Читать онлайн Граф из Техаса, автора - Кэрол Джерина, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Граф из Техаса - Кэрол Джерина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Граф из Техаса - Кэрол Джерина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Граф из Техаса - Кэрол Джерина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэрол Джерина

Граф из Техаса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Стригали прибыли в Рейвенс Лэйер два дня спустя после их разговора, и, как и предсказывала Люсинда, началась работа по стрижке овец.
Прескотт узнал, что в имении есть для этого специальный сарай, расположенный в маленькой тихой долине в полумиле от замка.
Он стоял у входа в этот сарай, переводя свой взгляд то на овец, сгрудившихся в загоне неподалеку и ждущих своего часа, то на подъезжающие к сараю фургоны с людьми.
Было такое раннее утро, что солнце еще только взошло и коснулось земли своими первыми лучами, поэтому стригали, которые молча высыпали из фургонов, выглядели угрюмо. Некоторые из них были с такими красными глазами и серыми лицами, что выглядели менее всего пригодными к работе.
«Пьяницы, страдающие с похмелья», — решил Прескотт, глубоко сочувствуя этим людям. Но от его сочувствия не осталось и следа, когда первую партию овец завели в большой открытый сарай, и стригали решительно взялись за дело.
Несмотря на то, что мужчины были небольшого роста, они обладали большой силой в руках.
«Это совершенно необходимо», — решил Прескотт, учитывая, что каждый должен был прижимать к земле непокорную овцу одной рукой, а другой состригать с нее шерсть. Одна овца на человека — так было установлено у стригалей. Они с силой валили на пол блеющее животное, состригали с него шерсть практически без единого пореза, и пока полуголое создание ковыляло из сарая, полегчав на несколько фунтов
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
, другая овца, выглядевшая намного толще, тотчас же занимала опустевшее место.
Прошло несколько часов, и первая партия овец в загоне сменилась второй. Прескотт с удивлением смотрел, как гора шерсти в дальнем углу сарая становилась все больше и больше. Он решил, что если стригали будут продолжать работать в том же темпе, то эта куча к концу дня достигнет потолка, покоящегося на высоких железных балках. Но это было только начало — постричь предстояло еще несколько тысяч овец.
— К концу дня в сарае не останется места, куда складывать шерсть, — сказал он Люсинде, когда стригали остановились перекусить.
— Этого не случится. Скоро они начнут вывозить ее.
Люсинда вместе с другими девушками почти все утро помогала миссис Свит готовить основательный обед для работающих мужчин.
Подав последний огромный бутерброд и оставшуюся кружку горячего чая стригалям, она подошла к Прескотту, и они пошли немного прогуляться.
— И куда же всю эту шерсть вывезут отсюда?
— Большая часть переправляется в Шотландию.
— А что там?
— Там находятся лучшие ткацкие фабрики в мире. У нас долгосрочный контракт с двумя самыми старыми и крупными из них.
— О, я этого не знал.
— А откуда вы могли знать? Вы ведь не носите шерстяные вещи.
— Послушайте, я сожалею об этом.
— О чем? О том, что вы не носите шерстяные вещи? За это совсем не нужно извиняться. Многие люди не носят их.
Отойдя на порядочное расстояние от толпы стригалей, Прескотт остановился. Он заставил остановиться и Люсинду, завладев ее обеими руками и развернув ее к себе лицом.
— Я не это имел в виду. Я сожалею о том, как я вел себя в тот день.
— О том, как вы вели себя?
— Да, как идиот. Которым, вероятно, я и являюсь, если внимательно приглядеться. Люсинда, я погонщик крупного скота, а не овцевод.
— Вы уже говорили об этом. И много раз.
— Но, черт побери, это же правда.
— Но ведь теперь вы знаете об овцах больше, чем прежде, не так ли?
— На данный момент — да.
— И они не так губительны для земель, как вы думали о них раньше, не правда ли?
— Я смогу ответить на этот вопрос только тогда, когда своими глазами увижу, насколько быстро восстановится трава на пастбищных землях.
— А вообще-то они даже очаровательны, эти овцы.
— Очаровательны? — он задумчиво посмотрел на нее, размышляя о том, ощущает ли она то зловоние, какое чувствует он. Но Прескотт решил не затрагивать эту тему. Вместо этого он опять зашагал, направляясь к роще на вершине холма.
— Расскажите мне, что происходит с шерстью, когда она попадает на ткацкие фабрики в Шотландии.
— Сначала, конечно, они ее очищают. Затем красят, прядут в нитки и ткут из этих ниток шерстяные полотна. Но часть шерсти после отправки в Шотландию остается здесь.
— Вы хотите сказать, что храните ее в сарае?
— Нет, конечно, нет. В этой шерсти очень нуждаются люди, и мы не можем просто так гноить ее в сарае. Оставшаяся шерсть будет поровну разделена между фермерами-арендаторами. Ведь они пасут и содержат большую часть овец и должны получить свою долю.
— А что же они будут делать с ней?
— То же самое, что делают с шерстью ткацкие фабрики в Шотландии — очистят, спрядут ее в нитки и свяжут свитера себе и своим детям. Зимы в Корнуолле, возможно, не так суровы, как в других районах Англии, но уверяю вас, толстый шерстяной свитер в морозный день будет очень кстати.
Они взобрались на вершину холма, и Прескотт увидел внизу море, которое поразило его своей первозданной красотой. С него на берег набегали огромные волны, которые в пену разбивались о черные и серые валуны, усеявшие белый прибрежный песок. У подножия холма, на котором они стояли, Прескотт увидел ниши в каменистой поверхности, причем некоторые из них были такие глубокие, что казалось, им не было конца.
— О Боже, здесь так красиво!
— Не правда ли?
— Совсем не так, как в Техасе. По крайней мере не так, как в том районе Техаса, где я жил.
— Корнуолл не похож ни на один другой район Англии. У него своя особенная красота. Здешняя природа дикая, суровая и очень часто даже жестокая, но всегда прекрасная.
Слушая Люсинду, Прескотт подумал, что красив не только этот пейзаж. В то время, когда она восхищенно смотрела вниз на берег, где бились о валуны волны, он не менее восторженно разглядывал ее профиль, любуясь его изысканными линиями.
А увидев, как ветер раздувает ее черные волосы, пытаясь освободить их от тугого узла на затылке, Прескотт почувствовал страстное желание вынуть заколки из прически, распустить ее длинные локоны и ощутить своими руками их густоту и шелковистость.
А еще ему захотелось повернуть ее лицо к себе и вскружить себе и ей головы страстным поцелуем.
«И не думай об этом, старый развратник, — сказал он самому себе. — Такая девушка, как Люсинда, — настоящая леди и ничуть не уступает всем этим титулованным дамам высшего общества, с которыми ты познакомился в Лондоне». Да эти жеманницы и мизинца ее не стоят! И вести себя с ней он должен как джентльмен — только вот как справиться с обуявшими его страстями?
У него, как у всякого смертного, было много грехов и слабостей. Возможно, даже больше, чем у других, особенно сейчас, когда его самой большой слабостью стала эта черноволосая сероглазая женщина, думающая о нем только как о своем друге. Или и того хуже, как об отдаленном родственнике.
— Теперь, когда вы узнали, как стригут овец, — сказала Люсинда, повернувшись к нему лицом, — возникло ли у вас желание полюбопытствовать, как этих овец «сгоняют» — я думаю, так это называется?
Ухмылка медленно расплылась на лице Прескотта.
— Я уже знаю, как это делается, дорогая. Я видел собак, которые, высунув языки, гоняются за этими глупыми созданиями.
— Вы видели?
— Да. Вчера вечером я ездил на прогулку верхом и наблюдал за ними некоторое время.
— Теперь вы собираетесь мне сказать, что и собаки вам тоже не нравятся?
— Нет, я люблю собак. У меня самого есть пара гончих дома, в Техасе. Однако они никогда не гонялись за коровами. Я бы пристрелил их, если бы они это делали.
— Тогда они домашние собачки, не так ли?
— Рэб и Олд Блу — домашние собачки? — он захохотал. — Они пару раз пытались стать домашними, но кот тетушки Эмми не впустил их в дом. Нет, Рэб и Олд Блу зарабатывают себе на жизнь по-своему. Это лучшая пара охотничьих собак в Вако. Они могут почуять перепелов за несколько футов от гнезда, прежде, чем птицы услышат их приближение. Частенько я видел, как они очень тихо подкрадывались к гнезду, и потом стояли там, выжидая пока я подойду на оружейный выстрел.
Интонация его голоса вместе с задумчивым выражением лица и отрешенным взглядом сказали ей о многом.
— Вы скучаете по всему этому, не правда ли? — спросила она.
— По охоте на перепелов с Рэбом и Олд Блу?
— Нет, по Техасу. По дому.
Он потер переносицу, сдвинув со лба на затылок свою широкополую шляпу.
— Черт побери, я был бы последним лжецом, сказав, что нет. Да, я скучаю по дому. До встречи с Генри я выезжал из Техаса только в Луизиану, да и то единственный раз, чтобы навестить своих родственников. Старшая дочка моей тетушки Эмми со своей семьей живет вблизи Батон Руж.
— Расскажите мне о них.
— О, вам неинтересно будет слушать об этом.
— Это почему же? Они и мои… родственники тоже, не так ли?
— Ах, да. Я совсем забыл. Хорошо, что вы напомнили мне об этом.
— Тогда расскажите мне о них. Как ее имя?
— Старшей дочери тетушки Эмми?
Люсинда кивнула.
— Френсис.
— И она замужем, живет с семьей, вы сказали?
— Да. Завела себе мужа и четырех детей. Теперь со дня на день она может стать бабушкой.
— Тогда она старше вас?
— Гораздо старше, — ответил он, и начал объяснять, что Френсис и ее две младших сестры были для него скорее старшими сестрами, чем кузинами, когда они росли вместе в Трипле. — Растить трех маленьких дочерей одной, без мужа было очень нелегко для тетушки Эмми. Видите ли, ее муж умер сразу после того, как родилась их младшенькая. Тогда-то тетушка Эмми и вернулась в родительский дом. Почти всю свою жизнь она провела там, заботясь о моем отце и дедушке да воспитывая детей. Сначала своих собственных, потом меня, а затем и Хлою, когда умерли ее родители.
— А Хлоя — это…?
— Жена моего брата Пайна.
Прескотт хотел объяснить Люсинде, что когда-то он и Хлоя были помолвлены, но его брат Пайн, который приехал в Техас из Англии, где вырос и получил образование, выкрал ее в день, назначенный для их свадьбы, и позднее женился на ней, хотя и после того, как она родила ему ребенка. Но все это было слишком сложно и, кроме того, он сомневался, что Люсинда поймет его правильно. Ей, вероятно, может прийти в голову, что он до сих пор сохранил в своем сердце теплые чувства к Хлое. Так оно и было, но теперь они стали только дружескими.
— Судя по вашим рассказам, ваша тетушка Эмми — просто замечательная женщина.
— О, это действительно замечательный человек. У этой женщины сердце величиной с Техас. В трудную минуту она может быть сильной, как буйвол, а в другое время изысканной и утонченной, как китайская кукла. Вот таких женщин вы можете встретить у меня дома! Другими словами, хороших женщин. Конечно, у нас есть и плохие, как и везде, но только хорошие остаются в памяти на долгое время.
— Так вы выросли в окружении женщин?
— Да, честно говоря. В нашей семье женщин, к сожалению, было больше чем мужчин.
— У меня сложилось впечатление, что вы наслаждались каждой минутой, проведенной в их обществе, являясь самым младшим и единственным мальчиком среди них.
— Наслаждался? Дорогая, бывали такие времена, когда жизнь со всеми этими женщинами была ничем иным как настоящим адом, черт побери. Извините за выражение. Когда я был маленьким, мои кузины любили одевать меня в девичью одежду, как куклу. Но этого им было недостаточно, и они заставляли меня сидеть и пить чай на их чертовых вечеринках, да еще играть в куклы! Я уже было обрадовался, что всему этому пришел конец, когда они повыходили замуж и покинули родительский дом. Но не тут-то было! Вскоре к нам приехала жить Хлоя и разбила вдребезги мои радостные мечты о свободной жизни. Девочка просто-напросто стала моей тенью. Я никуда не мог пойти без того, чтобы она не тащилась вслед за мной, постоянно путаясь под ногами и говоря всякие дурацкие вещи, которые обычно вгоняли меня в краску от смущения.
— Я так и думала, — сказала Люсинда. — И вам просто безумно нравилось все это.
Озорные огоньки засветились в его глазах, а рот растянулся в знакомую ухмылку.
— Может быть, но только чуть-чуть.
«Помимо всего прочего, — подумал Прескотт, — жизнь с тетей, кузинами и Хлоей научила меня ценить женщин».
Вообще-то, он больше, чем просто ценил их. Он настолько уважал их и восхищался ими, что был бы постоянно страстно влюблен в каждую встречную на своем пути, если… — если бы не одергивал себя.
— Нам следует возвратиться к работе, — сказал он.
— Да, вы правы. Стригали, вероятно, уже давно закончили свой обед.
Когда они уже собрались было спускаться с холма, Прескотт остановил ее.
— Спасибо за то, что вы привели меня сюда и рассказали о переработке шерсти и обо всем остальном.
— Это было мне в удовольствие.
— Может быть, мы сможем сделать это опять?
— Что, поговорить о шерсти?
— Нет, прийти сюда и просто побеседовать. Убежать подальше от замка, только вдвоем, и сидеть часами, глядя друг другу в глаза и делясь друг с другом своими воспоминаниями о прошлом и заветными мечтами. А может быть, даже взять с собой корзинку для пикника?
— Пикник?! О, это было бы просто замечательно. Может быть, после того, как стрижка овец будет позади?
— Это когда, через неделю?
— О, даже меньше того. Стригали быстро справятся со своей работой.
— Тогда заметано.
Но спускаясь с холма вслед за Люсиндой, Прескотт думал о том, сможет ли он ждать так долго момента, когда будет опять с ней наедине.
«Черт, я должен дождаться, буду ждать всю свою жизнь, если это потребуется!» — воскликнул Прескотт про себя, боясь испугать Люсинду своей торопливостью.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Граф из Техаса - Кэрол Джерина



Эхе ваух вау просто нет слов! Замечательный роман! Душа поет, сердце пускаеться в пляс и все озоряется вспышкой яркого света и тепла, чувства рвутся на волю превращаясь в бурю переполнявшую сердце а от сердца идет по венам и ты окунаешся в мир грез и мечтаний короче одренолина хватает а так же гормона счастья! Душевный, страстный и чувственный роман, автору брава и спасибо! Я отлично провела время читая этот роман!
Граф из Техаса - Кэрол ДжеринаНаталья Сергеевна
22.09.2012, 7.11





В принципе неплохо, но явно перебор с родственными разборками
Граф из Техаса - Кэрол Джериналена:-)
15.02.2014, 14.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100