что ты? – И, не обращая больше внимания на бандита, Карен пошла вверх по тропинке, ведуидей к площади.
Аркадио мрачно смотрел ей вслед. Если бы он мог узнать, что тут произошло. Стерва… Да, ее он боялся. И вдруг удачная мысль пришла в голову Аркадио. Марселины он не боялся, и когда Джако уедет в следующий раз, он у нее все выведает. Они с Марселиной станут союзниками. Довольно ухмыльнувшись, Аркадио поспешил вслед за сеньорой, чтобы сопроводить ее в заключение.
Тени спускались с высоких гор, наступали на скалистые склоны, укутывали в прохладное покрывало иссушенную землю. Мануэль, вообразивший себя настоящим солдатом, ловко перебросил ружье из одной руки в другую и прислонился к грязной кирпичной стене. Карен посматривала на него через дверь, моля Бога о том, чтобы Мануэль задремал до прихода Джако. Она все еще надеялась на то, что сумеет воспользоваться мгновением и… но и эта надежда погасла, когда она увидела одинокого всадника, въехавшего в деревню. Джако вернулся. Карен слышала пение и громкий голос бандитов из харчевни. Всадник остановил коня, прислушался к шуму, спешился. Зайдя в харчевню, он тут же пропал в неясном свете фонарей. Время уходило… Сначала он выпьет с друзьями, а потом направится к ней. Карен попятилась. Когда ее ноги наткнулись на спинку кровати, она села, глядя на залитую лунным светом дверь, и стала ждать.
Она даже не смогла бы сказать, как долго сидела в полузабытьи, не двигаясь. Секунды? Или вечность? Теперь ясно: она не сможет убежать. Завтра она будет… Кем? И Джако – с ней или без нее – объявит себя генералом, радуясь столь простой победе. Вдруг женщина ощутила, что рядом кто-то есть. Ее сердце бешено забилось. Подняв голову, она увидела стоявшего в дверях Джако. Его высокая фигура загородила свет. С таким видом, словно хозяин вернулся домой после тяжелого трудового дня, бандит стянул через голову пончо и бросил его на пол. За пончо последовал ремень с кобурой.
– Теперь вы, сеньорита, – тихо промолвил он.
Нож!.. Где она спрятала нож? В кровати или на столе? «В матрасе! Он в матрасе!.. Не паникуй!.. Делай что угодно, только не впадай в панику!»
– Впрочем, это не важно, – продолжал Джако. – Я сам раздену тебя. Тебе это понравится. Многим нравится. – Подойдя ближе, он приподнял двумя пальцами ее подбородок. – Но сначала поцелуй…
Молчание Карен подстегивало Джако, он почувствовал себя увереннее. Он не видел ее руки, но услыхал какой-то шорох. Через секунду лезвие блеснуло в полумраке и, пропоров кожу, оставило алый след на его щеке. Взвыв от боли и ярости, Джако попятился назад и натолкнулся спиной на стол. Крепко сжимая окровавленный нож, Карен бросилась к двери, но бандит поймал ее и отбросил к стене. Нож выпал из ее руки. В считанные мгновения он придавил ее всем своим весом и впился в ее губы жадным, грубым поцелуем.
– Сука! – выругался Джако по-испански, оторвавшись от нее. – Шлюха, дрянь!
– Кровавый генерал! – отозвалась Карен. И плюнула ему в лицо. – Негодяй, мерзавец! Убийца собственной матери! Думаешь, я отдамся тебе по доброй воле? Да мне лучше умереть!
Джако ударил ее по лицу – рот Карен тут же наполнился кровью. Поднявшись на ноги, он схватил ее за волосы и выволок за собой из комнаты.
– Что ж… Значит, сначала ты хочешь умереть? Отлично! Не успеют мои ребята закончить, как вы получите то, что хотите, сеньорита. Ты будешь молить меня о пощаде, будешь умолять, чтобы я пристрелил тебя, но избавил от кошмара. – Он дотронулся до свежей царапины на щеке и грязно выругался. Она изуродовала его, этот шрам останется на щеке на всю жизнь. Ни одна женщина не делала ничего подобного с Джако. Все об этом узнают и станут потешаться над ним. Дьявольщина!
Карен вырывалась, пыталась ударить или поцарапать его, но все напрасно. Джако был очень силен, и ей оставалось лишь в отчаянии сжать зубы. Вот бандит распахнул дверь в харчевню, полную едкого дыма, от которого у Карен тотчас же защипало глаза и запершило в горле. От запаха немытых, потных тел, алкоголя и табака ее затошнило.
Раздался выстрел, и голоса затихли. Сдерживая охватившую его ярость, Джако заговорил в наступившей тишине:
– Сегодня вечером многие из вас отправятся по домам, разойдутся по своим деревням, чтобы попрощаться с близкими, ведь скоро вы станете настоящими солдатами. Мои верные товарищи! Завтра я назовусь вашим генералом! А сегодня вечером, чтобы вы могли отпраздновать это знаменательное событие, я принес вам в подарок эту белокурую американку! Надеюсь, вы навсегда запомните, каким щедрым был ваш друг Джако! – Он оглядел своих людей, оторопело смотревших на женщину, о которой им до сих пор и думать-то было запрещено. Джако дождался, пока напряжение достигнет апогея, и подтолкнул Карен к центру.
– Развлекайтесь с ней как хотите!
Дикий хохот ураганом пронесся под дымными сводами. Кое-кто, ошалев от радости, принялись палить из пистолетов в потолок. Прожигая Карен похотливыми взглядами, бандиты обступили ее, приближаясь все ближе и ближе. Думать было некогда, ее сковал животный страх. Карен пыталась отбиваться, но грубые руки уже хватали ее за волосы, лицо, грудь, плечи, ягодицы… Их перекошенные физиономии закружились перед ней в кошмарном хороводе. Ее сорочку порвали, и она судорожно пыталась прикрыть лохмотьями грудь, повинуясь уже не голосу разума, а инстинкту. Бандиты принялись толкать ее по кругу, и она попадала из рук в руки. Женщины, с которыми только что развлекались люди Джако, подзадоривали мужчин дикими визгами.
Ее сзади толкнули, и Карен полетела вперед, но тут же кто-то схватил ее за пояс джинсов, рванул – оторвалась пуговица на застежке, и женщина полетела дальше по кругу.
Карен схватилась за пояс, но тут же с нее сорвали остатки сорочки. При виде ее обнаженной груди бандиты взревели с новой силой и, схватив женщину за руки и за ноги, повалили на стол. Кто-то наклонился к ней и принялся осыпать ее груди слюнявыми поцелуями. Когда он выпрямился, Карен высвободила одну ногу и что было сил ударила его в пах. Бандит побледнел. Кто-то треснул его по голове бутылкой, и он упал на пол. К столу вышел Аркадио.
– Я буду первым! – закричал он. Быстро расстегнув пуговицы, он высвободил из штанов свое восставшее естество.
Теперь ноги Карен крепко держали, а Аркадио нарочито медленно стягивал с нее джинсы…
– Стойте! – вдруг раздался над озверевшей толпой голос Джако, пробиравшегося к столу.
Бандиты растерянно попятились назад, оборачиваясь на «подарок», который, похоже, отнимали.
Аркадио посмотрел на предводителя затуманившимися от похоти глазами.
– Да черта с два я… – начал было он, но так и не договорил: рукоятка пистолета Джако обрушилась на его голову, и Аркадио, потеряв сознание, упал на Карен, полностью закрыв ее наготу своим телом.
Джако был не один. С ним пришел Гонсалес, тот, кто стоял на дозоре на Северной тропе.
– Американец в горах! – закричал Джако. – Медрано погиб от его пули. Лошадь американца убита. Он идет пешком, но ему не выбраться из гор. – Джако помолчал, ожидая, чтобы люди осознали важность его сообщения. – Этот американец – ее муж. Мы пока подождем, а потом поймаем его и при нем… – Бандиты недовольно заворчали. Джако снова пальнул в воздух из пистолета. – Спокойно! Я же говорю, мы пока, пока подождем. А потом, когда поймаем его, вы развлечетесь на славу. Мануэль, отведи сеньору обратно в хижину. И хорошенько следи за ней. – Подойдя к столу, он сбросил бесчувственное тело Аркадио на пол и, рванув Карен за руку, стащил ее со стола и подтолкнул к Мануэлю. – Следи, чтобы с ней не приключилось какой беды, ясно? Вперед!
Мысль о том, что где-то в горах будет взят в плен американец, вмиг отрезвила Карен. Но если там увидели одного человека, может, есть и другие? Бандиты быстро надели ремни с кобурами, похватали свои ружья и выбежали из харчевни. Качнувшись, Карен натянула на себя джинсы. Джако оценивающе разглядывал ее обнаженную грудь. На его шее засохли следы крови.
– Ну что ж, детка, на тропе замечен человек, и мы с тобой оба знаем, кто это, – произнес он, улыбаясь. – Если бы ты была моей женщиной и тебя похитили, я бы тоже отправился за тобой. Даже если бы понимал, что это приведет меня к смерти. – Джако ухмыльнулся. – Теперь ты знаешь, как нравишься моим ребятам. Я приведу твоего мужа сюда, и он сможет понаблюдать за тем, как славно развлекаются мои люди. Скажи-ка мне, детка, за кем из вас мне лучше наблюдать – за тобой или за ним?
Нервно облизав губы, Мануэль вывел Карен на площадь и повел дальше к хижине. При виде ее обнаженной груди его начинали терзать смутные желания, которые тут же отражались на его лице. Но Карен уже не боялась – ни настоящего момента, ни того, что приготовило ей будущее. Вэнс был близко, все остальное не имело значения. Вэнс был близко… Карен, спотыкаясь, брела на подкашивающихся ногах к тюрьме от харчевни, превратившейся для нее в ад.
Она даже не услышала ружейной пальбы в горах…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Долгожданная встреча - Кэррол Шанна



отличный роман! Мне понравилось как автор пишет и вторая книга тоже отличная можно еще раз почитать
Долгожданная встреча - Кэррол Шаннаг
23.10.2013, 8.14





герой - откровенный слабак, даже противно
Долгожданная встреча - Кэррол Шаннанадежда
11.02.2016, 21.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100