Читать онлайн Меч и роза, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Меч и роза - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Меч и роза - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Меч и роза - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Меч и роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Леди Энн Моу потянулась и зевнула, деликатно прикрывая рот ладонью. Демиен, который недавно присоединился к дамам, коротающим вечер в гостиной, заметил зевков и взглянул на часы, тикающие на каминной полке.
– Десять минут девятого, – произнес он, ни к кому не обращаясь. – А кажется, будто уже три часа ночи.
Кэтрин улыбнулась:
– Только потому, что ты наконец-то постиг истинный смысл слов «работа» и «долг», братец.
– Пока я не отдал тебе тот злополучный пакетик чая, ты была добрее ко мне, – сухо заметил он.
Кэтрин капризно сморщила нос и допила чай, подслащенный медом.
– Так или иначе, – продолжал Демиен, – я уже согрелся. Теперь покончу с делами и пойду к себе. Я вдруг вспомнил, что уже целых двенадцать часов не писал Гарриет, и если я не напишу ей немедленно, она узнает о моем преступлении и накажет меня с особой жестокостью.
– Какие могут быть дела так поздно вечером? – удивилась леди Энн. – Весь день вы пробыли в Инвернессе – несмотря на все мои старания отговорить вас от этой поездки. А теперь вы опять покидаете нас, не успев как следует согреться.
– Я пообещал доктору Камерону навестить его пациентов. Дело в том, что в Инвернессе я раздобыл не только чай для одной невозможно избалованной юной леди, но и лекарства, запас которых у Арчибальда уже иссяк.
– Разве в лагере есть больные? – встревожилась леди Энн.
– Не больше, чем обычно бывает в походах, – заверил ее Демиен. – С жаром, дизентерией... Словом, достаточно хорошей дозы печеночника, чтобы исцелить их.
Кэтрин громко и удрученно вздохнула:
– Дорогой мой аптекарь, если ты попытаешься вылечить печеночником больного дизентерией, ты только загонишь его в могилу.
Демиен вскинул бровь:
– С каких это пор ты стала сведущей в медицине?
– С тех пор, как мы с Дейрдре решили, что должны приносить хоть какую-то пользу, – объяснила Кэтрин.
– В таком случае не хочешь ли сходить в лагерь со мной и помочь советами?
– Я пойду, – вызвалась Дейрдре и встала. – Кэтрин вредно выходить из дома так поздно – погода слишком сырая.
– Вздор! – Кэтрин отставила пустую чашку. – Мне не повредит глоток свежего воздуха.
– Нет, Дейрдре права, – вмешался Демиен. – Алекс убьет меня, если с тобой что-нибудь приключится – пусть даже просто насморк.
– Я сама решу, как мне быть, – заявила Кэтрин. – Алекс часто брал меня с собой во время вечерних обходов лагеря. Так что ничего он с тобой не сделает.
– А если я все-таки откажусь? – осведомился Демиен.
– Я все равно пойду за тобой. Демиен нахмурился:
– Напрасно я вообще заговорил об этом... Ладно, пойдем, только не подходи к палаткам больных, иначе...
Громкий, отчаянный стук в парадную дверь эхом разнесся по коридору. Леди Энн вздрогнула и озадаченно приподняла брови.
– Кто бы это мог быть в такой час? – удивленно спросила она. – Неужели это опять к принцу?
Весь день дверь была заперта, но, несмотря на то что местопребывание принца держали в строгой тайне, жители окрестных деревень откуда-то узнали, что он в поместье, и потянулись к нему с прошениями. Чарльз удалился к себе в спальню несколько часов назад в сопровождении трех дружелюбных волкодавов Энгуса Моу, прихватив бутылку местного крепкого напитка. У принца по-прежнему болела грудь, и хотя в последнее время он кашлял гораздо реже, постоянно пользовался своей болезнью как предлогом, чтобы побыть в одиночестве.
– Прошу прощения, миледи, – в гостиную вошел Роберт Харди, управляющий Моу-Холла, – там у двери один паренек по имени Лахлан Макинтош. Он чем-то взволнован, говорит, что ему надо перемолвиться с вами словечком наедине.
– Юный Лахлан? Сын Юэнрила?
– Точно, миледи. – Роберт приподнял седую бровь. – Он говорит, что бежал от самого Инвернесса, чтобы доставить вам важную весть.
– В таком случае, Роберт, немедленно приведи его сюда, – улыбнулась леди Энн.
Через минуту раскрасневшийся от быстрого бега в тумане Лахлан Макинтош робко шагнул в богато обставленную гостиную, прижимая к груди синюю шерстяную шапку. На кончике его носа повисла крупная капля. Роберт Харди ущипнул оторопевшего паренька за руку и жестом велел ему сойти с пушистого ковра на пол, который по крайней мере было проще вымыть.
Леди Энн Моу, которая показалась вспотевшему, дрожащему пятнадцатилетнему пареньку величественной, как королева, встала и жестом велела ему подойти поближе к пылающему камину.
– Миледи... – нерешительно начал Лахлан, – мне надо кое-что сказать вам...
– Не спеши, Лахлан Макинтош, – перебила леди Энн, знаком веля недовольному Роберту Харди налить в стакан бренди. – Сначала согрейся. Ты стучишь зубами так громко, что я не слышу ни слова.
Лахлан утер рукавом куртки нос и лоб и с благодарностью опустошил предложенный стакан.
– Мне бы поговорить с вами с глазу на глаз, миледи, – повторил он, чувствуя, как в желудке у него распускается горячий комок. – Дело очень важное.
– Верю, иначе ты не примчался бы сюда среди ночи. Но эти люди – мои друзья, Лахлан. Ты можешь говорить при них все, что хочешь.
– Так вот... – Он обвел взглядом незнакомых людей и вдруг затараторил: – Миледи, сюда идут солдаты из Форт-Джорджа. Они хотят окружить дом и взять в плен принца Чарльза!
Демиен, который стоял у камина, опираясь локтем на полку, выпрямился и отставил свой стакан. Дейрдре и Кэтрин встревожено переглянулись, но леди Энн только переплела пальцы рук и спокойно улыбнулась.
– Откуда ты это узнал, Лахлан? – спросила она.
– Клянусь вам, миледи, это чистая правда! Я слышал, как двое мужчин замышляли взять в плен принца. Одним был офицер из форта, он сказал, что лорд Лаудаун дал ему полторы тысячи солдат, которые двинутся в путь через час. Второй – что в Моу-Холле принца охраняют только несколько человек, а Лохиэл и Кеппох увели своих людей сегодня утром. Пока не подоспеет лорд Джордж из Нэрна, принц будет один.
– Кем был этот второй? – резким тоном спросила леди Энн. – Ты видел его лицо?
Лахлан покачал головой:
– Нет. Но это был англичанин, я сразу понял по выговору. Стоит мне снова услышать этот голос, и я узнаю его, даже если он будет говорить шепотом. Я примчался сюда со всех ног, миледи: эти люди говорили, что доставят принца в тюрьму еще до полуночи.
Леди Энн, Кэтрин, Дейрдре и Демиен одновременно уставились на часы.
– Если мальчишка говорит правду, – произнес Демиен довольно громко, так что Лахлан различил его английский выговор и потрясенно замер, – тогда времени у нас в обрез.
– Роберт! – Леди Энн принялась решительно отдавать распоряжения. – Немедленно разбуди принца. Найди ему теплую одежду – простой килт и куртку и скажи, чтобы поскорее переоделся. Мы спрячем его где-нибудь, пока не выясним, правду говорит Лахлан или нет.
Лахлан с трудом оторвал взгляд от Демиена.
– Правду, миледи! Клянусь честью Макинтошей! Целых две секунды в комнате было тихо, затем управляющий прокашлялся.
– Можно увести его в пещеры, миледи, – предложил он.
– Да, да, Роберт, – так мы и сделаем! В поместье осталось всего пятьдесят воинов. Черт бы побрал Магилливри! Почему ему именно сегодня вздумалось уехать на ферму?
– Я уже послал гонца к Магилливри, – с оттенком гордости сообщил Лахлан. – Я сразу понял, что вам понадобится его помощь.
– Ты молодец, Лахлан, но он едва ли успеет до полуночи собрать своих людей... Роберт! Ты что, прирос к полу? – Дождавшись, когда управляющий выбежит из комнаты, леди Энн продолжала: – Надо подумать, как задержать солдат, пока мы не уведем принца в надежное место.
– Для начала надо поднять по тревоге всех мужчин в лагере, – заявил Демиен, направляясь к двери. – Если мальчишка вам больше не нужен, он поможет мне собрать слуг, конюхов и прочих всех, кто способен держать в руках оружие.
– Мы с Дейрдре пойдем с тобой! – заявила Кэтрин. – Мы тоже хотим помочь.
– Ни в коем случае! – рявкнул Демиен, останавливаясь на пороге. – Вы обе подниметесь к себе, запретесь изнутри и будете сидеть тихо, пока я не приду за вами. И предупреждаю, Кэтрин Эшбрук Камерон, если вы осмелитесь ослушаться, я ни за что не поручусь, что вы останетесь живы и невредимы!
Выпалив все это, он исчез так стремительно, что женщины не успели возразить.
– Леди Энн! Неужели мы должны сидеть в своих комнатах сложа руки? – воскликнула Кэтрин. – Мы могли бы хоть чем-нибудь помочь...
Леди Энн, которая тоже собиралась покинуть гостиную, рассеянно покачала головой:
– Ваш брат прав, Кэтрин: выходить из дома слишком опасно. Ваши мужья убьют меня, если узнают, что я отпустила вас в лагерь. Ступайте к себе и ждите. Солдаты не войдут в Моу-Холл.
– Когда-то я думала, что и в Роузвуд-Холл их не пустят, но ошиблась, – возразила Кэтрин, упорно следуя по пятам за леди Энн. – В последнее время мы с Дейрдре не раз сталкивались с насилием, и, что бы там ни говорил мой брат, я хочу помочь!
Как раз в эту минуту в коридоре появился Роберт Харди с ворохом одежды в руках, встрепанный и взволнованный.
– Миледи, я никак не могу разбудить принца! Он заперся у себя в комнате и...
– Черт бы его побрал! – вскричала Энн Фаркарсон Моу, потеряв терпение. – Выломай дверь, если понадобится! Притащи его на плече, если он будет упираться! Но если я вернусь сюда и узнаю, что принц все еще в доме, я повешу на шею вместо украшений твои причиндалы!
Потрясенный угрозой хозяйки, Роберт отступил и вжался в стену, пропуская ее. С трудом сглотнув, он уставился огромными от страха глазами на двух дам.
– Выломать дверь? – сбивчиво повторил он. – Притащить его? – Он вздрогнул. – Но это же принц!
– А мы не побоимся потревожить его, – заявила Кэтрин. – Покажи нам его комнату, а потом принеси еще одежды, и потеплее. Разыщи капрала Питерса, Джеффри Питерса. Он должен быть где-то возле дома. Пусть ждет у двери с лошадьми и стражниками принца. Что это за пещеры, про которые вы говорили?
Роберт торопливо повел их по коридору. Килт путался в его костлявых ногах, одежда для принца волочилась за ним по полу. Похоже, пожилому слуге было нелегко думать, говорить и идти одновременно. Дейрдре избавила его от вороха одежды и заслужила благодарную улыбку.
– Это пещеры в горах над долиной, – объяснил Роберт. – В Шотландии возле любого дома есть такое тайное убежище.
– Ты знаешь, как туда добраться? Ты проводишь нас?
– Да, да.
– Вот и хорошо. Тогда оденься потеплее. И прихвати оружие – пистолеты или мушкеты... сгодятся даже охотничьи ружья. Только поспеши! А мы разбудим принца.
Роберт подвел их к двери комнаты принца и поспешил прочь, по-гэльски повторяя распоряжения дам.
– Ваше высочество! – Кэтрин громко постучала в дверь. – Вы не спите?
Ответа не последовало. Кэтрин подергала дверь и не удивилась, обнаружив, что та надежно заперта.
– Ваше высочество, это леди Кэтрин. Мне надо сейчас же увидеться с вами по чрезвычайно важному делу.
– Ступайте прочь! – послышался недовольный голос. – Мне нездоровится.
Нахмурившись, Кэтрин еще раз толкнула дверь.
– Ваше высочество, не хочу вас пугать, но сюда направляются солдаты из Инвернесса. Они намерены окружить Моу-Холл и взять вас в плен.
– А среди них найдется опытный врач? – Голос принца дрогнул. – Если да, я с радостью сдамся в плен.
Кэтрин переглянулась с Дейрдре.
– Что же нам делать?
– Выломать двери мы не сможем. – Дейрдре скептически оглядела прочную панель. – Мы могли бы поискать...
В этот момент в замке лязгнул ключ, дверь приоткрылась, и дамы увидели налитый кровью тусклый глаз.
– О Господи! Леди Кэтрин, это вы! – Щель стала шире, глаз прищурился, из комнаты выплыл сильный запах спиртного. – И миссис Маккейл с вами! С какой стати вам взбрело в голову ломиться ко мне в такой поздний час?
– Ваше высочество, сюда идут солдаты из Инвернесса.
– Это я уже слышал. Что им нужно?
Кэтрин постаралась взять себя в руки, гадая, почему все мужчины, стоит им раз кашлянуть или чихнуть, превращаются в малых детей.
– Скорее всего им нужны вы, ваше высочество. Придется спрятать вас в горах, прежде чем они явятся сюда.
– В горах? – воскликнул принц. – В такую сырую ночь? Да я умру от пневмонии, раньше чем мы доберемся до предгорий! Вот, пощупайте мой лоб. Мне предписан строжайший постельный режим!
Не оставляя Кэтрин выбора, он схватил ее ладонь и прижал к своему лбу. Лоб и вправду был довольно горячим, но Кэтрин заподозрила, что причина тому – содержимое бутылки, лежащей возле кровати, а не лихорадка.
Она решительно шагнула в комнату и поморщилась от отвратительного запаха виски и незакрытой ночной посудины. Принц выглядел так же неопрятно, как его покои. Спутанные жидкие пряди светлых волос свисали из-под ночного колпака, прикрывая виски и уши. Его лицо имело желтоватый оттенок, вокруг карих глаз появились темные круги. На льняной ночной рубашке длиной до щиколоток виднелись большие пятна виски, какой-то еды и другие сомнительные следы.
– Ваше высочество, мы принесли вам теплую одежду. Немедленно одевайтесь. Солдаты...
– К дьяволу солдат! – рявкнул принц, направляясь к постели. – Пусть приходят. Я расчихаюсь так, что они разбегутся.
– Сюда спешат полторы тысячи человек, ваше величество, – заявила Кэтрин. – И я всерьез сомневаюсь, что ваша простуда помешает им заковать вас в кандалы и увести в тюрьму.
Чарльз пошатнулся и впился в Кэтрин взглядом.
– Как вы смеете говорить со мной в таком тоне? Кто вы такая?
– Леди Кэтрин Камерон, как вам известно. Лучше скажите, как вы смеете подвергать опасности всех мужчин, женщин и детей в этом поместье только потому, что вам лень пошевелиться?
Он попятился и растерянно заморгал.
– Что, простите?
– Вы же слышали, – отозвалась Кэтрин. – И это после того, как наши мужья убедили нас, что они поступают правильно! Они утверждали, что вы – благородный и отважный человек, готовый продолжать эту борьбу в одиночку, если понадобится – до смерти, ради всего, во что вы верите. – Выдержав паузу, она окинула встрепанного принца сардоническим взглядом. – Но оказалось, что вы не желаете пожертвовать даже несколькими часами отдыха, чтобы спасти все, что осталось от вашей армии. Солдаты будут благодарны вам. Возможно, они решат пощадить жалкое существо, которое увидят, и позволят ему утопить печали в виски.
Взмахнув бархатной юбкой, Кэтрин направилась к двери, жестом приказав изумленной Дейрдре Маккейл бросить охапку одежды на стул и следовать за ней.
– Подождите! – спохватился Чарльз. – Стойте, черт побери!
Пропустив мимо ушей его брань, Кэтрин холодно заявила:
– Мы с миссис Маккейл идем к себе, переодеваться в теплую одежду. Через пятнадцать минут мы должны быть внизу, где уже ждут лошади. Если хотите, можете присоединиться к нам. Если нет... – вспомнив об одном из излюбленных жестов сэра Альфреда, она широко развела руками, – продолжайте пользоваться гостеприимством этого поместья, сколько вам заблагорассудится.
Спустя десять минут капрал Питерс уже томился в ожидании у дверей Моу-Холла, не выпуская из рук заряженный пистолет со взведенным курком. Он вглядывался в густые тени и вздрагивал от ночных шорохов, живо представляя себе орду кровожадных воинов за каждым кустом. Услышав за спиной громкий стук, он круто обернулся и вздохнул с облегчением, увидев выходящих из дома Кэтрин, Дейрдре и Роберта Харди.
– Слава Богу! – воскликнул он и вытер лоб рукавом. – Мне повсюду мерещится сам Камберленд... А где принц?
Кэтрин вздохнула, принимая поводья:
– Боюсь, он...
– Принц перед вами, – перебил ее Чарльз Эдвард Стюарт, появившийся из густого тумана. Как и все остальные, он был одет в теплые бриджи из шотландки и рубашку, на его голову и плечи был наброшен длинный отрез шерстяной клетчатой ткани. – А где моя охрана?
– С вами поеду только я, – объяснил капрал Питере. – Остальные охраняют подступы к Моу-Холлу.
– Сколько всего мужчин осталось в поместье?
– Шестьдесят три, ваше высочество, им вызвались помочь двадцать женщин. Но с минуты на минуту должен подоспеть Магилливри...
– Во всем виноват я, – покаянно прошептал принц, – и мое упрямство. Мне следовало послушаться Лохиэла и уехать в Килравок, как было задумано. Из-за меня эти люди оказались в смертельной опасности... – Он перевел взгляд на Кэтрин и снял шляпу. – Простите меня, леди Кэтрин. Вы сказали истинную правду. Я вел себя недопустимо. Могу ли я надеяться на прощение?
– Вы уже получили его, ваше высочество.
Принц склонился над ее рукой и коснулся губами холодных пальцев.
– Ваш покорный слуга, мадам... Клянусь отныне исполнять каждый ваш приказ.
– В таком случае, ваше высочество, садитесь в седло, – велела Кэтрин, указывая на лошадей, которых держал под уздцы капрал Питере.
Принц и капрал Питерс помогли Дейрдре и Кэтрин взобраться на спины лошадей и крупной рысью последовали за Харди. Они быстро пересекли долину, оставляя за собой развевающиеся клочья тумана. На опушке черного леса они оглянулись на лагерные костры – издалека казалось, что возле них греются сотни мужчин.
Маленькая кавалькада въехала в лес, придержала лошадей и продолжала путь в тумане, при свете месяца. Воздух был сырым, холод пробирался сквозь плотную одежду, вызывая неудержимую дрожь. Чарльз Стюарт, который уже успел окончательно протрезветь, то и дело сгибался пополам в приступах мучительного кашля, не в силах ни сдержать, ни приглушить его. При каждом приступе он разражался потоками итальянской брани, а потом рассыпался в извинениях. Беспокойство всадников нарастало по мере того, как они поднимались все выше в горы и углублялись в лес. Лицо Кэтрин покрыла испарина. Боязнь погони и засады, страх за брата и всех, кто остался в Моу-Холле, заставляли ее поминутно оглядываться.
Этим вечером прошел легкий снег, но в лесу, под навесом густых ветвей, тропы остались черными. Там и сям мелькали белые поляны, привлекающие внимание всадников. Вокруг было тихо, слышались лишь легкий шорох опавших листьев и негромкий цокот конских копыт по мерзлой земле.
Пятеро всадников ехали в молчании, только переглядывались, услышав отголоски звуков, раздающихся где-то далеко в долине. Шепотом высказывая предположения, они сутулились, плотнее кутались в шотландку и погружались в пугающие размышления.
К чести Роберта Харди, он ни разу не сбился с пути, хотя и признался, что в последний раз побывал в пещерах много лет назад. Он говорил, что такие прогулки не для старых костей, и все-таки вел спутников быстрой рысью, а если и давал лошадям передохнуть, то не больше пяти минут.
Не прошло и часа, как Роберт остановил коня и кивнул в сторону. Здесь деревья росли не так густо, снег лежал иначе, чем в лесу, вызывая подозрение, что под ним скрываются каменные глыбы.
– Пещеры рядом, – объяснил Роберт, чувствуя, как напряжены его спутники. – Там найдутся и еда, и одеяла.
– А хворост для костра? – с надеждой спросил принц, стуча зубами от холода.
– Я не советовал бы разводить костер, ваше высочество, – отозвался капрал Питерс. – В такой темноте огонь будет виден издалека.
Вскоре они выехали на поляну, где воздух был кристально чист, месяц заливал все вокруг ярким голубовато-белым светом, повиснув на черном бархате неба. Тропа круто поднималась еще с десяток ярдов, затем выводила на широкое плато, где впереди виднелись нагромождения камней. За ними обнаружилась узкая горная долина, которую заполнял стелющийся туман. Над ним выступали лишь вершины холмов.
Харди спешился и исчез в почти неприметной трещине в каменной стене. С помощью кремня и трута он быстро развел огонь, и вскоре вход в пещеру озарил неяркий желтоватый свет.
Кэтрин мысленно оценила ширину и высоту устья пещеры и, спешиваясь, взяла за плечо помогающего ей капрала.
– Капрал... нельзя ли чем-нибудь замаскировать вход в пещеру? – спросила она дрожащим голосом. – Он не настолько широк...
– Можно завесить его одеялами, – предложила Дейрдре, – или нарубить веток...
– Мы что-нибудь придумаем, – пообещал Питере. – Иначе к утру превратимся в ледышки.
У принца опять начался приступ сухого кашля, и он поспешно отвернулся от спутников. Харди вышел из пещеры, вздрогнул и предостерегающе замахал руками. Только после этого Чарльз Стюарт заметил, что стоит на самом краю каменного карниза, а под его ногами зияет пропасть.
– О Господи! – Он поспешно отступил. – И много здесь таких опасных мест? Вы уверены, что нам ничто не угрожает?
– Здесь безопаснее, чем в вашей спальне, ваше величество, – заверил Роберт. – Как только мы разведем огонь, в пещере станет совсем уютно. Да и утес невысок, – добавил он, кивая в сторону карниза. – Футов двадцать, не больше – днем вы убедитесь сами.
– Лучше уж я поверю вам на слово, – отозвался принц и подошел поближе к пещере, не скрывая, что он боится высоты. А что касается пещер... Да уж, это не Холируд-Хаус, – заметил он, оглядывая устье пещеры.
– Зато здесь вам ничто не угрожает, – возразил Роберт Харди. – В этой пещере нас не найдет даже блоха.
– Но мы-то не блохи, Роберт, – послышался знакомый голос, и еще один всадник подъехал к пещере. – А нашли вас почти без труда.
– Демиен! – воскликнула Кэтрин и бросилась к брату. – Откуда ты взялся? Как нашел нас?
– Скажи лучше, Китти, что ты здесь делаешь? Если не ошибаюсь, я велел тебе запереться в комнате. Но когда я вернулся за тобой, то обнаружил там лишь ворох бархата и нижних юбок.
– Кринолины, братец, – в седло в них не сядешь. А что касается твоих распоряжений и моих поступков, тебе пора бы запомнить: я всегда поступаю так, как считаю нужным.
– Могу подтвердить это, – вмешался принц. – Демиен, не сердитесь на нее. Сегодня она оказала нам неоценимую услугу, забыть о которой невозможно.
Кэтрин улыбнулась и перевела взгляд с Чарльза на брата:
– А теперь объясни, как ты разыскал нас.
– Не я, – поправил Демиен. – Юный Лахлан догадался, куда вы направляетесь. Мы задержались в пути, чтобы убедиться, что за нами никто не следит.
– Надо поскорее привязать лошадей где-нибудь у пещеры, а самим спрятаться внутри, – предложил капрал Питерс.
– Верно, – кивнул Демиен и повернулся к своему молчаливому спутнику. – Лахлан, может быть, ты перестанешь сверлить меня глазами и займешься лошадьми? Эй, парень, ты оглох?
Но Лахлан Макинтош не оглох и не ослеп. Он напряженно прислушивался, и вскоре все вокруг поняли, в чем дело. Из долины доносились приглушенные хлопки, в темноте вспыхивали и тут же гасли искры. За последние недели все беглецы научились различать выстрелы из мушкетов и теперь сообразили, что в долине поднялась тревога.
Еще недавно Колин Фрейзер был кузнецом в деревеньке Моу, потом встал под знамя полковника Энн и вскоре доказал, что он опытный вожак, которого опасность лишь приятно волнует, как не волновала и жена двадцать два года назад, будучи еще юной невестой. К армии принца Чарльза Колин присоединился вопреки советам жены и надеялся после войны живым и невредимым вернуться домой, в крытую соломой хижину.
Едва леди Энн вылетела из густого тумана верхом на своем рослом мышастом жеребце, Колин собрал одиннадцать мужчин и вместе с ними направился по лесной дороге. Отойдя мили на три от Моу-Холла, он расставил спутников вдоль дороги, сам спрятался за густыми зарослями можжевельника и затаился в ожидании.
Не прошло и минуты, как волосы у него на затылке встали дыбом: Колин понял, что в лесу прячутся не только они. Мало того, не только он выбрал местом для укрытия заросли можжевельника.
Медленно и осторожно Колин вытянул шею так, чтобы из-за вечнозеленых веток показались только его макушка и вытаращенные глаза, и увидел на расстоянии прыжка перед собой еще одну пару вытаращенных глаз. Не задумываясь и не давая незнакомцу никакого преимущества, Колин бросился на него с ножом в руках.
* * *
На расстоянии четырехсот ярдов от этого места полковник Блейкни поднял руку, приказывая своему отряду остановиться.
– Вы что-нибудь слышали? – спросил он своего помощника.
Младший офицер прислушался, склонив голову набок и всматриваясь в зловещие тени по обеим сторонам дороги.
– Может быть, сова?..
– Совы не визжат, лейтенант, – с досадой напомнил Блейкни, тщетно оценивая позицию отряда и прикидывая, сколько еще придется маршировать по лесу. – Позовите Маклеода, – распорядился он, – только, ради Бога, тихо! По пути передайте всем солдатам, что они должны соблюдать полнейшую тишину. Первому из них, кто чихнет, я сам перережу глотку.
– Слушаюсь, сэр.
Лейтенант бесшумно побежал вдоль извилистой пехотной колонны, по пути передавая солдатам приказ полковника. Солдат с самого начала не покидала тревога: до всех дошли слухи об огромном лагере якобитов в долине возле Моу-Холла, мало кто верил, что долина опустела. Фамилии Камеронов и Макдональдов вызывали дрожь успешнее резкого зимнего ветра: кое-кто из солдат участвовал в битве при Престонпансе и своими глазами видел, как сражаются эти два клана. Те же, кто побывал в Фолкерке, видели, как вопящие горцы ринулись на них, словно выскочив из-под земли.
Почти половину армии лорда Лаудауна составляли англичане, которые ненавидели горы и долины и боялись их, считая, что в таких условиях от солдата просто нелепо требовать воинской доблести. Остальными солдатами армии были горцы кланов, поддерживающих Ганновера. У них душа не лежала к ожесточенным битвам с соотечественниками, они знали, что серьезным препятствием для мятежников может стать только смерть.
– Почему колонна остановилась? – спросил Раналд Маклеод, капитан отряда Маклеодов. Подобно отцу, он был невысоким, грубовато сложенным и имел привычку выискивать изъяны в любом плане, если его разработал не горец. Но в отличие от отца он прекрасно понимал, как запятнали свою репутацию Маклеоды, отказавшись поддержать принца, и питал черную зависть к своему младшему брату Эндрю, который пренебрег отцовским гневом и примкнул к якобитам.
– Мы приблизились к одной из развилок, отмеченных на карте, – предположил Блейкни. – Пройдя по этому узкому ущелью и перевалив через холм, мы разделимся и возьмем Моу-Холл в клещи.
– За этим холмом будут еще десятки других, – презрительно процедил Маклеод. – Было бы лучше зайти с востока, где торфяники и ровные поля.
– И где нас наверняка заметит противник.
Маклеод всмотрелся в туман и принюхался, как охотничий пес.
– Нас уже заметили. Эти совы давно подняли тревогу, пока мы торчим здесь.
Блейкни побагровел.
– Тогда предлагаю сплотить ряды и примкнуть штыки.
– Мы не готовы сражаться против всей армии мятежников, – ровным тоном возразил Маклеод. – Генерал ясно дал понять, что от нас зависит, захватят они весь север Шотландии или нет.
– Вы беспокоитесь за север Шотландии... или за владения Маклеодов?
Ладонь тяжело легла на рукоять меча.
– Придержи-ка язык, англичанин! А то мои люди не станут ждать, когда твои храбрые солдаты опять обратятся в бегство, едва завидев противника.
При этом недвусмысленном намеке на позорное отступление у Престонпанса Блейкни покраснел еще гуще и уже схватился было за шпагу, намереваясь бросить вызов дерзкому горцу, но тут прямо на него из тени вылетел один из разведчиков лагеря, вопя во всю мощь легких:
– Мятежники, сэр! Там, впереди! Среди деревьев, на холмах!
– Успокойся! – скомандовал Блейкни. – Отдышись и объясни, что ты видел.
– Мятежников, сэр! В полумиле отсюда, на дороге... они идут сюда!
– Черт! – Блейкни устремил взгляд вперед, на дорогу, скрытую из виду туманом. – Сколько их? Это отряд разведчиков? Несколько отрядов? Полк? Да говори же, не тяни!
– Сэр, я не знаю, сколько их. Но насколько я слышал, они приближались со всех сторон. Они прячутся среди деревьев, в лесу их больше, чем мух в июне. Похоже, они устроили засаду. Они прикончили Джейкобса и убили бы меня, если бы я не удрал вовремя.
По колонне солдат прошел ропот, почти все они невольно попятились. Ни выражения их лиц, ни позы не изменились, когда Блейкни пришпорил коня и вывел его на середину дороги.
– Постройте солдат! Мушкеты зарядить, штыки примкнуть! Готовьтесь к атаке!
На расстоянии двухсот ярдов Колин Фрейзер услышал этот приказ и метнулся в заросли, где ждали его подчиненные. Прежде всего следовало найти способ предупредить тех, кто остался в Моу-Холле, сообщить им, что к поместью движется целая армия англичан из Инвернесса.
«Так просто мы не сдадимся», – думал Колин. Вскинув мушкет, он выстрелил и велел своим солдатам готовиться к атаке. В отчаянии он выкрикивал не только их имена, но и имена всех кланов, какие только смог вспомнить, принялся перебегать от куста к кусту, издавая боевые кличи Камеронов, Макдональдов, Магилливри, Стюартов, Чизхолмов... Его спутники быстро сообразили, что к чему, разрядили оружие и снова перезарядили его, забегали по лесу, громко отдавая приказы, создавая впечатление, что в лесу полным-полно кровожадных горцев.
– О Господи! – выпалил Маклеод. – Это же сам Лохиэл! Они поджидают нас. Мы чуть не попали в засаду!
– Ни с места! – взревел Блейкни, выхватывая шпагу и рассекая ею воздух.
– Нас подстерегли! – бушевал Маклеод, размахивая мечом. – Мы едва не угодили в ловушку!
Пуля просвистела у самого уха коня Блейкни, тот взвился на дыбы и ударил копытом одного из пехотинцев. Схватившись за горло, раненый издал душераздирающий вопль и зашатался, кровь забрызгала всех, кто стоял рядом. Солдаты сломали ряды, колонна пришла в движение.' Предчувствуя, что они готовы обратиться в бегство, не слушая приказов, Блейкни попытался хоть как-нибудь восстановить порядок.
– Отступаем! – приказал он. – Уходим! Стреляйте по деревьям! Мы не позволим окружить нас!
Он вонзил шпоры в дрожащие бока коня, и тот сорвался с места. Маклеод понесся следом, задержавшись лишь затем, чтобы перебросить через седло* раненого и отозваться на яростные кличи, несущиеся из кустов.
А отряд Колина Фрейзера продолжал беспорядочную пальбу и крики, пока не израсходовал все боеприпасы и не охрип. Обливаясь потом и понимая, что сделали все возможное, чтобы отдалить неизбежное, Колин и его спутники рухнули у живой изгороди. Они с изумлением понимали, что сумели прогнать целый отряд англичан, не верили своим глазам и в конце концов пришли к выводу, что солдаты еще вернутся, чтобы отомстить.
Только утром они окончательно убедились: им, двенадцати горцам, удалось обратить в бегство полторы тысячи солдат.
– Определенно перестрелка... – пробормотал Демиен, прислушиваясь к беспорядочным хлопкам мушкетных выстрелов. – Но по звукам невозможно определить, откуда явились противники и сколько их.
– Мы все равно ничего не сможем поделать, – громко заявил капрал Питере, напоминая Демиену о женщинах. – Предлагаю спрятаться в пещере, где тепло и сухо, и, пожалуй, ради спокойствия выпить чаю.
– Чаю? – изумленно переспросила Кэтрин. – В пещере?
Питерс вспыхнул и извлек из кармана маленький сверток.
– Я вспомнил, что вы мечтаете о чашке крепкого английского чая, и выменял его у одного солдата.
На расстоянии полудюжины шагов от него Лахлан Макинтош потянул Демиена за сюртук.
– Сэр, сэр, это он!
– Кто? О чем ты говоришь?
– Сэр, это он. Это его я видел в конюшне, с полковником. Я узнал его сразу, как только он заговорил... а еще я видел, как полковник передал ему в конюшне пакетик. Клянусь, это он! Тот, кто предал принца и леди Энн!
Демиену понадобилась целая секунда, чтобы осмыслить эти слова. К тому времени как он все понял, капрал Питерс почувствовал угрозу в торопливом шепоте и выхватил пистолеты. Грациозным движением он обхватил Кэтрин за талию, притянул ее к себе и приставил пистолет к ее подбородку.
Возмущенный возглас Кэтрин оборвался, едва она ощутила прикосновение холодного металла к коже.
– На твоем месте я бы этого не делал, Эшбрук, – заметил Питерс, видя, что Демиен пытается выхватить оружие. – Или мозги твоей драгоценной сестры забрызгают всю пещеру.
– Капрал! – ахнула Дейрдре. – Что вы делаете?
– Выполняю свой долг, мадам, – ответил он ровным голосом, не выказывая ни толики прежнего смущения и вмиг перестав заикаться. – Харди, брось все, что у тебя под шотландкой, и подойди к остальным.
Роберт Харди выпростал руку из-под отреза шотландки, в который кутался; его пистолет тускло блеснул в лунном свете. Он осторожно положил оружие к ногам и отошел туда, где стояли Демиен и юноша.
– Сэр, я прошу вас отпустить миссис Камерон, – заговорил принц. – Насколько я полагаю, вам нужен я, и я охотно пойду с вами куда угодно, но только если вы сейчас же отпустите даму.
– Как трогательно! – усмехнулся Питерс, целясь из второго пистолета в принца. – Ваше высочество, будьте любезны подойти к краю пропасти. Встаньте на самый край карниза, протяните руки перед собой. И немедленно, иначе дама умрет.
Дождавшись, когда принц подчинится, Питерс сам попятился к обрыву, увлекая за собой Кэтрин. Он остановился так, чтобы при малейшей опасности иметь возможность столкнуть принца со скалы и вместе с тем продолжать держать под прицелом остальных. Некоторое время Питере переводил взгляд с одного лица на другое и наконец остановил его на Дейрдре.
– Миссис Маккейл! Соберите все оружие, только двигайтесь как можно осторожнее и медленнее. Отберите у всех пистолеты, мушкеты, ножи – все оружие. И сбросьте его в пропасть.
Дейрдре выполнила приказ, дважды подходя к обрыву и избавляясь от собранного оружия.
– Чрезвычайно вам признателен, миссис Маккейл, – произнес Питерс, когда все было кончено. – А теперь найдите моего коня и веревку, привязанную к седлу.
– Зачем? – ошеломленно спросила Дейрдре, совсем растерявшись от такого поворота событий. – Зачем это вам?
– Зачем? Догадайтесь сами, миссис Маккейл. Мой король и страна превыше всего, но неужели солдат обязан за какие-то десять шиллингов в месяц рисковать жизнью и конечностями?
– Полагаю, вы предпочитаете ставки повыше, – усмехнулся Демиен.
– Тридцать тысяч фунтов – немалая сумма, – невозмутимо подтвердил Питерс. – А пятидесяти тысяч мне хватит на всю жизнь.
Кэтрин задрожала, испустив сдавленный крик.
– Алекс! Господи, мы привели вас прямиком к нему!
– О такой удаче я даже не мечтал, – признался Питерс и ухмыльнулся. – Но расчет оказался точным. Мне приказали просто присоединиться к армии якобитов в Дерби, но ее поспешное исчезновение застало всех врасплох. Я собирался догнать мятежников, когда случайно встретился с лейтенантом Гудвином, догадался, куда он направляется и что он задумал, и последовал за ним в Роузвуд-Холл. Вообразите мое изумление, когда я обнаружил, что невинный ягненок, которому я помог сбежать из волчьего логова, – не кто иной, как жена Александера Камерона! Самого Черного Камерона! Разве можно придумать более надежный способ войти в доверие к вождю мятежников и выполнить поручение майора Гарнера?
– Гамильтона Гарнера? – ахнула Кэтрин.
– Я знал, что это имя вам знакомо. Но сам я узнал о том, что вы знакомы с майором, только сегодня утром. Как правило, я передавал связным только цифры и факты: численность, дислокации, перемещения и так далее. Я понятия не имел, что майора интересуют и местные сплетни и что ему не терпится вновь встретиться с вами и с вашим прославленным мужем. Как вы понимаете, в моем поступке нет никаких личных мотивов. Но за последние несколько недель меня не раз подмывало сбросить маску наивного капрала-заики и вкусить лакомства, которое пришлось по душе самому Черному Камерону. – Он сделал паузу и провел дулом пистолета по нежной коже Кэтрин, усмехаясь этой страшной ласке. Еще совсем недавно он держался неуверенно, выглядел неопытным, но теперь его тело вдруг стало стальным, мышцы рук напряглись, пальцы, сжимающие оружие, ничуть не дрожали, несмотря на неудобную позу. – Кто знает? – продолжал он. – Может быть, после того, как мы избавимся от обузы и передадим принца тюремщикам, вы сможете уговорить меня не отдавать вас майору. Видимо, вы нечто особенное, если вам удалось поставить на колени самого лохаберского льва.
Он коснулся губами виска Кэтрин, и по ее телу прошел трепет отвращения, а к горлу подкатила тошнота.
Роберт Харди и Демиен сорвались с места одновременно, но глаза Питерсу заслоняли развевающиеся волосы Кэтрин, поэтому он успел заметить только прыжок Харди. Не задумываясь, он отвел пистолет от подбородка Кэтрин и нажал на курок. Стальной боек ударил по кремню, взметнулось облачко дыма, от искры воспламенился порох. Свинцовая пуля впилась в лоб Харди, пробила кость и прошла навылет. Пронзительный вопль Дейрдре отвлек Питерса благодаря этому у Демиена появилась лишняя доля секунды. Он ударил Питерса в бок, тот рухнул, подминая под себя Кэтрин – так, что второй пистолет оказался зажатым между телом Кэтрин и боком Питерса. Она вырвалась как раз в ту секунду, когда грянул второй выстрел. Вспышка на миг ослепила Демиена, но он чудом остался жив: пуля пролетела на волосок от его виска.
Противники сплелись в схватке, бранясь и размахивая руками и ногами. Они подкатились почти к самому краю утеса, затем откатились обратно, напрягая все мышцы и извиваясь, стараясь нанести такой удар, который обеспечил бы им долговременное преимущество. Питерс по-прежнему сжимал в руке один из пистолетов и колотил им Демиена по голове и плечам.
Демиен с трудом сдерживал крик. Впервые в жизни он проклял богатство и роскошь, по вине которых он оказался слишком слабым, чтобы дать решительный отпор гибкому и сильному капралу. Этот человек учился сражаться и убивать голыми руками, а Демиен быстро выбивался из сил. На какой-то миг у него перехватило дыхание: он почувствовал, что его голова висит над пропастью. Демиен не свалился с обрыва только потому, что Питерс придавил всем телом его ноги. У Демиена закружилась голова, кровь прилила к ней, в бледном свете луны блеснуло лезвие вскинутого ножа. Громко выкрикнув имя жены, Демиен сжался, втянул живот, готовясь к резкой боли.
Но боль причинил ему не нож, а большой камень, ударивший Питерса в затылок и скатившийся с его плеча. Демиен увидел, как нож вывалился из пальцев капрала, как его тело дрогнуло, рот широко раскрылся в безмолвном крике. Лахлан Макинтош причинил ему Мучительную боль, ударив ногой в пах. Ослепнув от двойного удара, скорчившись в три погибели, Питерс подкатился к краю каменного карниза, не успел удержаться ни за куст, ни за камень и рухнул в пропасть. Тьма поглотила его, вопль резко оборвался, закончившись далеким хрустом веток.
Первым опомнился Чарльз Стюарт. Он бросился на помощь к Демиену, который кашлял, силясь подняться с колен. Вскоре тишину рассек еще один душераздирающий вопль. Дейрдре стояла на коленях возле Кэтрин. Ее руки были перепачканы кровью, лицо казалось совсем белым и застывшим.
– Она не дышит! – выкрикнула Дейрдре. – Вторая пуля... помогите же мне! Она не дышит!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Меч и роза - Кэнхем Марша



Как ни странно, только в этот романе, я поняла, что такое любовь)) это удивительный роман, наполненный болью, предательством, любовью к Родине и жизни)) у меня нет слов, я восхищаюсь этим романом)) был момент, когда я плакала сильно, момент, когда умирает Алуин, вслед за ним Дейдра)) почитайте все, он того стоит!!!!!!
Меч и роза - Кэнхем МаршаДиана
14.05.2013, 22.10





Да,я полностью согласна с Дианой.Читая этот роман веришь во все чувства и поступки не только главных,но и других героев.Он никого не оставит равнодушным.Это НАСТОЯЩИЙ ЖЕНСКИЙ ЛЮБОВНЫЙ роман.Советую читать всем.Какая любовь!!!Какие постельные сцены!!!мммм
Меч и роза - Кэнхем МаршаЛАУРА
26.11.2013, 14.54





Не понимаю, почему до сих пор не переведен первый роман "Гордость львов", ведь "Меч и роза" - это продолжение про Александера Камерона и Кэтрин?
Меч и роза - Кэнхем МаршаКнигоманка.
8.11.2016, 14.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100