Читать онлайн Опаленные страстью, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опаленные страстью - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опаленные страстью - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опаленные страстью - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Опаленные страстью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Аннели мысли не допускала, что преподобный Стэнли Олторп передумал и сообщил властям о местонахождении брата. Спустившись с чердака на третий этаж и идя по коридору, она размышляла об этом, но ничем другим не могла объяснить появление солдат в доме. Энтони частенько ее донимал, а с Беатрис она, бывало, чуть ли не дралась, но, попади они в беду, Аннели грудью встала бы на их защиту.
Когда она добежала до гостиной, ее щеки пылали от негодования, на лбу выступил пот и она стиснула зубы, приготовившись к битве.
У дверей стояли два солдата в красных мундирах и Уиллеркинз. Затем она увидела Рэмзи, которого встречала в церкви на воскресной службе. Полковник Руперт Рэмзи уволился из армии из-за ранения руки, позже присоединился к гарнизону в Берри-Хэд и руководил демобилизацией. Он был невысокий и жилистый, и форма на нем болталась как на вешалке. Его узкое, заостренное лицо и густая кудрявая шевелюра делали его похожим на барана.
Аннели поискала взглядом бабушку и увидела ее возле камина, где сидели двое мужчин с чашками в руках. При виде Аннели они отставили чашки в сторону, чтобы поклониться ей.
— Энтони! — выдохнула Аннели и, к своему ужасу, узнала в другом джентльмене лорда Бэрримора. Мужчины поклонились.
Первым заговорил брат:
— Умница, что пришла! Старому Уиллеркинзу по крайней мере не придется гоняться за тобой по всему дому.
— Что вы здесь делаете? — только и могла спросить Аннели.
Ее брат покашлял в кулак.
— Довольно холодное приветствие, должен тебе сказать. Что ж, в тон тебе отвечу: мы приехали за тобой.
Одет Энтони был безукоризненно, как обычно: черный жилет, зеленый полосатый камзол и жемчужно-серые брюки. Уинстон Перри, маркиз Бэрримор, выглядел довольно мрачно в своем черном одеянии. Хорошо еще, что воротничок и галстук были белыми. Он был примерно на дюйм выше Энтони; Его красивое лицо, обрамленное густыми вьющимися волосами каштанового цвета, было напряженным. В зеленых глазах, устремленных на Аннели, застыло холодное выражение. Лорд не без любопытства разглядывал ее слегка растрепанные волосы и простое муслиновое платье.
— Входи, дорогая, — пригласила ее бабушка. — Выпей с нами чаю. Помнишь полковника Рэмзи? При всей своей занятости он нашел время заехать к нам и предупредить о возможной опасности.
— Опасности? — с наигранным удивлением переспросила Аннели.
— Да. Ты никого постороннего не видела, дорогая? Не ответив на вопрос, Аннели обратилась к полковнику:
— Что-нибудь случилось, сэр? Рэмзи, с трудом оторвав взгляд от изящной фигурки Аннели, посмотрел ей в лицо, — У нас есть все основания полагать, что надвигается гроза — Бонапарт может прибыть в наш порт в любой день.
— Сюда? В Торбей?
— Почему нет? — сказал Энтони, усаживаясь так, чтобы не помять фрак. — Поступили сведения, что «Беллерофонт» прибудет меньше чем через неделю. Плимут не примет его, Лондон тоже не хочет осложнений. Поэтому решено держать его как можно дальше от населения. Бонапарта даже не переправят на сушу — оставят на борту корабля, что вполне справедливо.
— Но какое отношение это имеет к нам? — спросила Аннели.
— Непосредственного отношения, конечно, не имеет, — осторожно сказал Рэмзи.
— Кажется, внучка, — заметила Флоренс, — они ищут какого-то опасного преступника. Джентльмена по имени Олторн.
— Какой же он джентльмен, миледи, если совершил бесчисленное количество преступлений, за каждое из которых его следовало бы повесить?
— Я помню этого мальчика, — сказала Флоренс, тряся своей тростью, — и мне казалось, что он давно умер от неизлечимой болезни где-то на Борнео. Как бы то ни было, вы сказали, что за его поимку обещано вознаграждение?
— Пятьсот фунтов, — кивнул Рэмзи. — Обещано самим лордом Уэстфордом, что, несомненно, может подтвердить лорд Бэрримор.
Аннели взглянула на маркиза с еще большим удивлением.
— Вы знаете этого человека? Этого опасного преступника?
— Личных встреч у нас не было, но его имя упоминалось в документах министерства иностранных дел. Он капер, что значит наемник; скорее всего его завербовали несколько лет назад для получения сведений о передвижениях французских морских сил. Судя по предъявленным ему обвинениям, он переметнулся к французам и за большие деньги стал работать на них, изменив своим принципам. — За пятьсот фунтов, предложенных за его поимку, я бы тоже изменила своим принципам, — заявила Флоренс.
— К нам несколько раз поступали ложные сведения, — заметил Рэмзи. — Один рыбак, например, утверждает, что видел человека, похожего на Эмори Олторпа, дрейфующим по направлению к берегу на деревянном предмете.
— В таком случае расскажите, пожалуйста, моей внучке, как выглядит этот мерзавец, чтобы она была осторожна во время прогулок по берегу.
— Это случилось несколько дней назад, правда, немного южнее, но мы не хотим рисковать — составили его портрет и расклеили во всех людных местах.
Рэмзи хлопнул по плечу одного из солдат, и тот вынул несколько листов бумаги из полевой сумки. Один лист дал Флоренс, второй — Энтони. Бэрримор мельком взглянул на портрет, нахмурился и, пренебрежительно помахав им, отдал Аннели. Несмотря на то что это был грубый набросок чернилами, изображение очень напоминало лицо человека, который лежал наверху. Только волосы были слишком лохматыми, как у пиратов, которых описывают в романах. Глаза близко поставленные, злые. Шрам на брови, совсем небольшой, на портрете доходил до виска.
Но это был он. Эмори Олторп. Под портретом — подпись жирными буквами: «Этот человек разыскивается за государственную измену! Подстрекательство! Пиратство! Убийство!»
Аннели посмотрела на Флоренс — та рассматривала портрет с таким видом, словно это было вечернее меню.
— Вы не видели никого, кто был бы на него похож, когда гуляли у моря? — спросил Рэмзи. — Солдаты Дилберри и Уорд могут вам его описать, поскольку в свое время были знакомы с этим мерзавцем.
Один из солдат, поправив пряжку, сказал:
— О да. Знал я такого. Он огромный, около семи футов ростом, с хитрыми глазами и широченными плечами. — Он развел руки, показав, какими именно, и добавил:
— Даже шире.
— По правде говоря, — сказала Аннели, обращаясь к Рэмзи, — я не видела никого, кто хотя бы отдаленно напоминал этот портрет.
— Да и не могла она его видеть, — сухо заметил лорд Бэрримор, — поскольку он вряд ли жив. В рапорте, полученном в министерстве иностранных дел, говорится, что в гавани Рошфора возникли неприятности сразу же после сдачи Бонапарта и что Олторпа убил один из сторонников корсиканца.
Полковник Рэмзи покачал головой.
— Его и до этого считали мертвым, а он, как ночной кошмар, появлялся снова и снова. До тех пор, пока не увижу его труп, не поверю, что он мертв.
— Вы говорите так, будто ищете его уже несколько месяцев, — сказала Флоренс.
— Я следил за ним последние три года, а то и больше. — заметил Рэмзи. — Он испаряется как дым, найти его очень сложно.
— Тогда удачи вам в его поимке, полковник. Такие странные типы никогда мне не импонировали.
— Уж слишком они коварные, бабушка, — согласился Энтони, кладя на стол портрет. — Особенно если их считают умершими месяц назад.
— Что-нибудь еще, сэр? Есть ли еще какие-нибудь мерзавцы, которых нам следует опасаться? — спросила Флоренс.
— Не буду больше отрывать вас от дел, — сказал Рэмзи не без иронии. — И учтите, отныне дороги вдоль берега и ведущие в город будут строжайшим образом патрулироваться. Так что, если хотите вернуться в Лондон, сделайте это как можно скорее.
Он поклонился Флоренс и Аннели и вместе со своими солдатами покинул комнату, следуя по коридору за Уиллеркинзом.
— Какой неприятный мужчина, — сказала Флоренс, как только он вышел. — Но неужели он сказал правду? Неужели этот узурпатор направляется в Торбей?
— Об этом писали во всех газетах, бабушка, — заметил Энтони. — Но, я понимаю, вам их неинтересно читать. Только, пожалуйста, не волнуйтесь. Бэрримор говорит, что в его экипаже достаточно места и вы можете отправиться с нами в Лондон. Это будет своего рода приключение, не так ли? — Он положил руку на колено Флоренс. — Захватывающая поездка в Лондон.
Флоренс хотелось огреть его тростью, но вместо этого она мило улыбнулась.
— Как ты заботишься обо мне, дорогой внучек! Но я редко выезжаю из дома. Кости у меня старые, хрупкие. Боюсь, как бы в дороге мой позвоночник не разломался. Очень мило с твоей стороны побеспокоиться о моей безопасности, но, к сожалению, я не могу принять твое предложение.
— Нельзя быть такой беспечной. Вы же слышали, что сказал Рэмзи. На поиски Бонапарта брошены все силы. Но ведь не исключено, что преступник находится где-то рядом.
— Тс-с Я знала Эмори Олторпа совсем мальчишкой. И если у него осталась хоть капля здравого смысла, Бриксгем будет последним местом, куда он приедет. Здесь все его знают. А за его поимку назначена награда, в двадцать раз превышающая сумму, которую моряк может заработать за всю свою жизнь?
— И все же, — возразил Энтони, — у меня душа будет не на месте, если вы останетесь здесь. Эти старые слуги не в силах вам помочь, если, не дай Бог, случится беда.
— Я в порядке. Мы все в полном порядке. В доме есть молодой парень, Блистерботтом, он бегает с быстротой ветра. А Уиллеркинз? Ведь он состоял в свое время в королевской гвардии, и до сих пор сил у него хоть отбавляй. Только полевые мыши его не боятся.
Энтони продолжал настаивать:
— Мама будет недовольна, если мы приедем без вас.
— Уверена, твоя мама как-нибудь это переживет.
— Я тоже не поеду. — заявила Аннели.
— Что? — Энтони не успел донести чашку до рта. — Что ты сказала?
— Я сказала, что не поеду. Останусь с бабушкой Флоренс.
Энтони так посмотрел на нее, что в другой ситуации она не сдержала бы смеха. Но сейчас ей было не до шуток. Она ни за что не оставит Флоренс в доме одну с этим преступником. Тем более что ее отношение к Уинстону Перри, лорду Бэрримору не изменилось. Стоит ей сейчас уехать в Лондон — и участь ее будет решена: помолвка и спустя некоторое время свадьба.
— Не поедешь? — Энтони ушам своим не верил — Что за чушь ты несешь?
— Я… я не могу уехать, — стояла она на своем — Я нужна бабушке. — Аннели быстро подошла к Флоренс и села рядом с ней, утонув в кружевах своего муслинового платья. Она взяла сухонькую руку бабушки в свою и слегка пожала, чтобы подбодрить. — Я знаю, вы хотите показать моему брату и лорду Бэрримору, что ничего не боитесь, но я не смогла бы спокойно жить, если бы оставила вас одну, зная, как вы болеете — Вы больны? — нахмурился Энтони. — Вы больны, бабушка Флоренс?
— Больна? — Флоренс вздохнула, когда пальцы Аннели впились ей в руку. — Да, быть может, это не очень заметно, но я нездорова.
— Вот видишь, — сказала Аннели, взглянув на брата. — Я не хотела тебе говорить, но наша дорогая бабушка едва доходит от одного стула до другого без посторонней помощи. Ноги ее не держат. Этим утром она упала. И если бы меня не было рядом, скатилась бы с лестницы!
— Дитя мое, ты преувеличиваешь. — Флоренс хитро прищурила свои голубые глаза. — Последний раз я прогуливалась по улице неделю назад. Боль не такая уж сильная, и ноги меня еще носят.
— Доктор не велел вам утомляться.
— А я и не утомляюсь. Ты все время мне помогаешь, порхаешь вокруг, как бабочка, исполняешь каждую мою прихоть. Но я не могу злоупотреблять твоей добротой, дорогое дитя. Твоя мама хочет, чтобы ты вернулась.
— Но она сама прислала меня сюда, чтобы я вам помогала. И я буду здесь находиться так долго, как это потребуется.
— Аннели, — запротестовал Энтони. — Матушка так страдает.
— Она точно так же страдала, когда ей приспичило отправить меня сюда, — парировала Аннели, чувствуя, что Бэрримор сверлит взглядом ее спину. Интересно, как ему, объяснили ее поспешный отъезд из города? Наверняка не сказали правду. Поэтому Аннели могла объяснить свое нежелание уехать нездоровьем Флоренс. — Ты разве не видишь, что я ей нужна? Думаешь, я настолько жестока, что брошу бабушку, беспомощную, больную?
— У меня есть Уиллеркинз, — сказала Флоренс. — И Этель. Хотя от нее постоянно несет курицей.
— Я все равно вас не оставлю.
— Я ни для кого не хочу быть обузой, даже в последние годы жизни. — Флоренс промокнула уголки глаз кружевным платочком. — Доктора говорят, что будет чудом, если я доживу до дня Святого Михаила, это меньше двух месяцев. Они лечат меня пиявками, когда я бываю парализована, но это приносит только временное облегчение.
— Парализована? — с тревогой спросил Энтони.
— Да, — печально кивнула Флоренс. — И я тогда совсем плохо соображаю. Это случается в самый неожиданный момент.
— Понимаю. Ну, маме я могу отправить сообщение и объяснить сложившуюся ситуацию. — Он осмотрел комнату, ветхую мебель, темные стены и вздрогнул. — Естественно, — добавил он, не пытаясь скрыть отвращение, — я тоже останусь и помогу чем смогу.
Флоренс опять заулыбалась.
— Конечно, оставайся. Здесь не меньше дюжины комнат, которые вот уже несколько лет пустуют. Ту, где ты поселишься, можно хорошенько убрать, и она будет в полном порядке. Дождей сейчас нет, и вам, джентльмены, здесь будет удобно. Летучие мыши, как выяснила моя внучка, не проблема, если держать шторы закрытыми и стелить коврики на подоконники. А вы, сэр, извините, запамятовала ваше имя?..
— Бэрримор, — подсказал маркиз, придя от услышанного в еще больший ужас, чем Энтони.
— Я знала одного Бэрримора. Не то мясника, не то мусорщика. Он таскал апельсины из детских рождественских корзин. Это было так давно, что даже лицо его стерлось из памяти. Он был, разумеется, старше вас — пожалуй, ровесником вашего прадеда. А ваш прадед наверняка не был мусорщиком, не так ли?
— Нет, мадам, он не был мусорщиком. Не хочу злоупотреблять вашим гостеприимством в такое смутное время. Фэрчайлд, можно тебя на минуту? — обратился он к Энтони.
Энтони вскочил с места.
— Конечно. Дамы, вы нас простите?
Он слегка поклонился, и они с Барримором отошли к окну.
Аннели наклонила голову и едва слышно произнесла:
— Извините, бабушка, но ничего другого я не могла придумать.
— Все ясно, — так же тихо ответила Флоренс. — Насколько я понимаю, этого Бэрримора мама и прочит тебе в мужья?
Аннели вскинула голову. Ее огромные синие глаза блестели.
— Она уверяет, что он для меня блестящая партия.
— М-м. Он, несомненно, богат, знатен, красив. И она полагает, что ты должна быть благодарна судьбе за то, что он обратил на тебя внимание?
— Это она мне говорила тысячу раз, — мрачно сказала Аннели.
— А ты тысячу раз отказывалась… Поэтому она и прислала тебя сюда? В наказание? — Флоренс сжала ее руку. — Только скажи — и я прикажу Уиллеркинзу принести охотничье ружье.
— Мне… нужно время, чтобы подумать, — ответила Аннели.
— Подумай и прими мудрое решение. Все предусмотрено. — Флоренс подмигнула ей, явно наслаждаясь конспирацией. — Этот старый дурак однажды чуть было не прострелил себе ногу, пытаясь почистить пистолет Брума.
Аннели, взволнованная создавшимся положением, не забывала и о другом «госте».
— Мистер Олторп очнулся, бабушка, — тихо сказала она. — Мы успели немного поговорить, и… — она бросила взгляд через плечо, желая убедиться, что мужчины их не слышат, — и он сказал, что ничего не помнит.
— Даже то, как очутился на берегу?
— Вообще ничего. Ни где он находится, ни кто он; не помнит, чем занимался перед тем, как его выбросило на берег.
— Как странно. Никогда о таком не слышала. Нет, вообще-то слышала: как-то один моряк сказал, что потерял память после тяжелой лихорадки в море. Но я думаю, это случилось из-за того, что его жена в Плимуте узнала о его другой жене, в Портсмуте. Значит, он ничего не помнит?
— Ничего. Даже своего имени.
— Очень странно, — пробормотала Флоренс, откинувшись в кресле, когда мужчины вновь присоединились к ним.
— Бэрримор предложил блестящий вариант, который должен всех устроить, — сообщил Энтони. — Он говорит, что в Торки, где он часто бывал по делам, есть отличная вилла с видом на бухту, всего в пяти милях отсюда. Мы можем там поселиться. Если понадобится, успеем прийти вам на помощь, но не будем докучать своим присутствием. А я немедленно отправлю маме письмо, объясню ситуацию и попрошу подождать еще несколько дней.
Флоренс ответила радушной улыбкой.
— Вам ведь не нужно уезжать прямо сейчас? Вы останетесь на обед, не так ли? Поскольку у меня почти не осталось зубов, я могу есть только пюре из репы и суп. Но Милдред может поймать ржанку и приготовить на обед.
— Ах… — Энтони поймал взгляд Бэрримора. — Нет. Нет, спасибо, бабушка. Мы довольно плотно позавтракали. И нам еще нужно заехать на почту отправить маме письмо.
Флоренс протянула Энтони руку для поцелуя и улыбнулась лорду Бэрримору.
— Было очень приятно познакомиться с вами, милорд. Надеюсь, мы еще встретимся.
Он взял ее руку, но целовать не стал.
— Буду ждать с нетерпением, мадам.
— Аннели, не будешь ли ты любезна проводить нас к выходу? — попросил Энтони.
Аннели поднялась. Мужчины поклонились Флоренс и вместе с Аннели спустились по парадной лестнице.
— Надеюсь, ты понимаешь, что свое недовольство мама выместит на мне, — сказал Энтони. — Кстати, что ты слышала об этой истории с Олторпом?
— То же, что и ты. Разыскивается злодей, ростом в семь футов!, ее шрамом над глазом.
— В предательстве, мисс Фэрчайлд, нет ничего смешного, — с каменным выражением лица заметил Бэрримор. — Впрочем, как и в остальных его преступлениях.
— А разве я сказала, что это смешно? — вскинулась Аннели, повернувшись к Бэрримору. Только сейчас она заметила, какие холодные и прозрачные у него глаза. Она давно хотела узнать, умеет ли он смеяться, а сейчас подумала, что он и улыбаться-то вряд ли умеет. Она представить себе не могла, что Бэрримор дрожит от прикосновения ее руки или улыбается, рассказывая ей о том, что в его воображении ангелы — это красавицы с темными волосами и глазами цвета штормового моря.
Поглощенная мыслями об Эмори Олторпе, Аннели не слышала, о чем спросил ее брат, и попросила повторить вопрос.
— Ты уверена, что с тобой ничего не случится? А то мне как-то не по себе, что я оставляю тебя одну.
— Пока причин для беспокойства нет, но, если хочешь, оставайся. Бабушка будет рада.
— В грязи и с летучими мышами? Нет уж, спасибо. Просто не понимаю, как ты все это терпишь.
— У меня хорошая комната, и я ни в чем не нуждаюсь.
— Нет. — Энтони покачал головой. — Эта обстановка не для меня, и я вряд ли переварил бы пюре из репы.
Аннели улыбнулась. Впервые за время пребывания здесь Энтони и лорда Бэрримора.
— Ты еще не видел Этель, от которой всегда пахнет курами. Или повариху Милдред, уверенную, что в кухне поселилось привидение, пробует ее стряпню и говорит, что надо в нее добавить — соли или сахара. Ты не встречался с Брумом, огромным, словно гора, который носит в кармане ручную мышь. И с Трокмортоном…
— Хватит! — взмолился Энтони, остановив ее жестом. — А то, чего доброго, заколдуешь меня и я останусь.
Подошел Уиллеркинз, держа наготове шляпы и перчатки.
— Со мной ничего не случится, — заверила брата Аннели, чмокнув его в щеку. — И с остальными тоже Ты не хуже меня знаешь, что папа и сам охотно приехал бы сюда посмотреть на прибытие Наполеона в порт. Представь, в какой восторг придут лондонские дамы, узнав, что ты был на причале в тот момент, когда «Беллерофонт» бросил якорь.
Энтони немного повеселел, зато Бэрримор стал еще мрачнее.
— Неужели вам не любопытно увидеть самого Бонапарта в качестве заключенного? — обратилась Аннели к Бэрримору.
— Лучше бы я находился сейчас в парламенте, помогая довести это дело до конца, — недовольным тоном ответил Бэрримор.
— Жаль, что я доставляю столько хлопот, — пробормотала Аннели, краснея.
— Надо поторопиться, если мы хотим успеть к утренней почте, — сказал лорд, обращаясь к Энтони, и повернулся к Аннели:
— Не могли бы мы поговорить с вами, мисс Фэрчайлд, немного позднее? Не обязательно сегодня, можно и завтра. Речь пойдет о личном деле, которое мы уже обсудили с вашим отцом и которое я хотел бы решить до возвращения в Лондон.
Все ясно. Он собирается сделать ей предложение. Но какой сухой и официальный у него тон! Ни капли романтизма. Впрочем, ничего другого Аннели и не ждала от Бэрримора. Оказывается, он уже все обсудил с ее отцом! Аннели была потрясена.
Она посмотрела на лорда и встретила его холодный взгляд.
— Да, конечно, ты можешь заехать к Аннели, — сказал Энтони. — А сейчас поспешим, пока французские паломники не заняли все комнаты в Торки.
— Я пришлю свою карточку, — сказал Бэрримор, кланяясь.
Аннели стояла под портиком, пока сверкающий черный экипаж не скрылся из виду и не затих стук колес. Она смотрела в сторону отливающего синевой моря. Оно было таким широким, бескрайним… Вдруг она почувствовала, что ей не хватает воздуха.
— Мисс Аннели?
Она обернулась и увидела Уиллеркинза.
— Миледи велела передать вам, что собирается нанести визит еще одному нашему гостю — Спасибо, Уиллеркинз. Пойду помогу ей.
— Нет необходимости, мисс. Она бегает не хуже зайца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опаленные страстью - Кэнхем Марша



Очень,очень люблю ету книгу.советую прочесть.
Опаленные страстью - Кэнхем Маршаира
17.12.2011, 14.48





Как дошла до "плоти и гнездышка" так сразу и бросила:( Господя, ну зачем, зачем такая пошлость!
Опаленные страстью - Кэнхем МаршаДуся
29.07.2013, 15.33





мне понравился этот роман.но перечитывать не буду
Опаленные страстью - Кэнхем Маршанаталья
2.08.2013, 20.08





Ни уму ни сердцу. Для очень неискушенного читателя. Особенно добила фраза о глазах, крутящихся вокруг своей оси...
Опаленные страстью - Кэнхем МаршаGrenilde
28.09.2013, 22.56





Ни уму ни сердцу. Для очень неискушенного читателя. Особенно добила фраза о глазах, крутящихся вокруг своей оси...
Опаленные страстью - Кэнхем МаршаGrenilde
28.09.2013, 22.56





Очень неплохо! В стиле автора и сюжет все время в динамике, без тягомотины!! Мне понравилось! Читать!
Опаленные страстью - Кэнхем МаршаТатьяна
18.10.2013, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100