Читать онлайн В ореоле невинности, автора - Кэри Сюзанна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В ореоле невинности - Кэри Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В ореоле невинности - Кэри Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В ореоле невинности - Кэри Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэри Сюзанна

В ореоле невинности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Жаркое послеполуденное солнце будто растопило боевой дух новоиспеченного жениха – Фил выглядел совершенно растерянным. Неужели это тот самый человек, который только что проявил такую непреклонность в беседе с официальным лицом?
– Как ты думаешь… – неуверенно обратился он к Кристе, – где бы нам найти… выбрать тебе кольцо?
Городок-то буквально забит ювелирными магазинами – это они оба знают. Но ведь надо вернуться сюда к половине пятого… времени у них не так уж много. Куда же пойти, в какой именно магазин?
Если бы речь шла только о ней, Криста не растерялась бы настолько. Но ее смущало то, что она даже примерно не представляла, какую сумму Фил намерен потратить. Между прочим, несмотря на все вчерашние злоключения, с Ником они расстались друзьями… И она предложила нерешительно:
– Что, если пойти к Нику Дэнзену? Все-таки мы знакомы… наверно, он не возьмет с нас лишнего.
Нельзя сказать, что мысль о новой встрече с Ником привела Фила в восторг. Перед его внутренним взором живо предстала картина вчерашнего публичного купания, постыдного поражения… Сказать Кристе «нет»? Гордость не позволяет: не хватает еще, чтобы она подумала, будто он чего-то боится. В конце концов, такой визит даже поможет ему восстановить достоинство в глазах соперника. Криста ведь не за него выходит замуж, а за Фила. Ник прислал цветы Кристе и пожелал счастья с ее другом… Ободренный этой мыслью, он небрежно кивнул:
– Почему бы и нет? Пойдем к нему!
Надо отдать должное сдержанности и такту Ника: никак не ожидая увидеть их вдвоем у себя в магазине, он тем не менее ничем не выдал своего удивления. В конце концов, на его памяти здесь происходили и более странные вещи. Прежде чем Фил успел открыть рот, Криста задала дружелюбный тон беседе, тепло поблагодарив Ника за цветы. Мужчины раскланялись.
– Мы собираемся пожениться, и немедленно, поэтому торопимся, – любезно объяснил Фил. – Криста говорит, что вы замечательно разбираетесь в драгоценностях. Не поможете ли нам что-нибудь выбрать? Надеюсь, вы принимаете к оплате кредитные карты?
Они остановились на элегантном обручальном кольце с небольшим, но безукоризненной огранки изумрудом, окруженным искрящейся россыпью крошечных бриллиантов, в оправе из платины. «Неплохая вещица! – Фил чувствовал себя удовлетворенным. – Когда я был простым репортером, с тощим карманом, то не мог позволить себе ничего подобного. А теперь… что ж! Положение мое, можно сказать, блестящее; перспективы – еще того лучше. С какой стати мне дарить жене какую-нибудь дешевку?»
Надев кольцо Кристе на палец. Фил с удовольствием отметил про себя, как здорово сочетается камень с цветом ее глаз. Несмотря на видимую свою браваду, он все же ощущал легкий трепет – этакий, черт возьми, неприятный холодок донимает где-то в желудке. По его понятиям, брак заключается однажды и на всю жизнь. Правда, за последние десять лет он много раз ухитрялся обзаводиться невестами, но никогда еще не приближался так близко к роковой для него развязке. Да как-то особенно и не задумывался до сих пор, что это, собственно, такое – стать мужем.
И вот теперь ему это предстоит, и он испытывает одновременно и почти панический страх перед этой хрупкой, нежной женщиной, не имевшей близости еще ни с одним мужчиной, и все возрастающую гордость. Ведь в самом скором времени она станет его женой по закону, но она всегда соглашалась принадлежать именно ему – только ему одному. Затопленный всеми этими чувствами сразу, гордый, растроганный, выбитый из обычной колеи, он обнял свою невесту за талию. Уж как-нибудь они сами решат свои проблемы, коль не могут жить друг без друга.
«Это действительно произошло! – словно рефрен песни, крутилось в голове у Кристы. – Фил любит меня и женится на мне! Я буду спать с ним каждую ночь, и он станет отцом моих детей…»
– Если позволите, – всегда несколько ироническое выражение лица Ника сменилось почти растроганным, словно он только что совершил церемонию благословения молодой пары, – я бы хотел преподнести вам скромный свадебный подарок – предоставить мой дом в ваше распоряжение на брачную ночь. Все же приятнее, романтичнее, что ли, в частном доме, чем в отеле.
Фил еще не сообразил, как отреагировать на столь неожиданный и добрый жест, а Криста уже воскликнула:
– О нет! Не можем мы так стеснять тебя!
– А вы и не будете никого стеснять. Ключ под ковриком, мясо и шампанское в холодильнике. Как раз сегодня утром горничная постелила чистое белье. А я вечером улетаю на Санта-Томас и останусь там у друзей.
Когда они вернулись в мэрию, начальница, так душевно откликнувшаяся на их просьбу, оторвалась от своих бумаг и выпрямилась за столом. Лицо ее озарилось доброжелательной улыбкой.
– Так вы вернулись! Мне очень хотелось на это надеяться – не каждый день приходится заключать браки со столь необычной предысторией. – Пригласив секретаршу и клерка в качестве свидетелей, она облачилась в официальную мантию и обратилась к растерянным молодым людям:
– Вы готовы?
Те обменялись взглядами – зеленые глаза утонули в карих, все будущее, с его необъятностью, с его радостями и печалями, предстало им в этот миг, и они ответили «да» почти одновременно.
К счастью, формальная часть заняла минимум времени. Голос Кристы дрожал и сбивался от волнения; Фил тоже с трудом, медленно и хрипло произносил положенные обеты. Руки его заметно дрожали, когда он надевал невесте на палец обручальное кольцо. Итак, с этой минуты и навечно Криста – его жена. Он сам так страстно мечтал об этом… Рубикон перейден, к прежней жизни нет и не может быть возврата. То, чего он так долго стремился избежать, свершилось. Значимость события так его потрясла, что он едва сознавал происходящее.
Прежде чем оба они успели прийти в себя, церемония завершилась. Настало время традиционного поцелуя. Не сразу сообразив, что от него требуется, Фил в замешательстве осторожно коснулся губами губ невесты, чувствуя, как бешено колотится его сердце. А тут еще слезы у нее на глазах…
Благодетельница, зарегистрировавшая их брак, перешла на неофициальный тон и, сияя улыбкой, сердечно поздравила новобрачных.
– Убеждена – не напрасно нарушила ради вас принятый порядок! Будьте счастливы!
С тех пор как Фил сделал предложение, прошло два с половиной часа.
Приятный сюрприз ждал их на улице: изнурительную послеполуденную жару прогнал внезапный тропический ливень. Крупные веселые капли громко барабанили по мокрой мостовой.
Они стояли под козырьком здания, откуда только что вышли, и смотрели друг на друга.
– Куда теперь? – осведомился Фил.
Напряжение, сковывавшее их все это время, вдруг спало. Словно отпущенные на каникулы школьники, обнявшись и хохоча, побежали они по лужам под проливным дождем. Они решили заехать в отель переодеться. Фил всю дорогу вел машину одной рукой, не в силах хоть на минуту отпустить ладошку Кристы. На ровных участках дороги он притягивал ее к себе, и они целовались так самозабвенно, что пару раз чуть не съехали с шоссе. Теперь она принадлежит только ему. Все сомнения забыты, все проблемы решены…
Полно, все ли? В глубине души Фил чувствовал легкое беспокойство. Точнее, сознание ответственности за то, как сложатся их интимные отношения. Долгое, томительное ожидание близости – тонкая, острая, горячительная приправа к ожидающему их чувственному пиршеству. Но ему нельзя забывать: Криста еще не рассталась с девственностью. Их первое сближение – для нее и первый опыт близости с мужчиной. «Ты не должен упускать этого из виду! – строго напоминал себе Фил, полный стремления сделать все от него зависящее, чтобы первая брачная ночь не принесла ей разочарования. – Нужно дать ей столько времени, сколько понадобится, как бы велико ни было твое собственное желание. Ни в коем случае нельзя торопить события…» Что же касается его самого, то с Кристой он переживет нечто ранее не испытанное – в этом он уверен. Размышляя таким образом, Фил изо всех сил старался умерить возбуждение, охватившее его горячим пламенем. Криста же не помнила ни о какой осторожности. От мысли о скорой, неотвратимой теперь близости с любимым у нее кружилась голова. Сбросить бы поскорее жаркий костюм… Под плотной тканью напряженные, горящие соски жаждут прикосновения его губ… нарастающее желание отзывается сладкой болью во всем теле, заставляет трепетать каждую клеточку, наполняет теплой влагой лоно… В блаженном нетерпении прислушивалась Криста к горячему биению крови внизу живота.
Охваченные пьянящей страстью, по дороге в отель молодожены почти не разговаривали. Едва они переступили порог комнаты, как Криста потянула Фила к кровати. Он нежно, но решительно уклонился.
– Почему нет? – возмутилась она, глядя, как он собирает вещи, чтобы ехать в дом Ника, где им предстояло провести первую брачную ночь. – Теперь я твоя жена. И я чувствую себя несчастной, заблудившейся в скалах овечкой, лишь издали глядящей на зеленые пастбища!
Фил, боясь даже поднять на нее взгляд, чтобы не поддаться искушению (видит Бог, сколько сил ему надо, чтобы держать себя в руках), попытался образумить ее:
– Поверь, желанная моя, я чувствую то же самое. Но не хочу, чтобы наша первая близость уподобилась невкусному обеду на скорую руку. Это наша первая ночь, это самая первая ночь для тебя… Мы оба… получим от нее подлинное наслаждение. Понимаешь, родная… ничто не должно мешать нам вкусить все радости любви, во всем их восхитительном многообразии. Разве ты не думала о том, чтобы запомнить эту ночь – каждое ее мгновение? А ради этого… не стоит ли еще чуть-чуть подождать? – Желая окончательно стереть следы досады с милого лица, он нежно прикоснулся губами к ее щеке и, придерживая ее за подбородок и ласково глядя в глаза, прошептал страстно:
– Только пожелай – и мы всю ночь, до рассвета, будем любить друг друга!..
Кристе нелегко оказалось привыкнуть к мысли, что они вместе с Филом окажутся в бунгало Ника – откроют ту же дверь, что вчера отпирал для нее другой… Помогало ей то, что все происшедшее прошлой ночью терялось в какой-то дымке: забылась обстановка дома, память не сохранила ни одной конкретной вещицы из богатой коллекции произведений современного искусства. Да узнает ли она сам дом? Ведь за сегодняшний день мир для нее перевернулся, открылся совсем новой стороной.
Фил, напротив, ничуть, по-видимому, не задумывался о некоторой двусмысленности положения – он мгновенно освоился тут, как в собственном жилище: поставил негромкую, приятную музыку на автоматический повтор, деловито обследовал хозяйскую спальню, нашел, что там слишком жарко, и распахнул стеклянные двери на террасу.
– После вчерашней ночи, дорогая, ты не против выпить шампанского?
– Ну что ж… подобное – подобным! – Криста вдруг развеселилась. Ей только досаждал теплый костюм – не успела снять. – Давай-ка отметим наше событие!
– Конечно! – Он исчез на кухне и появился с бутылкой и двумя бокалами.
В те несколько минут, пока его не было, Криста неожиданно для самой себя ощутила легкий укол беспокойства. Чужое место, торжественность и необычность ситуации – все это начинало ее пугать. «Что я должна делать? – спрашивала она себя. – Накинуть пеньюар – так я буду выглядеть сексуальнее?» Отправляясь на острова, она совсем не ожидала, что здесь начнется ее медовый месяц, и все ночные туалеты, что были с собой, казались ей вовсе неподходящими для первой брачной ночи. Фил много раз давал ей понять, что ее девственность – для него счастье, а не проблема. И все равно теперь она нервничает – как все обернется… Не оттолкнет ли Фила ее абсолютная неопытность?
Что, если он сразу разочаруется в ней как в женщине? Пока что он вывел ее из этих мучительных раздумий громким хлопком: открыл бутылку и торжественно наполнил шампанским бокалы – Криста держала их в руках.
– Теперь, – он взял свой бокал, прижал Кристу к себе и вложил ее руку в свою, – выпьем за нас! С этого мгновения у нас одна жизнь на двоих. Пусть каждый из нас сделает все, чтобы она как можно чаще возвращала нам счастье вот этого мгновения!
– За нас! – Криста чувствовала, как тревоги ее тают в лучах его любви.
Глядя в глаза друг другу, они маленькими глотками пили шампанское. «Теперь я стану носить другое имя, – мелькало в голове у Кристы. – Фил – мой муж! Я самая счастливая женщина на свете!»
Фил мягко забрал у нее бокал и отставил в сторону.
– Не стоит больше, детка. Мы останемся свежими, мы сохраним всю остроту наших чувств – каждый нюанс. Как ты, милая, давай мы освободимся от этих оков, а? – Он Показал на свой галстук и на ее жаркий наряд.
В отеле они так и не переоделись – приехали сюда в том, в чем были в мэрии. Костюм Фила понравился Кристе: светло-серые брюки и черный пиджак, белая рубашка в мелкую полоску и темно-красный галстук. Когда он скинул пиджак и стал расстегивать рубашку, рука ее неуверенно потянулась к застежке жакета. Как поступить – раздеться самой или Фил хотел бы?..
Солнце еще не зашло, и пернатые обитатели пальм заливались веселым пением. Легкий ветерок наполнил комнату ароматом моря. Кристе казалось, что она грезит с открытыми глазами.
– Давай разденемся сами – мы увидим друг друга, узнаем… – Фил словно отвечал на ее невысказанный вопрос.
Очарование тропического вечера придавало их первой интимной встрече романтическую чувственность; долго тянувшееся ожидание многократно усиливало впечатление. Словно завороженная, не отрывая взгляда от обнаженного торса Фила, его мускулистых длинных ног. Криста очень медленно, как бы машинально, раздевалась. Как восхитительно он сложен!
У Фила перехватило дыхание – она наконец предстала перед ним в прозрачном белоснежном белье, скорее подчеркивающем, чем скрывающем ее прекрасную наготу. Нечеловеческим усилием воли он поборол желание самому снять с нее лифчик и миниатюрные трусики, покрыть поцелуями ее тело…
Так они стояли друг перед другом, не в силах оторвать взгляда и не решаясь коснуться он ее, она – его… За эти несколько минут, наполненные страстным любованием, Криста забыла все на свете – все сомнения, все опасения. Слиться с ним, чтобы не осталось никаких разделяющих их преград… Он же, захваченный ее нетронутой красотой, тянул последние мгновения перед неизбежной, окончательной близостью, как цедят последние капли дорогого, редкого вина.
Наконец он протянул к ней руки и она упала в его объятия. Прижимаясь все плотнее, всем телом, к дорогому, любимому телу, она закрыла глаза, нашла его губы, и они слились в долгом, глубоком, самозабвенном поцелуе… Первое на в волнующем, сказочном долгом танце их любви. Бережно подхватив на руки, Фил отнес ее к заранее приготовленной им теплой ванне и положил в воду. Любуясь ее восхитительным телом, он решил сделать все возможное, чтобы она получила наслаждение от этой ночи, даже если ему придется пожертвовать своим удовольствием.
Несколько мгновений они просто сидели в воде, потом он нежно развел ее ноги и опустился между ними на колени – теперь ему доступен любой уголок ее тела. Медленно, едва касаясь нежной девичьей кожи, Фил покрывал поцелуями ее лицо, губы, шею, плечи; потом тихонько подвел руки ей под спину. Она невольно прогнулась, откинула назад голову, и он припал губами к ее груди. Соски ее напряглись, кожа порозовела, дыхание участилось… В сладком блаженстве она теряла представление о времени, не помнила, где находится, весь мир исчез, растворился – осталось лишь ощущение ласкающих рук, губ… Легкий стон сорвался с ее губ, когда нежная, сильная рука скользнула в низ ее живота…
Страстные поцелуи жгли ей кожу, заставляя отзываться самые интимные уголки тела. Ей уже не подвластны были собственные порывы. Горячая влага наполняла лоно, бедра двигались навстречу уверенной мужской руке; с закрытыми глазами, кусая губы, всем телом тянулась она к любимому – он один может усмирить терзающий ее огонь желания. Лишь его прикосновения несут ей муку и неземное блаженство.
Нежные, ласкающие пальцы скользнули в горячую, влажную расщелину. Криста стонала и изгибалась в его объятиях… Вихри наслаждения закружили ее, лишили слуха и зрения. На пике блаженства крик вырвался из горла, тело напряглось и замерло в его руках, губы приоткрылись в счастливом вздохе… Под его частыми, легкими поцелуями она открыла глаза и ощутила теплую влагу на своих щеках и ресницах. Она была так счастлива, что боялась лишиться чувств. А Фил, хоть и напряженный до крайности от необходимости держать себя в руках, был так потрясен и обрадован ее оргазмом, словно они пережили его вместе.
– Вот так, бэби. – Он погладил ее по щеке. – Теперь ты знаешь, что это такое. Кажется, мне удалось подарить тебе наслаждение.
Не в силах вымолвить ни слова, она глубоко вздохнула и прижалась к нему.
Ее пальцы нежно гладили его сильное, прекрасное тело. Постепенно, словно просыпаясь, выходила она из блаженного оцепенения и начинала понимать происходящее. Чтобы подарить ей такие сладостные переживания, Фил пожертвовал своим наслаждением.
– Дорогой… – начала она, пораженная своим открытием, – ты не…
– Шшш, крошка, я знаю, что делать. – И он легонько прижал палец к ее губам. – Тебе хорошо?
– Это было великолепно! – прошептала она с не высохшими еще слезами восторга на щеках. – Я… и не подозревала никогда, что возможно пережить подобное.
Мужская гордость не позволила ему остаться равнодушным к такому комплименту, но он лишь улыбнулся в ответ.
– Но я хочу… чтобы ты вошел в меня.
Он тоже хотел этого. Нежно помог ей подняться на ноги, и они подошли к кровати. Криста легла на спину и вытянулась на белоснежных простынях, всем своим существом ожидая его. Он помедлил несколько мгновений, любуясь ее обворожительной наготой. Она прикрыла глаза, чувствуя, как его сильное, мускулистое тело бережно опускается на нее сверху.
Наконец-то ее желанию суждено осуществиться. Она замерла – его напряженный жезл уже на пороге ее лона… Не в силах дольше ждать, он вошел в нее одним уверенным, плавным движением, – вошел туда, где не было до него ни одного мужчины: в ее сладкую женскую тайну, сохраненную для него одного…
«Криста, милая Криста! – думал он, помня – надо быть как можно осторожнее. – Теперь ты моя, только моя! Никогда, никогда ты во мне не разочаруешься… я все для этого сделаю!..» Но эти руки, гладящие его спину, эти плотные, горячие ножны вокруг его до предела напряженной плоти… он не может больше сдерживаться…
На мгновение боль промелькнула в глазах Кристы, но она лишь крепче обняла любимого. «Ничего… – говорила она себе. – Теперь-то мы вместе! Теперь я принадлежу ему, а он – мне. Я стала настоящей женой, я – женщина!» Она рада этой мгновенной боли – таинство свершилось. Она достигла чего хотела, и остаток своих дней они проведут вместе.
А Фил, так долго откладывавший миг последней близости с ней, не в состоянии был дольше ждать: всего несколько резких толчков – и кульминация. Стараясь двигаться в такт с ним, она чувствовала, как поднимается и спадает в ней новая волна возбуждения, когда Фил, глубоко вздохнув, в изнеможении опустился на нее. К удивлению своему, Криста поняла: еще чуть-чуть – и она тоже достигла бы оргазма. «Ну и что же… может быть, в другой раз… – Они лежали обнявшись, голова ее покоилась на его плече. – Теперь мы можем сколько угодно предаваться любви. Я даже не мечтала о таком счастье…». Когда они проснулись и снова занялись любовью, солнце уже садилось в океан, пылая словно огромный костер, – казалось, оно решило потрясти воображение людей своим феерическим уходом, перед тем как мир окончательно погрузится в ночную тьму. Теперь Кристе удалось наконец полностью насладиться взаимной близостью. Когда все кончилось, она замерла возле него, прикрыв глаза, будто боялась расплескать свое блаженство. «Мне никогда не надоест отдаваться ему…» – думала она.
Веселясь и поддразнивая друг друга, как расшалившиеся дети, они вместе залезли в душ, наслаждаясь упругими, теплыми струями, бившими по разгоряченной коже. Затем, натянув шорты и майки, отправились прогуляться по берегу моря, перед тем как приготовить себе ужин. Фил решил, что стоит быстренько пожарить на гриле парочку больших кусков мяса. Криста, обычно старавшаяся не есть на ночь, после столь бурных любовных игр тоже зверски проголодалась.
– Никогда не думала, что способна испытывать такое глубокое, полное счастье, – очнувшись от безмятежной задумчивости, призналась Криста, когда после ужина они сидели на открытой веранде, любуясь морской панорамой.
Этот день с Филом, принесший столько откровений, даровал наконец ее душе безмятежный покой.
Утро выдалось чудесное. Лишь одна неприятная мысль смущала радость Кристы, постоянно возникая в ее памяти, – надоедливая, словно муха. Накануне она, в ужасе, что Фил снова оттолкнет ее и все начнется сначала, сделала ему самое настоящее признание в любви: «Я люблю тебя! Не могу жить без тебя» А он? Слова его врезались ей в память, хотя только теперь она стала, на свою беду, анализировать их, как бы отсекая все последующие разговоры. Она все слышала внутри себя его ответ: «Поверь, я… чувствую то же, что и ты!» Но ни тогда, ни после не произнес он тех единственных, необходимых ей слов…
А Фил выглядел как человек полностью довольный собой и жизнью: так долго избегал он брачных уз и вот все же решился. Он все находил повод прикоснуться как-нибудь к молодой жене: то похлопывал, то поглаживал, несколько раз поцеловал за завтраком. Но вот обычные утренние дела закончены; словно преподнося ей дорогой свадебный подарок, молодожен объявил: они едут на «дикий пляж», где никого, кроме них, и они будут любить друг друга – на песке, или в воде, или и там и там, как ей больше захочется. Покружили по острову, нашли совершенно уединенное место. Фил спрятал джип в кустах – с дороги не увидишь, – и они, на ходу сбрасывая одежду, побежали к морю. Мелкие волны, идущие от рифов, мерно покачивали в теплой, как парное молоко, воде их ритмично двигающиеся в любовном объятии тела. Дважды они достигали вершин экстаза, прежде чем, истомленные, выбрались на берег. – Ну, я полностью выдохся, – смеясь, пробормотал Фил, когда они растянулись на купальных полотенцах, постеленных на горячем песке. – Ты хоть и новенькая, а очень способная ученица, дорогая женушка.
Криста промолчала, лишь довольная улыбка промелькнула на ее губах. За последние двадцать четыре часа она лишь слегка отпила из этой чаши – своей женской власти над мужчиной. «Погоди, дай мне время освоиться с новой ролью, – с торжеством думала она, – и ты еще увидишь…»
Вдосталь навалявшись на песке и накупавшись, молодожены решили отправиться в город пообедать.
– Все же я чувствую себя ужасно виноватой перед бабушкой, – сказала по дороге Криста. – Как-то она отнесется к столь стремительной смене моего статуса?.. Надо бы, наверно, хоть поставить ее в известность Сегодня Фил соглашался выполнять любые желания Кристы. Перекусив в небольшом кафе с карибской кухней, они отправили телеграмму бабушке. Потом вспомнили, что не побывали еще в той части города, где проживало коренное население острова. Остановились на импровизированном маленьком рынке, где Фил не замедлил накупить разных диковинок, в том числе тамаринд и какой-то коричневатый тропический фрукт с плотной кожицей и большой косточкой, продавец назвал его «махмии». Разумная Криста не очень-то все это одобряла: до дома эту экзотику не довезешь, а пробовать неизвестные фрукты… нет уж, она не станет.
Пока бродили по улочкам, ей пришло в голову, а ведь Фил что-то неважно выглядит… Обедали в небольшом то ли кафе, то ли ресторанчике – у нее он не вызвал ни малейшего доверия, туристов здесь практически нет, посетители только из местных. Фил, никогда не страдавший отсутствием аппетита, заказал помимо мяса порцию по-особому приготовленного карри с какими-то необычными приправами и еще странное местное блюдо под названием «аки» – из овощей и, кажется, яиц. Вид у этих, по мнению Фила, деликатесов был такой, что Криста ограничилась салатом и охлажденной бутылкой фруктового сока – он хоть фабричного производства.
Как только добрались до отеля. Фил пожаловался на сильную боль в желудке. Когда устроились в шезлонгах возле бассейна, намереваясь подремать, выяснилось, что ему становится все хуже.
– Может, стоит обратиться к врачу, – отважилась не на шутку встревоженная Криста: ужасно жаль его, она же видит, как его терзает боль.
Но Фил и слушать не пожелал, верный своему обычному мужскому упрямству, лишь пробурчал, морщась от боли:
– Ерунда, все будет в порядке. Наверно, мой желудок просто не привык к местной кухне. Пройдет.
Но Криста не могла успокоиться. В результате пришли к компромиссу: он заявил, что разрешает ей поехать в город и купить ему что-нибудь в аптеке. Фармацевт, внимательно выслушав ее взволнованный рассказ – симптомы недомогания, возможные причины, – предложил упаковку лекарства и неодобрительно покачал при этом головой.
– В местных ресторанчиках, мэм, не всегда соблюдаются элементарные правила гигиены и хранения продуктов. С вашей стороны очень неосторожно было заказывать незнакомые блюда, ваш муж может серьезно пострадать. Если то, что я выписал, не поможет, немедленно обратитесь к доктору.
К их облегчению, лекарство помогло, и даже сильнее, чем они ожидали: всю ночь Фил провел в ванной и туалете, в то время как Криста безуспешно пыталась уснуть, все равно она не может сейчас оказать бедному страдальцу никакой реальной помощи. Утром они встали с ощущением, что только что провели неделю на каторжных работах. Правда, Филу стало заметно лучше, даже появился аппетит. Оба чувствовали, что нуждаются в отдыхе и покое. Сегодня их последний полный день здесь, на острове.
Выдержав битву за то, чтобы заказать скромный диетический завтрак, Криста предложила провести утро где-нибудь в тени. Не столь предусмотрительный, как Криста, он не загорал в. Чикаго под лампами, а кожа его, лишь слегка покрасневшая от жарких солнечных лучей, оказалась очень чувствительной к палящему зною. Но Фил упорно стоял на своем:
– Что мне действительно нужно, так это как следует загореть перед возвращением. – И установил свой шезлонг на самом солнцепеке. – И не веди себя со мной словно заботливая нянька с годовалым ребенком. Вспомни – завтра мы возвращаемся туда, где дуют ледяные ветры, вечно пасмурно, а сейчас столько снега.
– А я, знаешь ли, думала, что ты как раз любишь снег и лед.
Все так, город и правда встретит всеми зимними прелестями – в их медовый месяц… Ну и что же, что медовый месяц! Сидеть и все время смотреть друг на друга? Последние сутки они и так практически не разлучались. Пожалуй, Филу совсем неплохо побыть одному. Для нее же это последняя возможность еще раз поплавать под водой возле рифов. И, бодро направившись в отель, она заказала необходимое снаряжение, в надежде провести несколько приятных часов, знакомясь с подводным миром.
Вернулась она только после полудня и, несмотря на почти бессонную ночь и активно проведенное время, чувствовала себя отдохнувшей и посвежевшей. Чего, к сожалению, не могла сказать о Филе: все эти часы он недвижно возлежал на своем шезлонге и… основательно обгорел. К ужасу Кристы, кожа его приобрела бордовый оттенок; тронула за руку – да у него поднимается температура! «О нет! Только не это! – досадовала она. – Неужели еще одна ночь пройдет в лечебных процедурах?! Вот так молодожены!»
К счастью, обошлось без солнечного удара. Криста намазала обожженные участки специальным кремом, и они даже вышли вечером поужинать в ресторане отеля. Но фил выглядел совершенно разбитым – болела голова, одолевала дурнота, то бросало в жар, то тряс озноб.
Тронутая его несчастным видом, Криста не решилась упрекать беднягу за столь легкомысленное поведение. Да уж, сегодня ночью ему будет не до любви. Впрочем, теперь ей это не так обидно, утешала она себя. Я замужем, я уже не девственница – слава Богу, что это произошло до того, как на Фила обрушились последствия его собственных глупостей. А для любви у них еще уйма времени впереди.
Фил помалкивал, без обычного аппетита поглощая ужин, и в душе клял себя как мог: «Будь я проклят! Так можно весь медовый месяц прожить как брат с сестрой! Черт дернул меня проваляться целый день на солнце! К дьяволу загар! Если б не эта боль, какая была бы ночь!..»
Вернувшись в номер. Фил заперся в ванной и стал разглядывать себя в зеркале. Хоро-ош! От темных очков вокруг глаз остались белые круги – настоящий чикагский гангстер в маске. Кожа лица приобрела нездоровый, синюшный оттенок. Знобит что-то – он поежился, – и все тело как-то ломит.
– Есть у тебя еще что-нибудь от солнечных ожогов?
Перед отъездом на острова предусмотрительная Криста кроме обезболивающего крема запаслась гелем с экстрактом алоэ: если верить аннотации, он должен снимать воспаление.
– Ложись-ка, дорогой, я тебя намажу!
Стаскивая одежду. Фил болезненно морщился от прикосновения футболки и шортов к горящей коже. Крем и гель сделали свое дело: боль утихла, морской ветерок приятно холодил… Благословенные руки Кристы так мягки и нежны… Когда лечение окончилось, Фил почувствовал, что его неудержимо клонит в сон. Но так жаль упустить хоть один вечер, одну ночь их медового месяца!
– Как ты думаешь… может, стоит попробовать? Мы будем осторожны… ты постараешься… ну… не очень прикасаться к больным местам.
Она-то счастлива «попробовать», но… на его бедном теле не найдешь и кусочка не слишком болезненного. Фил морщится не только от прикосновений, но и от каждого собственного движения.
Представив, как выглядят их неловкие попытки со стороны, Криста едва не прыснула со смеху – забавно все же: попробуйте-ка заниматься любовью, практически не касаясь друг друга! Вида она, конечно, не показывала, не желая обидеть Фила. Но тот словно прочел ее мысли.
– К чертям! – рассвирепел он. – Будем делать все как надо!
Он резко опрокинул Кристу на спину и склонился над ней, покрывая поцелуями ее тело, зажигая в ней огонь желания… В страстном порыве она обвила руками его шею… Но едва Фил попытался лечь сверху, как обожженная кожа дала о себе знать. От прикосновения нежного, но теплого тела он почувствовал такую боль, что света невзвидел – какая уж там любовь! Со стоном облегчения откинулся он на прохладные простыни.
– Завтра тоже будет день. – Кого он утешал – себя или ее?
Увы, ничего тут не попишешь! Криста смирилась со своей участью. Сейчас ей хотелось только одного – закрыть глаза и уснуть – утро вечера мудренее. И она, тихонько поцеловав Фила, пожелала ему спокойной ночи.
Тот долго ворочался, пытался найти удобную позу и заснуть, но разбуженная боль не унималась; пришлось встать с постели. Он послонялся по номеру – чем бы таким заняться? А, телевизор! Криста долго крепилась, пыталась не обращать внимания: то Фил сетует на убогость местного телевещания, то выдает регулярные бюллетени о состоянии своей кожи на спине. Молодая жена не выдержала и села на постели. Оказывается, брак имеет много неприятных сторон.
– Будь так добр, пожалуйста, – не мог бы ты перестать со мной разговаривать, когда я сплю?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В ореоле невинности - Кэри Сюзанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману В ореоле невинности - Кэри Сюзанна



Бред полный, не советую!!
В ореоле невинности - Кэри СюзаннаМэри
26.04.2012, 8.02





Впичатление,что это написала школьница.
В ореоле невинности - Кэри Сюзаннаинна
16.12.2013, 22.36





нецікаво.
В ореоле невинности - Кэри СюзаннаАнна
17.01.2016, 13.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100