Читать онлайн Граф из Техаса, автора - Кэрол Джерина, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Граф из Техаса - Кэрол Джерина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Граф из Техаса - Кэрол Джерина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Граф из Техаса - Кэрол Джерина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэрол Джерина

Граф из Техаса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Десятью минутами позже проходя при очень тусклом свете лампы, едва освещавшем ей дорогу, из одного длинного коридора в другой, Люсинда услышала впереди звуки борьбы. Она ускорила шаг и повернула за угол как раз в тот момент, когда Эмерсон с силой ударил Прескотта кулаком в лицо.
— Остановитесь, — закричала она. — Остановитесь сейчас же!
Но ни один из мужчин не прислушался к ее воззванию. Каждый был слишком сосредоточен на том, чтобы пересилить другого.
Прескотт увернулся от одного из ударов Эмерсона и сам ударил его кулаком в живот с такой силой, что у того на короткое мгновение перехватило дыхание. Эмерсон скорчился от боли, но потом внезапно бросился на Прескотта и так сильно отбросил его к каменной стене, что от столь мощного удара стена начала рушиться.
Когда камни стали падать на земляной пол, Люсинда попятилась назад, опасаясь, что весь тоннель рухнет и погребет их под обломками.
Эмерсон с заплывшим глазом, который настолько распух, что уже не открывался, и со струящейся из разбитых губ кровью, тяжело дыша, секунду постоял, затем повернулся и бросился бежать, налетев на Люсинду. Он оттолкнул ее в сторону, чуть не сбив с ног, и стрелой понесся по тоннелю.
Она быстро восстановила равновесие и, поспешив к Прескотту, начала разбирать камни, завалившие его.
— Ты в порядке?
— Да, — простонал он. — Где этот сукин сын?
— Я счастлива тебе сказать, что он убежал. Может быть, на этот раз навсегда. Надеюсь, он больше не встанет на нашем пути.
— Только если я сам не прегражу ему дорогу.
Освободившись от самых тяжелых камней, Прескотт отбросил в сторону маленькие и поднялся на ноги.
— Ведь ты не собираешься опять броситься вдогонку за ним, правда?
— Если я этого не сделаю, то кто?
— Шериф Пенхалиган, вот кто. О, пожалуйста, Прескотт, прислушайся к голосу разума. Ты не можешь сражаться с Гариком в одиночку.
— Я это делал раньше и сделаю опять, — сказал он, держась рукой за свои ушибленные ребра.
— И, возможно, в следующий раз ты погибнешь в схватке с ним. Я не хочу даже слышать об этом.
— Дорогая, я знаю, что ты боишься и беспокоишься за меня и хочешь, чтобы не случилось ничего плохого, но лучше не вмешивайся в это, слышишь? Это касается только меня и Эмерсона.
Не сказав больше ни слова, он развернулся и бросился в коридор и, даже не оглянувшись на Люсинду, побежал в направлении, в котором скрылся Эмерсон.
— Ты глупый! — закричала она. — Бестолковый упрямец, черт побери! О Боже, спаси меня от твердолобых мужчин, а в особенности от техасцев.
Как ни желал этого Прескотт, Люсинда не могла допустить, чтобы он опять дрался с Эмерсоном в одиночку.
Ей надо было выбрать: или бежать назад в замок, послать за шерифом и ждать, Бог знает сколько времени, пока он доберется, или последовать вслед за Прескоттом и догнать его прежде, чем он сделает что-нибудь с Эмерсоном или Эмерсон сотворит с ним какой-нибудь ужас. Поразмыслив, она остановилась на втором.
Однако, когда Люсинда собиралась уже броситься вдогонку за Прескоттом, что-то, блеснувшее в проломе разрушившейся стены, привлекло ее внимание. Она на мгновение остановилась, раздумывая, было ли это на самом деле или же ей просто почудилось. В конце концов любопытство взяло верх, и она заглянула в пролом.
— Боже мой!
Изнемогая от усталости и тяжело дыша, все еще ощущая сильную боль в ушибленных ребрах, Прескотт выбежал из длинного темного тоннеля. Он очутился на каменистом берегу. При свете полной луны и ярких звезд над головой он мог различить силуэты стоящих на якоре лодок, тихо покачивающихся на волнах у пристани рядом с Сент Кеверном. И еще издалека он увидел Эмерсона, бегущего по берегу и направляющегося к пристани.
— Стой! — закричал он.
Если Эмерсон и слышал его, то не подал вида и продолжал все так же быстро бежать по мокрому песку.
— Я сказал, стой! — Прескотт вынул второй револьвер из кобуры и взвел курок. — Не заставляй меня это делать, Эмерсон!
Намереваясь сделать только предупредительный выстрел над головой бегущего, он хорошенько прицелился и нажал на спусковой крючок.
Но в это время Эмерсон чуть отклонился от своего пути влево и взбежал на небольшую песчаную возвышенность на берегу. Пуля Прескотта настигла его, угодив прямо в спину. И он упал, как подкошенный, в мощную волну, которая накатила на берег, разбившись о большие острые прибрежные камни.
— Нет! — опасаясь худшего и молясь Богу, чтобы он оказался неправ, Прескотт со всех ног бросился к Эмерсону. Но, когда он добежал до места, где тот упал, тело Эмерсона уже смыло волной и унесло в море.
— О Боже, только не это, — от слабости у него подогнулись колени, и он опустился на песок. — Только не это… Неужели опять?
Один раз в своей жизни он уже убил человека в целях самозащиты, когда тот попытался украсть его лошадь, но надеялся, что ему больше никогда не придется сделать это снова. Однако казалось, что судьба или Бог, или кто другой, управляющий событиями его жизни, считали по-другому. Эмерсон был убит. На этот раз, наверняка.
Внезапно милые детские лица Александры, Виктории и Элизабет пронеслись у него перед глазами. Как сможет он посмотреть в глаза этим трем маленьким девочкам, зная, что он убил их отца? Но даже не признавшись им в своем поступке, как сможет жить он с таким грехом на душе?
Несколькими минутами позже, когда Люсинда выбежала из замаскированного выхода из тоннеля, то сразу увидела Прескотта. Он стоял на коленях к был так неподвижен, что она испугалась, что он ранен, а Эмерсон теперь прячется где-нибудь за камнями, поджидая того момента, когда сможет прикончить его или когда прилив унесет Прескотта в море.
Но подойдя к нему поближе, Люсинда заметила, как сгорбились его плечи, как низко была опущена голова, и ее страх начал постепенно рассеиваться. Она поняла, что ему действительно больно, но это была боль отчаяния. Оно передалось и ей. Люсинда поняла, что он расправился с Эмерсоном самым старым способом, известным человечеству с библейских времен.
Не сказав ни слова, она опустилась на колени рядом с ним, не обратив ни малейшего внимания на то, что холодная морская вода намочила тонкую ткань ее платья, и обняла Прескотта за его широкие плечи. Он повернулся и тоже обнял ее, так плотно и с такой силой прижав к себе, что у нее чуть не перехватило дыхание.
— Я не хотел, чтобы все случилось именно так, — произнес он прерывающимся от волнения голосом. — Поверь мне.
— Я верю.
— Я не хотел убивать его.
— Я знаю. Все хорошо, любовь моя.
Прескотт опустил голову ей на плечо, закрыл глаза, и при этом Люсинда еще глубже почувствовала ту вину, боль раскаяния и печаль, которые царили в его душе.
— Ты уверен, что он мертв?
— Да, уверен. Я застрелил его.
— Ты мог промахнуться и на этот раз.
Он отстранился и взглянул на ее лицо.
— Опять?
— Да, ведь ты промахнулся, когда стрелял по нему в тоннеле, и вместо него ранил Харгривса. Я хотела сказать, кузена Эдварда.
Прескотт на мгновение задумался над тем, что она сказала, но затем покачал, головой.
— Нет, я уверен, что на этот раз убил его. Правда, все произошло так быстро… Я хотел выстрелить над головой, но каким-то образом пуля задела его, и затем тело подняла волна и унесла в море. Если бы он еще был жив, я уверен, что он…
— Ш-ш-ш. Не говори больше об этом. Все кончено, и теперь лучше это забыть.
— Но я даже не видел его лица.
— Разве это так важно?
— Да. Нет, я думаю, нет. Просто я… В общем, я не знаю, что сказать девочкам. Его девочкам…
— Это твои девочки, Прескотт. Александра, Виктория и Элизабет стали твоими детьми, а не Гарика, с того момента, когда ты забрал их из той жалкой лачуги, в которой он их оставил, и привел в замок.
— Мои это девочки или его, но это ничего не меняет, ведь рано или поздно мне придется рассказать им правду.
— Конечно же, если они спросят.
— Они это обязательно сделают.
— Однако до сих пор они не обмолвились о нем ни словом, хотя я постоянно бываю с ними.
— Да, я знаю.
— И с тех пор, как они переселились жить в Рейвенс Лэйер, насколько я помню, они даже ни разу не упомянули его имени. Имя их матери — да, много раз, но не Гарика. Он никогда не был частью их жизни. По крайней мере, не так, как ты. Ты — их отец.
— Пока еще нет, — сказал он, поднявшись на ноги и протянув руку, чтобы помочь встать Люсинде, — но с Божьей помощью я им скоро стану. Эти три маленькие девочки никогда больше не узнают ни голодного дня, ни недостатка в любви и внимании.
Он невесело усмехнулся:
— Хотелось мне сказать, что они никогда больше не узнают ни одного дня, прожитого в бедности, но, когда я перестану быть графом, ничто иное их не ждет.
— А может быть и нет…
Люсинда запустила руку в мокрые складки своего платья и извлекла из кармана круглый предмет, который засиял при лунном свете.
— Что это?
— Прелестная безделушка, которую я нашла. Возьми, посмотри.
Он взял предмет из ее протянутой ладони и обнаружил, что это было кольцо. Мужское кольцо, насколько он понял, почувствовав внушительный вес, с большим прекрасным камнем. Несмотря на свет луны, он не мог определить что это был за камень, но что-то подсказало ему, что он был настоящий и, наверное, довольно старый.
— Где ты это нашла?
— В проломе в каменной стене, которую ты разрушил, падая от удара Гарика. И кроме этого там есть еще много других вещей.
— Много?
Люсинда кивнула.
— Очень много.
Прескотт почувствовал, как у него внутри все сплелось в один большой узел, но он не обратил на это внимания.
— Покажи мне.
С улыбкой на губах она повела его назад в тоннель. Спустя несколько минут при свете лампы, освещающей им дорогу, они оба пролезали через небольшой пролом в разрушенной стене.
— О Господи всевышний, неужели это спрятанные сокровища последнего барона?
Он в удивлении смотрел на три небольшие деревянные шкатулки, стоявшие на полу.
— Я думаю, что да.
— Так все-таки это была не просто старая семейная басня?
— Похоже что так, — сказала она. — У меня не было времени заглянуть в каждую из этих шкатулок, я открыла только одну, но и этого было достаточно, чтобы у меня глаза полезли на лоб от удивления.
Люсинде оставалось только догадываться, какое впечатление вид открытых шкатулок, наполненных золотыми и серебряными монетами и драгоценными камнями, произвел на Прескотта. Он, казалось, внезапно утратил способность говорить связно и бурчал какие-то странные, непонятные слова себе под нос, опустившись перед шкатулками на колени и перебирая содержимое одной из них. Когда он осмотрел сокровища этой шкатулки, он перешел ко второй, затем к третьей, набирая в пригоршни, поднимая вверх и рассыпая драгоценности перед собой, вынося на свет то, что хранило тайну своего существования веками.
— Ты знаешь, что это значит? — спросил он, потянув ее за руку и заставив опуститься рядом. — Ты имеешь хотя бы малейшее представление, что это значит?
— Э-э, мы, Трефаро, уже больше не бедны.
— Больше этого, дорогая. Гораздо больше. Мы богаты. Ужасно богаты.
— Пожалуй, это так, если все это чего-нибудь стоит.
— Чего-нибудь стоит? Да тут целое состояние! Я бы поставил на это собственную жизнь.
— Но если все эти сокровища настолько ценны, почему тогда последний барон не взял их с собой?
— Но ведь ты сама сказала, что он уезжал из Рейвенс Лэйнера в спешке, не так ли?
— Да.
— Ну тогда, может быть, он просто забыл о них. Кто знает? И вообще, кому это теперь нужно знать, дорогая? Теперь они наши — твои, мои и девочек, и я собираюсь…
— Надеюсь, поделиться с кузеном Эдвардом?
Прескотт сразу представил своего камердине… — своего бывшего камердинера и подтвердил:
— О да, с ним.
— Знаешь ли, эти богатства настолько же его, насколько и твои. Но они будут принадлежать ему, когда его требование будет признано законным, и он по праву займет твое место как граф Сент Кеверна.
— Но разве здесь нет такого закона, по которому…
— Я не могу сказать о законности, Прескотт. Я только знаю, что с моральной точки зрения ты не являешься графом.
— А вот и нет, черт побери. Пока кто-нибудь не скажет мне, что это не так, или пока кто-нибудь не скажет ему, что это не так, — я командую здесь.
— Но теперь тебе осталось уже совсем недолго. Кузен Эдвард скоро получит законное право на владение всем. Даже этим.
Во время быстрого осмотра шкатулок Прескотт нашел женское кольцо с прелестным маленьким голубым камнем — он надеялся, что это «был сапфир, — которое, казалось, как раз должно было подойти Люсинде. Он взял ее левую руку в свою ладонь и надел его на безымянный палец.
— Как раз. Как будто оно было сделано специально для тебя.
Люсинда посмотрела на кольцо при свете лампы, восхищаясь глубиной цвета неотшлифованного камня. Кольцо действительно подходило ей по размеру и было очень красивым, но она знала, что если она примет этот подарок и оставит его у себя, то потом, когда Прескотт уедет из Рейвенс Лзйера навсегда, оно будет приносить ей только печаль и сердечную боль.
— Но оно было сделано не для меня, — сказала она, пытаясь стянуть кольцо с пальца и вернуть его Прескотту. — А так как оно не мое, я не могу носить его. Черт, оно не снимается!
— Тогда лучше оставь его в покое.
— Я не могу. Разве ты не слышал меня? Оно не мое.
— Я нашел его, и я говорю, что оно твое, так что оставь его в покое.
— Пожалуйста, будь благоразумен, Прескотт. Я не могу носить это кольцо. Что обо всем этом подумают люди?
Он нежно взял ее лицо в свои ладони и заставил посмотреть ему в глаза.
— То, что мы с тобой помолвлены. Пришло время заявить об этом публично, ты так не думаешь?
Она замерла, затаив дыхание, как будто тысячи разных чувств боролись внутри нее. Больше всего на свете ей хотелось сказать: да, она любит его и — да, она хочет выйти за него замуж и провести с ним всю свою жизнь. Но все оставалось по-старому, и хотя они нашли спрятанные сокровища давно умершего барона-контрабандиста, и хотя семья Трефаро восстановила свое богатство, но это не меняло того обстоятельства, что она была незаконнорожденной и навсегда останется ею.
От возбуждения Прескотт вскочил на ноги и поднял за собой Люсинду.
— Пошли. Нам нужно повидать Эда и поделиться с ним нашими хорошими новостями. И к тому же посмотрим, как у него дела.
— Кузен Эдвард чувствует себя хорошо, — сказала Люсинда и подумала про себя: «Гораздо лучше, чем я себя чувствую в данный момент».
— Надеюсь, ты права. Конечно, было бы просто ужасно, умри он как раз тогда, когда мы так близки к возвращению домой. Эй, заодно мы сделаем наше грандиозное сообщение о том, что мы помолвлены. Мы даже можем попросить судью Ченоуэфа поженить нас прежде, чем он уедет. Если, конечно, ты не хочешь большой церковной свадьбы со всеми обрядами.
— Нет!
— Да, ты права. Лучше нам все это сделать скромно. Только в семейном кругу, так?
— Нет, я имела в виду, что мы… не можем пожениться.
Прескотт только засмеялся и потянул ее за руку из тоннеля.
— Это ты так думаешь, дорогая.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Граф из Техаса - Кэрол Джерина



Эхе ваух вау просто нет слов! Замечательный роман! Душа поет, сердце пускаеться в пляс и все озоряется вспышкой яркого света и тепла, чувства рвутся на волю превращаясь в бурю переполнявшую сердце а от сердца идет по венам и ты окунаешся в мир грез и мечтаний короче одренолина хватает а так же гормона счастья! Душевный, страстный и чувственный роман, автору брава и спасибо! Я отлично провела время читая этот роман!
Граф из Техаса - Кэрол ДжеринаНаталья Сергеевна
22.09.2012, 7.11





В принципе неплохо, но явно перебор с родственными разборками
Граф из Техаса - Кэрол Джериналена:-)
15.02.2014, 14.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100