Читать онлайн В ореоле невинности, автора - Кэри Сюзанна, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В ореоле невинности - Кэри Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В ореоле невинности - Кэри Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В ореоле невинности - Кэри Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэри Сюзанна

В ореоле невинности

Читать онлайн

Аннотация

Прелестная Криста, в отличие от большинства современниц, хранит свою невинность для единственного, кому станет женой. Но мужчина ее мечты оказался принципиальным противником брака, он не считает себя вправе стать первым у страстно любимой им девушки. Что ж, решает Криста, раз ее девственность препятствует счастью, надо избавиться от нее с другим мужчиной. Но в силах ли Фил допустить такое?..


Следующая страница

Глава 1

– Отпусти меня! Сию же минуту! Слышишь?!
В роскошном салоне новенького «ягуара» Тони Ладлоу, в самом дальнем углу, Криста О'Малли изо всех сил сражалась за свою добродетель, отбиваясь от расходившегося поклонника. У нее перехватило дыхание: обдав девушку волной винных паров, Тони с силой приник к ее губам, в то время как рука его прокладывала себе путь в складках юбки.
Инстинктивно сжимая колени, Криста пыталась высвободиться из навязанных ей объятий, но не тут-то было. Обладая значительным преимуществом в весе и росте, да и неплохой физической подготовкой, молодой человек без особого труда мог поступить со своей спутницей так, как ему бы захотелось.
– Ну Криста, детка… – канючил он, часто дыша от возбуждения.
Сквозь тонкую ткань блузки Криста почувствовала, как его рука с нежностью орангутанга стиснула ее грудь.
– Ну да, знаю, машина не самое удобное место… соседка сегодня дома. Но ведь можно ко мне… в любой момент, а?
С проворством, которое сделало бы честь любой обезьяне, он снова принялся задирать ей подол. Криста поняла, что вот-вот окончательно потеряет контроль над ситуацией, – пора принимать радикальные меры. Может, просто двинуть его коленом в пах, как учил ее приятель соседки? Или попытаться открыть дверцу машины и заорать погромче, призывая полицейского?
В глубине души она все же надеялась, что не придется прибегать к подобным способам самозащиты: до этого последнего момента Тони вел себя как порядочный человек и былая симпатия еще теплилась в сердце Кристы. Не хочется причинять Тони физическую боль… Что же касается полиции… для нее не секрет, какие последствия будет иметь подобный инцидент для начинающего, подающего надежды адвоката, достаточно одаренного, чтобы в скором времени сделать неплохую карьеру. А насколько Криста знала копов, такие его качества вряд ли окажутся в их глазах смягчающим обстоятельством. Одного сознания, что молодой человек принадлежит к когорте извечных противников – адвокатов, довольно, чтобы раздуть позорный скандал со всеми вытекающими отсюда последствиями – грязными сплетнями и тому подобным.
Придется, видимо, огорошить его признанием. Конечно, имей она и вправду дело с насильником, подонком, такая откровенность, скорее, позабавила бы того, но, насколько Криста успела узнать Тони, на него подобное известие должно произвести сильное впечатление. Только вот незадача: к несчастью, у них общий круг знакомых. Как представитель чикагской «Трибюн» Криста немало времени проводила во Дворце правосудия, где по долгу службы постоянно бывал и Тони. Если он не обладает столь ценным качеством, как умение держать язык за зубами, вся юридическая братия получит прекрасную возможность перемыть ей косточки.
– Тони… прошу тебя! – еще раз попыталась она воззвать к его разуму.
Но он словно и не слышал.
В тот же миг Криста почувствовала, как расстегнулась подвязка и нейлоновый чулок заскользил вниз по ноге…
– Ты не понимаешь! – в отчаянии, с последней надеждой выкрикнула она. – Я еще никогда не занималась любовью с мужчиной! Я девственница!
Словно в видеофильме, когда нажимаешь на кнопку «Стоп», Тони замер в оцепенении. Несколько секунд стояла гнетущая тишина.
– Ты… ты что, в самом деле… девочка? Да ведь ты сказала – тебе двадцать шесть. – Голос у Тони прерывался.
Ну вот, признание дало ожидаемый эффект. Усевшись поудобнее, Криста расправила на коленях помятую твидовую юбку.
– Да, мне двадцать шесть. Ну и что же?
– Я просто подумал…
Водворяя одной дрожащей рукой на место съехавший набок галстук, другой Тони полез в задний карман брюк и извлек открытый пакетик жевательной резинки. С тех пор как они знакомы, его челюсти вечно заняты, говорить приходится обычно ей.
«Теперь он, конечно же, решит, что со мной не все в порядке, – печально размышляла Криста, машинально поправляя темные, отливающие красным деревом вьющиеся волосы, уложенные в прическу флорентийского пажа. – Раз умудрилась до такого-то возраста остаться девственницей, значит, фригидна. Или неврастеничка. А может, и то и другое».
Почему не допустить, что она хранит свою невинность по одной-единственной, банальной и старомодной причине – желает в один прекрасный день подарить себя нетронутой своему избраннику, которому станет женой?
«Что же делать, если я до сих пор такого еще не встретила, чтобы замуж за него захотелось? Тони я не люблю, а после сегодняшнего вообще неловко как-то встречаться. Да он еще далеко не худший вариант по сравнению с теми, что раньше встречались. Не настаивал, когда узнал, что и как. Готова поспорить: предложи я ему сейчас то, чего он добивался, – наотрез откажется!»
– Послушай, Криста… – смущенно пробормотал Тони, пытаясь разрядить обстановку, – я чувствую себя полным идиотом. Но клянусь тебе: никогда и представить не мог такого…
– И что же теперь?
«Предпочтешь меня всем остальным? Или поищешь пастбище попышнее?
По-твоему, любые отношения между мужчиной и женщиной должны автоматически заканчиваться постелью?» Этот невысказанный вопрос явственно повис в воздухе.
– Я… а-а… хм… не знаю. – Тони, совсем, похоже, сбитый с толку, неожиданно воспрял духом:
– Зато одно знаю точно: очень рад, что ты мне сказала. Знал бы раньше – ни за что не стал бы… лапать тебя столь бесцеремонно.
Кристу прямо-таки передернуло от подобного выражения. Только глупым мальчишкам, в школьные годы, безразлично, кого они там «лапают» на очередной вечеринке. Да если она даже со временем и откажется от своих принципов и решится на близость с мужчиной до того, как он станет ее мужем, ей все же необходимо соблюсти как минимум два пункта: она не просто одна из его девушек и их отношения строятся на взаимном чувстве. А пока что каждый новый знакомый считает священным долгом затащить ее в постель на третьем же свидании.
– Пожалуй, мне пора, – вздохнула Криста, – завтра начинается процесс Уоткинса и…
– Судья Берн собирался отложить дело.
Не успели эти слова сорваться с его губ, как Тони струсил: а что, если Криста ухватится за них – девушки любят эти изнурительные разговоры. Но Криста тут же все поняла: «Не волнуйся, дорогой, – у меня и в мыслях нет затягивать эту глупейшую ситуацию».
– Как бы там ни было, а завтра понедельник, – голос ее звучал ровно, – я собираюсь встать пораньше.
– Я провожу тебя. – Тони ответил благодарным взглядом.
Квартиру Криста снимала вместе с Лорин Хейс – помощником редактора, они работали в одной редакции – на четвертом этаже шестиэтажного, выкрашенного в тускло-желтый цвет кирпичного дома в нескольких кварталах от озера и Линкольн-парка. По меркам Чикаго район спокойный, но время уже за полночь. Криста в свою очередь почувствовала прилив благодарности к Тони: так терпеливо дожидается, пока она отыщет в сумочке ключ.
– Благодарю за приятно проведенное время, – пробормотала девушка по привычке, прежде чем успела сообразить, что фраза не совсем соответствует случаю.
Вопреки ее ожиданиям в голосе Тони не прозвучало ни малейшей иронии, когда он как ни в чем не бывало ответил:
– О, все в порядке. Непременно позвоню тебе на следующей неделе. – Однако не поцеловал ее в щеку, как обычно делал, прощаясь.
– Да-да, конечно. – Криста отлично знала, что ее незадачливый поклонник и не подумает сдержать обещание.
Переступив порог квартиры, Криста застала свою соседку Лорин в компании ее друга Дэна Каррана. Удобно расположившись перед экраном телевизора, парочка с удовольствием уплетала холодную пиццу.
– Что-нибудь случилось? – Дэн пристально вглядывался девушке в лицо.
Недаром Карран, спортивный репортер той же «Трибюн», слыл немногословным, но на редкость наблюдательным.
Криста вдруг всхлипнула – не удержалась. Все время, пока тянулась эта отчаянная битва с Тони, ее так и подмывало удариться в слезы. Не то чтобы так уж огорчала утрата кавалера, просто слишком все походило на случившееся всего несколько месяцев назад. Она еще не успела забыть – ведь тот парень затронул ее куда сильнее. Грег Маас тоже был адвокатом… Он показался ей таким умницей, таким зрелым, способным ее понять. Столь задушевно они беседовали, Грег откровенно ею восхищался. Встречались несколько месяцев, провели вместе немало славных вечеров. Криста уже всерьез стала надеяться: наконец-то нашелся человек, который уважает, разделяет ее взгляды, ее принципы. И вдруг все обретенное превратилось в прах; Грег благополучно женился – на женщине, оказавшейся не столь принципиальной и разделившей с ним постель чуть ли не с первых дней знакомства. Счастливой сопернице было двадцать два года, и муж явно не мог претендовать на роль первого в ее жизни мужчины. Криста же, несмотря на некоторые разногласия, успела привязаться к Грегу и теперь сильно переживала потерю – или ей так казалось.
– Как ты думаешь, что могло случиться, если я опять возвращаюсь домой в измятом костюме и в расстроенных чувствах? – фыркнула она в ответ, стараясь не раскиснуть окончательно.
– Неужели опять?! – Нежный, но ощутимый отголосок южного говора придавал голосу Лорин (она из Атланты) чувственное очарование. – Прости, но Тони казался таким милым парнем…
– Он милый. Просто мы разошлись с ним во взглядах на моральные нормы. – Сбросив пиджак, Криста устало опустилась на диван напротив своих счастливых друзей. – Иногда я думаю: а стоит ли игра свеч? – Девушка вздохнула, против воли ее глаза следили за рукой Дэна, нежно поглаживающей упругое бедро подруги, так сексуально обтянутое голубыми джинсами. Вот Лорин тридцать два, она разведена… – Может, мне давно надо было переспать с каким-нибудь симпатягой, да и все тут.
За своим личным, столь же тщательно оберегаемым от посторонних посягательств, сколь и неопрятным, столом в отделе новостей «Трибюн» Фил Катгерини бросал мрачные взгляды на экран компьютера. С поросших обильной плесенью кофейных кружек, выстроившихся на его рабочем месте, можно было бы снять богатый урожай пенициллина. А тут еще тяжелые свинцовые тучи за окном – снег, наверно, скоро повалит.
Все же, пытался утешить себя Фил, экран компьютера не девственно чист Светится еще полчаса назад набранная красивым, жирным шрифтом титульная строка будущей статьи для его трижды в неделю появляющейся колонки «Гнездо дрозда». Все остальное весьма обширное пространство, увы, так же свободно от печатных знаков, как его голова – от стоящих мыслей А не зарезервировать ли билет на какой-нибудь горнолыжный курорт? Как раз и изучишь вблизи нравы отдыхающих бездельников. Или показать высокий класс журналистского мастерства, не покидая рабочего места? В конце концов, под рукой свежие полицейские сводки: публика не соскучится. Ладно – Фил пристально изучал бурый холмик плесени, отдаленно напоминающий своими очертаниями нахохлившуюся сову, – ему грех жаловаться. На худой конец тема-то всегда найдется, пусть избитая, но именно такие никогда не надоедают читателям.
К несчастью, он уже достаточно известен, приходится оберегать репутацию. Слава талантливого журналиста обязывает избегать подобных уловок. В карьере газетчика не выезжают на былых заслугах. Публикации его читает не только целая армия подписчиков «Трибюн», но и коллеги, с их высокими профессиональными критериями. В то же время сам дух колонки требует непринужденного, вызывающего живой интерес рассказа, без шокирующих сюжетов, зато способного растормошить, как утренняя чашка крепкого кофе. И… и, как назло, ничего подходящего не приходит на ум.
Лениво перечитывал он переданную ему записку от молодой, недавно зачисленной в штат сотрудницы. И парой слов ни разу не обменялись, а она сочла своим долгом написать, выразить восхищение его материалами. «Жду новых достижений!» Трогательно аккуратный, почти детский почерк… «Будь я проклят, если сегодня утром способен на какие-нибудь достижения!» пробормотал себе под нос Фил.
А с Ирэн Мар как быть? Настроение окончательно испортилось. Угораздило его еще представить семье эту последнюю из бесконечной череды своих «невест»… Ведь не имел ни малейшего намерения на ней жениться… В утренней почте ему принесли открытку от Ирэн: штемпель какой-то центральноамериканской страны, там сейчас военные беспорядки. Месяца три назад она получила это специальное назначение вместе с молодым, разбитным фотографом; парень, может, и неплохой, но особого доверия не вызывает. А сам он… не сказать чтобы любил Ирэн больше предыдущих своих подруг, но как-то незаметно она заняла некоторое место в его жизни. Правда, и до ее отъезда отношения их не отличались особой определенностью, сейчас же и вовсе утратили четкие рамки.
– Ожидаешь прилива вдохновения? – с обычной своей иронической ухмылочкой осведомился Дэн Карран, примостившись на краешке стола, каким-то чудом оставшемся свободным среди кип газет, журналов и всякой всячины. – Когда ваша милость соблаговолит убрать эти клумбы? – Он кивнул на грязные кофейные кружки.
– Когда меня осенит, о чем сделать завтрашнюю колонку, будь она неладна. Хорошие друзья, несмотря на взаимные подкалывания и вечные перебранки, Фил и Дэн съели вместе пуд соли и не придавали значения официальным условностям. Дэн заговорщически подмигнул.
– Возможно, кое-что для тебя найдется.
– Да-а? Интересно послушать. – Откинувшись на спинку стула. Фил изобразил сосредоточенное внимание.
Но Дэн почему-то не торопился – видимо, сомневаясь, говорить ли.
– Ты должен обещать мне, что имя девушки, которое я тебе назову, ни при каких обстоятельствах не попадет в печать, – наконец решился он. – В противном случае… – Дэн красноречиво развел руками.
– Ты же понимаешь, – Фил выразительно поднял темные брови, – не могу я давать гарантий, пока не узнаю, в чем дело. – И в задумчивости взъерошил копну темных волос характерным рассеянным жестом.
Некоторое время Дэн молча изучал лицо друга, словно видел впервые: орлиный профиль, четко очерченный рот, упрямый подбородок.
– Это необычная девушка. Не хотелось бы, чтобы у нее возникли неприятности.
Филу не слишком понравились выдвинутые условия, но выбирать, собственно, не из чего. Дэн явно не собирается уступать, а сам он так и не родил хотя бы пустяковой идеи. Еще хуже, что по журналистской своей натуре он аккуратен и нетороплив: любит тщательно выбирать слова, оттачивать каждую фразу в стремлении к недостижимому совершенству. Время-то у него еще есть – материал надо сдать завтра, к десяти утра… Однако при взгляде на пустой экран компьютера Фила вновь охватила тоска. Эта чертова спешка, да еще когда темы нет, – какое уж тут вдохновение.
– Ладно, твоя взяла, – отрывисто бросил он.
Так уж случилось, что рабочее место Кристы находилось в том же помещении, где и стол Фила Катгерини, и каждый раз, когда она поднимала голову, взгляд ее неизбежно упирался в его ладную фигуру. «Интересно, что он там соорудил из своего угла? – удивлялась про себя Криста. – Трущобы?» Шеф ее, Гарри Дженкинс, редактор отдела и один из тех немногих, кому удавалось воздействовать на Фила, сегодня отсутствовал.
Но нельзя же не отдать должное откровенно привлекательной внешности. «Конечно, это не мой тип», – поспешно добавляла девушка, опуская глаза и стараясь сосредоточиться на недописанной статье, посвященной проблеме кланов в судопроизводстве. Но это удавалось ей не сразу. В его обаянии – что-то вызывающее, почти хулиганское… Хуже всего, что он и сам находит себя совершенно неотразимым. Записку она ему передала, плененная его профессиональным мастерством, но ответа не последовало. Не соблаговолил даже рукой помахать или черкнуть пару слов благодарности.
Занятая своими мыслями, Криста буквально оцепенела, в очередной раз оторвавшись от работы: Фил собственной персоной стоит у ее стола…
– Криста О'Малли?
Интонация вопросительная. Девушка ошеломленно кивнула. Из-под густых ресниц на нее смотрели ясные светло-карие глаза – такой цвет бывает у свежих лесных орехов, – а в них плясали озорные золотистые искорки. Ей почему-то привиделись глаза дикого зверя, затаившегося в густых джунглях. Но нет, этот определенно не напоминает орангутанга – Тони просто не идет с ним ни в какое сравнение. Зрелый мужчина, этакий тигр – охотник на женщин.
Вот удивительно: он явно колеблется, выглядит почти смущенным, словно… словно боится получить отказ.
– Меня зовут Фил Катгерини.
В его устах это прозвучало как излишняя констатация очевидного. Резкий чикагский акцент странно не вяжется с обволакивающе обаятельными манерами, усвоенными, очевидно, за годы жизни в окружении итальянцев. Тембр голоса наводит на мысль о вельветовой ткани – мягкий, рельефный…
– Мы не имели случая поближе познакомиться, но я уже немного тебя знаю. Дэн Карран мне посоветовал с тобой побеседовать. – Фил протянул руку. Криста, подав свою, молча на него смотрела, не в силах, по правде сказать, произнести ни слова. От прикосновения к руке этого мужчины девушку словно накрыло теплой волной. Оглушенная до звона в ушах, будто пораженная электрическим током, она ощущала, как тепло его ладони медленно разливается по всему телу, не оставляя нетронутым ни одного уголка.
– Дэн считает, что вы можете стать героиней моей очередной колонки, – продолжал Фил, так и не дождавшись от Кристы никакой реакции. – Можно я присяду?
«Боже, что заставило его подумать, будто людям будет интересно читать обо мне? – Пораженная, она не могла понять еще и своей пассивности. – Что они там могли обсуждать с Дэном, кроме моей работы репортера из зала суда? Но что-то ведь есть, раз автор этой звездной колонки обратил свой взор на мою скромную персону…»
Наконец ей удалось отвернуться к экрану компьютера.
– Не представляю, чем могу быть полезна… – она старалась быть лаконичной, – но у меня срочная работа. Этот материал обязан быть готов сегодня. Так что же вы хотите узнать?
– Да вот не нахожу, с чего и начать…
Еще поразительнее: этот баловень судьбы, самый известный и толковый репортер Запада в затруднении, как «разговорить» свою потенциальную героиню?! И это Фил Каттерини, чье мастерски свитое «Гнездо дрозда» имеет такой потрясающий успех! Ему ли не быть докой в добывании нужной информации? Поистине Криста устала удивляться.
– Да уж как-нибудь найдете, если поищете.
По губам его пробежала легкая усмешка, словно он вдруг увидел в ней живого человека, а не просто объект для изучения. Несколько секунд Фил пристально вглядывался в ее лицо.
Симпатичная, приятная, скромная крошка, хотя и не красавица. Впрочем… правильные черты лица, хорошая фигура… Молоденькая женщина, способная привлечь внимание любого мужчины. Прелестно сложена, очень женственна. Но лучше всего у нее, конечно, огромные зеленые глаза – они смотрят на собеседника так спокойно и выразительно, не оставляя сомнений ни в уме ее, ни в силе характера, – и блестящие, темные, с медным отливом густые волосы, так красиво подчеркивающие нежную кожу щек. Задорным блеском глаз и свежим румянцем она сразу вызывает представление о таких свойствах, как здоровье и естественность. Косметикой, кажется, почти не пользуется. Принадлежит именно к той категории женщин, что вызывают у мужчин рыцарские чувства: стремление защищать, заботиться. Все это как-то отстраненно заметил про себя Фил.
Вот только последний его вывод… Пожалуй, он поторопился. Кто-кто, а Криста О'Малли в опеке не нуждается и наверняка способна постоять за себя, раз Гарри решился отправить ее в этот зверинец, именуемый Дворцом правосудия. Работать умеет: ее прошлая публикация, о зверском убийстве, наглядное тому доказательство.
И все же, несмотря на деловой, решительный вид, который она напускает на себя на службе, он не ошибается относительно ее уязвимости. Уж очень явно читается на открытом, свеженьком личике желание выйти замуж и позволить своему избраннику любить себя до умопомрачения. Цель, в общем-то, похвальная, но в глазах Фила предосудительная.
Криста тем временем успела напечатать половину предложения и быстро стереть, не отрывая напряженного взгляда от экрана компьютера. Нельзя допустить, чтобы Фил хотя бы отдаленно догадался, какие ее обуревают чувства.
– Итак? – не выдержала она, приподнимая тонкие, красиво изогнутые брови.
– Дэн сказал мне, что ты достойна почетного титула последней двадцатишестилетней девственницы в Чикаго, – последовал ответ. – Но почти готова признать себя побежденной.
Нет, это не шутка… Криста, потрясенная и возмущенная до глубины души, уставилась на него – и тут же почувствовала, как горячая краска заливает лицо аж до корней волос. Она могла бы поклясться, что светится от ушей до кончиков пальцев, чувствуя где-то у горла удары собственного сердца. Наконец к ней вернулся дар речи.
– Да как Дэн посмел… делиться с… неизвестно с кем такими… такими интимными сведениями?! Невероятное безобразие!
Фил окончательно укрепился в мнении, что случай свел его с довольно странной особой. Пусть они еще не имели возможности даже поговорить… но ведь работают вместе не первый день, в одной газете… Разве этого мало?
– Ну, может, я не совсем удачно выразился…
Заметив выражение немой муки в ее изумрудных очах. Фил в растерянности потряс головой.
– Видите ли… – он опять перешел на «вы», – Дэн… он рассказал мне о вас, но взял с меня слово, что никто, никогда и ни при каких обстоятельствах не узнает вашего имени, если вы согласитесь поговорить со мной.
– А если не соглашусь? Вы будете вправе поделиться этой информацией со всеми, кто у нас работает, сверху донизу?
Несколько человек уже с интересом поглядывали в их сторону, и Криста пожалела, зачем повысила голос. В сущности, Фил ничем не заслужил подобной отповеди. Возможно, он прав и ее история может стать темой неплохой статьи. Но слишком личных вещей пришлось бы тогда коснуться. Сама она запросто пишет душещипательные истории о других, но чтобы ей… ей стать действующим лицом газетного материала?!
Фил растерялся и разозлился в одно и то же время.
– Надеюсь, ты не считаешь, – («опять я на „ты“!») – что я действительно могу сделать нечто подобное?
– Надеюсь, что не можешь… – Наконец ей удалось взять себя в руки, и потому она тоже неожиданно обратилась к нему на «ты» и в упор на него взглянула. – Я не хочу быть героиней твоей колонки. Даже анонимно. И пожалуйста: забудем об этом!
Но ей с трудом верилось, что он так легко отступит, и она не ошиблась.
– Послушай, – тут же подхватил он, – я понимаю твои чувства. Но ведь никто никогда не узнает, о ком речь. Тема – конфликт новой и старой морали. А если ты позволишь мне написать твою историю и прочтешь ее как бы со стороны, это, возможно, даст шанс тебе самой. Права ты или не права? Масса людей напишет тебе, и ты на что-то решишься.
Такая мысль не приходила Кристе в голову. Теперь она заколебалась, раздираемая этой альтернативой. Конечно, ее живо интересует, как думают другие о том, что так волнует ее. И все же посвящать кого бы то ни было в столь интимную сферу своей жизни она не решится. Вот только ужасно жаль, она и сама не знает почему, разочаровывать этого убежденного в своей правоте тигра – в небрежно завязанном галстуке, рубашке с закатанными рукавами и основательно полинявших джинсах. Однако желание оставить в неприкосновенности свое святая святых – свой личный мир – победило.
– Нет и еще раз нет! – решительно произнесла Криста и отвернулась к дисплею: пусть у него не останется никаких иллюзий. – Если позволите, мистер Каттерини, я все же закончу работу.
За обедом Фил и Криста впервые оказались за одним столиком. Разумеется, она не настолько наивна, чтобы приписать эту встречу стечению обстоятельств. В маленьком зале, заполненном машинистками, репортерами и редакторами, повернуться негде. Филу, видно, пришлось потрудиться, пока он отыскал ее здесь.
– Жаркое… – заказала Криста, старательно делая вид, что ничего тут нет особенного: сидит он, а мог быть и любой другой; возобновлять утренний разговор – нет уж, – диетическую колу и картофельную соломку.
Фил послал девушке лучезарный взгляд, словно они нежнейшая любовная парочка.
– Мясо, итальянский хлеб, побольше специй и майонеза. Две порции соломки. Кофе, сливки и сахар. Думаю – все.
Сама того не замечая, Криста затаила дыхание – такой неотразимой мужской силой веяло от его широких плеч, темных волос, великолепной фигуры. А большие, прекрасной формы руки помимо воли порождали грешные мысли: как нежно, искусно должны они ласкать любимую…
Неожиданно девушка резко повернулась к уходящему официанту.
– Пожалуйста… проследите, чтобы счет подали раздельно.
– Не беспокойся, – быстро перебил ее Фил, – сегодня я угощаю, дорогая. Официант с нарочитым безразличием пожал плечами, заговорщически переглянулся с Филом и удалился.
– Тогда мне придется отдать деньги тебе, дорогой, – передразнила Криста. – Я вовсе не собираюсь становиться объектом твоих наблюдений. Как и позволять тебе оплачивать мои обеды.
Кофе и колу пили в полном молчании.
– Неужели все ирландские девушки такие строптивые? – Фил приподнял уголки рта в чуть заметной улыбке.
– Неужели все итальянцы так настойчивы, добиваясь желаемого? – Криста тоже не сдержала улыбки.
– Позволь мне попытаться, Криста. Я вообще не стану обсуждать в своей колонке эту тему, если именно ты на это не согласишься. Но вдруг ты изменишь мнение? Расскажи мне немного о себе.
Он не вынул блокнота и ручки, но Криста не сомневалась: Фил делает подробные заметки в уме. Будь у него поменьше мужского обаяния, вряд ли ему удалось бы переубедить Кристу. К великому своему удивлению, она открыла, что разговор с ним не тяготит ее и слушает он очень участливо. Потому и сама не заметила, как рассказала ему почти все о своем детстве, о строгой, благочестивой бабушке, воспитывавшей ее после гибели родителей в автокатастрофе. И постоянно она ощущала на себе, как сила его внутренней энергии держит ее в напряжении – и в то же время радует, согревает.
К завершению их совместной трапезы Криста почти потеряла голову. Такого подъема ей еще не приходилось испытывать, – казалось, мир расцветился новыми красками. Теперь и она, думалось ей, принадлежит к прекрасному ордену счастливых пар, а ведь человека, давшего ей это ощущение счастья, она знает всего несколько часов. Она даже не заметила, что официант слегка напутал в ее заказе и принес ей то же, что и Филу. Пусть так – она готова попробовать и оценить итальянские блюда.
– Прости, самое время принять окончательное решение, – подвел итог Фил, открывая перед ней ресторанную дверь.
На улице, когда переходили через дорогу, Кристу стал пробирать озноб. Пока обедали, поднялся резкий, холодный ветер, принес с озера снежную крошку. Девушка досадовала: глаза, конечно, слезятся, нос покраснел.
– Считай меня одержимым, – Фил словно не замечал холода, – но я убежден: тема невинности сейчас как нельзя более своевременна. Да-да, именно сейчас, когда все делают вид, что такого понятия вообще не существует. Прости мою итальянскую настойчивость… может, ты все-таки передумаешь?
Они стояли посреди улицы, в послеобеденной сутолоке, когда все спешат пробежаться по магазинам и успеть на работу до конца перерыва. Криста приметила поблизости несколько знакомых лиц: коллеги, бросают в их сторону откровенно любопытные взгляды. Место для разговора явно неподходящее. А прощаться так не хочется…
– Ну-у, – задумчиво протянула она («Кажется, я делаю величайшую в своей жизни глупость»), – возможно, я… я подумаю о том, чтобы передумать.
– И ты не пожалеешь! – Глаза Фила сияли торжеством – он уже превратил для себя ее робкое «возможно» в уверенное «непременно». – Подходи через несколько минут к моему рабочему столу, никто нас там не побеспокоит.
– Прости – не могу.
– Но я подумал… – Повинуясь мгновенному порыву, он крепко сжал ее руки, словно хотел этим помешать ей изменить решение.
– Не могу – прямо сейчас, – пояснила Криста, пряча руки в карманы плаща, хотя ей очень хотелось, чтобы он и дальше сжимал их в ладонях. – Должна быть в суде после обеда.
И отвернулась, стараясь не выдать своего счастья, все еще ощущая тепло его рук. Мужественный, сексуальный, великолепный Фил Катгерини так забылся, что пытался ее удержать!




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - В ореоле невинности - Кэри Сюзанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману В ореоле невинности - Кэри Сюзанна



Бред полный, не советую!!
В ореоле невинности - Кэри СюзаннаМэри
26.04.2012, 8.02





Впичатление,что это написала школьница.
В ореоле невинности - Кэри Сюзаннаинна
16.12.2013, 22.36





нецікаво.
В ореоле невинности - Кэри СюзаннаАнна
17.01.2016, 13.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100