Читать онлайн Меч и роза, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Меч и роза - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Меч и роза - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Меч и роза - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Меч и роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

– Они потерпели поражение... – прошептала Кэтрин, дрожа всем телом так, словно ее овеял ледяной ветер. – А как же армия? Где она?
Дейрдре придвинулась ближе и обняла ее за талию трясущейся рукой. Обе уставились на оборванного, окровавленного шотландца, который дико озирался по сторонам, сам не веря, что остался в живых.
– А наши мужья? – вмешалась Дейрдре. – Что с ними стало?
Шотландец затряс головой, словно в припадке.
– Я знаю только то, что видел, – сбивчиво объяснил он. – Мужчины... сильные, храбрые... сотни, а то и тысячи – и все погибли. Или исчезли. Разбежались по лесам, отступили в Инвернесс. Солдаты гнались за ними по болотам и рубили на куски. Их догоняли на лошадях, они умирали ужасной смертью там, где падали. Солдаты убивали не только воинов, – добавил он мучительным шепотом, – но и всех, кто попадался им, – и женщин, и детей...
– О Господи! – ахнула Дейрдре. – А как же раненые? Им помогли?
Шотландец, Дональд Макинтош, уставился на Дейрдре безжизненными, остекленевшими глазами:
– Нет, нам было не до раненых! Всадники и пехотинцы убивали всех, кто еще мог шевелиться. Даже тех, кто отдавал им оружие и сдавался в плен. Их тоже убивали на месте.
– Неужели никто не остановил англичан? – ужаснулась Дейрдре.
– Их мог остановить только Камберленд, а он разъезжал по полю верхом, улыбаясь и кивая этим мясникам.
– Что же нам делать? – встрепенулась Кэтрин, заговорив впервые с тех пор, как измученный шотландец постучал в дверь, прося убежища. – Мы должны хоть что-нибудь предпринять.
– Тут уж ничего не поделаешь, – вздохнул Дональд Макинтош. – Разве что когда стемнеет и они утихомирятся... – Он покачал головой. – Но не теперь. Они отомстили нам за Престонпанс, Фолкерк и за то, что сегодня утром перепугались до смерти.
Только теперь Кэтрин поняла, что такое настоящий страх. Она знала: произошло что-то ужасное, это стало ясно еще в тот момент, когда загрохотали пушки. А когда шотландец сообщил, как закончилась битва, Кэтрин представила ее во всех подробностях, и это напомнило ей давний страшный сон. Значит, он стал явью. Все сбылось: море крови, сотни мертвых и умирающих... Но если сон оказался вещим, что же стало с Александером? Что случилось, когда он очутился в кольце солдат?
– Я должна найти его, – лишенным всякого выражения голосом произнесла она. – Должна узнать, где он... что с ним... нужна ли ему помощь...
– Нет, не вздумайте! – воскликнул Макинтош и повернулся к Дейрдре, ожидая поддержки. Но в холодных карих глазах отразилась решимость последовать за подругой. Шотландец покачал головой, решив, что женщины лишились рассудка.
– Мы должны пойти туда, – заявила Дейрдре. – И немедленно.
– Не пущу я вас!
– Попробуйте, если хотите, – хрипло отозвалась Кэтрин. – Если вы не согласитесь проводить нас туда, мы найдем дорогу сами.
– Проводить?! – Волосы горца встали дыбом. – Вы хотите, чтобы я вернулся туда? Ни за что, и не уговаривайте! На это никогда я не соглашусь!
– В таком случае пропустите нас, – распорядилась Кэтрин, распрямив узкие плечи. – А если вы попытаетесь остановить нас, клянусь, я убью вас своими руками.
Макинтош ахнул, переводя взгляд с Кэтрин на Дейрдре и обратно. Едва сумев спастись, он даже представить себе не мог, что вернется на равнину близ Куллодена, где только что завершилась жестокая бойня.
– Бог ты мой! – прошептал он, вновь покрываясь холодным потом. – Напрасно я не остался в Глазго... Ладно, так уж и быть, провожу вас... но пообещайте слушаться меня и делать все, как я велю. Если прикажу бежать – бегите, прятаться – прячьтесь, а если решу, что дальше идти нельзя, значит, так и есть. Ясно?
– Нам понадобятся лошади, – рассуждала Кэтрин, уклонившись от ответа. – А еще повозка, чтобы увезти раненых. И оружие!
Горец вытаращил глаза. Оружие, повозка, лошади?
– А леди Энн? – вдруг спохватилась Дейрдре. – Где леди Энн?
– Я знаю только, что она была рядом с принцем, когда начался бой – Магилливри сам отправил ее к принцу, чтобы уберечь. Но ведь полковник Энн не из тех, кто подчиняется мужским приказам... как и еще кое-кто, не будем говорить кто.
Дейрдре пропустила саркастическое замечание мимо ушей.
– Вы точно ничего не знаете про наших мужей? Про Алуина Маккейла и Александера Камерона?
Шотландец отвел водянистые глаза.
– Стыдно признаться, но мне было некогда думать о других – я спасал свою шкуру.
– Вам нечего стыдиться, – заверила Дейрдре, успев заметить, что горец чуть ли не сплошь покрыт ранами, и сообразив, что он не прятался, пока его товарищи сражались.
– Одеяла, – продолжала перечислять Кэтрин. – И виски. Возьмем столько, сколько сможем увезти.
– Я позабочусь обо всем, – пообещала Дейрдре.
Она ушла, а Кэтрин задержала шотландца и ласково коснулась его руки:
– Вы ведь знаете что-то, правда? Умоляю вас, сэр, расскажите мне все...
Шотландец отвел взгляд.
– Да, знаю... я видел мужа вашей подруги...
Алуин Маккейл смотрел на тяжелые тучи, плывущие по небу. Судя по бледному, едва заметному пятну, где-то за ними пряталось солнце, но увидеть его или узнать, близок ли закат, было невозможно. Алуин мог бы поклясться, что за последние несколько часов солнце не сдвинулось ни на дюйм. Как и он сам.
Пожалуй, это даже к лучшему. Четыре... нет, уже пять раз солдаты проходили мимо, но поскольку Алуин не двигался, его считали погибшим – как того солдата в алом мундире, который придавил Алуина к земле. Но как только они начнут собирать тела убитых, чтобы похоронить их, то явятся и за этим, и тогда... оставалось лишь надеяться, что англичане будут милосердны к побежденным.
Алуин провел по губам распухшим шершавым языком, мечтая повернуть голову и слизнуть росу с длинных стеблей травы. Однажды он уже попробовал сделать это, но безуспешно; и хотя ему казалось, что он способен встать и зашагать как ни в чем не бывало, при падении он услышал громкий треск позвоночника и с тех пор не мог не только приподняться, но и пошевелиться.
Хорошо еще, боль утихла. Поначалу его руки и ноги сохраняли чувствительность, но она постепенно пропадала, а леденящее онемение распространялось по телу, отвоевывая дюйм за дюймом. Если повезет, оно дойдет до сердца прежде, чем появятся драгуны, и тогда ему будет все равно – пусть эти мясники делают с ним что хотят. Алуин не хотел смерти, которая досталась другим. Он слышал, как они кричали, молили о пощаде, рыдали от боли и унижения, пока солдаты издевались над ними, а потом умолкали навсегда. Мужчины, которые так доблестно сражались и так отважно защищали свою честь, заслуживали по крайней мере достойной смерти – независимо от того, правым ли было их дело. Они не должны были молить о пощаде, пострадав на поле боя. Никто не имел права раздевать их донага и оставлять истекать кровью, умирать медленной, мучительной смертью.
Алуин слегка приоткрыл губы, стараясь набрать в легкие побольше воздуха, но это ему не удалось.
Вот и хорошо. Это верный признак... хотя ему следовало бы давно испустить дух, а он до сих пор жив. И дышит. И даже способен мыслить, видеть, слышать и чувствовать запахи. Вот если бы еще удалось сдвинуться с места! Хотя бы шевельнуть пальцем! О Господи! Он по-прежнему держал в руке заряженный пистолет, вырванный у мертвого солдата за секунду до того, как меч решил поединок в пользу Алуина. К несчастью, у этого мерзавца был отменный аппетит. Напоровшись на меч, он рухнул, придавив своим грузным телом Алуина, а Алуин упал спиной на острый камень, и...
Господи, если бы он только мог шевельнуть рукой, приставить пистолет к груди и нажать курок!
«Где же Алекс – теперь, когда он мне так нужен? Алекс нашел бы выход, он не позволил бы мне умирать так медленно, долго, дюйм за дюймом... И уж конечно, не дал бы мне стать жертвой какого-нибудь ухмыляющегося ублюдка со штыком...»
Может быть, закричать? Кто-нибудь услышит его и подойдет... Алуин видел, как по полю прокралось несколько мужчин и женщин – должно быть, местные фермеры, ищущие друзей и родных. Солдаты прогнали их, но они вернулись.
Но об осторожности забывать нельзя. Среди этих людей могли оказаться и мародеры, а они ничем не лучше солдат – им не составит труда перерезать глотку раненому, чтобы ограбить его. Иным мародерам наверняка пообещали щедрую награду за поиск раненых – чтобы солдатам было чем поразвлечься. Алуин знал, что женщины бывают такими же жестокими, как мужчины.
– Дейрдре... – прошептал он, и от нежного имени жены у него на глаза навернулись слезы. Как жестока судьба, как мало они пробыли вдвоем! А ведь ему так часто снилась их будущая жизнь, он строил такие планы...
«Господи, сделай так, чтобы с ней ничего не случилось! Благодарю тебя за то, что она так далеко отсюда. Жаль, что я умру, так и не увидев ее в последний раз...»
Алекс вдруг вздрогнул и зажмурился, впервые понимая, что душевные муки могут быть страшнее физических. «О Боже! Теперь мне мерещится ее голос... значит, все кончено!»
Со смесью подозрения и любопытства солдат разглядывал двух стоявших перед ним женщин. Он получил строгий приказ никого не подпускать к полю – особенно озлобленных женщин, осыпавших его ругательствами и норовивших вцепиться в глаза. Но эти две были совсем другими. По-английски они говорили лучше самого солдата, а одна из них, светловолосая красавица, держалась с явным достоинством. Но если она и вправду англичанка и из благородных, почему же одета, как крестьянка, в холстину и шотландку?
– Мне приказано никого не подпускать к трупам, – объяснил он.
– Я ищу своего брата, сержант, – повторила Кэтрин. – Капитана Демиена Эшбрука из Кингстонского кавалерийского полка.
Стражник безразлично пожал плечами – это имя ему ничего не говорило.
– Неужели вы не разрешите нам поискать его среди раненых? – вступила в разговор Дейрдре. – Бой закончился несколько часов назад, а капитан Эшбрук до сих пор не вернулся в свой полк. Уверяю вас, мы явились сюда не ради развлечения, – повысив голос, продолжала она. – В пути нас то и дело останавливали и допрашивали какие-то бесчувственные болваны. Мы могли бы обратиться к самому майору Гамильтону Гарнеру, но вряд ли он обрадуется, узнав, что его потревожили из-за упрямства часового!
При упоминании имени майора солдат заметно занервничал. В конце концов, какое ему дело, кто это такие и что им нужно? Даже если это призраки. Если им приспичило побродить по полю по щиколотку в крови, лишать их такого удовольствия он не станет.
Дейрдре слегка разжала пальцы на рукояти пистолета, спрятанного под шалью. Стражник пропустил их. В дороге женщинам сообщили, что родственниц павших горцев не подпустили к трупам, и Кэтрин решила прибегнуть к хитрости. В конце концов, англичанки вполне могли прибыть с обозом армии Камберленда, тревожась за судьбу близких.
Уверенные, что никакое зрелище или запах не отпугнет их, Дейрдре и Кэтрин смело окинули поле боя взглядом и вдруг замерли осознав, что их окружает. Повсюду лежали трупы – шотландцев, англичан, лошадей; равнина выглядела страшным апофеозом войны. Вся земля была изрыта пушечными ядрами; повсюду догорали костры, дым смешивался с туманом.
Каждый дюйм равнины площадью в половину квадратной мили был залит кровью. Тропа, которую выбрали Кэтрин и Дейрдре, пересекала равнину по диагонали. Справа от них, отделенное аккуратной каменной оградой, раскинулось поле, уже расчищенное для весеннего сева; слева виднелись свинцово-серые воды залива и черные пятна островов вдалеке. Этот пейзаж сочетал поразительную красоту с невероятным ужасом, и вынести это сочетание было почти невозможно.
– О Господи... – прошептала Дейрдре. – Боже мой...
Кэтрин оцепенела от потрясения. Должно быть, они попали прямиком в ад. Страшный сон можно прогнать, вовремя проснувшись, но это был не сон, а явь. Кэтрин понимала: пока она жива, ей не забыть того, что она видит сейчас.
Дождь и ветер давно утихли, воздух казался неподвижным. Сырой туман повис в нем. Над некоторыми еще теплыми, медленно истекающими кровью телами вился пар. Первый раз увидев это, обе женщины с трудом сдержали тошноту, а Дональд Макинтош чуть не развернул хлипкую повозку и не погнал лошадь обратно к Моу-Холлу.
Кэтрин была бы рада убежать прочь, если бы не мысль о раненом и беспомощном Алексе, лежащем где-то здесь, среди погибших. По тропе как тени бродили рыдающие женщины. Они высматривали яркие пятна килтов, вопреки всем доводам рассудка надеясь, что их мужья или родные живы.
Уже было известно, что принц сумел покинуть поле боя и увести за собой почти треть воинов. Еще треть рассеялась по окрестным лесам и горным долинам, спасая свою жизнь, а последняя осталась на равнине.
Макинтош провез своих спутниц не через лес, а в объезд, поскольку повсюду еще рыскали драгуны и гогочущие пехотинцы, опьяневшие от осознания своей победы и ищущие новые жертвы. Встречая убитых горем женщин, солдаты Камберленда безжалостно осыпали их оскорблениями, самые дерзкие предлагали им деньги или дешевые побрякушки за услуги определенного рода, а некоторые просто брали то, что считали принадлежащим им по праву, если женщина оказывалась достаточно молодой, миловидной и глупой, чтобы бродить по лесу одна.
Кэтрин и Дейрдре старались держаться поближе к другим женщинам, не поднимали голов, покрытых шалями, и умолкали, едва поблизости появлялись солдаты. Обе надеялись заметить среди мертвых знакомое лицо и одновременно боялись этого. Один раз, высмотрев неподалеку от тропы светлую копну волос, Дейрдре вскрикнула и бросилась к погибшему, но, к счастью, это был не Алуин.
Повозка, на которой они приехали из Моу-Холла, заполнилась ранеными задолго до того, как Дональд Макинтош подъехал к равнине. Он отвез раненых в поместье и вернулся, но и он, и женщины понимали: помочь всем они не в силах.
– Боже мой! – бормотала Дейрдре. – Неужели люди способны на такое? Да как они могут после этого спокойно спать по ночам?..
Внезапно она побелела, устремив взгляд на яркое пятно шотландки. Дейрдре узнала ее по охристой полосе, добавленной к цветам Камеронов – малиновому и черному.
Сорвавшись с места, Дейрдре бросилась к двум сплетенным телам. Кэтрин прижала к губам ледяные пальцы, услышав горестный крик Дейрдре. Дейрдре упала на колени и яростно принялась сталкивать с тела мужа мертвого солдата-англичанина. До сих пор Кэтрин надеялась, что Макинтош ошибся, что ему только показалось, будто он видел среди мертвых Алуина Маккейла. Бедная Дейрдре... Бедная, милая, несчастная...
Кэтрин сморгнула горячие слезы, удивляясь тому, что она еще способна плакать, и поспешила на помощь подруге. Надо попытаться вынести труп с этого ужасного поля. Это самое меньшее, что они обязаны сделать...
Вдруг Кэтрин замерла и невольно ахнула. Безумный ужас придал ей сил и проворства, она заспешила, обходя трупы и на каждом шагу увязая в раскисшей грязи.
Она упала – раз, другой, но неизменно вскакивала и снова шагала вперед, волоча по земле промокшую, пропитанную кровью юбку. Словно в давнем сне, она выбивалась из сил, но ей казалось, что она почти не двигается с места. Слезы слепили глаза, всхлипы обжигали горло, сердце колотилось, заглушая все звуки.
Добравшись до того места, где еще недавно ждали начала боя якобиты левого фланга, она замедлила бег, и слезы вновь хлынули по ее щекам, поднявшись из бездонного и неисчерпаемого колодца печали. Кэтрин устремила взгляд на лоснящееся черное тело.
Это был Тень, жеребец Александера – величественный, гордый, с благородной головой и гладкой шкурой. Даже после смерти верного коня было легко узнать.
Кэтрин упала на колени рядом с погибшим жеребцом, чувствуя, что ее сердце переполняется яростью, скорбью и щемящим чувством бессмысленной потери. Она провела ладонью по лоснящейся черной шкуре. Грива и хвост коня разметались по траве, словно он мчался галопом, голова была гордо поднята, и только перебитые передние ноги напоминали о смерти. Кэтрин знала: Алекс ни за что не оставил бы великолепное животное посреди поля на растерзание зверям и хищным птицам. Не зная, как быть, она сняла шаль и укрыла ею ноги Тени – нелепый жест, поскольку на боку жеребца зияли другие раны.
Кэтрин и впрямь поступила безрассудно: ее светлые волосы блеснули на равнине и привлекли к ней внимание. Нефритово-зеленые глаза сразу заметили их на темном фоне вереска, травы и конского тела.
Майор замер и уставился на Кэтрин; во второй раз за день его сердце торжествующе забилось.
– Дейрдре? – еле слышно пробормотал Алуин. – Дейрдре, это ты?
– Алуин... – всхлипнула она, бережно гладя обеими руками его лицо. – О, Алуин... слава Богу, ты жив! А я так боялась... В пути мы наслушались таких ужасов!
– Дейрдре... – Он заморгал, убежденный, что грезит наяву: ведь Дейрдре сейчас должна быть в сотнях миль отсюда, в Лохабере!
– Тише! – велела она, прижавшись дрожащими губами к его губам. – Не пытайся говорить, просто лежи тихо, а я помогу тебе. Мы увезем тебя подальше от этого страшного места...
– Мы? Кто это «мы»?
– Мы с Кэтрин. Алуин, мне надо так много рассказать тебе, а я не знаю, с чего начать. Мы попали в засаду, не проехав и двадцати миль. Демиен погиб, и, если бы не Струан Максорли, мы с Кэтрин тоже давно были бы мертвы. Он отвез нас обратно в Моу-Холл, мы услышали пушки и... – Она осеклась, ее сердце вновь наполнилось ужасом: она увидела, как на серые глаза мужа навернулись слезы.
– Напрасно ты пришла сюда, – с трудом выговорил он. – Я безумно рад видеть тебя, но... лучше бы мне сгореть в аду! Я так мечтал в последний раз перед смертью увидеть твое лицо...
– Не говори так! – перебила Дейрдре. – Ты не умрешь! Мы поможем тебе встать и уведем...
– Дейрдре... я не могу идти.
– Тогда мы унесем тебя! – продолжала настаивать она. – Если понадобится, я понесу тебя сама!
– Дейрдре, послушай меня. У меня что-то со спиной: я ничего не чувствую и не могу пошевелиться уже очень давно. Не понимаю, почему я до сих пор жив. Какой грех я совершил, чем заслужил такую страшную кару? Но кажется, теперь я понимаю, в чем дело... Я совершил не грех, а единственно верный поступок – женился на тебе.
Вся кровь отхлынула от лица Дейрдре, страх мгновенно охватил ее: только теперь она заметила, как неподвижно лежит ее муж, под каким странным углом повернуты его ноги, словно отделены от тела.
– Арчибальд вылечит тебя! – в отчаянии прошептала она. – Он тебе поможет!
– Вряд ли. – Алуин печально улыбнулся. – Кроме тебя, мне никто не поможет.
– Кроме меня? Но что я могу? Скажи, что я должна сделать, Алуин. Ради тебя я готова на все! Только скажи!
– Избавь меня от страданий. Уходи отсюда – как можно скорее и дальше.
– Я не оставлю тебя! – выкрикнула она, ужаснувшись этой мысли и неожиданной просьбе Алуина.
– Нет, ты уйдешь и уведешь Кэтрин. Она еще... не нашла Алекса?
Дейрдре покачала головой:
– Нет, мы успели поискать только вдоль дороги.
– Если его здесь нет, возможно, он выжил. Когда я видел его в последний раз, мы оба защищали дорогу от драгунов. Да, если он не здесь, значит, он жив. А принц?
– К дьяволу принца, Алуин Маккейл! Для меня главное – ты, я люблю тебя!
– Если ты меня любишь, – подхватил он, – то уйдешь немедленно, пока солдаты не заметили тебя...
– Эй, ты! Что ты там делаешь?
Вздрогнув, Дейрдре обернулась. Вдалеке стояли трое солдат, руки которых были по локоть в крови – очевидно, они грабили убитых.
– Дейрдре, уходи!
Она перевела взгляд на Алуина и была потрясена болью и беспомощностью в его глазах.
– Беги! – выдохнул он. – Уведи Кэтрин, спасайтесь!
– Нет, я тебя не оставлю! Только не это!
На миг Алуин прикрыл глаза, собираясь с силами.
– У меня в руке пистолет. Клянусь тебе, я ничего не чувствую. Солдаты решат, что Ты явилась сюда за добычей... Помоги мне, Дейрдре. Возьми пистолет. Спасайся.
– Нет! – в ужасе вскрикнула она. – Нет, никогда!
– Сделай это ради меня, – умолял Алуин. – Дай мне умереть спокойно, зная, что ты в безопасности. Я не хочу умирать, как другие... – Он осекся. – Нельзя, чтобы эти ублюдки нашли меня живым. Помоги мне, любимая. Спаси нас – и себя, и меня.
Дейрдре вдруг вспомнились изуродованные трупы вдоль дороги.
– Ну, что там? – Солдаты приближались и громко переговаривались. – Это еще кто? Девчонка какого-нибудь мятежника? Как же она пробралась мимо часовых? Наверное, как-нибудь умаслила их. Может, и нам повезет.
Дейрдре заглянула в глаза мужа и увидела в них целый мир, полный любви и счастья, солнечного света, радости и покоя. Если этот мир исчезнет, ей не выжить. Об этом ей даже не хотелось думать.
– Я люблю тебя, Алуин Маккейл, – прошептала она и приникла к губам мужа. – И всегда любила – с той минуты, когда увидела впервые.
– Когда увидела впервые... – эхом повторил он. – Моя единственная любовь...
Загораживая Алуина своим телом от солдат, она вынула пистолет из холодных, безжизненных пальцев, приставила его к груди Алуина и выстрелила, не прерывая поцелуй. Убедившись, что осечки не было, она направила пистолет на свою грудь и еще раз нажала курок.
Кэтрин услышала два выстрела, прозвучавших один за другим. Испуганная криками и выстрелами, она вскочила, мгновенно забыв про жеребца, и увидела, как трое солдат спешат туда, где она в последний раз видела Дейрдре.
Дейрдре!
Едва сдерживая крик, она сорвалась с места, но тут же застыла, обнаружив поблизости еще одного человека. Поначалу она не узнала его, не присмотрелась к скульптурному, патрицианскому лицу под полями черной треуголки, она заметила только алый китель, блестящую саблю, раздувающиеся ноздри коня, галопом скачущего к ней. Но в пронзительных, нефритово-зеленых глазах всадника было что-то знакомое, и Кэтрин ужаснулась, сообразив, что перед ней майор Гамильтон Гарнер.
Она попятилась, застигнутая врасплох этой новой угрозой, перед которой померкли все остальные, опомнилась и в отчаянии побежала к ближайшим деревьям. Земля под ногами была предательски неровной, Кэтрин оступалась на каждом шагу, спотыкалась, чуть не падала, хваталась за траву и торчащие камни.
Она не осмеливалась даже оглянуться, а грозный грохот копыт неумолимо приближался. Если она успеет взобраться вверх по склону, то, возможно, доберется до леса и оторвется от преследователя, петляя среди зарослей...
Ослепленная паникой, Кэтрин споткнулась и упала на колени. Падая, она выбросила вперед руки и ободрала ладони о землю и острые камешки. Кэтрин всхлипнула, неуклюже поднялась и снова побежала, путаясь в длинных юбках. У нее неудержимо дрожали колени, силы таяли с каждой минутой. Она жадно хватала ртом воздух, который огнем обжигал ее легкие, негромко звала Алекса на помощь, словно он и вправду мог появиться как из-под земли и защитить ее.
Гамильтон Гарнер пригнулся к гриве коня, выбросил вперед обтянутую перчаткой руку и ухватился за густые белокурые волосы. Одновременно он дернул коня за узду, и Кэтрин в ужасе вскрикнула, почувствовав, что ее ноги отрываются от земли. Гамильтон осадил коня, развернув его на месте; Кэтрин упала и забилась, пытаясь встать.
Но бежать было некуда, ноги отказывались нести ее. Она застыла на расстоянии какого-нибудь десятка ярдов от опушки леса, широко раскрыв глаза и задыхаясь от жгучей боли во всем теле. Она невольно попыталась прикрыть ладонями живот, но он судорожно подрагивал от боли, быстрого бега и отчаяния. Кэтрин в изнеможении опустилась на колени, тяжело дыша и надеясь остаться в сознании.
Гарнер спешился и поморщился, по забывчивости с силой наступив на перевязанную ногу. Подойдя к Кэтрин, он бесцеремонно поставил ее на ноги, жестко схватив за плечо.
– Кого я вижу! – издевательски протянул он, повернув ее лицом к себе. – Неужели"это сама неуловимая и многострадальная миссис Монтгомери?
– Гамильтон! – ахнула Кэтрин. – Гамильтон... это вы!
Он приподнял бровь:
– Так вы рады видеть меня?
– Я... сейчас я рада увидеть любого из своих знакомых... живым.
– Зачем же вы пытались убежать? – усмехнулся он.
– Я... не узнала вас, – солгала Кэтрин и вздрогнула, почувствовав, как грубо пальцы майора впились в ее руку. – Я не знала, что вы здесь...
– Вы рассчитывали, что я до сих пор в Дерби?
– Нет, вы меня не так поняли, я...
– Припоминаю, таков был ваш план... поэтому вы и дали обещание, верно? – Его глаза злобно блестели. – Я должен был ждать в Дерби, когда вы бросите мужа на первом же постоялом дворе и вернетесь прямиком в мои объятия.
Он медленно перевел взгляд на ее вздымающуюся грудь, а потом ниже, на ладони, прижатые к животу. Увидев это недвусмысленное свидетельство ее неверности, майор пошатнулся, кровь вскипела в его жилах, сердце учащенно забилось.
– Вот оно что!.. Дочь потаскухи оказалась распутницей – в этом нет ничего удивительного. Но леди Кэролайн по крайней мере не лицемерила; те, кто ложился с ней в постель, не испытывали ничего, кроме похоти. Вокруг нее вечно увивались молодые жеребцы, с которыми она могла развлекаться, не заходя слишком далеко. Но вы, Кэтрин, – с шотландцем? С грязным шпионом мятежников? Неужели в Дерби вам было мало конюхов и лавочников?
Кэтрин не знала, откуда у нее взялись силы и смелость, чтобы стереть гнусную ухмылку с лица Гамильтона Гарнера. Размахнувшись, она влепила ему хлесткую пощечину, испытала острое чувство удовлетворения и увидела вспышку потрясения и изумления в глазах майора. Но за свое удовольствие она дорого поплатилась: Гарнер ответил ей таким мощным и злобным ударом, что она рухнула на траву к его ногам. Дав волю ярости, он принялся пинать ее начищенным сапогом в бока и живот, заставляя сжаться в тугой клубочек.
Он вряд ли смог бы остановиться и вскоре превратил бы ее тело в кровавое месиво, если бы на крики не примчались трое солдат. Последний, отставший от других из-за сильной хромоты, изумленно уставился на съежившуюся женщину, нахмурился, наклонился и приподнял густую завесу растрепавшихся золотистых волос, чтобы увидеть ее лицо.
– Вот так встреча! – воскликнул он. – Приветствую, миссис Камерон.
От боли Кэтрин почти ослепла, но успела узнать капрала Джеффри Питерса до того, как непроглядный мрак сгустился вокруг, лишив ее чувств.
– Откуда она здесь взялась, черт побери? – Питерс выпрямился. – Кажется, мы нашли ее служанку, миссис Маккейл, но она вся в крови, узнать ее почти невозможно.
– Прикончить ее, сэр? – деловито спросил один из драгунов, жадно разглядывая стройное молодое тело жертвы.
– Нет! – отрезал Гарнер и с трудом выпрямился. – Нет, она мне еще пригодится.
Истолковав слова майора по-своему, драгун ухмыльнулся и ткнул острием окровавленной сабли в ягодицу Кэтрин.
– Да, для таких забав она в самый раз, майор. Я слышал, дикарки особенно горячи, когда брюхаты, а эта, похоже, с привесом.
Услышав это дерзкое замечание, Гарнер вонзил в солдата острый, как нож мясника, взгляд зеленых глаз.
– Уведите пленницу к повозкам и приставьте к ней стражу. Но не смейте и пальцем к ней прикасаться – без моего разрешения. Ясно? А что касается вашего мнения о ней... когда понадобится выяснить ее достоинства или недостатки, я обойдусь без вашей помощи.
Он направился к своему коню, бросив последний холодный взгляд на скорчившуюся Кэтрин, вскочил в седло и вонзил пятки в лоснящиеся от пота бока животного. Его щека до сих пор горела от пощечины, мысли о неверности Кэтрин приводили его в бешенство. Но теперь она в его руках, и с ее помощью он раз и навсегда покончит с Александером Камероном. Сегодня этот мерзавец опять ускользнул. Но гулять на свободе ему осталось недолго, иначе он больше никогда не увидит свою Кэтрин живой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Меч и роза - Кэнхем Марша



Как ни странно, только в этот романе, я поняла, что такое любовь)) это удивительный роман, наполненный болью, предательством, любовью к Родине и жизни)) у меня нет слов, я восхищаюсь этим романом)) был момент, когда я плакала сильно, момент, когда умирает Алуин, вслед за ним Дейдра)) почитайте все, он того стоит!!!!!!
Меч и роза - Кэнхем МаршаДиана
14.05.2013, 22.10





Да,я полностью согласна с Дианой.Читая этот роман веришь во все чувства и поступки не только главных,но и других героев.Он никого не оставит равнодушным.Это НАСТОЯЩИЙ ЖЕНСКИЙ ЛЮБОВНЫЙ роман.Советую читать всем.Какая любовь!!!Какие постельные сцены!!!мммм
Меч и роза - Кэнхем МаршаЛАУРА
26.11.2013, 14.54





Не понимаю, почему до сих пор не переведен первый роман "Гордость львов", ведь "Меч и роза" - это продолжение про Александера Камерона и Кэтрин?
Меч и роза - Кэнхем МаршаКнигоманка.
8.11.2016, 14.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100