Читать онлайн Железная роза, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Железная роза - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Железная роза - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Железная роза - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Железная роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Гавана, 15 сентября 1614 года
Галеон «Контадора» находился среди тридцати двух военных судов, стоявших на якоре в хорошо защищенной бухте. Это был один из самых больших боевых кораблей в конвое. Галеоны сопровождали пятьдесят девять торговых судов, и их капитаны все больше волновались, как пройдет путешествие в Испанию. Прошлым летом капитаны, губернатор острова, офицеры всех гарнизонов на побережье Испанского Мэна нервничали, зная, насколько важно для огромной армады в целости и сохранности достичь берегов Испании. Королю нужны корабли и сокровища, которые доставляет флотилия. И еще больше, чем золото и серебро, Испании понадобятся ее лучшие солдаты и офицеры, если осуществятся планы вторжения в Англию.
Рядовым матросам и офицерам рангом ниже капитана заранее не сообщили, что флотилия, перевозящая сокровища, на этот раз будет больше, чем обычно. Матросы, как известно, не воздержанны на язык, и каперы всех национальностей налетели бы на них как саранча. Не сказали им и того, что из Вест-Индии уйдут самые крупные военные корабли. Те же самые болтливые языки стали бы бахвалиться, как они собираются взять реванш за поражение армады в 1588 году. И в этом случае Испания не только лишилась бы такого преимущества, как неожиданное возвращение домой военных кораблей, но и началась бы открытая война с английскими каперами в Карибском море.
Из тех, кто догадывался, что в воздухе что-то витает, лишь немногие были посвящены во все детали. И еще меньше было таких, кто осознал весь масштаб мероприятия до того, как их корабли прибыли к месту встречи в Гаване. Каждая эскадра вновь прибывших судов привозила новые истории о французских и голландских мародерах, которых в море столько, сколько мух на гниющем мясе. Семь кораблей были потоплены или захвачены пиратами, еще двенадцать вернулись в свои порты, не желая рисковать драгоценным грузом.
«Контадора» вышла из Веракруса. На борту у нее было сорок восемь пушек — достаточно, чтобы устрашить каперские суда, терроризирующие более мелкие купеческие суда, идущие без конвоя. Капитан «Контадоры» Луис Ортоло был отозван со своей службы по патрулированию береговой линии Картахены.
За последние пять лет он впервые плыл домой. На борту у него находились двадцать три важных пассажира, возвращающихся в Испанию, в том числе губернатор Новой Испании с семьей.
Также на корабле были и капитан Диего Флорес де Аквайо и несколько его офицеров, ставших жертвами пиратов. Сногсшибательная новость о захвате «Санто-Доминго» распространилась, как лесной пожар, по всей флотилии, добавив напряжения, которое и так уже было достаточно сильным из-за все новых историй о нападениях пиратов на испанские суда. Если такое огромное, так хорошо вооруженное судно подверглось наглому нападению каперов, то как можно ожидать, что более мелкие корабли смогут защитить себя?
Ранним вечером тучный краснолицый Аквайо снова рассказал свою историю новым пассажирам «Контадоры». Каждый раз она обрастала новыми подробностями. На этот раз на «Санто-Доминго» напали семь тяжеловооруженных пиратских кораблей. Хотя команда галеона оказала героическое сопротивление, расстреляла почти все запасы ядер и повредила корабли противника (по меньшей мере один корабль был потоплен!), капитан счел необходимым сдаться, пока пираты не уничтожили их всех до последнего человека.
Щедрые похвалы расточались дону Кристобалю Нуфио Эспиносе-и-Рекальде за его мужество и отвагу. Капитан сопротивлялся до последнего, о чем свидетельствуют его страшные шрамы. Ему отстрелили мочки ушей. Остались только черные струпья, заметные даже под тщательно уложенными завитыми волосами.
Сам Рекальде упрямо молчал, пока Аквайо рассказывал о сражении, хотя временами в его черных глазах вспыхивало раздражение, когда приукрашивание событий превосходило все мыслимые границы. Но опровергнуть нападение на галеон было невозможно, а посему губернатор дон Фелипе Мендоса от всего сердца согласился с тем, что капитану Аквайо действительно повезло остаться в живых.
— La Rosa de Hierro. Железная Роза. — Губернатор недоверчиво покачал головой.
— Мы заблуждались, полагая, будто речь идет о названии судна. Нам, конечно, было известно о сыновьях, плавающих под черным флагом Пирата Волка, но подумать только — его дочери хватило наглости уподобиться мужчинам!
Наверное, она похожа на мужчину и такая уродина, что ни один уважающий себя кавалер не подумает о ней как о женщине.
Это заявление встретил одобрительный гул голосов всех собравшихся в кают-компании. За столом, уставленным дорогими винами и искусно приготовленными блюдами, присутствовали и три темноволосые волоокие красавицы: жена капитана и две его дочери, семнадцати и пятнадцати лет. И поскольку обычно дамы не смели сделать и шага из своей каюты без сопровождения дуэньи, то во время обедов в компании такого количества красивых офицеров они весь вечер сидели молча, краснея от смущения.
— Это правда, сеньор капитан? — с любопытством спросила старшая из дочерей. Ее вопрос заставил Рекальде поднять глаза от тарелки с супом. — Она действительно так уродлива, что ее можно принять за мужчину?
— Мы не долго были в ее обществе, сеньорита Люсия.
— Да ладно, дон Кристобаль, — загремел Аквайо, — конечно, вы не можете забыть эту грудь, как железная бочка, и лицо, такое свирепое, что сам черт его испугался бы! Будь у меня дочь, похожая на нее, я запер бы ее в подвале, чтобы не позориться.
Взгляд Рекальде стал жестким.
— Я и не говорю, будто забыл ее лицо, сеньор генерал-капитан. На самом деле оно все время стоит у меня перед глазами, и мне хотелось бы увидеть ее снова. В кандалах, разумеется. С веревкой на шее.
— Уверен, после того, как вы предложили голландцу такую награду за ее поимку, ваше желание скоро сбудется.
— А у меня такое же желание в отношении отца, — сказал капитан «Контадоры». — Вы упомянули дьявола, дон Диего. Наверняка этот человек — дьявольское отродье. Он возникает неизвестно откуда и обрушивается на наши корабли. Он не щадит ни слабого, ни сильного, как будто его не страшит ничто — ни наши пушки, ни количество наших солдат, ни наша сила.
— Он всего лишь человек, — холодно заметил Рекальде. — Поразите его мечом, и потечет кровь. Застрелите его, и он умрет.
— Проблема в том, дон Кристобаль, — заявил другой офицер, — как подойти к нему достаточно близко, чтобы зарубить или застрелить. Здесь нет ни одного человека, который мог бы похвастать тем, что встречался с Симоном Данте лицом к лицу.
Рекальде молчал. Его не оставляла надежда до отплытия из Гаваны отомстить семейству Данте. Отцу или дочери — все равно. Победа над самым успешным морским «ястребом» Англии была бы удачным началом выступления против этой страны.
Утрата «Санто-Доминго» в то время, когда он командовал кораблем, была ударом, который не мог остаться без ответа. Не важно, сколько времени для этого потребуется. С этой точки зрения возвращение в Испанию он рассматривал скорее как помеху, нежели как удовольствие. Много чего может случиться за то время, пока будет развязана война с Англией. Железную Розу — дочь Данте может захватить другой капитан. Ее могут убить при нападении на какой-нибудь корабль. Она может свалиться за борт и утонуть, и Рекальде, возможно, никогда не доведется увидеть, как она расплачивается за свои преступления.
В это время беседа плавно перешла на предстоящее выступление против Англии, и никто не заметил, что Рекальде не принимает в разговоре никакого участия. Никто, кроме Люсии, весь вечер жадно смотревшей на него, как на экзотическую сладость, которую ей не терпелось отведать.
Заметив взгляд девушки, Рекальде откровенно уставился на ее шею и на ложбинку между грудей. В семнадцать лет ее груди были маленькими и бесформенными, но благодаря ухищрениям моды они были подняты вверх и сжаты с боков так, что внушительно вздымались над корсажем. У нее были нежный оливковый цвет лица и большие ласковые, как у лани, глаза.
Пока она непрерывно болтала о своей предстоящей свадьбе — жених из самой богатой семьи в Испании, — Рекальде думал, что этот ротик можно было занять совсем другим делом.
Его взгляд неторопливо переключился на младшую сестру, сидевшую от него поодаль. Почти все время девушка сидела, опустив глаза, но Рекальде слышал нетерпеливый вздох всякий раз, как ее старшая сестра снова переводила разговор на себя.
К счастью, дамы удалились рано. При первой же возможности Рекальде покинул общество губернатора и капитана, сославшись на свои раны.
И это не было ложью с его стороны. Когда ему отстрелили мочки ушей, боль была ужасная. Эта стерва стреляла с близкого расстояния, и у него до сих пор на щеках оставались ожоги от пороха. На долю дюйма выше — и он лишился бы слуха. Как бы то ни было, он постоянно страдал от головных болей, в левом виске звенело. Эта досадная неприятность помешала ему отличить шум ветра в ветвях деревьев на берегу от тихого шелеста шелковых юбок на палубе.
— Наше общество показалось вам скучным, сеньор капитан? А разговоры, наверное, глупыми?
Он стоял у борта, слушая шум воды, бьющейся о корпус корабля, когда изящная фигура замерла рядом с ним. Это была младшая дочь губернатора, Марисоль, концы ее легкой кружевной шали развевал ночной бриз.
Рекальде посмотрел ей через плечо, но не обнаружил приземистой фигуры ее верной дуэньи, которая всегда была рядом с девушкой.
— Уверяю вас, сеньорита, общество тут вовсе ни при чем, — ответил он, галантно кланяясь. — Я скорее считаю, что мое присутствие может быть оскорбительным для таких красивых, нежных глаз, как ваши.
— Вы намекаете на ваши раны, капитан? Но мне они нисколько не мешают. На самом деле ваши волосы уложены так искусно, что ран почти не заметно. Я немного разбираюсь в лечебных травах, научилась в монастыре Святых Сестер в Мадриде, Если раны мучают вас, я, наверное, смогла бы вам помочь.
Рекальде отступил назад и инстинктивно прикрыл рукой ухо, когда она шагнула к нему, желая осмотреть раны. Ему не нужна была изнеженная мяукающая послушница, причитающая над его израненным тщеславием.
— Уже прохладно, сеньорита. Не лучше ли вам спуститься в каюту?
— Ерунда. Сейчас так тепло и влажно, что у меня кожа как будто росой покрылась.
Марисоль сбросила шаль с плеч, не обращая внимания на его предложение, встала у борта, положив руки на перила, и посмотрела на бухту.
— Как красиво, — прошептала она. — Какая совершенная, изумительная красота. Мне кажется, я никогда прежде не видела такого количества кораблей, собравшихся в одном месте. Они сверкают и переливаются, как звезды, которых здесь, в Новом Свете, такое множество.
Девушка посмотрела на небо и опустила голову. Весь день шел дождь, и небо все еще было затянуто облаками.
Океан за пределами бухты был абсолютно черным, нигде не было видно ни одного огонька. Это было все равно что смотреть в черную бездну, и в голосе Марисоль послышался благоговейный страх:
— Это так красиво и так пугающе в то же время. Я смотрю на бесконечные, бескрайние мили воды и думаю, как мы малы и как ничтожны. Несколько кусков дерева, скрепленных гвоздями и смолой, держатся на плаву по милости Божьей, полностью зависят от ветра и погоды. Вас не пугает, капитан, что ваша жизнь может зависеть от любого каприза природы? Что может разразиться шторм или появиться течь и мы без следа исчезнем на дне океана?
— Вы зря волнуетесь, сеньорита. Этот корабль надежен, как крепость. И в океане мы будем не одни. Мы окажемся в обществе ста других галеонов. Это целая армада, которая протянется от горизонта до горизонта, пока мы благополучно не вернемся домой.
— Домой… — Она печально вздохнула. — А кстати! Я была так счастлива, в таком восторге, когда папа сказал нам, что мы поедем в Новый Свет. Я была очень благодарна судьбе, ведь из-за этого я покидала монастырь. Мне казалось, я не выдержу и умру от радости, прежде чем мы доберемся до Веракруса. — Она помолчала и искоса взглянула на него. — Вы считаете, стыдно говорить такие вещи? Стыдно признаваться, как я была счастлива избавиться от молитв и запаха ладана?
— Не вижу ничего постыдного в том, чтобы говорить правду.
Марисоль улыбнулась и придвинула свою руку к его руке.
— Но тогда я разочарую вас, сказав, что мои ожидания не оправдались. Вилла была великолепна, у нас ни в чем не было недостатка, но папа не позволял ни мне, ни Люсии выходить за ворота. За два года мне лишь один раз разрешили съездить в Веракрус, но за стеной охранников на лошадях я ничего не смогла разглядеть. Люсия очень боялась засады и похищения, а мама бранила меня за ее страхи.
— Ну, им должно быть стыдно за их опасения, потому что Веракрус — спокойный, красивый город.
— Да, я знаю. — Девушка снова лукаво улыбнулась. — Говоря, что папа лишь однажды разрешил нам покинуть виллу, я не хотела сказать, будто я действительно покидала ее всего один раз. Сын садовника влюбился в меня и часто выводил в город через задние ворота. Он показал мне такие вещи, что мама упала бы в обморок на целый месяц, узнай она об этом.
Рекальде улыбнулся ей в ответ.
— Если бы ваша мама знала, что вы сейчас здесь на палубе со мной и без вашей дуэньи, она не только упала бы в обморок.
— Неужели? Значит, вы такой опасный, капитан? У вас репутация человека, который пользуется положением невинной девушки, если ее не сопровождает дуэнья?
Девица откровенно флиртовала с ним. Она была достаточно хорошенькой, чтобы игра представляла для него интерес, но слишком избалованной и своевольной и, очевидно, считала себя необычайно хитрой лисой после приключений за стенами виллы с сыном садовника.
— Могу заверить вас, сеньорита, что в моем обществе ваша репутация в полной безопасности.
Марисоль надула губки и притворилась разочарованной:
— А я так надеялась, что вы не такой, как другие.
— Не такой? Как это?
— Остальные офицеры видят во мне только дочку губернатора. Они гарцуют передо мной, и жеманно улыбаются, и говорят исключительно о погоде. А вы, капитан, смотрите на меня так, будто видите все у меня под корсажем и, если представится такая возможность, сорвете его и возьмете то, что хотите, не спрашивая разрешения.
— А если бы я так и сделал? Как поступили бы вы?
— Наверное, закричала бы. — Она придвинулась ближе к нему и провела кончиком пальца по выпуклой вене на тыльной стороне его руки. — Или сказала бы вам, что я давно уже не девушка и дам вам то, чего вы желаете, с большой охотой.
Она взглянула ему в глаза, на ее лице было такое выражение, которое сын садовника, наверное, находил очень соблазнительным.
— Вы знаете где моя каюта, капитан?
— Знаю.
— Моя дуэнья храпит, как духовая труба. И я никогда не могла терпеть ее в моей комнате ночью. Если вы поскребетесь в мою дверь позже, вы найдете меня одну.
Глаза Рекальде блеснули в темноте, и он улыбнулся:
— Если бы я прямо сейчас поскребся в дверь вашего отца и рассказал ему о нашем разговоре, уверен, вы бы уже не были одна в своей каюте.
Девушка окаменела. Она убрала свою руку, сжав пальцы в кулак, и едва сдерживалась, чтобы в детской злобе не расцарапать его надменное лицо. Взмахнув широкими юбками, Марисоль быстро удалилась, подгоняемая злостью и пережитым унижением. Не успел стихнуть звук ее шагов, как из ниши в стене надстройки появилась другая фигура. Темные глаза сверкали от гнева.
— Так! Вы хотели бы видеть и мою младшую сестру у своих ног, сеньор?
— Я не искал ее общества. Она по собственной воле пришла сюда.
— В самом деле? — Люсия недоверчиво прищурилась. — Не будь меня здесь, вы все равно отослали бы ее?
Рекальде улыбнулся и сделал несколько шагов к ней, заставив ее снова отступить в темную нишу. Он продолжил то, на чем остановился, когда им неожиданно помешали. Он освободил ее груди из корсажа и задрал юбки до пояса. Как и в три прежние ночи, когда они «случайно» встретились на палубе, Люсия жадно обхватила его, поскуливая, когда он насадил ее на свое копье и принялся вжимать ее в жесткую обшивку стены. Мгновенно кокетливые повизгивания сменились жадным довольным сопением. Рекальде пришлось зажать ей рот рукой, опасаясь наблюдателя, сидевшего в своем «вороньем гнезде» высоко над палубой.
Рекальде быстро кончил, испытывая острое злобное наслаждение. Он представлял себе, что это Джульетта Данте цепляется за него, дрожа от страха, впитывая его месть каждой порой своего тела. Закончив, капитан просто откинулся назад, оставив дрожащую девушку у стены.
— Господи!.. — прошептала Люсия. Ее юбки медленно опустились, закрывая голые ноги. — Моя сестренка умерла бы, если б вы сделали это с ней. Я сама не знаю, смогу ли пережить эти шесть недель плавания. Боже милостивый, — тихо засмеялась она, — неизвестно даже, смогу ли я сейчас дойти до своей каюты.
Рекальде принялся застегивать штаны.
— Если вам это не понравилось, то, думаю, на борту найдется немало счастливчиков, способных продемонстрировать что-то другое, сеньорита.
— Вы шутите, капитан, — улыбнулась Люсия и осторожно убрала за корсаж обнажившуюся грудь. — Увалень, за которого я собираюсь выйти замуж, — жирный и лысый, очень похож на вашего капитана Аквайо. И от одной мысли, что он может прикоснуться ко мне, меня начинает тошнить.
Он богат и пользуется расположением короля, поэтому я должна выйти замуж за него, но вы, мой очаровательный капитан, вы оставите мне память, которая понадобится, чтобы пережить весь этот ужас.
— Счастлив, что снискал ваше расположение, — сухо ответил Рекальде.
— О да, вы добились его, — согласилась она и протянула руку, не давая ему застегнуть штаны. — И вы можете пользоваться им каждый день и каждую ночь, пока мы пересекаем этот необозримый океан. И поскольку я вижу, что вы так же страстно желаете меня, как и я — вас, то, когда мы прибудем в Севилью, вам не удастся скоро забыть меня.
Рекальде и сейчас уже почти забыл о ней. Он смотрел на воду, взгляд его устремился к тому месту, где океан сливался с небом. Он прищурился, пытаясь рассмотреть что-нибудь в кромешной тьме. Невооруженным глазом ничего нельзя было разглядеть, но на мгновение ему показалось, будто он что-то видит. Нельзя сказать, что он действительно что-то увидел, скорее ощутил нечто, почувствовал чье-то незримое присутствие там далеко, на горизонте, на востоке.
Его рука инстинктивно потянулась к поясу, но он был одет в парадную одежду, и ремень, на котором обычно в футляре висела медная подзорная труба, остался в его каюте. Возможно, ничего там, на горизонте, и не было. Дюжины быстроходных судов патрулировали подходы к заливу, не говоря уж о наблюдателях на всех самых высоких точках берега. Лишь сумасшедшему могло бы прийти в голову подойти к Гаване так близко накануне намеченного выхода в море всей армады.
Он вздохнул и посмотрел вниз, почувствовав, как чья-то жадная рука пробирается к нему в панталоны. Он собрался оттолкнуть и эту руку, и девушку, но тут, к своему великому удивлению, осознал, что совсем не эта рука требует сейчас его полного внимания.


Гейбриел Данте опустил свою подзорную трубу. По обе стороны просторной гавани на берегу в миле от него светилось лишь несколько огоньков. А впереди сверкало море ярких огней, обозначавших порт Гавану. При дневном свете они с Джонасом не рискнули приблизиться к берегу, но теперь во мраке, под прикрытием дождя и тяжелого полога облаков, осуществили свое намерение.
Оба корабля шли в полной темноте. На борту было запрещено не только разводить огонь или зажигать фонари, но и курить трубку. Огонек размером всего с булавочную головку в такую влажную темную ночь был бы заметен с большого расстояния. Они приняли даже дополнительные меры предосторожности и заменили обычные белые паруса другими, выкрашенными в синий цвет. У братьев уже был такой удачный опыт. В прошлом им удавалось незаметно подходить с такими парусами на расстояние пятисот ярдов к врагу. Сегодня ночью даже Джонас проявлял осторожность, потому что все подходы к бухте патрулировались небольшими, но быстроходными испанскими судами. На этих кораблях, как и у них, огней не зажигали, и рассмотреть их в такой тьме было трудно.
Братьев удивило столпотворение в порту, и, даже не разглядев крупных военных кораблей, приближавшихся к устью залива, они поняли, что вся флотилия в полном составе может покинуть порт в любой день. Заметив же многозначительное перемещение кораблей в гавани, Джонас подвел свою «Дань» предельно близко, чтобы точно подсчитать, сколько же галеонов с тяжелым вооружением на борту собираются выйти в море на рассвете. Потом он намеревался поднять все паруса и на полной скорости вернуться к островам, где их с братом ждали остальные каперы.
Гейбриел Данте почесал затылок. Он снова поднял подзорную трубу и осмотрел другую часть берега, но не заметил ничего, кроме темных силуэтов четырех фрегатов на фоне освещенного порта, которые уже видел раньше. На всякий случай он прошел на левый борт и осмотрел горизонт. С первого взгляда ему не удалось ничего заметить, да и со второго тоже. Вглядевшись повнимательнее, Гейбриел увидел бледный силуэт, быстро приближавшийся с запада и направлявшийся прямо к «Дани». Это был какой-то другой корабль, больше, чем фрегат. У него было не менее трех мачт и более высокие надстройки на носу и на корме.
Галеон. Идет без огней.
Гейбриел навел подзорную трубу на «Дань». Зная, что брат следит за тем, что происходит у него за кормой, Джонас, наверное, выставил самого зоркого наблюдателя, чтобы тот смотрел вперед. И опасения Гейбриела подтвердились — Джонас не заметил изменения скорости или направления движения корабля своего брата. «Дань» шла на небольшой скорости, были подняты только синие брам-стеньга и топсель на стеньге, топсели на грот-мачте и бизани. Джонасу придется развернуть паруса на всех трех мачтах как можно скорее, если он захочет развить достаточную скорость, чтобы уйти от галеона, прежде чем «испанец» подойдет на расстояние выстрела своих орудий.
— Черт меня побери! — громко выругался Гейбриел.
— Может, и нет, — сухо заметил рулевой. — Может, не черт, а вот они это сделают, — добавил он, указывая на два призрака, быстро приближавшихся к ним с фланга.
Гейбриел быстро перевел подзорную трубу в указанном направлении и убедился, что не только «Дань» в опасности.
Пара гончих, возникших внезапно как бы ниоткуда, взяли след «Доблести». Наверное, они обнаружили его так же, как он обнаружил фрегаты, определив его силуэт на фоне ярких огней залива. Решение подойти так близко к порту, похоже, было глупой, безрассудной затеей. Сейчас, если повезет, им нужно развить достаточную скорость, пока не началась настоящая свистопляска.
— Все наверх, — спокойно приказал Гейбриел. — Откройте орудийные порты и приготовьтесь к бою. Палубу посыпать песком, поднять порох из порохового погреба, выложить ядра, намочить одеяла для тушения пожара. Все как обычно в таких случаях. По моему сигналу…
Он остановился и быстро взглянул на «Дань», очевидно, забывшую об опасности, поджидавшей их в темноте, Джонас, наверное, не сможет заметить условный сигнал. Остается только выстрел или сигнальная ракета, а если они это сделают…
— Как только канониры будут готовы, пусть сразу дадут залп из всех бортовых орудий.
— Бортовой залп, сэр? Но мы еще вне пределов досягаемости и не сможем нанести им никакого вреда. Они только догадаются, что мы чужаки.
— Думаю, испанцы это уже и так поняли. Но если ты знаешь другой способ привлечь внимание моего брата, я готов тебя выслушать.
Штурман ухмыльнулся:
— Есть, сэр. Значит, залп из всех бортовых орудий.
— Да, Райли… и поскольку мы сейчас воробьев пугаем, вели зарядить орудия двойной порцией пороха. Пусть этот фейерверк произведет впечатление на ублюдков, раз уж нам пришлось на это пойти.


Рекальде застонал. Люсия обращалась с ним с такой же свирепой жестокостью, как он делал это раньше с ней. И капитан видел не только звезды на небе, у него перед глазами вспыхивали огни. Через некоторое время огней стало еще больше, но теперь они сопровождались раскатами грома от первых взрывов, прокатившихся по заливу. Рекальде понял, что это никак не связано с умением Люсии работать ртом.
— Господи Иисусе! — Он запустил пальцы в волосы девушки и отстранил ее от своих чресел.
Он так спешил подбежать к борту, что просто отбросил Люсию в сторону. Далеко впереди в кромешной тьме ночи корабль палил из пушек, на воде и в воздухе вспыхивали оранжевые и золотые блики. Над ним и под ним послышались торопливые шаги членов команды «Контадоры», привлеченных происходящим. Очевидно, и на других галеонах в заливе люди проснулись и высыпали на палубы. Все показывали пальцами на огни. Тут открыло огонь второе судно, потом третье… потом четвертое! Впереди виднелись два силуэта судов поменьше — одно из них было поразительно близко к заливу. Три более крупных судна шли за ним. Два более мелких корабля течением относило к берегу, но они быстро подняли все паруса, увеличили скорость и скрылись из виду.
Одно судно ушло на восток, другое — на запад.
Корабль, направившийся на запад, вышел в открытое море, но тот, который двинулся на восток, попал под прицел испанских патрулей. Испанцы подошли ближе и открыли огонь. Корабль увеличил скорость, стараясь выйти из-под обстрела. Но к этому времени на полной скорости подошли галеоны и принялись палить по кораблю. Орудийные расчеты едва успевали заряжать пушки и стрелять.
Рекальде, как и все остальные на борту «Контадоры», был захвачен зрелищем, разворачивавшимся менее чем в лье от них. Дон Кристобаль крепко ухватился за поручни, как будто желая раздавить их, потому что, судя по силуэту, судно, попавшее в ловушку, было английским каперским кораблем».
— Стреляйте залпами, — требовал он, надеясь, что его приказ услышат на таком расстоянии. — Сбейте паруса. Подойдите ближе, черт возьми, и вы его достанете!
Каперский корабль, как в медленном танце, развернул паруса, надеясь уйти от приближающихся патрулей и скрыться от них в открытом море, но вместо этого неожиданно помчался прямо на пушки двух приближавшихся галеонов. Все пять кораблей изрыгали огонь, некоторые выстрелы попадали в цель, другие поднимали только высокие столбы воды.
Эхо от выстрелов теперь скорее докатывалось до залива, но корабли были окутаны клубами белого дыма, висевшего в воздухе, как простыня, и относимого к берегу, скрывая происходящее из виду.
Последней, что удалось увидеть Рекальде, было каперское судно, продолжавшее бой. Паруса на нем были продырявлены выстрелами и свисали лохмотьями. На верхней палубе бушевал огонь, сливавшийся со вспышками непрерывных выстрелов из пушек на обеих палубах, и когда капер скрылся из виду за низким языком суши, за ним тянулся широкий след клубящегося дыма.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Железная роза - Кэнхем Марша



Потрясающая книга)
Железная роза - Кэнхем МаршаОна
28.10.2010, 23.01





Я считаю что это один из самых лучших романов автора, хотя..все книги Кэнхем Марша очень интересны. Роман о сильной женщине, о дикой страсти не оставит равнодушным, советую прочесть.
Железная роза - Кэнхем МаршаВиктори
24.03.2012, 1.32





Очень интересная книга,хотелось бы прочитать продолжение.
Железная роза - Кэнхем МаршаАнастасия
6.06.2012, 13.31





Почитать стоит.
Железная роза - Кэнхем МаршаЛика
9.09.2013, 10.50





Удивлена таким скудным вниманием к этой книге - по моему, шикарный роман! Впервые за 10 лет моего знакомства с литературой подобного жанра, мне не к чему придраться, нечего не хотелось переписать или вычеркнуть)) Разве что, добавить эпилог или продолжение(надеюсь оно есть). Впервые я читала от корки-до-корки, не пропуская, как обычно, нудные описания или тупые рассуждения и диалоги ГГ. Читать, однозначно!
Железная роза - Кэнхем МаршаGrenilde
25.09.2013, 14.59





Удивлена таким скудным вниманием к этой книге - по моему, шикарный роман! Впервые за 10 лет моего знакомства с литературой подобного жанра, мне не к чему придраться, нечего не хотелось переписать или вычеркнуть)) Разве что, добавить эпилог или продолжение(надеюсь оно есть). Впервые я читала от корки-до-корки, не пропуская, как обычно, нудные описания или тупые рассуждения и диалоги ГГ. Читать, однозначно!
Железная роза - Кэнхем МаршаGrenilde
25.09.2013, 14.59





не скажу что зацепил.нет это не моё.Решила прочитать чисто изза того что автор этого роман является автором романа "ВЕТЕР И МОРЕ".Не пожалела потраченного времени изза брата Ггни Гейбриэля, уж очень понравился мне этот персонаж.
Железная роза - Кэнхем Маршаyasmin
31.12.2013, 9.09





Для любителей приключенческих романов - эта книга просто идеальна. Слишком много описаний морских сражений и кровавых ран, слишком много внимания уделено быту каперов. Хотя роман читается легко, много перелистывала. Я бы предпочла больше текста о главных героях.
Железная роза - Кэнхем МаршаНатали
27.01.2014, 22.00





Очень интересная книга. До этого прочитала Ветер и море. И хотя темы похожи, опять пираты, эта книга самодостаточная, захватывающая. Г.г. герои очень живые. Интересные диалоги. Описание обстановки такое будто ты сама присутствуешь где-то рядом. Очень реалистично. Однозначно, советую прочитать.
Железная роза - Кэнхем Маршаmiraj107
25.02.2014, 23.10





Очень даже хороший роман прочитала на одном дыхании
Железная роза - Кэнхем МаршаВиктория
18.04.2015, 21.40





Очень даже хороший роман прочитала на одном дыхании
Железная роза - Кэнхем МаршаВиктория
18.04.2015, 21.40





У меня совсем другое впечатление, откровенно говоря.. После ветер и море абсолютное разочарование. Насколько первая книга зацепила и поразила, настолько эта показалась жалким подобием. А я уж подумала, что открыла для себя автора ) Наверное, остальное уже и не стоит начинать.
Железная роза - Кэнхем МаршаMay
14.08.2015, 15.22





Что интересно, это вторая книга из серии о "пирате Волке". Книга,как и серия - вполне,вопрос:почему никто не перевел остальные ? Жаль,очень жаль.
Железная роза - Кэнхем МаршаLily Peace
8.03.2016, 21.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100