Читать онлайн Долгожданная встреча, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Долгожданная встреча - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Долгожданная встреча - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Долгожданная встреча - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

Долгожданная встреча

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Стоя у очага, Карен помешивала деревянным черпаком в большом котле. Неожиданно дверь распахнулась, и в кухню вошла Марселина. Увидев, что ее место у очага заняла золотоволосая соперница, она нахмурилась.
– Я уже здесь, – заявила она, ожидая, что Карен отойдет в сторону.
– Мы за тебя беспокоились.
– Уходи отсюда, – бросила Марселина. Карен покачала головой.
– Может, Марайе нужна помощь, иди к ней.
– Это мое место, – заявила Марселина. Она протянула руку к черпаку, но Карен не отдала его.
И тут дверь снова отворилась – в кухню вошли Марайя с Вэнсом и Тру. Карен нахмурилась, увидев, что отец с сыном держат в руках оружие и коробки с патронами. Не говоря ни слова, Марайя вытерла широкий дубовый стол и выставила на него овощи, приправы и банки с сахаром, солью и мукой. Вэнс и Тру сложили пистолеты и ружья на стол.
– Я принесу патронташ, – сказал Тру. Сердце Карен тревожно забилось.
– Вэнс…
Муж взял ее за руки.
– Если что-нибудь случится, оставайся здесь и делай то, что скажет Марайя.
– Что происходит?
– Пока не знаю. Может, ничего. Просто Тед что-то чувствует. – Вэнс посмотрел на Марселину. – Ты не видела кого-нибудь на тропе? – спросил он.
Та пожала плечами.
– Ночь иногда играет с нами злые шутки, – проговорила она. – Но я не видела и не слышала ничего такого, чего не замечала бы раньше.
Тру надел теплую куртку, застегнул ее до подбородка и обмотал шею шарфом.
– Там сильный ветер, – заметил Вэнс.
– И что же?
– А то, что нога у тебя опять заболит, если ты замерзнешь.
– И что же? – снова проворчал старик.
– Тебе лучше остаться дома.
– И не подумаю! – Глаза Тру сверкнули. – Попробуй удержать меня!
– Но твоя нога… – пробормотал Вэнс.
– Если на нас нападут, то я буду стрелять, а не скрываться в доме. Я всю жизнь так поступал. Поэтому помолчи и скажи своей жене, что ее варево пахнет изумительно. – Тру покосился на Марселину. – Может, тебе придется бегать к стене. Ты готова к этому, детка?
– Готова, – кивнула Марселина, дрожа от страха.
Марайя открыла коробочку с патронами. Осмотрев одно из ружей, она выложила на стол дюжину патронов и принялась вставлять их в барабан. Подойдя к ней поближе, Тру осторожно коснулся ее руки.
– Ты держала их в сухом месте?
Карие глаза Марайи потеплели, когда она посмотрела на старшего Пакстона.
– Я всегда так поступала, сеньор, – проговорила она.
– Да, конечно, – кивнул Тру. – Все верно. – Он едва заметно улыбнулся и вышел из комнаты.
Карен проводила Вэнса до двери. Он хотел поцеловать ее в щеку, но она обвила руками его шею и крепко прижалась к нему.
– Ты чего-то боишься? – спросил он.
– Будь осторожен. – Чуть, отстранившись, Карен долго вглядывалась в лицо мужа. И вдруг глаза ее наполнились слезами, хотя она и старалась держать себя в руках… «Его лицо… оно создано для улыбок, – подумала она. – Ведь улыбаться так просто. Но почему же он так редко улыбается?»
Внезапно Карен почувствовала острое желание – оно не угасло даже сейчас, когда им грозила опасность, даже на восьмом месяце беременности.
Он осторожно положил ладонь ей на живот, где зрел плод их любви.
– Через месяц, миссис Пакстон, у нас появится сын. Карен улыбнулась.
– Да, сын… – Она посмотрела ему в глаза. – Но почему ты уверен, что именно сын?
– Я знаю, наверняка, – заявил Вэнс. – Потому что мне об этом сказал старый мудрый индеец. – Он распахнул дверь, и тут же резкий порыв ветра проник в дом, наполняя его запахами ночи, холодай…
– Возвращайся побыстрее! – закричала Карен вслед мужу. Он обернулся, помахал ей рукой и направился к заградительной стене.
Ворота были распахнуты. Ковбои заводили лошадей во двор и оставляли их у стены. Испуганные животные ржали и порывались встать на дыбы. Карен почти физически ощущала опасность, нависшую над ранчо. Но что это за опасность?.. Она поспешила захлопнуть дверь и направилась в гостиную. А ветер за стенами дома все усиливался, все громче завывал, – казалось, это сонмы злых демонов пытаются проникнуть в дом. Карен стало страшно в одиночестве, и она бросилась на кухню.
– Может, надо помочь? – Карен согласилась бы на любую работу, только бы забыть о терзавших ее страхах.
– Лучше помогите мне делать это, сеньора, – попросила Марайя.
– Но я… я не знаю, как… – в нерешительности пробормотала Карен.
Мексиканка вручила ей «винчестер».
– Я покажу вам, сеньора, – сказала она. – Пора уже научиться. – И под руководством Марайи принялась «кормить» оружие «свинцовой пищей».
Марселина же задержалась у дома. Что скажет мать, узнав, что ее дочь стала предательницей?
– Мама… Нет… – прошептала она.
Марселина поплотнее запахнула на груди серапе – пеструю мексиканскую накидку, – буря началась даже раньше, чем она предполагала. А может, Джако передумает? Нет, он непременно появится. Марселина мысленно усмехнулась. Что ж, сеньор Вэнс отказался от нее – и он пожалеет об этом. А мать… Она, конечно, поймет ее, должна понять…
Тихонько рассмеявшись, Марселина направилась к потайной двери в северо-восточном углу стены.
Стоя у загона, Бразос наблюдал, как последних лошадей уводят под прикрытие стены. Увидев Вэнса и Теда, он улыбнулся:
– Да уж, ночью скучать не придется.
– Тебе, Бразос, не помешало бы немного развлечься, – усмехнулся Тед.
Бразос повернулся и, проворчав себе под нос что-то про слишком умных команчей, направился к ближайшей конюшне.
Вэнс улыбнулся, глядя вслед ковбою. Но тотчас же нахмурился, заметив, как помрачнел Тед Утреннее Небо. Индеец пристально вглядывался во тьму. Внезапно начался дождь – по шляпам друзей барабанили крупные капли.
– Сколько их? – спросил Вэнс.
– Думаю, больше, чем нас, – ответил Тед. Расправив плечи, Вэнс в задумчивости теребил ус.
– Сейчас неподходящее время, – проговорил он наконец. – И я постоянно спрашиваю себя: «Кто это, почему?»
– Это не важно. Главное – они пришли.
– Надеюсь, ты ошибаешься, друг.
– Буря… – Индеец поднял голову, подставляя лицо дождю. – Буря… она принесет не только снег или дождь. Слушай голос ветра… Однажды, очень давно, мои соплеменники пережили такую же бурю. В ту ночь многие умерли. Некоторые сошли с ума, убили своих близких, а потом себя. Когда наступило утро, мой отец собрал людей, и мы ушли из долины. После этого дня ни один краснокожий не ступал туда ногой. Так вот, Вэнс Пакстон, этой ночью злой ветер дует с гор точно так же, как он дул в ту страшную ночь.
– Но мы все равно отсюда не уйдем, – заявил Вэнс. – Никто не выгонит меня из этой долины – ни люди, ни злые духи. – Он посмотрел на конюшню, а потом направился к сараю, где жили ковбои, – следовало дать указания Хогану, Бразосу и всем прочим.
Тед же по-прежнему стоял у загона. Но сейчас он уже не вглядывался во тьму и не прислушивался к реву ветра – сейчас он знал: враг близко, и воин должен идти в бой, чтобы удовлетворить Великий Дух.
И тут Теду почудилось, что чья-то теплая рука коснулась его щеки. Резко обернувшись, он вскинул ружье и выстрелил в человека, поднимавшегося на крышу конюшни. Выстрелил, потому что знал, что это не Хоган, хотя именно он должен был сейчас находиться на крыше. Марайя, стоявшая у кухонного очага, замерла, услышав выстрел. Карен же в испуге вздрогнула.
– Началось, – с невозмутимым видом заметила мексиканка.
Глядя в темноту, Карен судорожно сжала руки, чтобы унять дрожь.
А Тед тем временем снова вскинул ружье и снова спустил курок. В следующее мгновение откуда-то из темноты донесся вопль. Вэнс бросился на землю и, выхватив пистолет, пополз к стене конюшни. Несколько раз над его головой просвистели пули. Бандиты, не ожидавшие отпора, то и дело выглядывали из укрытий и отвечали на огонь индейца. Внезапно Вэнс поднялся и бросился к открытой двери конюшни. Но едва он оказался под прикрытием ее стен, как слева от него в полутьме что-то шевельнулось, и тотчас же раздалась несколько выстрелов. Вэнс хотел спрятаться, но тут порыв ветра распахнул заднюю дверь, и он заметил справа от себя еще одну темную фигуру. Вэнс выстрелил. Раздался вопль, и кто-то, падая, сбил на пол едва тлеющий фонарь, висевший на крюке. Тотчас же занялась солома – яркое пламя осветило конюшню. Пакстон быстро перезарядил пистолет и выстрелил в направлявшегося к нему бандита. Тот повалился на стол, стол перевернулся, и масло из стоявшего на нем фонаря растеклось по полу, а пламя стало еще ярче.
Внезапно перед Пакстоном появился еще один бандит. Мексиканец нажал на спуск, но его пистолет дал осечку, и бандит попятился, снова целясь в Вэнса. Тут Пакстон спустил курок, и противник с диким воплем рухнул на пол.
А языки пламени уже подбирались к крыше. Вэнс осмотрелся и тотчас же понял: конюшню не спасти. Выругавшись сквозь зубы, он схватил третий фонарь и швырнул его в дальний угол. Услышав отчаянный вопль, Пакстон усмехнулся и, прикрыв лицо ладонью, выбежал из пылающей конюшни.
Тед Утреннее Небо и Бразос бежали через двор, отстреливаясь от преследователей. Тут Вэнс услышал стук копыт. Обернувшись, он увидел полдюжины всадников, несшихся прямо на него. Подхватив с земли ружье, Вэнс бросился к Теду и Бразосу.
– Бегите к дому! – прохрипел он, указывая на всадников. Всадники уже окружали их, стреляя из ружей:
– Пойдем! – Тед схватил Бразоса за плечо, и они бросились к дому.
– Черт… – выдохнул Бразос, внезапно остановившись. В следующее мгновение он рухнул навзничь. Между его остекленевших глаз зияла дыра.
Один из всадников приблизился, и Вэнс с Тедом выстрелили почти одновременно. Бандит, вскинув руки, повалился на землю. Вэнс тотчас же схватил уздечку и остановил коня. Запрыгнув в седло, он придержал испуганное животное – конь пытался встать на дыбы. Индеец вскочил на коня позади Вэнса, и друзья поскакали к главным воротам. Пули свистели у них над головами и, очевидно, раненный одной из них, конь споткнулся недалеко от ворот и рухнул на скованную холодом землю. Внезапно из темноты вынырнула огромная тень – перед друзьями стоял гигант Хосе, один из подручных Джако. Держа в каждой руке по пистолету, Хосе повернулся к Вэнсу. Индеец бросился на помощь другу, но, сраженный выстрелами Хосе, повалился на землю. Пакстон склонился над Тедом. Тут Хосе вновь открыл огонь, но, к счастью, промахнулся. Вэнс выпрямился и в ярости выпустил в бандита всю обойму, однако мексиканцу удалось увернуться от пуль, и в следующее мгновение он исчез в дождливой мгле. Снова склонившись над другом, Вэнс взвалил его на плечи и, задыхаясь, побрел к воротам. Дождь слепил глаза… И с каждым шагом усиливалась боль в ноге… Должно быть, он ранен… Но надо бежать, бежать… Он шел и слышал вопли людей, слышал пальбу и вой обезумевшего ветра…
– Сеньора!
Карен не отвечала. Глядя невидящими глазами в огонь, она напряженно прислушивалась к ужасным звукам, доносившимся снаружи.
«Ты под защитой», – сказал ей Вэнс, а теперь она не может оторваться от этого ночного кошмара. Ее тонкие пальцы, не привыкшие к труду и умевшие держать, пожалуй, только столовые приборы да веер, судорожно вцепились в тяжелую деревянную рукоятку револьвера.
– Сеньора!
На удивление спокойный голос Марайи вернул ее к реальности, оторвал от бесцельного созерцания пламени.
– Сеньора! – в третий раз позвала Марайя.
– В чем дело? – резко отозвалась Карен, но, впрочем, тут же пожалела о своем неприветливом тоне и обезумевшими от страха глазами посмотрела на мексиканку. – Извините… Просто… я… – Ее голос дрожал. Положив пистолет на столик, Карен обняла женщину, ища у нее поддержки. – Мне так страшно… Вэнс… Что, если он?.. Этот шум снаружи…
– Все хорошо, сеньора. Я понимаю, – спокойно говорила Марайя. – Я тоже боюсь. Нам всем страшно. Но мы… мы должны выполнять свои обязанности. Я должна отнести эти ружья к стене и помочь раненым дойти до дома. Вы останетесь здесь. Мне понадобится твоя помощь, – перешла на «ты» мексиканка, – когда я вернусь. Поставь на огонь еще один котелок. Оставайся тут.
– Хорошо. – еле слышно отозвалась Карен.
– Сеньора, – вновь заговорила Марайя, – мы участвовали в боях много раз. – Собрав ружья в охапку, она направилась к выходу, но у самых дверей остановилась и обернулась к Карен. – Я рада, что ты приехала сюда. Тебя было непросто понять, но, кажется, нам всем это удалось. И ты многому научилась. – С этими словами Марайя исчезла во мраке столовой.
Через мгновение порыв ветра пронесся по кухне – Марайя открыла переднюю дверь. Огонь в очаге затрещал. Ветер зашумел у стен дома, застучал в дверь, ведущую во внутренний двор, пытаясь ворваться в дом, похитить у кухни ее уютное тепло. Только оказалось, что это не ветер рвется к ним. Вот ручка повернулась, и Карен посмотрела на дверь: почему-то она подумала, что это Марселина. Конечно, это она! Но отчего ее так долго не было? Дверь медленно отворилась. Это была не Марселина! Мужчина… незнакомый мужчина!..
Вместе с ним в кухню ворвался ветер, поднимая вверх края его пончо и делая его похожим на огромную хищную птицу.
– Стало быть, ты и есть жена нашего щеночка, – заявил Джако. – Ты действительно красива, как и говорили голодные мужчины. – На его лице мелькнуло некое подобие улыбки.
Карен задрожала под его тяжелым взглядом.
– Ух… ходите, – запинаясь, пролепетала она.
Джако расхохотался:
– Нет, сеньора. Пожалуй, я останусь. Может, я засуну в твой животик еще кое-что, кроме того, что там уже есть.
Покосившись на револьвер, который совсем недавно положила на столик, Карен осторожно попятилась к нему. Снаружи раздалось сразу несколько выстрелов. Джако обернулся, и Карен схватила револьвер.
Лицо Джако оставалось спокойным, когда он вновь посмотрел на нее и фыркнул:
– Ваши ручки дрожат, сеньора. Не думаю, что у вас хватит сил нажать на спусковой крючок. – Медленным и уверенным шагом он подошел к ней.
Шум постепенно таял в голове Карен, а перед глазами появилось лицо умирающего Роско Бодайна, истекающего кровью. Лицо жуткого человека, который приближался к ней, дрогнуло и поплыло. Кто он такой? Почему его черты кажутся ей знакомыми?
«Застрели его! Стреляй в него! – кричал внутренний голос. – Стреляй же!»
– Мы как будто танцуем, сеньора. Вы пятитесь, а я приближаюсь. Наши движения совпадают в этом смертельном танце. Но я не думаю, что вам удастся убить Джако, не так ли?
«Джако? Нет!»
– Нет! Не-ет! Не подходи ко мне!
Снова расхохотавшись, он протянул к ней руки. Джако играл с ней, зная, что она не посмеет выстрелить. Вдруг за его спиной прозвучал выстрел. Джако мгновенно присел и в тот же момент выстрелил в ответ. Карен застыла от ужаса – Марайя, прислонившись к двери, медленно оседала на пол.
– Смотри, что ты наделала, дочь зла, – прошептала она, умирая.
Карен с криком выронила пистолет и бросилась к двери, ведущей в погреб. Джако, ревя, как раненый зверь, бросился за ней. Выстрелы и крики гнали Карен все глубже и глубже под землю. В погребе стоял пронизывающий холод. Было так темно, что она споткнулась и упала. В кромешной тьме попыталась подняться, но поцарапалась щекой о ступеньку и о другую ударилась животом. И тут почувствовала разрывающую боль и, к счастью для себя, потеряла сознание.


Она носила мальчика. И этот мальчик умер. Она лежала в уютной постели, когда это известие настигло ее, возникнув откуда-то из ужасающей пустоты. Как она оказалась в постели? И в своей комнате? Карен вспомнила… Жуткий смех мужчины, который показался ей знакомым… Смерть Ма-райи… Руки, протянутые к ней, ее бегство в подвал… Она упала, а потом – боль, тишина и пустота… Живота у нее не стало, но ребенок не сосал ее грудь. «Еще одна могила, Элизабет… Еще одна могила под кедрами…» Тишина… Стало так тихо…
Дверь отворилась. Карен поморщилась, когда свет из коридора' попал ей в глаза.
– Вэнс! – позвала она слабым голосом.
Он сделал к ней несколько шагов. Какое уставшее и постаревшее у него лицо. Стоя в изножье кровати, он высоко поднял фонарь.
– Мой сын мертв, – хрипло произнес он. Его голос был полон боли. Но не только он хочет обвинить в этом… ее.
Она знала об этом уже несколько часов, но слез не было – даже сейчас, когда она видела Вэнса в таком горе. Ее сердце замерло, она чувствовала себя опустошенной.
– Я знаю, что произошло, – заговорил он. – Три дня и три ночи я сражался с твоей лихорадкой, менял холодные компрессы и слушал историю, которую ты повторяла снова и снова. У тебя был пистолет, ты могла остановить его. – Поставив фонарь на ночной столик, он с силой сжал ее плечи и проговорил голосом, в котором дрожали слезы: – Карен, он убил Марайю. Ты позволила ему сделать это. А потом ты убежала. Ты… убила нашего сына.
Он еще долго молча удерживал ее за плечи, глядя на нее лихорадочно горящими глазами. Вдруг руки его упали. Вэнс попятился от нее, и через мгновение его лицо скрыла тень.
– Вэнс! – в отчаянии закричала она.
Он замер в дверях, стоя к ней спиной.
– Ты убила нашего сына, – повторил Пакстон едва слышным шепотом.
Словно взмах воронова крыла в кошмаре этой бесконечной ночи… слова Вэнса вновь и вновь звучали у нее в ушах, хотя его шаги давно затихли…




ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Долгожданная встреча - Кэррол Шанна



отличный роман! Мне понравилось как автор пишет и вторая книга тоже отличная можно еще раз почитать
Долгожданная встреча - Кэррол Шаннаг
23.10.2013, 8.14





герой - откровенный слабак, даже противно
Долгожданная встреча - Кэррол Шаннанадежда
11.02.2016, 21.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100