Читать онлайн Таинственный всадник, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинственный всадник - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинственный всадник - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинственный всадник - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Таинственный всадник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Рене Мари Эмануэль д'Антон заставила себя идти спокойно, так спокойно, как только могла, шагая рядом с высоким темным силуэтом, осторожно ступая по скользкой траве, стараясь держаться не слишком далеко и не слишком близко от спутника. Подойдя к карете, он помог ей сесть, галантно поклонившись, потом Финн забрался на свое кучерское место, взял вожжи и держался так, как будто не произошло ничего из ряда вон выходящего.
Она откинулась на сиденье и закрыла глаза. После четырех провалившихся попыток соблазнить неуловимого Капитана Старлайта она начала думать, что он просто призрак, вымысел чьего-то разгоряченного рассудка, игра воображения. Всякий раз, когда Финн заходил в гостиницы или таверны, он как бы невзначай ронял, что некий богатый и важный господин будет проезжать по Честерской дороге в ближайшую ночь. И каждый раз, когда они отправлялись в поездку, нервы Рене были натянуты до предела — она не знала, чего ждать. В конце концов, нет никаких гарантий, что бандит, который их остановит, будет тот самый Капитан, а даже если и он, то удастся ли ей реализовать свой план?
Ее сердце оборвалось, и ей стало трудно дышать, когда она увидела его: во всем черном, в черной тени, черное чудовище. От испуга у Рене задрожали колени. Она знала, кто он. Это был Капитан-призрак Старлайт.
Но он явно не был призраком, тот, кто вел ее сквозь туман в безопасное место для разговора, кто выслушал с удивлением и любопытством ее предложение. Он был очень осторожен: стоял спиной к лунному свету, чтобы она не рассмотрела его лица. Только однажды ей удалось уловить его смелый взгляд, рассмотреть прямой нос и темные брови. Но такими чертами наделены тысячи мужчин, и вряд ли его можно будет узнать.
Капитан Старлайт говорил низким голосом, без интонаций, у него не было акцента, который выдал бы его при случае, — в общем, он не давал ни малейшего шанса себя узнать. Он казался высоким, выше среднего роста, но это могло быть и ошибкой, обманом зрения. Даже накидка, которую он носил, маскировала его фигуру, и Рене не могла бы сказать, широкоплеч он или узок в плечах, худой или в теле.
Финн слышал несколько историй о Капитане и говорил, что тот может отстрелить пуговицу от пальто с расстояния в сотню шагов. Капитан Старлайт осторожен, осмотрителен, . бдителен и проницателен. Он появлялся из тумана и исчезал, а иногда, если таким историям можно верить, ночами, когда луна высокая и яркая, его можно было заметить верхом на летящем коне на гребне дальнего холма, откуда он, вероятно, смеялся над бестолковостью солдат, которые гнались за ним, но слишком отстали.
Рене вздрогнула от холода, забилась поглубже в угол кареты и поняла, что она не обратила внимания на кое-какие детали. Осторожно, стараясь придерживать юбки, она выглянула из кареты.
— Мадемуазель?
— Мы почти на перекрестке, Финн?
— Он за следующим подъемом.
— В самом деле, — пробормотала она тихо, — а я так замерзла, что пальцы превратились в ледышки.
— До Гарвуд-Хауса не больше получаса. Если бы вы предпочли отправиться домой…
— Нет, Финн. Я больше не могу, боюсь, мои пальцы просто окоченеют. И вообще храбрость покидает меня. Мне необходимо попасть в тепло, хотя бы на несколько минут, и я приду в себя.
Финн фыркнул, бормоча что-то насчет упорной глупости, и, прежде чем дверка кареты закрылась, девушка услышала свист кнута — это Финн подгонял лошадей.
Постоялый двор на перекрестке был сооружен из старых бревен и оштукатурен. Свет уже пробивался через оконные ставни. В ответ на уверенный стук башмаков Финна из задней комнаты появилась круглолицая женщина. Гостиница была рассчитана на путешественников, но появлялись здесь и местные жители, которые выбирали «Лису и собаку» для уединения. Женщина, открывшая им, окинула хитрым взглядом закутанную фигуру Рене, подозревая, что это как раз та категория гостей.
— Миледи замерзла, — заявил Финн властным тоном, стараясь сразу же расставить все по своим местам и избавить их от подозрений. — Ей нужно выпить что-нибудь согревающее, а также посидеть у огня, если это возможно.
Женщина подняла трезубый канделябр повыше и осветила лицо Финна и его ливрею. Когда дымный свет запрыгал по фигуре Рене, женщина цокнула языком и что-то пробормотала себе под нос.
— Вы совсем посинели, дитя мое. Пойдемте, я посажу вас к огню. Что касается вас, — она заметила красный нос Финна и его пурпурные уши, — вы можете пройти на кухню, где наша Вайолет нальет вам чашку горячего бульона.
Финн бросил на Рене сдержанный взгляд.
— Я предпочел бы не оставлять вас одну, мадемуазель.
— Все в порядке, Финн, — устало сказала она. — Я позвоню в колокольчик, если ты мне понадобишься.
Смирившись, он предоставил Рене заботам хозяйки, которая привела девушку в комнату, довольно большую, обшитую панелями с изображением дубовых листьев, с огромным камином возле стены. Половина комнаты, очевидно, служила пивной, на другой половине стояли небольшие столы и стулья, где постояльцы могли пообедать или просто посидеть. Кроме одинокого джентльмена в углу, читавшего экземпляр «Ковентри меркьюри», в комнате никого не было. Рене могла бы и его не заметить, если бы не блики света на его рыжих волосах, — казалось, они горели так же ярко, как пламя свечи.
Хозяйка гостиницы представилась как госпожа Огилви и указала на деревянную скамейку прямо перед очагом.
— Прекрасно, — отозвалась Рене, усевшись перед огнем.
— Я вернусь через минутку, миледи. Мы хорошо заботимся о наших гостях, вы сами увидите.
Госпожа Огилви скоро вернулась и поставила перед ней маленький кубок с вином и тарелку с сыром и хлебом. Благодарно кивая, Рене взяла оловянный кубок обеими руками и стала медленно пить, мелкими глотками, надеясь, что терпкий напиток согреет ее изнутри. Она не сняла ни плаща, ни капюшона, ее лицо порозовело в тепле комнаты, а замерзшие пальцы на ногах в вымокших ботинках уже могли слабо двигаться.
Рядом появилась тень, и Рене пришлось поднять голову.
— Не разрешите ли снова наполнить ваш кубок, дорогая? — Рыжеволосый джентльмен протянул руку и, не дожидаясь ответа, взял сосуд и наполнил теплым вином.
Он склонил изящное худощавое тело, потянувшись к огню. Сзади его кожаные брюки натянулись, жакет был скроен по моде и укорочен спереди, дабы показать богатый парчовый жилет под ним. Воротник высокий, с широкими отворотами, а пышный плиссированный белый шейный платок смягчал острые, даже угловатые, черты лица джентльмена. Волосы были заплетены в опрятную косичку, и возле каждого уха оставлены два крутых завитка.
Он поставил свой стакан и, осторожно подняв длинные полы жакета по бокам, уселся рядом с девушкой.
Он заметил, куда устремлен ее пристальный взгляд, и улыбнулся:
— Ах да. Я забыл… Вам никогда не доводилось видеть меня без униформы, не так ли? По правде говоря, парики мне представляются больше аффектацией, чем диктатом моды.
Глаза янтарного цвета больше подходили хищной птице, чем офицеру конницы короля Георга; пламя камина отражалось в них.
Мужчина изучал профиль девушки.
— Вашему кучеру не доставило труда найти эту гостиницу?
— Нет, — сказала Рене спокойно. — Никакого.
— Я знаю, вам пришлось сделать крюк, но я предпочитаю предосторожность ошибке.
Рене отпила глоток вина, а ястребиные глаза скользнули к крошечной влажной бусинке, задержавшейся на ее нижней губе.
— Оказаться замеченным при многократных встречах в одном и том же месте дало бы повод для сплетен и предположений, — добавил он. — Ни то ни другое не соответствует нашим целям. — Наблюдая за ее лицом, он откинулся назад и сцепил пальцы под подбородком. — Должен ли я сделать вывод, что совершенно очевидное отсутствие у вас энтузиазма указывает на то, что… наше маленькое… предприятие… еще раз окончилось неудачей?
Рене попыталась погасить ненависть в глазах, прежде чем обернуться.
— Случилось так, — сказала она мягко, — что нас остановили не в пяти милях отсюда.
Минуту мужчина не двигался, ничем не выдавая своей реакции. Тот, кто лучше знал особенности характера полковника Бертрана Роса, мог бы заметить белый ободок, который появился вокруг его ноздрей, и тонкую синюю жилку, которая вздулась и стала пульсировать на виске. Рене же показалось, что он даже глазом не моргнул.
Рос медленно наклонился вперед и процедил сквозь зубы:
— Вы уверены, что это был он? Действительно ли это был Старлайт?
Рене перевела взгляд с его лица на руки, которые лежали на коленях, словно лапы хищной птицы. Она поняла, что он, должно быть, провел несколько тревожных часов, ожидая ее в гостинице.
— Это был Капитан Старлайт, — сказала Рене. — Я совершенно уверена.
— Совершенно уверены? Следует напомнить, что на этих дорогах орудует немало предприимчивых парней, которые с помощью оружия и черной лошади заставляют своих жертв расставаться с деньгами.
— Это был Капитан Старлайт. Я абсолютно уверена, потому что я говорила с ним.
— Вы говорили с этим ублюдком?
— А разве не это я должна была сделать, месье? — сердито спросила Рене. — Разве не это являлось целью всего этого маскарада?
Рос откинулся назад и снова стиснул руки под подбородком, пропуская мимо ушей вопрос Рене, поскольку более важным вопросом был его собственный.
— Вы видели его лицо?
— Нет. У него был слишком высокий воротник и слишком низко надвинута шляпа на глаза, и…
— Да… и?
— И… — Она колебалась, подумав, что Рос вряд ли захочет узнать, что бандит держался смело и независимо. — Он был чрезвычайно осторожен, месье, он старался, чтобы я не увидела больше того, что он хотел.
— Вы не очень-то предприимчивы, дорогая. Я надеялся на большую изобретательность с вашей стороны.
— Что бы вы сделали на моем месте, полковник? Подпрыгнули и сняли бы с него шляпу? Повернули лицом к свету и потребовали, чтобы он представился?
Рос скривил губы.
— Итак. Вы говорили с ним. И вы сказали ему… Что? Что вы сказали ему?
— То, что и предполагалось. Я сказала ему, что хотела бы его нанять.
— И? — Белизна стиснутых пальцев никак не соответствовала холодности его тона. — Капитан Старлайт не удивился странному предложению?
— Он действительно счел мое предложение весьма странным. Он захотел узнать, для чего я намерена нанять его.
— Вы говорили убедительно? Он поверил вашему объяснению?
Румянец пополз по ее шекам, и они заалели.
— Почему бы ему не поверить мне? Тем более что это в основном правда. Меня вынуждают вступить в брак против воли, меня используют как заложницу, а если я откажусь…
— Если вы откажетесь, мадемуазель д'Антон, — вставил свое замечание полковник Рос, — ваш брат предстанет перед королевским судом за покушение на жизнь человека.
Ее ненависть к Росу вспыхнула мгновенно, и Рене чуть не задохнулась от гнева.
— Антуан не покушался на жизнь лорда Пакстона!
— Он был найден в комнате — он стоял на коленях над неподвижным телом вашего дяди. В руке у него было оружие, ствол еще горяч и дымился. Мой Бог, женщина, вы там были, вы это видели…
— Я услышала выстрел и побежала посмотреть, что случилось. Но кто бы ни стрелял, лорд Пакстон остался жив. Антуан был там…
— …и держал оружие над головой лорда, вероятно, готовясь исправить неудачу.
— Он пытался узнать, жив ли лорд Пакстон!
— Действительно, при ранении в голову обычно вытекает очень много крови, вот почему оно так обманчиво… И это, несомненно, неутешительный момент для того, кто думал, что он сделал точный выстрел.
— Антуан не стрелял в него, — повторила Рене, в волнении закрывая глаза. — В комнате был кто-то еще.
— Каким же способом он сообщил вам об этом?
Рене снова открыла глаза и, не мигая, смотрела на Роса. Нет, Антуан ничего не сказал ей, Антуан вообще не мог говорить, начиная с того дня, когда они сбежали из Парижа. Рос знал это, и его глаза блестели от удовольствия, испытанного от доставленной ей боли.
— Он ведь мальчик, — тихо сказала Рене. — Ему еще нет четырнадцати.
— Английский закон весьма строго карает за покушение на жизнь независимо от возраста преступника. Его могут заключить в тюрьму на весь остаток жизни или отправить в колонию для уголовников в Австралию.. Или повесить. Но могут и освободить. Мадемуазель, это полностью зависит от щедрости характера лорда Пакстона.
— Которая, в свою очередь, будет зависеть от того, соглашусь ли я помочь вам схватить Капитана Старлайта? — спросила она шепотом.
— Достаточно малая цена, я полагаю.
— Если бы вас никогда не предавали, я думаю, это была бы и на самом деле незначительная цена.
— О, и сейчас это именно так. Вы не можете сравнивать положение небезызвестного Капитана Старлайта с тем, что происходит во Франции, с тамошними политическими гонениями. Он вор и хладнокровный убийца, здесь не нужны никакие доказательства. Ему самое место на виселице, и на ней он и будет болтаться, не важно, поможете ли вы арестовать его или нет. С другой стороны, ваш брат… — Он пожал плечами, словно размышляя. — У него впереди целая жизнь. Вы можете ему облегчить эту жизнь… или очень, очень осложнить.
Рене посмотрела на него, как на что-то отвратительное, прилипшее к подошве ее ботинок.
— Вы также должны учесть ту роль, которую я играю в этом деле, — тихим голосом напомнил он, пробегая кончиками пальцев по рукаву ее плаща. — Ну, если бы меня не было в Лондоне в тот вечер… когда это… случилось… Могло и не быть все так спокойно, если бы я не противостоял гневу Пакстона. Ваш брат мог оказаться далеко после того случая, очень далеко, в камере Ньюгейта, полной крыс, а не в имении вашего дядюшки в Ковентри.
— Но он под наблюдением ваших людей, и днем и ночью. Он не может шагу ступить без них.
— Это ради его же собственной безопасности, я ручаюсь.
— Ради вашего удобства, вы хотите сказать.
Костистые пальцы оставили наконец ее руку. Его лицо было всего в нескольких дюймах от лица Рене, и она ощутила запах напомаженных волос и увидела его пересохшие, потрескавшиеся губы. Он улыбнулся. Улыбка была искусственной, и она подумала, что зубов у него слишком много для такого маленького рта.
Рос заметил ее пристальный взгляд и наклонился еще ближе, ободренный, как ему показалось, ее явным интересом.
— Из-за погоды, столь непредсказуемой в эти дни, я подготовил для себя комнаты на всякий случай. Мы… могли бы поужинать и… обсудить, как нам в дальнейшем помочь друг другу.
Не впервые он прибегал к такой увертюре, и не он был первым мужчиной, предложившим ей использовать свое тело для достижения цели. Она не понимала, насколько хороша собой, и относилась к своей внешности больше как к проклятию, чем к благословению Божьему.
— Полковник, — произнесла она голосом, которым, как она предполагала, должна говорить самая дорогая куртизанка, — если я хотя бы на одну секунду смогла бы удержать содержимое собственного желудка в целости и сохранности, играя роль шлюхи для англичанина, я бы так же легко продалась ради славы произвести на свет Робеспьеровых ублюдков.
Полковник ошеломленно уставился на нее. Смех забулькал в глубине его горла, и поскольку Рос так редко выражал подлинную радость, то, когда этот смех сорвался наконец с его губ, он стал похож на лай.
— Вам не откажешь в остроумии, дорогая, и потом — такая истинная гордость за старый режим. Я воображаю, как некоторые мужчины восхищаются подобными качествами в женщине, хотя, смею думать, другая на вашем месте проявила бы большее смирение, конечно, если вы не испытываете наслаждения от шепота у вас за спиной и от презрительных взглядов — деревенские ведь плюют вам вслед.
Рене почувствовала, как загорелись ее щеки — и совсем не из-за близости огня. Жители Ковентри не испытывали никакой любви к французским эмигрантам. Большинство селян отправили мужа или брата через канал, чтобы сражаться на войне, которая доставляла слишком много неудобств и потерь. Если Франция захотела свергнуть монархию, если она захотела покончить с жадностью аристократии и отдать управление страной в руки народа, для чего им вмешиваться? Почему и зачем англичане должны посылать своих мужчин погибать на чужой земле, когда их страной управлял король, с которым случались припадки безумия, а главная часть богатств находилась в руках правящей аристократии и так было всегда? Крестьяне не понимали: если их страна находится в состоянии войны с Францией, то почему столько французов просят политического убежища у них? А что еще удивительнее — почему у этих эмигрантов сьпые животы и теплые постели, в то время как сами они ходят босиком и питаются одними корками?
Рене редко уходила далеко от Гарвуд-Хауса. К ней относились с подозрением и откровенным презрением. Не важно, что она была жертвой безумств Робеспьера, а террор отправил на гильотину всех членов ее семьи. Поэтому чем скорее она уберется подальше отсюда, тем скорее сможет обрести свободу.
Зная, что Рос наблюдает за малейшей переменой в ее лице, Рене коснулась языком сухих губ и спокойно сказала:
— Капитан согласился подумать над моим предложением.
Медно-красная бровь взметнулась вверх.
— Только подумать?
— Я полагаю, он хочет проверить, не ловушка ли это. Он… согласился встретиться со мной.
Рос глубоко вздохнул и снова откинулся на спинку стула.
— Когда? Где?
— Через три дня. Я должна быть в Стоунбоу-Бридж ровно в полночь. Оттуда я должна ехать на север по Бирмингемской дороге, пока он не перехватит меня, но это произойдет только в том случае, если он уверится, что за мной никто не едет и в засаде нет солдат.
— Бирмингемская? — Рос сощурился. — Двадцать миль ровных полей и вересковой пустоши по обе стороны.
— Возможно, именно поэтому он и выбрал эту дорогу.
Казалось, Рос не слышал ее слов.
— Только еще один жулик, Дик Тарпин, мог ускользать от властей так долго, но он знал каждый куст, каждую травинку. Селяне знали его, владельцы гостиниц давали ему кров, когда солдаты гнались за ним, и, как было установлено на суде, он родился совсем недалеко от его излюбленного места засады. Однако в отличие от Тарпина, — продолжал Рос, — Старлайт облюбовал пять округов. Даже отдавая должное его уму, надо заметить, что он недальновиден, пренебрегая бесспорно дружественным отношением к нему жителей округов. До сих пор ему удавалось избегать любой западни, в которую мы пытались его заманить. Остается сделать один вывод: источники, из которых он черпает сведения, удивительно точны и прекрасно осведомлены. Никто из его людей не предал его ни разу ни в чем, хотя эти люди готовы свидетельствовать даже против собственных бабушек, если им пообещать, что их карман потяжелеет на несколько пенни. — Рос сделал паузу, и его рука сжалась в напряженный кулак. — Я поклялся поймать его, и я поймаю, клянусь Богом.
— Человек, который пытался до вас сделать это в течение шести лет, не сумел его поймать?
— Полковник Льюис? — Рос словно выплюнул это имя. — Ему давно уже надо было оставить свой пост, и он оставил бы, если бы смог оторваться от бочки пива, чтобы поставить подпись. — В глазах Роса заблестело презрение. — Я вынужден напомнить вам, несмотря на то что вы наслушались романтических рассказов о его смелости и авантюрах: он убил трех человек — хладнокровно, насколько нам известно, и не колеблясь лишил бы сегодня ночью прекрасной седой головы и вашего мистера Финнерти, если бы увидел, что старик потянулся за пистолетом.
— Я уже сказала вам, я сделаю все что смогу, — отчетливо произнесла девушка. — Но это вовсе не означает, что я должна испытывать удовольствие от того, чем вынуждена заниматься, месье.
Рос, откинувшись на деревянную спинку, сцепил руки на коленях.
— Нет, отнюдь, вы не должны наслаждаться ничем подобным, мадемуазель, но я жду от вас полного и абсолютного доверия. Старлайт скорее всего подумает, что его намерены заманить в очередную ловушку, но я ожидаю от вас более решительных действий: вы должны предпринять все необходимое, чтобы убедить нашего благородного Принца Всех Воров, что он ошибается, никакой ловушки нет. Запомните: на сей раз ничто не должно возбудить в нем подозрений.
— Могу ли я узнать, что мне сообщить ему насчет времени и места, где должно произойти ограбление?
— Когда надо будет, вы узнаете все, что он захочет.
— Вы не доверяете мне, месье? — насмешливо поинтересовалась девушка.
— Ни на йоту, — без колебаний ответил полковник Рос. — Но я верю в вашу искреннюю любовь к собственному брату. Я полагаю, вы любите его настолько сильно, что, если бы я приказал вам немедленно встать и прямо сейчас подняться по лестнице ко мне в комнату, чтобы принять меня, обнаженного, у своих колен… вы бы сделали это.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинственный всадник - Кэнхем Марша



Ничуть не хуже остальных книг этого автора. Сюжет избит: разбоцник и леди, но написано увлекательно. Я прочитала не отрываясь. Советую!
Таинственный всадник - Кэнхем МаршаТатьяна
17.10.2013, 19.56





Фраза:"сюжет избит" - предыдущего ком-я, сначала, напугала меня. Но подумав, что от меня не убудет, решила прочитать. И ,вы знаете ,не пожалела. События развиваются стремительно, нет затянутых и нудных эпизодов. С пространными описаниями. Живые диалоги ,интересные сцены. Единственное что напрягало, это постоянное "выканье" м/у главными героями. Даже, не смотря на то ,что они успели узнать друг друга , что называется ближе не куда, постоянное "вы" прям резало глаза. Хороший роман. Приятно проведенное время. Советую прочитать.
Таинственный всадник - Кэнхем МаршаMiraj107
10.04.2014, 10.11





Интересный роман, постоянно держит в напряжении, правда на мой вкус жестокий, но что сделаешь, такое время, такая жизнь.
Таинственный всадник - Кэнхем МаршаТаня Д
20.01.2015, 16.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100