Читать онлайн Долгожданная встреча, автора - Кэррол Шанна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Долгожданная встреча - Кэррол Шанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Долгожданная встреча - Кэррол Шанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Долгожданная встреча - Кэррол Шанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Шанна

Долгожданная встреча

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Вам ничего не сделать с двумя дамками против моих шести.
Тру хмыкнул, нахмурился и исподлобья посмотрел на Карен.
– Твой ход, – пробурчал он. Карен обворожительно улыбнулась.
– Я всегда выигрывала у папы в шашки, – заметила она, и это была чистейшая правда.
Тру скорчил гримасу.
– Я не твой отец, и тебе не выиграть у меня, юная леди. Мои две дамки – на твоей половине.
– А шесть моих – на вашей.
– Не имеет значения. Потому что главное – сообразительность. Так ты будешь ходить или нет? Кажется, ты хочешь пойти на попятную? Что ж, я готов признать твое поражение, – усмехнулся Пакстон-старший. – И никаких условий.
Карен пожала плечами.
– Не думаю. Позвольте-ка…
Тут входная дверь отворилась, в дом вошла Марайя и направилась на кухню.
– Как там наша кобыла? – явно нервничая, спросил Тру.
– Осталось недолго, – отозвалась кухарка. – Думаю, роды будут легкие. Сеньор Вэнс сказал, что ему не нужна помощь. Он велел сеньоре оставаться дома – не хочет, чтобы она простыла.
– Ха, надо же, – усмехнулся Тру, подмигнув молодой женщине. – Ничего, пусть только оденется потеплее. А что, малыш Билли уже вернулся?
– Еще нет, сеньор.
– А когда он обещал вернуться? – спросил Тру.
– Обещал сегодня. Сеньор Вэнс сказал ему, что он должен вернуться не позже трех часов.
– Что ж, пожалуй, не стоит тревожиться. К тому же ехать на повозке – не то что верхом. А такому молодому парню, как Билли, наверняка захотелось еще и по городу побродить, поглазеть по сторонам. – Старик умолк ненадолго. Потом, нахмурившись, проворчал: – Конечно, колесо могло отвалиться, да и лошадь… Ну ладно, если он до утра не вернется, отправим кого-нибудь разузнать, что случилось. – Тру посмотрел на доску и потянулся к одной из своих дамок.
– Сейчас мой ход, – улыбнулась Карен.
– Ты что же, до сих пор не сделала свой ход? – Тру насмешливо взглянул на молодую женщину. – А я-то думал…
– Сейчас мой ход, – снова улыбнулась Карен.
– Хм… В жизни не видел, чтобы так играли. Ладно уж, ходи!
Карен сделала очередной ход, и Тру понял, что проиграл. Уставившись на доску, старик проворчал:
– Черт возьми, я красными никогда не выигрываю.
– Хотите снова играть черными? – с невиннейшим видом осведомилась Карен.
– Нет-нет. Только после того, как ты три раза побьешь меня, – ответил Тру, уставившись на доску.
– Мне очень жаль, но есть только два цвета.
– Знаю, – буркнул Тру. И вдруг, улыбнувшись, добавил: – Элизабет тоже всегда выигрывала у меня. Однажды, когда Вэнс был еще совсем маленьким, дом завалило снегом, и нам пришлось целую неделю играть в шашки. Кажется, я проиграл… партий пятьдесят. Никогда не мог выиграть. А в другие игры я и вовсе играть не умею.
Карен, не ответив, потупилась, смущенная неожиданным признанием Тру. Он тоже какое-то время молчал, потом вновь заговорил:
– Элизабет много думала о тебе. Она говорила мне об этом сразу после твоего приезда. И была… очень рада, что Вэнс привез тебя сюда.
Изумленная откровениями старика, Карен по-прежнему молчала. Она уже давно заметила, что Тру стал относиться к ней лучше, но только сейчас поняла: отец Вэнса заботится не только о продолжении рода Пакстонов. Старик поднялся со стула и, наклонившись, поворошил в камине тлеющие угли. Затем, вернувшись к столу, проговорил:
– Мескитовые ветки дают много жару, без них не обойтись в такой холодный день, как нынешний.
– Хорошо хоть дождя нет, – пробормотала Карен. – В Вашингтоне сейчас сыро.
– Вот поэтому я и говорю, что в восточных штатах… – Тру внезапно умолк и, поднявшись со стула, подошел к двери. Распахнув ее, стал вглядываться в ночную мглу.
Накинув на плечи шаль, Карен подошла к старику и, выглянув наружу, увидела Вэнса, спешившего во двор. За ним вбежали несколько ковбоев; они тотчас же заняли позиции у бойниц, прорубленных в заградительной стене.
– Что случилось? – Карен повернулась к мужу, зашедшему в дом.
Вэнс подошел к стене и снял с крючка два ружья. Проверив затворы, насыпал в карманы по пригоршне патронов.
– Билли только что прискакал на одной из рыжих кобыл, – сообщил он.
– А повозка? А другая лошадь?
– Он вынужден был бросить их. Люди Джако пристрелили лошадь. Билли же удалось высвободить из упряжи вторую и ускользнуть от бандитов.
– Почему он думает, что это люди Джако? – спросил Тру.
– Сирильо Виега сказал ему об этом перед смертью. Билли возвращался из Увалде и вдруг увидел дым. Миновав Редсто-ун-Хилл, он увидел, что внизу все охвачено пламенем. Парень направил лошадей к жилищу Виеги, чтобы узнать, не нужна ли помощь. А возле дома увидел хозяина, его жену и двух дочерей – все были застрелены. Слава Богу, что он увез Амаранту, а то бы и ее постигла та же участь.
Тут дверь распахнулась, и в дом, пошатываясь, вошел Билли. Одна его рука была в крови, и он прижимал ее к животу.
– Я ничего не мог поделать, Вэнс, – пробормотал юноша. – Они все были мертвы, кроме старика. Я пытался им помочь, но все без толку… – Билли покачнулся и упал на руки Харли Гвина, вошедшего с ним вместе.
– Ему тоже досталось, – заметил молодой ковбой. – Потерял много крови. Надо его уложить в постель. – Харли посмотрел на Карен. – Вы умеете ухаживать за ранеными, мэм?
Карен побледнела, однако тотчас же взяла себя в руки и проговорила:
– Не умею, но научусь. Отнесите его наверх, в дальнюю спальню. Скажите мне, что надо делать, и я справлюсь.
Вэнс с изумлением смотрел вслед жене… Карен и Харли, взяв раненого под руки, потащили его к лестнице.
– Черт меня побери… – пробормотал Пакстон-младший, взглянув на отца.
– Никогда не знаешь, чего ждать от этих женщин, – в задумчивости проговорил Тру. – Кажется, ей просто потребовалось время… Так что же случилось у Виеги?
– Не знаю. Билли сказал, что бандиты скорее всего застали их врасплох. Кажется, все произошло очень быстро. А Сирильо… В его теле было с десяток пуль. Он успел лишь сказать, что на них напали люди Джако, и испустил дух. А потом бандиты пристрелили кобылу, но Билли вскочил на вторую лошадь и ускакал. Бандиты преследовали его до кедровой рощи у тропы Белого Орла. Там Билли остановился всего лишь на несколько секунд, но и этого оказалось достаточно – преследователи успели выстрелить в него. Билли говорит, они почти настигли его.
Тру подошел к окну.
– Черт, – пробормотал он, – после всего… Вэнс направился к двери.
– Я привел всех людей во двор, – сказал он. – Пойду-попрошу Марайю сварить кофе. – Дверь за ним захлопнулась.
Какое-то время Тру стоял у окна. – Потом закрыл ставни и направился к следующему окну. Пять минут спустя все ставни в доме были закрыты, а все двери – крепко заперты. Асиенда приготовилась к осаде.
Ковбои всю ночь дежурили у стен', но лишь однажды до них донеслось эхо выстрела, а потом до рассвета воцарилась тишина. Карен тоже не спала; сидя у постели Билли – раненого устроили в спальне на втором этаже, – она прислушивалась к его тяжелому дыханию и смотрела на его побелевшее, без кровинки, лицо. Каким-то чудом Карен не упала в обморок, когда Харли перевязывал руку юноши, а потом промывал рапу у него под ребрами.
Билли что-то бормотал в бреду, иногда вскрикивал и несколько раз за ночь приподнимался, порываясь встать. Но Каре и успокаивала его, поила горячим чаем и снова укладывала на подушки. Уже перед рассветом вдруг вспомнила, как умирал Роско Бодайн, вспомнила, как расплывалось по его рубахе кровавое пятно и как стекленели глаза. Наверное, так же умирали Сирильо Виега, его жена Роза и две их старшие дочери – Ремедиос и Хуана Мария… Возможно, Бодайн сам накликал свою, смерть, но за что убили Виегу и его семью? Эти люди, уединенно жившие в горах, никому не желали зла, и все же бандиты их убили, и теперь окровавленные тела Сирильо и его близких лежат в пыли, у стены дома…
На рассвете, едва лишь первые лучи солнца окрасили небо в розоватые тона, Тру с Вэнсом, оседлав лошадей, отправились на поиски бандитов, убивших Виегу и его семью. Когда уже совсем рассвело, Карен, сидевшая в кресле у постели раненого, наконец-то уснула – Билли стало лучше, и его щеки даже немного порозовели. А внизу, у камина, собрались мужчины с покрасневшими от бессонной ночи глазами; они грели руки над огнем и пили горячий кофе.
Проспав часа два, Карен проснулась и тотчас же взглянула на раненого. Билли крепко спал, и дыхание его было спокойным и ровным. Удостоверившись, что с юношей все в порядке, Карен побежала вниз. Однако в гостиной никого не было – ковбои уже занялись хозяйственными делами, – и она отправилась на кухню. Утомленная бессонной ночью, Марайя сидела у очага и дремала. Карен подошла к ней и коснулась ее руки.
– Идите к себе, вам надо поспать. Марайя отрицательно покачала головой.
– Нет, я останусь здесь, – заявила она. – Скоро вернутся мужчины, и им понадобится…
– Вы заботились о них лучше, чем они сами о себе заботятся, – возразила Карен. – Я послежу, чтобы кофе к их возвращению был горячим, а вы идите. – Карей отвела Ма-райю в ее комнату и уложила в постель. Потом вернулась на кухню, где застала Марселину, ворошившую угли в очаге.
– Ты тоже устала, – сказала Карен девушке. – Иди наверх, в спальню, и отдохни в кресле у постели раненого. Следи за его дыханием. Я сама управлюсь на кухне.
– Я никуда не пойду, – заявила Марселина. – И я вовсе не устала.
– Ты сделаешь то, что я тебе велела. – Карен пристально взглянула в глаза девушке. И вдруг, едва заметно улыбнувшись, кивнула в сторону гостиной. – Знаешь, мужчины скоро вернутся. У них и так много хлопот, так что женщинам сейчас не время ругаться в кухне. Иди. Билли нужно, чтобы кто-то был рядом. Я сумею налить мужчинам кофе.
Марселина хотела что-то возразить, но, очевидно, передумав, молча вышла из кухни. Карен вздохнула с облегчением и подошла к плите.
Вэнс и Тру вернулись после полудня. Они сообщили, что бандиты, судя по всему, направились на запад, – возможно, хотели добраться до границы, пока северный ветер не принес снег. Имелась и хорошая новость: по ту сторону долины разбил лагерь кавалерийский отряд. Все ковбои вздохнули с облегчением и разошлись. Карен же поднялась к себе в спальню и еще немного поспала. А когда спустилась к обеду, Вэнс, и Тру уже сидели за столом и беседовали. Карен поняла, что говорят о ней, но, как только она вошла в гостиную, мужчины умолкли.
Вэнс поднялся и взял ее под руку.
– Дорогая…
– Опять принимаете за меня решения? – перебила она.
– Боюсь, подобные решения могут принимать только мужчины, – заметил Тру.
– Кавалерийский полк возвращается в Сан-Антонио. Они везут с собой раненых, – объяснил Вэнс, усаживаясь рядом с женой. – Я хочу отправить тебя с ними.
– Но почему? – изумилась Карен.
– Некоторые из них остаются, чтобы схватить Джако, и они хотят, чтобы мы с Тедом и еще несколько наших ковбоев присоединились к ним. Нас не будет довольно долго, поэтому тебе лучше отправиться в Сан-Антонио, там безопаснее.
– Но ты же сам говорил, что бандиты уехали. Наверняка…
– На ранчо останется слишком мало людей. Да, бандиты уехали, но мы ничего не знаем об их намерениях. С наступлением холодов они могут вернуться. Да и индейцы могут нагрянуть. Команчи, конечно же, узнают, что на ранчо маловато людей, и некоторые из краснокожих, возможно, попытаются похитить скот и лошадей. Я уж не говорю о женщинах… Нет, нельзя рисковать.
– Но мое место здесь, – заявила Карен; пожалуй, ей впервые пришло это в голову.
– Мы должны думать не только о себе, но и о нашем ребенке. Ранчо будет плохо охраняться, здесь останется слишком мало людей.
– А как же Марайя и Марселина? – спросила Карен.
– Они всю жизнь здесь прожили, они привыкли, – пожал плечами Вэнс.
Уязвленная словами мужа, Карен покраснела; возможно, Вэнс хотел сказать, что она на ранчо чужая.
– Я способна сама о себе позаботиться, мистер Пак-стон, – отчеканила Карен. – Но если вам так уж не терпится избавиться от меня, то я поеду в Сан-Антонио. А оттуда… если представится такая возможность, поеду и дальше. – Резко повернувшись, она направилась к выходу.
Вэнс молча смотрел ей вслед.
– Ничего не понимаю, – пробормотал он, пожимая плечами. – Ведь я ничего особенного не сказал.
Тру с усмешкой взглянул на сына. – Ты сказал то, чего не должен был говорить, сынок, – проворчал старик.
Сидя рядом с возницей, Карен думала о муже. Она давно уже не сердилась на Вэнса – злость прошла, когда он накануне вечером пришел к ней в комнату. Перед тем как лечь в постель, они часа два говорили, и Карен наконец-таки поняла, что муж беспокоится не только о ребенке: он действительно заботился о ее безопасности. Уже засыпая, она подумала: «Пожить недельку-другую в городе – это не так уж плохо…»
Вэнс, Тед и еще шестеро мужчин сопровождали повозку до кедровой рощи, где Карен и возницу Бразоса уже поджидали солдаты. Одетые в рваное тряпье, даже отдаленно не напоминавшее солдатскую форму, они больше походили на бродяг, чем на военных; впрочем, все были вооружены до зубов и вид имели весьма устрашающий. Мужчины посовещались, и вскоре было решено: шестеро солдат (двоих из них, тяжело раненных, разместили в повозке) отправлялись вместе с Карен и Бразосом в Сан-Антонио, остальным же надлежало схватить бандитов, в первую очередь Джако. Перед тем как отправиться с отрядом на запад, Вэнс подъехал к повозке.
– Береги ее, Бразос, – сказал он. Ковбой кивнул.
– Не беспокойся, Пакстон. Проехаться до Сан-Антонио – ведь это просто-напросто увеселительная прогулка по сравнению с тем, что ждет вас, парни.
Вэнс молча кивнул. Склонившись над Карен, он взял ее за руку и поцеловал. Бразос и солдаты деликатно отвернулись.
– Ты не забыла про письмо Джереду Грину?
– Нет, но я…
– Они будут рады принять тебя. А если не примут, сообщишь мне. Грин передо мной в долгу.
– Вэнс, прошу тебя, будь осторожен. Все это, наверное, очень опасно.
– Слушайся Бразоса, а за меня не беспокойся. Через несколько недель я за тобой заеду. – Он улыбнулся и, галантно приподняв шляпу, поскакал вслед за отрядом, уже исчезавшим вдали.
Карен всю дорогу ухаживала за ранеными, лежавшими в повозке. Эти двое, судя по всему, испытывали нестерпимую боль, однако ни один из них не жаловался. Когда путники уже приближались к Сан-Антонио, Бразос взял лошадь у одного из солдат и поскакал вперед – доставить банкиру Джереду Грину письмо от Вэнса. Ковбой вернулся, когда повозка уже въехала в город.
– Куда теперь? – спросила Карен.
Бразос указал на известняковые скалы, высившиеся у берега реки, в противоположном конце города.
– В Тревис-Парк, – сказал он.
Они довольно быстро миновали центральные улицы Сан-Антонио и вскоре подъехали к железным воротам, над которыми висела свежевыкрашенная дощечка с надписью «Грин-Хилл». Въехав в ворота, повозка покатила к двухэтажному особнячку из известняка и кедра. К удивлению Карен, из дома вышел дворецкий. Вежливо поздоровавшись, он сообщил, что мистера Грина и его супруги нет дома, но они скоро вернутся. Дворецкий пригласил гостью в дом и сказал, что о ее багаже позаботятся. Проводив Карен наверх, в небольшую, но уютную комнатку с камином, он сообщил:
– Скоро в доме состоится торжественный прием, мэм. Мистер Грин – выдающийся человек. И если к нам в Сан-Антонио приезжают какие-нибудь важные персоны, мистер и миссис Грин всегда встречают гостей, чтобы приветствовать их от имени штата и города.
– Важные персоны? – удивилась Карен.
– Да, мэм. А это – ваша комната. Мистер Грин искренне надеется, что вам тут понравится. Обед ровно в семь. Если хотите отдохнуть, я попрошу Сесилию разбудить вас в шесть.
– Спасибо. А когда будет торжественный прием?
– Завтра вечером. Это чрезвычайно важное событие. Приедет заместитель министра внутренних дел.
– Заместитель министра? Сюда?
– Да, мэм. Кажется, он интересуется состоянием железных дорог. Мистер Грин сделает все возможное, чтобы гостю понравилось в Сан-Антонио. Желаете что-нибудь, мэм?
– Вы, конечно же, англичанин, – улыбнулась молодая женщина. – Как вас занесло сюда?
Смущенный ее прямым вопросом, дворецкий покраснел и тяжело вздохнул, словно вновь переживал свои жизненные неудачи.
– Все из-за войны, миссис Пакстон. Мы поддерживали конфедератов, а я был просто очарован южной галантностью. – Дворецкий немного помолчал. – Если вам больше ничего не нужно, позвольте мне удалиться: у меня дела внизу. – Он отступил в сторону, пропуская в комнату Бразоса и одного из слуг, притащивших снизу сундук Карен. Затем поклонился и поспешил уйти.
– Остальные вещи принесут через несколько минут, мэм, – сообщил Бразос. Он окинул взглядом комнату. – Думаю, вам тут будет хорошо, так что я смогу уехать. Отправлюсь в путь рано утром.
– Спасибо тебе, Бразос, – улыбнулась Карен. – Ты был очень добр ко мне.
– Мэм… – Он умолк – двое слуг внесли в комнату несколько саквояжей и еще один сундук, поменьше. Поставив багаж на пол, они удалились.
– Бразос…
– Слушаю вас, мэм.
– Будь осторожен в пути.
– Я не столь беспечен, как кажется, мэм. – Надев шляпу, ковбой поспешно покинул комнату.
Карен же, наскоро умывшись, уселась за туалетный столик, и Сесилия принялась расчесывать ее золотистые локоны, которые, казалось, стали еще гуще от долгого пребывания на воздухе. Для первого вечера в доме банкира она выбрала скромное английское платье из белого муслина, отделанное кремовыми кружевами. Но даже в этом простеньком платье она была очаровательна.
Неожиданно дверь отворилась, и в комнату вошла Берта Грин, жена мистера Грина. Эта крупная полноватая женщина бесцеремонно оглядела гостью с головы до ног. Карен невольно потупилась, удивленная столь явной демонстрацией враждебности; она ожидала совсем другого приема.
– Добрый вечер, миссис Пакстон, – проговорила хозяйка низким грудным голосом. – Я хотела бы сама отвести вас в столовую. Прошу прощения за то, что нас с мистером Грином не оказалось дома, когда вы приехали. Но у нас были более важные дела, поэтому мы, к сожалению, не могли вас встретить. – Берта криво усмехнулась. – На обед приедут некоторые из наших друзей, – продолжала она. – Миссис Карстерс и миссис Бритт, вдова Олина Бритта.
Миссис Грин, похоже, очень гордилась своим общественным положением и этим напоминала Ианту Хэмптон, хотя мать Карен, конечно же, была более утонченной и изысканной, чем грубоватая Берта Грин.
– Буду очень рада познакомиться с вашими друзьями, миссис Грин, – приветливо улыбнулась молодая женщина. – Вы очень гостеприимны. – Карей и виду не подала, что оскорблена поведением хозяйки.
– Что ж, – снова усмехнулась Берта, окинув гостью снисходительным взглядом, – в таком случае прошу следовать за мной. – Она вышла в коридор, и Карен последовала за ней.
– Конечно, это она… – донесся из столовой пронзительный женский голос. – Валялась там на койке, под пьяным ковбоем!.. Точно последняя шлюха…
– Но, Констанс, я думаю… – раздался мужской голос.
– Это правда, Джеред, и вам это известно, – перебила другая женщина. – Ведь об этом говорит весь город. Из-за нее убили человека. Этот забияка, молодой Пакстон, он нашел ее полугол… полураздетой… Обнаружил в комнате с пьяным ковбоем и чуть не сошел с ума от ревности. Бедная Берта, ей придется…
Тут миссис Грин громко проговорила:
– Сюда, пожалуйста.
Голоса тотчас же смолкли, но Карен уже услышала достаточно. Стало быть, они считают ее шлюхой… Неудивительно, что Берта с первого взгляда возненавидела ее. Ианта отнеслась бы к ней так же. И Карен вдруг пришло в голову, что Сан-Антонио почти ничем не отличался от Вашингтона: здесь те же сплетни и то же злословие… Вскинув голову и расправив плечи, Карен вошла в столовую.
– А-а, миссис Пакстон! – Элегантный немолодой мужчина во фраке тотчас же поднялся со стула и, взяв гостью под руку, подвел ее к столу. – Как замечательно, что вы приехали, – продолжал мистер Грин. – Садитесь, моя дорогая. Вы, должно быть, умираете от голода. Позвольте представить вас. Констанс Бритт… – Женщина с пронзительным голосом вяло кивнула. – Элис Карстерс. Миссис Пакстон. Мы с ее свекром старые друзья.
– Здравствуйте. – Миссис Карстерс изобразила улыбку.
– Мы столько слышали о вас, – проговорила вдова Олина Бритта, с усмешкой взглянув на Карен.
Карен улыбнулась:
– Вы очень любезны, и я чрезвычайно рада с вами познакомиться. Вэнс много о вас рассказывал, мистер Грин, и у меня такое чувство, что мы с вами знакомы уже не один год… – Карен потупилась, устыдившись своей разговорчивости. Однако тотчас же взяла себя в руки и, ослепительно улыбнувшись, взглянула на хозяина: – Надеюсь, Джеред, вы простите меня за болтливость. – Краем глаза Карен заметила, как Берта поджала губы, ведь гостья обращалась к ее мужу по имени!
– Ну что вы, миссис Пакстон! – просиял банкир. – Не стоит извиняться. Если хотите, можете называть меня Джередом, я не против. Мы и так слишком большое значение придаем формальностям. Вэнс – отличный парень. Да, отличный, и мы Просто в восторге от того, что можем предложить вам комнату, не правда ли, Берта?
– Разумеется. – Миссис Грин едва заметно кивнула. Миссис Бритт многозначительно посмотрела на миссис Карстерс, а та молча кивнула.
– Как странно, что вы снова появились в Сан-Антонио после того, как… – Миссис Карстерс замялась.
– После того, как вы уехали на свое ранчо, – сказала миссис Бритт. – Живущие на ранчо… они редко приезжают в город. Обычно раз в год – за покупками. Боюсь, что после привольной жизни на границе городская жизнь кажется им скучной.
– И все-таки мы, наиболее цивилизованная часть общества… – Берта взяла со стола серебряный колокольчик, чтобы вызвать служанку. – Мы изо всех сил стараемся достойно принимать наших гостей, хотя, вынуждена заметить, некоторых из них принимать не очень приятно.
Сделав вид, что не поняла прозрачный намек хозяйки, Карен с улыбкой посмотрела на женщин. Затем повернулась к мистеру Грину.
– Вэнс говорил мне, что вы пытаетесь… втянуть его в политику.
Карен заметила, что банкир смотрит на ее грудь. Она перехватила его взгляд, и он тут же виновато потупился. Едва заметно улыбнувшись, Карен чуть наклонилась вперед, чтобы хозяин мог получше рассмотреть ее налитые груди, и Джеред не удержался от соблазна. Краем глаза гостья заметила, что Констанс Бритт и Элис Карстерс покраснели и уткнулись в свои тарелки.
Сообразив, что его поймали на месте преступления, Джеред поспешил заговорить:
– Вэнс Пакстон – чрезвычайно талантливый молодой человек. Я действительно пытался втянуть его в политику, как вы изволили выразиться, но у меня ничего не получилось. Они с отцом предпочитают жить на ранчо, городская жизнь им не по душе. Попытайтесь вытащить его в город…
«Неплохая идея, – подумала Карен. – Может, после того, как с Джако будет покончено, я сумею что-нибудь придумать. Возможно, из Вэнса получится прекрасный политик». Карен почти не слышала, о чем говорили за столом; она думала о том, что в Вашингтоне все ее знакомые лопнут от зависти, когда Вэнс Пакстон станет известным политиком.
На десерт подали кофе и мятный ликер, доставленный в Сан-Антонио из Нового Орлеана. Карен по-прежнему не принимала участия в беседе, лишь вежливо отвечала, когда кто-нибудь обращался к ней с вопросом. Наконец гостьи устали и заявили, что им пора домой. Все тотчас же поднялись из-за стола и вышли из комнаты.
– Мы надеемся, вам понравится в Сан-Антонио, милая Карен, – сказала Констанс Бритт. – Возможно, мы еще увидимся до вашего отъезда.
– Конечно, увидимся. Завтра вечером, – улыбнулась молодая женщина.
– Завтра? – изумилась Констанс.
– Конечно. На вечере в честь заместителя министра, который… – Карен осеклась, изобразив смущение. Взглянув на Берту, она пробормотала: – Какая оплошность с моей стороны. Впрочем, надеюсь, что меня тоже пригласят.
Берта поняла, что ее загнали в угол. Однако выхода у нее не было. Заставив себя улыбнуться, она воскликнула:
– Конечно, пригласим, моя дорогая! Просто мы не думали…
– Благодарю вас, миссис Грин, – сказала Карен.. – Знаете, Сан-Антонио произвел на меня самое благоприятное впечатление. Я и не думала, что в Техасе существуют такие красивые города. Что же касается жизни на ранчо… Ох, опять я заболталась! – Карен в притворном испуге прижала ладонь к губам. – Вы уж простите меня, ведь у вас наверняка много неотложных дел. – Она взглянула на мистера Грина. – Джеред, вы не проводите меня наверх? – Не дожидаясь ответа, Карен взяла банкира под руку. – Доброй ночи веем, – улыбнулась она на прощание.
* * *
Решив, что в банке один день обойдутся и без него, Джеред задумал показать Карен достопримечательности города. В конце концов всем было известно: ее предыдущая «экскурсия» по Сан-Антонио ни к чему хорошему не привела, а потому он, Джеред Грин, обязан был позаботиться о том, чтобы жене ковбоя понравился город, ведь именно на молодого Пакстона банкир делал ставку. Разумеется, Джеред принял столь рискованное решение лишь после того, как Берта отправилась на благотворительный завтрак, где Марвин Рат-ледж; заместитель министра, должен был произнести речь. Завтрак должен был состояться в апартаментах отеля «Менгер»; там собирался в это утро цвет местного общества.
Облаченный в безупречный сюртук, Джеред осторожно постучал в дверь гостьи.
– Да… – послышался сонный голос.
– Это мистер… то есть Джеред Грин, миссис Пакстон.
Дверь распахнулась, и… банкир ахнул в изумлении. Растрепанные волосы Карен крупными кольцами падали на едва прикрытую ночной рубашкой грудь. «Ее волосы похожи на чистейший шелк», – подумал Джеред. Он откашлялся и, судорожно сглотнув, проговорил:
– Дорогая миссис Пакстон, мне очень неловко из-за того, что я не смог лично встретить вас вчера, а потому позвольте мне загладить мою вину. Я предлагаю вам отправиться на прогулку и осмотреть достопримечательности Сан-Антонио.
– Это было бы замечательно, Джеред, – ответила Карен. – Но боюсь, мне понадобится некоторое время, чтобы одеться. Думаю, полчаса. Это не слишком долго?
Джеред просиял:
– Нет-нет, что вы, конечно, не долго, миссис Пакстон! Я с удовольствием подожду вас. – Джеред стал спускаться по лестнице.
– Восхитительная женщина, – пробормотал он, невольно понижая голос: прямо над ним висел портрет Берты – жена строго взирала на него со стены гостиной.
Солнце стояло высоко в небе, когда Джеред остановил экипаж у реки Сан-Педро, прозрачные воды которой струились меж тенистых берегов. Здесь росли в основном ивы и тополя; трава под ногами была изумрудно-зеленой. Восхищенная красотой этих мест, Карен подошла к самому берегу – речка Сан-Педро так походила на Рок-Крик… Однако Джеред не замечал красот природы. Глядя на молодую женщину, он то и дело мысленно повторял: «Какая красавица…» Иногда же, вспоминая о Берте, с которой прожил двадцать с лишним лет, банкир с грустью думал: «Двадцать один год… Двадцать один год… Мне никогда не вернуть этих лет…»
…Они вернулись в Грин-Хилл уже под вечер. Берта ураганом носилась по дому; у нее даже не было времени отчитать мужа за опоздание. Она лишь сказала ему, чтобы он поскорее шел к себе, переодевался и спускался вниз, потому что первые гости должны были прибыть с минуты на минуту. Карен, стоявшая в стороне, сочувствовала Джереду, к которому теперь, после прогулки, испытывала искреннюю симпатию. Решив прийти ему на помощь, она приблизилась к миссис Грин и проговорила:
– Мы задержались по моей вине. Не сердитесь на меня, пожалуйста, миссис Грин. День пролетел так незаметно… А теперь, если позволите, я поднимусь к себе. Кажется, мне надо прилечь, я что-то неважно себя чувствую. – Карен со страдальческой миной направилась к лестнице, но, поднявшись на несколько ступенек, обернулась к хозяйке. – Сомневаюсь, что смогу вечером спуститься, – добавила она. – Я чувствую себя такой несчастной… – Снова зашагав вверх по лестнице, молодая женщина услышала за спиной вздох облегчения.
Два часа спустя веселье уже было в разгаре. Сливки местного общества собрались для того, чтобы выпить шампанского, пообщаться и показать друг другу, что они состоят в приятельских отношениях с самим заместителем министра, а также имеют счастье дружить с преуспевающим банкиром и его супругой. Дом был ярко освещен сотнями свечей и фонарями, и повсюду раздавался веселый смех. Мужчины говорили о политике и о ценах на скот, лес и землю. К счастью, Марвин Ратледж оказался человеком веселым и общительным; он то и дело смеялся, целовал дамам ручки и отвечал на рукопожатия мужчин.
Но что это? Внезапное замешательство в холле… И вот уже все гости смотрят в сторону лестницы и видят спускающуюся по ступенькам красавицу. Чудесные золотистые волосы… Парижское платье с совершенно невообразимым декольте… И изящные ножки, той дело выглядывающие из-под подола платья… Спустившись в холл, Карен ослепительно улыбнулась – она была уверена в себе, уверена в своей победе.
Когда же она появилась в столовой, все замерли с бокалами шампанского в руках. А Берта Грин, увидев направлявшуюся к ней Карен, позеленела от злости, ведь гостья сказала, что плохо себя чувствует и не выйдет вечером из комнаты! Кто мог предположить, что эта Карен Пакстон… И тут Берта в изумлении уставилась на Марвина Ратледжа. Заместитель полицейского министра, почетный гость банкира и к тому же уважаемый бизнесмен, которого принимали в лучших домах Нью-Йорка и Вашингтона, вдруг поднялся с места, извинился перед дамами и, раскинув руки, бросился навстречу… Карен Пакстон.
– Господи, да это же Карен! – закричал мистер Ратледж, обнимая ее. – Карен Оливия Хэмптон! Вот уж не думал, что встречу тебя здесь!
Констанс Бритт замерла с раскрытым ртом. Лицо Элис Карстерс пошло красными пятнами. А Берта Грин готова была сквозь землю провалиться.
– Здравствуйте, дядя Ратти, – невинным голоском проговорила Карен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Долгожданная встреча - Кэррол Шанна



отличный роман! Мне понравилось как автор пишет и вторая книга тоже отличная можно еще раз почитать
Долгожданная встреча - Кэррол Шаннаг
23.10.2013, 8.14





герой - откровенный слабак, даже противно
Долгожданная встреча - Кэррол Шаннанадежда
11.02.2016, 21.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100