Читать онлайн Таинственный всадник, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинственный всадник - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинственный всадник - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинственный всадник - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Таинственный всадник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Финн! Нет! О мой Бог!.. Нет! — Рене с трудом держалась на ногах, она запуталась в проклятых юбках и растянулась на влажной траве, но падение и даже ушиб — ничто по сравненное со страхом, который Рене испытала. Стреляли, несомненно, из кареты и целились явно в них. Вспышки осветили темную фигуру Тайрона всего на краткий миг, но девушка успела заметить, каким гневным стало лицо Капитана Старлайта.
Финн, должно быть, видел, как Тайрон обнял ее, и он подумал… о Боже, что он мог подумать? Но сейчас ей надо непременно, во что бы то ни стало остановить Тайрона!
Рене побежала к дороге, надеясь предупредить Финна прежде, чем тот сможет перезарядить свое оружие и выстрелить снова. В это же время Рене услышала, как щелкнули у нее за спиной взведенные курки пистолетов, и вспомнила, что пистолеты Тайрона с двумя стволами.
Финна нигде не было, и Рене снова побежала вперед, выкрикивая его имя. Она обернулась и увидела огромного черного жеребца Тайрона, а рядом с ним хозяина, который остановил животное, чтобы прыгнуть в седло.
— Нет! Нет!
Но он уже пустил коня в галоп, направляя его в поле.
— Нет, — рыдала Рене. — Погодите!
Она смотрела вслед исчезающей фигуре всадника, которая становилась все меньше, а в ушах еще звучали четыре выстрела, которые разнесли карету.
— Финн! Финн, где ты?
— Здесь, черт побери. Здесь я.
Рене пошла на голос и увидела, что Финн вылезает из укрытия, которым стало для него кучерское сиденье. Он наклонил голову и прикоснулся к шеке — на руке осталось что-то теплое.
— Ты ранен! В тебя попала пуля!
— Ублюдок, он едва не вышиб мне глаз! — закричал Финн. Он вошел в круг света и, увидев кровь, капающую с ладони, снова огласил ночь проклятиями. — Господи Иисусе, он заплатит за все! Он заплатит!
Рене, задыхаясь, отступила на полшага. Сутулые плечи больше не были сутулыми, седой парик слетел при стрельбе, а полковник Бертран Рос, явившийся перед ней, был таким же разгневанным, каким Рене только что видела Харта.
— Вы! — Она едва не задохнулась. — Но где Финн?
— Вероятно, в Гарвуд-Хаусе к этому часу, — прорычал Рос, направляясь мимо нее к задней части кареты. Подняв крышку багажника, он залез внутрь и вытащил еще два пистолета, порох, пули, а также меч. Все это он сложил вместе в стороне, потом сорвал плаш и заменил его алой туникой. — Вы что, полагали, что я позволю пустить события на самотек? Иисусе Христе! — снова проговорил он, прижимая к лицу льняной носовой платок.
Рене была ошеломлена и не знала, что сказать. Сегодня, поспешно покидая прием, она думала только о предстоящей встрече и очень волновалась, но все же могла поклясться, что Финн, а не кто иной, сидел на высоком кучерском месте.
— Почему вы не сообщили мне? Я думала, что стрелял Финн. Я думала, что в Финна попала пуля! — взволнованная и раздосадованная до крайности, заявила наконец Рене.
Рос на секунду замер и, не вытирая кровь с лица, резко и крепко схватил ее и потащил к карете.
— А какого черта вы там стояли? Я пытался сделать точный выстрел, но было невозможно разобрать, где кто! Вы стояли слишком близко друг к другу! — прорычал он.
Рене старалась удержать свои чувства в узде, ничем себя не выдать. Что именно видел полковник Рос? Что слышал? Они с Тайроном Хартом находились в двадцати шагах от кареты и старались разговаривать шепотом. Ночь выдалась темная, невероятно темная. Луна лишь слабо освещала небо из-за тяжелых облаков, а каретный фонарь был специально прикрыт.
— Я… я только следовала вашим указаниям, вашим распоряжениям. — Она запнулась. — Вы приказали мне сделать все возможное, чтобы войти к нему в доверие.
— Так что же, вы целовали его?
— О-он… он собирался уезжать, вы, должно быть, видели это. Он был очень сердит. Вы, должно быть, заметили, как он вытащил меня из кареты, я не хотела выходить. О-он… он стал подозревать, что это западня, ловушка, я… поцеловала его… в награду. Он прибыл на эту встречу, чтобы сообщить мне свое окончательное решение: он не согласен на этот грабеж, он считает, что такой поступок чрезвычайно опасен для него.
— А вы решили поцелуем заставить его передумать?
— Я не знала, что еще предпринять. Разве не вы говорили мне, что я должна использовать абсолютно все средства, чтобы заставить его пойти на это?
— А если бы это не сработало, что еще вы могли сделать, дабы убедить бандита в необходимости принять нужное нам решение? Вы упали бы к его ногам, встали перед ним на колени и поцеловали бы его еще куда-нибудь?
Было ли это реакцией на недавнее насилие или причина заключалась в другом — ведь она все-таки Рене Мари Эмануэль д'Антон, а полковник Рос зашел слишком далеко, — но девушка размахнулась и изо всех сил ударила его по щеке.
Звук пощечины был похож на выстрел; Рос дернулся назад, пораженный скорее ее смелостью, чем силой удара. Он не привык к подобному обхождению, никто не посмел бы ударить его, тем более женщина. Он отреагировал инстинктивно и совершенно дико — Рос вернул Рене пощечину. Удар пришелся в челюсть и был настолько сильным, что она, качнувшись, повалилась боком на заднее колесо кареты.
Рене совершенно забыла про завернутую в бархат брошь, которую она сжимала в руке. Пытаясь удержаться от падения, она разжала пальцы, и сверток приземлился на гравии у ее ног. Бархат раскрылся, брошь выскользнула, и Рене в ужасе смотрела на мерцающие искры ярких драконьих глаз.
В следующее мгновение Рос схватил Рене и потащил к двери кареты. Его рука была у нее под подбородком, пальцы вцепились в горло, а рот его оказался так близко, что брызги слюны полетели ей в лицо, когда он закричал:
— Я полагаю, что достаточно ясно предупредил вас однажды относительно пределов моего терпения, которое я вам не советовал испытывать!
Рене напряглась: тело ожидало следующего удара, и она не сомневалась, что этот удар последует, но их обоих отвлек грохот приближающихся копыт. Патруль драгун возник на дороге из темноты и остановился, обдав их облаком пыли.
Рос подался вперед, наклонился и прошипел ей в ухо, оставляя за собой последнее слово:
— Мы не закончили нашу беседу, мадемуазель.
Он оттолкнул ее и отступил на шаг — капрал Мальборо спешился и отдал честь великолепно точным взмахом руки.
— Мы услышали выстрелы и сразу поспешили сюда, сэр. О Боже… ваше лицо! — Он шагнул было вперед, но хищный блеск янтарных глаз был холоден и остудил горячий порыв молодого капрала. — Все ли в порядке, сэр?
— Прекрасно, черт побери! Вы видели его?
— Нет, сэр, мы находились менее чем в четверти мили отсюда, но никого не заметили. А это был он?
— Это был он, — объявил Рос, оглядываясь на офицера.
Рене, вжавшись в колесо кареты, вытянула ногу так, чтобы подолом юбки прикрыть искрящуюся на гравии брошь. Она осторожно подтянула ее к себе, даже не глядя вниз, чтобы не привлечь внимание кого-нибудь из драгунов.
— А как остальные люди — они на позиции?
— Да, сэр, — кратко ответил капрал Мальборо. — Согласно вашим распоряжениям, пикеты расставлены через каждые пятьдесят ярдов, начиная от перекрестка и дальше: таким образом, обложены две квадратные мили по периметру. Ни одна блоха не проскочит, чтобы мы не заметили.
Усмешка на лице Роса, испачканном кровью, выглядела совершенно издевательской.
— Как мудро — выбрать ровный ландшафт! Запомните, я хочу получить его живым. Можете ранить, если это понадобится, чтобы остановить его, схватить, поймать, но запомните одно: мне этот ублюдок нужен живым! — Полковник Рос пошел к драгуну, находившемуся ближе всех, и без единого слова предупреждения потянулся к нему и выдернул из седла. — Мне нужны вы, Мальборо, и еще четверо, чтобы сопроводить мисс д'Антон в Гарвуд-Хаус. Вы должны остаться там, быть начеку и ждать дальнейших указаний. Что касается вас, моя дорогая, — он запрыгнул в седло и посмотрел на Рене, — будьте уверены, мы непременно продолжим нашу приятную беседу, когда все закончится.
Он нагло поклонился ей и дернул уздечку. Лошадь загарцевала на месте, поднимая пыль, раздался крик, понукающий ее, и Рене увидела, как полковник Рос исчезает в темноте, которая недавно поглотила Капитана Старлайта.
Капрал Мальборо наконец опомнился и смущенно смотрел на Рене. Она сделала несколько шагов к карете и, споткнувшись, нагнулась. Молодой офицер ринулся вперед, чтобы помочь, но девушка уже выпрямилась.
— Не беспокойтесь, все хорошо, — холодно заявила Рене, пряча руку под плащ. — Мне в ботинок попала галька.
Дверь кареты была сломана, и внутри свистел ветер. Но Рене была почти без чувств не от холода: нервы ее не выдерживали и болел подбородок. Хотя поведение Роса ничуть не удивило ее, он все-таки оказался еще большей скотиной, чем она думала. Просто мерзкое животное.
Когда карета подкатила к главному входу в Гарвуд-Хаус и остановилась перед домом, Финн уже стоял там с фонарем в руке, с тревогой ожидая Рене.
— Мадемуазель, я понятия не имел… — начал Финн.
— Все в порядке, Финн. Все хорошо. Где Антуан?
— В своей комнате, он спит.
Рене кивнула, благодаря судьбу хотя бы за это милосердие, и направилась к двери.
— Мисс д'Антон?..
Рене остановилась, насторожившись, но ничем не выдала своего состояния, лишь слегка наклонила голову и повернулась в сторону капрала Мальборо.
Молодой офицер прошел немного вперед под убийственным взглядом Финна, который был готов на все, если что-то пойдет не так, как надо.
— Я… я только хотел вам сказать, что мне очень жаль, что вам доставили сегодня столько неудобств. Я совершенно не согласен с методами полковника Роса. Он не является представителем правительства его величества и… и если он оскорбил вас или совершил что-то нехорошее, я клянусь своим мечом и честью моей семьи…
Рене сорвалась с места так неожиданно, что от удивления капрал Мальборо сбился с мысли. Но она ничего не сказала молодому офицеру — она просто не могла ничего ему сказать, ни одного слова благодарности, которую она почувствовала, услышав его монолог.
Финн сердито сопел, шагая следом за Рене в дом. Когда они подошли к лестнице, он взял канделябр вместо лампы, так как дальше был длинный коридор, ведущий в восточное крыло. Ни о чем не спрашивая, он зажег еще несколько свечей в комнате Рене и подкинул еще одно толстое полено к тем, что уже пылали в очаге.
— Это… это… не ваша ли это… мадемуазель?
Ей понадобилась секунда, чтобы сосредоточиться.
— Пардон?
Финн указал на пятна крови на ее плаще:
— Не ваша кровь?
Она смотрела, как будто видела эти пятна впервые.
— Нет. Это не моя кровь.
Она ответила шепотом, и это расстроило Финна гораздо больше, чем обнаруженные пятна; он помог девушке снять плащ и усадил ее у огня. Потом принес вино из буфета и заставил ее обхватить бокал замерзшими пальцами.
— Я могу только предположить, что произошло после того, как этот негодяй Рос запер меня в задней комнате.
— Он занял твое место, Финн, — спокойно сказала Рене. — Он надел твое пальто и седой парик. Даже я думала, что это ты сидишь.
Верхняя губа Финна дернулась.
— Нам следовало ожидать подобного. Рос ведь не джентльмен… — Финн умолк, прислушиваясь, потом снова наполнил бокал вином. — А Капитан?
— Мы говорили, и… и он, должно быть, увидел что-то, чего не видела я; он оттолкнул меня и выхватил оружие, и… и… — Она посмотрела на осунувшееся старое лицо. — Он, должно быть, полагал, что ты пытался защитить мою честь… но я не думаю, что он хотел тебя убить. Это было сначала. А потом ты… Рос… снова выстрелил в него, и он… он…
— Вероятнее всего, он думал, что не вашу честь я пытался защищать, а погнался за наградой в две тысячи фунтов, прельстился ею?
Рене тяжело вздохнула и кивнула.
— Его лицо, его глаза были в последний момент просто ужасны…
— Да уж, представляю. — Финн оттянул воротник, ослабляя давление, — он внезапно стал ему тесен. — Да! Удача для нас обоих, что он мертв.
Голова Рене дернулась.
— Капитан мертв? Откуда ты знаешь?
— Вы же сами только что сказали, мадемуазель, как он смотрел в последний раз…
— Ну, он посмотрел так, а потом вскочил на лошадь и умчался в темноту.
— Он далеко уехал?
— Да. Он выстрелил и заставил Роса спрятаться за каретой, потом подозвал своего жеребца и умчался. — Ее плечи снова поникли. — Конечно, я не знаю, далеко ли он уехал, ведь Рос расставил своих людей повсюду, чтобы не дать ему улизнуть. Драгуны, как мне показалось, вполне уверены, что он не сможет проскочить мимо них.
— Тогда вам стоит вспомнить о чрезмерной самоуверенности всей британской армии, — прозвучал голос у них за спиной. — Они были точно так же уверены, что смогут нанести поражение Наполеону во Фландрии, но посмотрите, что случилось.
Финн подскочил, выплеснув вино из графина, и оглянулся. Рене уронила бокал на пол, не веря собственным глазам: дверь раздевалки открылась, повинуясь высокому черному сапогу, и Тайрон Харт предстал перед ними с двумя пистолетами со взведенными курками.
— Месье! — задыхаясь, проговорила она и вскочила на ноги. — Как вы пробрались мимо солдат?
— Мне жаль, что вы совершенно утратили веру в меня, мамзель. Или вы подумали, что я буду так потрясен вашей искренностью и невинностью, что не смогу предпринять самых простейших мер предосторожности?
Она не знала, что ей ответить Капитану Старлайту. Воротник его плаща был отвернут, сам плащ расстегнут, и под ним искрился серебристо-серый жилет. Тайрон Харт ослабил жабо, надетое по случаю сегодняшнего суаре.
— Я не предавала вас, месье, — прошептала она. — И Финн тоже. Ни он, ни я не знали, что Рос собирался предпринять сегодня вечером, поверьте, — проговорила девушка, глядя в лицо Тайрону.
Темные, в густых ресницах глаза остановились сначала на Рене, всего на миг, потом на пожилом камердинере. Тайрон Харт увидел рану на виске. Финн осторожно коснулся ее указательным пальцем и нахмурился.
— Мадемуазель говорит истинную правду, сэр: меня заставили замолчать и заперли тут незадолго до вашего отъезда.
Тайрон перевел пристальный взгляд на руку Финна и указал пистолетом на графин.
— Есть еще стакан?
— Да, сэр. Конечно, сейчас, сэр.
— Почему вы приехали сюда? — снова спросила Рене. — Внизу полно солдат, и, вероятно, их будет еще больше, когда Рос обнаружит, что вы избежали западни, которую он вам устроил. Он расставил своих людей повсюду…
Тайрон бросил каменный взгляд в ее сторону.
— Он не может расставить мне ловушку и не попасть в нее сам, мамзель. А я прибыл сюда, чтобы снова почувствовать вкус вина лорда Пакстона. Прекрасного напитка, мамзель. Если вы против моей компании, вам стоит всего лишь крикнуть — и сюда немедленно прибежит молодой капрал Мальборо.
Она побледнела от язвительного замечания Тайрона, но не отвела взгляда от его лица: пот струился от виска к воротнику плаща, выбившиеся волосы упали на брови и щеки и на бронзовой коже казались туго закрученными спиралями.
— Мадемуазель… — Финн поспешно поставил графин, потому что ноги Тайрона начали подгибаться. — Я полагаю, он собирается…
Старый камердинер подхватил Тайрона в тот миг, когда он качнулся вперед. Стон сорвался с губ Харта. Финн осторожно опустил его на пол. Оружие отлетело в сторону. Глаза закатились, и остались видны одни белки.
— Финн? — Рене рванулась вперед. — В чем дело?
— О Господь милосердный, — только и проговорил он.
Камердинер отодвинулся, и Рене опустилась на колени возле Тайрона. Финн отвернул верхнюю полу плаща и указал на огромное красное пятно, пропитавшее почти весь низ серебряного жилета.
— Я боюсь, в него попала пуля, мадемуазель. — Он наклонился и просунул скрюченный палец в вырез жилета. Через секунду рука старика окрасилась кровью. — Я полагаю, пуля прошла насквозь.
— Что нам делать? — Глаза Рене расширились от ужаса.
— Что делать? — Финн посмотрел на свою руку, потом снова на лежащего перед ним Тайрона. — Ну, перво-наперво попробовать остановить кровотечение.
Рене бросилась в гардеробную и собрала все полотенца. Она сгребала все, что могло подойти для перевязки. Финн положил на рану сложенную в несколько слоев ткань, но перевязать спину не смог — мешал плащ.
— Нам придется раздеть его, мадемуазель.
Старик взялся за дело; он осторожно стаскивал тяжелый плащ с неподвижного Тайрона, начиная с рукавов, а Рене занималась подготовкой постели для раненого.
— Я хотел бы напомнить вам, мадемуазель, об опасности всего происходящего, — обронил Финн, не поднимая головы. — Имейте в виду, никто из слуг ни в коем случае не должен обнаружить раненого мужчину в вашей постели. И вообще никто из обитателей дома или посторонних не должен знать о его пребывании в доме.
— Ты ведь не предлагаешь мне выбросить его из окна? — спросила Рене, не оборачиваясь.
— Очень сомневаюсь, что он пережил бы еще одно падение, — сухо отозвался камердинер. — Но как вы понимаете, здесь мы не можем его оставить. У вас есть ножницы? Любые?
— Что? — спросила она по-французски.
— Ножницы, — тоже по-французски ответил Финн. — Хватит уже его тревожить и толкать. Верхнюю одежду я снял, но дальше придется поработать ножницами.
Рене дала ему ножницы и с тревогой наблюдала, как камердинер разрезает изящный шелковый жилет и красивую льняную рубашку. Яркий ручеек свежей крови заструился в бледном свете свечи, и, пытаясь удержаться от тошноты при виде истерзанной человеческой плоти, девушка перевела взгляд на лицо Тайрона Харта. Она видела высокий чистый лоб, местами влажные пряди прикрывали белую кожу. Он, должно быть, уехал с приема вскоре после нее и гнал коня изо всех сил, летел как ветер, стремясь попасть на свидание вовремя.
Вспомнив о чем-то, Рене нащупала под платьем бархатный сверток и вынула его. Развернув, она положила брошь на ладонь, покачала ее, словно в колыбели, внимательно разглядывая, и внезапно со всей отчетливостью осознала, на какой риск пошел этот человек ради того, чтобы она могла обрести свободу.
— Милый, глупый месье Харт, — прошептала она.
— К счастью, нет. Пуля миновала сердце, мадемуазель, хотя у меня мало надежды на его выздоровление.
Она замигала и невидяще посмотрела на Финна. Потом догадалась, о чем говорит камердинер. По-английски его фамилия и слово «сердце» созвучны.
— Нет, Харт — это имя. Месье Тайрон Харт.
Глаза Финна чуть не вылезли из орбит.
— Но это ведь не тот господин Тайрон Харт, который приехал сюда сегодня т полковником и господином Винсентом?
— Представь себе напудренный парик и лицо в пудре, смешные надутые губы. Вот тебе и господин Тайрон! Он изображал дурака, чтобы одурачить их всех! А посмотри-ка, что он дал мне сегодня вечером! — Рене вытянула руку и разжала пальцы. Жемчуг замерцал в свете очага.
— Неслыханно! Это что-то из ряда вон выходящее! — пробормотал Финн.
— Именно поэтому мы не можем позволить людям Роса найти его. Не имеем права. Надо спрятать и держать его в безопасности до тех пор, пока он не поправится. Тогда он сможет сам распоряжаться собой, как прежде.
— Спрятать его, мадемуазель? — Финн был просто потрясен. — Держать в безопасности, пока он не поправится? Этому человеку нужен доктор. Даже если мы остановим кровотечение, рану надо зашить и перевязать как полагается. Потом еще один маленький вопрос — о вашей собственной безопасности и безопасности вашего дорогого и горячо любимого брата Антуана.
— Я думала обо всем этом… — тихо сказала Рене. — Но я не могу убежать сейчас и оставить этого человека умирать.
— Вы забыли, что вскоре приезжает ваш дядя? Он привезет с собой гостей и слуг — в доме будет полно народу.
Рене быстро покачала головой:
— Все они поселятся в том крыле, где живет семейство дяди, и нас никто не побеспокоит. Есть четыре вполне пригодных для жилья комнаты в конце нашего холла, и никому в голову не придет их использовать…
— Не можете же вы на самом деле так думать и полагаться на случай, дитя мое?
Рене села на корточки.
— Тогда он останется здесь, а я запрусь и объявлю, что подхватила чуму.
Финн устало вздохнул, но он знал, что нет никакого смысла обсуждать это и дальше и спорить с Рене. Финн посмотрел на бандита еще раз и подумал, что, возможно, его беспокойство преждевременно. Вор может к утру умереть, и проблема сама собой разрешится; тогда перед ними возникнет задача другого свойства: что делать с бездыханным телом?
Внезапный страшный удар грома заставил Финна и Рене вздрогнуть. Они посмотрели в окно. Крупные капли дождя ударили по стеклу. Они едва успели оправиться от одного удара, как в ту же секунду такой же зловещий грохот сотряс дверь спальни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинственный всадник - Кэнхем Марша



Ничуть не хуже остальных книг этого автора. Сюжет избит: разбоцник и леди, но написано увлекательно. Я прочитала не отрываясь. Советую!
Таинственный всадник - Кэнхем МаршаТатьяна
17.10.2013, 19.56





Фраза:"сюжет избит" - предыдущего ком-я, сначала, напугала меня. Но подумав, что от меня не убудет, решила прочитать. И ,вы знаете ,не пожалела. События развиваются стремительно, нет затянутых и нудных эпизодов. С пространными описаниями. Живые диалоги ,интересные сцены. Единственное что напрягало, это постоянное "выканье" м/у главными героями. Даже, не смотря на то ,что они успели узнать друг друга , что называется ближе не куда, постоянное "вы" прям резало глаза. Хороший роман. Приятно проведенное время. Советую прочитать.
Таинственный всадник - Кэнхем МаршаMiraj107
10.04.2014, 10.11





Интересный роман, постоянно держит в напряжении, правда на мой вкус жестокий, но что сделаешь, такое время, такая жизнь.
Таинственный всадник - Кэнхем МаршаТаня Д
20.01.2015, 16.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100