Читать онлайн Меч и роза, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Меч и роза - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Меч и роза - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Меч и роза - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Меч и роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Инвернесс, февраль 1746 года
Одиннадцатый день февраля начался удачно: солнце выглянуло из-за тяжелых серых туч и озарило розово-золотистыми лучами горы. Для тумана было слишком холодно, землю покрывал тонкий лед, который хрустел под ногами, точно осколки стекла.
После выхода из Фолкерка армия якобитов миновала Стерлинг и снова разделилась надвое. Принц повел большую часть армии по северной горной дороге, через Блэйр-Атолл, Далнакардох и Далвинни. Лорд Джордж Меррей возглавил вторую, медленно движущуюся колонну, повернувшую на равнинную дорогу, ведущую через Энгус и Абердин. Обе колонны должны были воссоединиться близ Инвернесса и обратить в бегство местный правительственный гарнизон.
На третий день пребывания в горах колонна принца попала в страшную бурю. Впечатлительный граф Джованни Фандуччи ломал руки и скрипел зубами. Дороги, ведущие через Грампианские горы, представляли собой не что иное, как пастушьи тропы, в сильный ветер, снегопад и град по ним едва мог проехать всадник. Шотландцы радостно сбросили в пропасть бронзовые громадины и попытались утешить оружейника-итальянца веселой песней «Моя любовь живет в горах», но граф наотрез отказался присоединиться к дружному хору, запахнулся в плащ и ушел искать сочувствия у Огнеглазой Риты.
Струан Максорли застал их как раз в тот момент, когда повозка опасно раскачивалась из стороны в сторону, из нее неслись пронзительные крики. Парочку спасло лишь своевременное появление Алуина Маккейла. С помощью четырех членов клана он сумел разоружить Струана и убедить светловолосого великана, что колоть дрова полезнее, чем черепа.
Наконец Алуин оставил вспыльчивого горца под присмотром бдительных товарищей, подхватил охапку измятых карт и направился к палатке Александера. Откинув холщовый занавес и заглянув в палатку, он увидел бледную и подавленную Кэтрин Камерон. Согнувшись над тазом, она отплевывалась, брезгливо стирая с губ следы рвоты.
Несколько долгих минут Алуин смотрел на нее, затем вошел в палатку. Приступ рвоты уже заканчивался, Алуин вынес из палатки таз и помог Кэтрин поудобнее сесть на койке. Она немного успокоилась, только губы еще были синеватыми и дрожала рука, утирающая со лба испарину.
– Ты больна? – спросил Алуин, уже зная, что услышит в ответ, и замирая от ужаса.
Глядя ему прямо в глаза, Кэтрин призналась:
– У меня будет ребенок.
Алуин невольно перевел взгляд на ее живот под грубым шерстяным одеялом.
– И давно ты знаешь об этом?
– Ты спрашиваешь, давно ли я беременна? Сама не знаю. Самое большее – два месяца, самое меньшее – два часа.
Алуин покраснел.
– Прости... вопрос был нелепым. Я не хотел соваться в чужие дела, просто...
Плечи Кэтрин поникли.
– Знаю, Алуин. И ты меня прости, напрасно я рассердилась. Мне говорили, что женщины в таком положении становятся раздражительными, но это еще не значит, что они вправе срывать раздражение на друзьях. Ты простишь меня?
Он вздохнул, сел рядом и взял в руки ее ледяную ладонь.
– А Алекс знает?
– Нет. Еще несколько дней назад я сама ни о чем не подозревала, а потом все было недосуг поговорить с ним. Он так занят, что лишние сложности ему ни к чему.
Алуин провел пятерней по своим русым волосам.
– Если бы речь шла о моей жене и ребенке, я хотел бы узнать все сразу, Кэтрин. Немедленно.
– Я собираюсь все объяснить ему – я не настолько смела, чтобы хранить эту тайну.
Он улыбнулся:
– И не надо. Кстати, я готов перечислить несколько десятков имен людей, которые будут беречь тебя как зеницу ока. И это не только наши родственники. Когда Алекс рассказал Лохиэлу и Арчибальду о том, что случилось с тобой в Дерби, они в ярости собирались поднять по тревоге армию и уничтожить всех ополченцев в округе. Признаюсь честно, я охотно поддержал их.
Слезы навернулись на глаза Кэтрин, она положила голову на плечо Алуина.
– Дейрдре невероятно повезло.
– Нет, повезло мне. И Алексу. Но об этом я твердил ему с самого начала, а он не верил. Ты же знаешь, как он упрям.
– Да, я заметила, – слабо улыбнулась Кэтрин, теребя носовой платок. – А он не отправит меня домой?
Алуин бережно обнял ее за плечи.
– У него нет выбора. Алекс обязан защищать тебя и ребенка. В чем же он виноват?
– Ни в чем, – прошептала Кэтрин. – Просто... я была так счастлива. И он тоже, я точно знаю. Но мы пробыли вместе так мало...
– У вас впереди вся жизнь, – напомнил Алуин. – Разлука будет недолгой: рано или поздно война закончится. Мы совсем обессилели. Мы добились того, о чем даже не мечтали, а теперь наши воины хотят домой. У всех остались дома жены и дети, а скоро наступит весна, и если мы не начнем сев, то следующей зимой умрем с голоду. Каждый день от нас бегут люди. Они по-прежнему преданы нам, как в начале похода, но они понимают, что нам уже некуда отступать. Даже если принц захватит Инвернесс, это ему не поможет. Английский флот держит блокаду всего побережья, мы не в состоянии рассчитывать на поддержку большого мира, а Камберленд чуть ли не каждый час получает провизию и принимает подкрепление.
Кэтрин вскинула голову:
– Ты думаешь, Чарльз Стюарт должен капитулировать?
– Если ты хочешь узнать, выгодна ли будет немедленная капитуляция шотландцам, то я отвечу: разумеется! Только капитуляция помешает Камберленду перебить нас всех до единого. А если ты спрашиваешь, готов ли Чарльз Стюарт капитулировать, то ответ один – нет. Почти шесть месяцев он был принцем, регентом и командующим освободительной армии, которая не знала поражений. Если сейчас он сдастся, если признает, что мечта несбыточна, несмотря на все блистательные победы, больше у него никогда не появится ни единого шанса. Чарльз знает, что такой властью и славой, как сейчас, он больше не будет обладать никогда. С унижением нелегко смириться – особенно после того, как ты еще совсем недавно покорял сердца дерзостью и отвагой.
– То же самое можно сказать про Алекса, – тихо заметила Кэтрин. – После всего, что он пережил, после всех его приключений...
– Значит, вот что тебя тревожит? – Алуин взял ее за подбородок и заглянул ей в глаза. – Ты боишься, что Алексу не хватит смелости отказаться от роли легендарного героя? Кэтрин, это же просто глупо!
– Думаешь? Посмотри на него, Алуин: он силен, смел, исполнен жизненной силы. Его вдохновляют и будоражат опасности. Он ничего не боится, он живет и дышит чистой, неразбавленной страстью. Уже в семнадцать лет он стал легендой и с тех пор не сбавлял шаг и не отступал. И ты считаешь, что ему понравится быть просто толстым и ленивым деревенским сквайром? Зачем ему жена и выводок сопливых ребятишек?
Целую минуту Алуин молчал, не сводя с нее серых глаз. На щеках его играли желваки, словно он уже знал, что ответить, но сдерживался, опасаясь произнести эти слова вслух.
– Ты хочешь знать правду? – наконец спросил он. – А ты поверишь в нее и не затаишь на меня обиду, даже если правда окажется слишком жестокой?
Кэтрин кивнула и затаила дыхание.
– Хорошо, – вздохнул Алуин. – По-моему, ты так же глупа, как он, – конечно, ты гораздо миловиднее, но вместе с тем ты столь же слепа, упряма, безрассудна и ненадежна, как человек, которого, если верить тебе, ты любишь.
– Если верить мне?
– Не перебивай. Я буду задавать вопросы, а ты просто кивай. Ты любишь его?
– Ну конечно!
– Не говори ни слова. Только кивай. Кэтрин кивнула.
– Он тебе дороже всего на свете? Дороже прежней жизни? Дороже покоя, удобств, богатства, положения в обществе? Дороже всего, о чем ты когда-либо мечтала?
Ее глаза наполнились слезами, она торопливо закивала.
– Тогда почему же, черт возьми, ты не понимаешь, что он испытывает те же чувства? Почему не веришь, что он любит тебя – не важно, одну или с... как ты сказала? «С выводком сопливых ребятишек»? Алекс не слепой. Он видит, чем ты пожертвовала ради него, чего тебе стоит быть здесь, рядом с ним.
– Но... я не хочу, чтобы он чем-то жертвовал ради меня!
– Не слишком ли ты себялюбива?
– Себялюбива? – потрясение переспросила она.
– Неужели тебе никогда не приходило в голову, что Алексу надоело быть живой легендой? Что эту роль ему навязали люди и обстоятельства, что он не сам выбрал ее? Кэтрин, я знаю его тридцать лет. Последние лет десять ему не давало покоя то, что он и сам не понимал, чего хочет. Но теперь он все понял. Об этом мы с Алексом никогда не говорили, но я убежден: он вернулся в Шотландию потому, что ему надоело быть мятежником, отступником и бродягой. Он мечтал о доме и семье, о том, чтобы наконец-то узнать, что такое покой. И если в последнее время он стал особенно деятельным и бодрым, так это потому, что ему не терпится покончить со злополучной войной, и ради этой цели он готов даже в последний раз надеть маску Черного Камерона. Но он стремится только к одному: расстаться с прежней жизнью ради тебя. Поэтому не принуждай его и впредь играть ту же роль, не подавай и виду, что ты разлюбишь его, если он превратится в толстого деревенского сквайра.
Кэтрин не ответила. Алуин улыбнулся, вынул из ее пальцев платок и вытер слезы с ее щек.
– Но если я ошибаюсь, скажи об этом прямо. Тебе будет недоставать приключений, когда завершится мятеж?
– Нет! – выпалила Кэтрин. – Нет, просто я...
– Тогда научись доверять своему чутью. Я доверяю своему безоговорочно. Оно убедило меня, что Дейрдре – лучшее, что есть в моей никчемной жизни, и я не стал спорить. И разве я хоть на миг задумался о веренице разбитых сердец, которую оставил на континенте?
Кэтрин искоса взглянула на него из-под влажных ресниц и усмехнулась:
– Надеюсь, ты не ждешь ответа?
– Не жду, – согласился он.
– О Алуин! – воскликнула она и порывисто обняла его. – Ты настоящий друг! Но это же несправедливо – ты вынужден выслушивать чужие жалобы!
Он рассмеялся:
– Наверное, я зарыл в землю свой талант. Мне следовало бы стать исповедником. Впрочем, не важно... Мне удалось хоть чем-нибудь помочь тебе?
Кэтрин с улыбкой закивала, а потом вдруг запечатлела искренний и пылкий поцелуй на его щеке. Алуин покраснел, Кэтрин рассмеялась, и тут оба услышали знакомый баритон:
– Надеюсь, я не помешал? – На пороге стоял мрачный Алекс. – Если вам нужен еще час-другой – не стесняйтесь, только скажите, и я буду счастлив удалиться.
Алуин разжал объятия, задержал взгляд на лице Кэтрин и многозначительно улыбнулся.
– Что скажешь? – спросил он вслух. – Часа нам хватит?
Кэтрин задумчиво склонила голову набок.
– Не знаю... лучше бы два. Зачем спешить?
– Ты права, я об этом не подумал. – Алуин повернулся к Алексу и поднял два пальца. – Два часа, если ты не возражаешь.
– Ну что ты! – откликнулся Алекс. – Но что скажет Дейрдре, которой придется стать вдовой чуть ли не через неделю после свадьбы?
Алуин поспешно опустил два пальца.
– Об этом я не подумал. Кэтрин, мне придется взять свои слова обратно. Может быть, тебя устроит кто-нибудь другой? Например, Максорли – честный, крепкий, славный малый, такой уютный холодной зимней ночью – так мне говорили. Или Фандуччи? С таким мужчиной не соскучишься.
– Да, он хорош собой, – согласилась Кэтрин. – Остроумен, обаятелен и так элегантно одевается – он кого-то напоминает мне, не знаю, кого именно. У него прекрасные манеры, он так галантен, готов исполнить любую прихоть дамы! Это предложение надо серьезно обдумать...
– Насколько серьезно? – вмешался Алекс.
Кэтрин встала, подошла к мужу и обвила его шею обеими руками. Поцелуй получился таким продолжительным и исполненным смысла, что складки килта Алекса зашевелились.
– Настолько, – пробормотала она, почувствовав, как быстро заколотилось ее сердце. Алекс уже собирался вновь прильнуть к ее губам, когда Алуин прокашлялся и собрал рассыпавшиеся карты.
– А если я оставлю вас вдвоем – скажем, часа на два?
Александер усмехнулся и торопливо поцеловал Кэтрин в висок.
– Нет, работа превыше всего. Это карты, которые полковник Энн составила для нас вчера ночью?
– Да. Она готова поручиться за их точность – на карты нанесено чуть ли не каждое дерево. Одному из ее подчиненных выпала честь посидеть в тюремной камере Форт-Джорджа, и в благодарность он предоставил нам подробные планы внутренних строений и арсенала.
Кэтрин не переставала удивляться тому, как быстро Алекс переходит от шутливой болтовни к серьезным разговорам. Вздохнув, она разжала объятия и подбоченилась.
– Полковник Энн, полковник Энн... Сколько можно твердить одно и то же? Может, мне уже пора ревновать?
– Так же как и мне, – откликнулся Алекс, – вошел в палатку и застал жену в объятиях лучшего друга.
– Мы не обнимались! – поспешила объяснить Кэтрин. – Мы просто... жалели всех, чьи сердца разбили. – Она потянулась за своим плащом. – Пожалуй, я тоже поищу применение своему опыту, как это сделала полковник Энн. Уверена, я сумею собрать сотню подписей мужчин, готовых идти за мной в бой!
– На переломанных ногах они далеко не уйдут, – заметил Алекс.
Услышав эту угрозу, Кэтрин поморщилась.
– А как же Энн? Неужели и ей пришлось идти против воли мужа, чтобы привести сюда свой клан?
– Если вспомнить, что ее муж, Энгус Моу, – офицер армии Ганновера, можно сказать, что она ослушалась мужа.
– Значит, смелости ей не занимать, – подытожила Кэтрин, подняв подбородок, чтобы Алекс застегнул пуговицу на воротнике ее плаща.
– С точки зрения Энгуса Моу, это не смелость. Энгус – честный, порядочный человек, он очень серьезно относится к своим обязанностям главы клана Хаттан. Его отец был якобитом, два его дяди погибли во время последнего восстания. Энгусу было нелегко решиться выступить против нас, тем более когда он узнал о своевольном поступке жены.
– А я все-таки думаю, что Энн – смелая женщина.
– Потому что она следует велениям сердца, а не рассудка? Но что стало бы с нами, если бы все мы следовали ее примеру?
– Наверное, ничего особенного, – упрямо заявила Кэтрин и привстала на цыпочки, чтобы поцеловать мужа.
Александер снова помрачнел.
– Похоже, ты твердо веришь в свою правоту.
– Само собой. Я просто следую вашему примеру, милорд супруг.
– Тогда, пожалуй, я не стану говорить, какой тебя ждет сюрприз – посмотрим, догадаешься ли ты сама.
– Сюрприз? – с живым интересом переспросила Кэтрин. – Какой?
– Да так... я наткнулся на него рано утром. Но чем больше я размышляю о нем, тем лучше понимаю, что ты не заслужила сюрпризов. И потом... – он задумчиво поскреб подбородок, поросший черной щетиной, – откуда мне знать, будешь ли ты рада такой встрече?
– Встрече? С кем? – встрепенулась Кэтрин.
Алекс неторопливо поднял полотнище, прикрывающее вход в палатку. Неподалеку от палатки стоял мужчина, он дышал на покрасневшие пальцы, пытаясь согреть их. Кэтрин мгновенно побледнела, тут же разрумянилась и с радостным криком выбежала из палатки:
– Демиен! Господи, Демиен!
Демиен Эшбрук раскрыл объятия, шагнул навстречу сестре, подхватил ее и закружил в воздухе. Остановившись, они крепко обнялись, смеясь, плача и засыпая друг друга вопросами.
– Что ты здесь делаешь?..
– Откуда ты?..
– А Гарриет?..
– В Лондоне, с ней все в порядке...
Кэтрин замахала руками: она хотела расспросить обо всем по порядку.
– Демиен, что ты здесь делаешь? Где Гарриет? Как ты сюда попал?
– Я же сказал: Гарриет в Лондоне. – Демиен рассмеялся. – А я чудом добрался сюда целым и невредимым. Но какого дьявола здесь делаешь ты? Я разыскивал тебя по всему Дерби.
– Мне... пришлось уехать сюда, к Алексу. Демиен, ты оставил Гарриет одну? Она знает, где ты, кто ты, чем занимаешься? – Она вдруг нахмурилась и отстранилась. – Зачем ты приехал в Шотландию?
– Я поступил так, как следовало бы поступить давным-давно. Да, Гарриет все знает. Она передает тебе привет и целый мешок писем – пообещай, что будешь читать их одно за другим и отвечать по порядку. Вообрази мое удивление, когда я доставил их в Роузвуд-Холл, решив заодно признаться в том, что я – коварный изменник, а мне сообщили, что мою милую, невинную сестру разыскивают по обвинению в измене и убийстве!
Улыбка исчезла с лица Кэтрин.
– Ты слышал про лейтенанта Гудвина?
– Слышал? Да таких сплетен Дерби не знал с тех пор, как ты вышла замуж за неуловимого Рефера Монтгомери! Странно, что они еще не дошли до тебя. Что же ты натворила?
– Мне пришлось защищаться. У нас не было выбора.
– У нас?
– Да, у нас с Дейрдре. Мы остались одни в доме, и... – Она сжалась, вспоминая весь этот ужас.
Демиен заметил предостерегающее выражение на лице Александера и поспешил сменить тему:
– Но в Роузвуд-Холле я узнал сразу две новости: оказывается, не только моя сестра покинула дом, но и мама сбежала в страну зеленых пастбищ! Увлеклась каким-то офицером по фамилии...
– Ловат-Спенс, – кивнула Кэтрин. – Да, я знаю. Перед отъездом мы с мамой поговорили: такой выход ее устраивает. Мне кажется, она давно сбежала бы, если бы представился случай. Я пожелала ей удачи и пообещала при встрече все объяснить тебе.
Выражение недоверия на лице Демиена усилилось.
– Либо здесь, в горах, воздух слишком разреженный и разум подводит меня, либо нам с тобой предстоит долгий и серьезный разговор.
– Братец, разум подводит тебя уже не в первый раз, – пошутила Кэтрин и взяла Демиена за руку. – Но я помогу тебе разобраться, что к чему, если ты не откажешься прокатиться в тесной повозке со мной и Дейрдре. Это, конечно, не карета, запряженная четверкой, но внутри довольно уютно. Алекс, ты не против?
– Располагайтесь, как вам будет угодно. – Блеск в черных глазах подтвердил догадку Кэтрин: в самом ближайшем времени ей предстоит еще один трудный разговор. – Сегодня нам предстоит приятная прогулка – переход всего через один горный перевал.
Кэтрин крепко обняла мужа.
– Спасибо за чудесный сюрприз!
– Не благодари, не надо. Награду я потребую позднее.
– И ты ее получишь, – многозначительно отозвалась Кэтрин.
Алекс проводил взглядом уходящих рука об руку Кэтрин и Демиена. Они шагали по тропе, проложенной в снегу и замерзшей грязи.
– Где, черт возьми, ты нашел его? – спросил Алуин, подходя к Камерону.
– Я хотел бы знать другое: как, черт возьми, он разыскал нас?
Алуин удивленно обернулся к нему, но так и не сумел понять, что скрывается за этим вопросом – любопытство или подозрение.
Прошел час. Алуин и Алекс по-прежнему изучали карты, переданные полковником Энн Моу. Поверх пачки карт лежал план города Инвернесс, на котором были указаны все дороги, ведущие к нему, мосты и реки, а также другие важные ориентиры и крупные поместья: Форт-Джордж, Куллоден-Хаус, Моу-Холл.
– Куллоден-Хаус, – иронически процедил Алекс. – Что-то мне не верится, что мы застанем там лорда-председателя.
– Полковник Энн считает, что Дункану Форбсу безопаснее находиться за стенами Форт-Джорджа. Лаудаун уже укрепился там с двумя тысячами солдат, оружием и другими припасами в расчете на длительную осаду.
– Осаду? – Алекс фыркнул. – Остается лишь надеяться, что урок с крепостью Стерлинга, которую мы так и не сумели взять, несмотря на бессмысленную и бесполезную трехнедельную осаду, пойдет принцу впрок.
– А еще на то, что впредь он не доверит О'Салливану даже штурм пчелиного улья.
– Похоже, лорд Джордж считает, что наш регент просто испытывает его терпение. Притом испытывает не на шутку: сначала он отказался двинуться самым выгодным путем на Фолкерк, затем зря потратил время, людей и припасы, осаждая крепость, которая могла бы продержаться в осаде целую сотню лет. Да вдобавок он не нашел ничего лучшего, как выставить против всей армии Камберленда жалкий отряд!
Алекс не стал скрывать горечи, а Алуин не удивился. Прошлой ночью им стало известно, что отряд, оставленный в Карлайле, наконец капитулировал, но сумел задержать правительственные войска на целых девять дней. От двух сбежавших из Карлайла офицеров Алекс с Алуином узнали, что всех пленных заковали в кандалы и приговорили к казни. Четырех драгунов, которые перешли на сторону принца после битвы при Престонпансе и вызвались остаться в Карлайле вместе с манчестерским полком, повесили без суда и следствия, еще живым вспороли животы, а потом четвертовали в назидание всем предателям.
– В ближайшие два дня мы должны добраться до Инвернесса, – продолжал Алекс. – Если мы возьмем город, у нас будет надежда продержаться в горах всю зиму. Нам нужны провизия и боеприпасы, хранящиеся на складах Инвернесса, нам просто необходим хотя бы один открыт порт – на случай если какой-нибудь корабль из Франции прорвется сквозь блокаду. Если бы нам удалось отвоевать Эдинбург!..
– Слова «если бы только» еще никому не приносили пользы, – мудро напомнил Алуин. – Если бы мы поступили так, а не иначе, если бы повернули туда, а не сюда, если бы я женился десять лет назад, я был бы уже десять лет счастлив!
– Десять лет назад ты рассуждал иначе. Никогда не думал, дружище, что услышу от тебя такие речи.
– Это голос мудрости и опыта. И потом, ты тоже не слишком торопился к алтарю.
– Само собой! Но зато я и не влюблялся каждые пять минут... по крайней мере не считал, что я влюблен.
– А я вспоминаю все это как... как поиск. Как способ приятно провести время – вместо того, чтобы тосковать по вечерам. Равновесия он, как видишь, не нарушил.
– И ты, в своей неподражаемой манере, ставишь себя в пример?
– Боже упаси! Твое превращение из ловеласа и бродяги в респектабельного мужа прошло без сучка и задоринки – гораздо проще, чем я предсказывал. Значит, тебе не повредят и несколько лет жизни в деревне.
Алекс подозрительно вгляделся в глаза Маккейла, тот поспешно спрятал улыбку.
– Кстати, о чем это ты говорил с Кэтрин?
– Да так... о погоде, о ее здоровье...
– О ее здоровье? А что с ней?
– Ровным счетом ничего. Просто в последнее время она заметно похорошела, вот я и решил сказать ей об этом. Помнишь, какой она явилась в лагерь?
Алекс медленно выпрямился. У него до сих пор сжималось сердце при мысли о том, что Кэтрин и Дейрдре могли погибнуть. Алуин был прав: синяки на шее Кэтрин уже поблекли, затравленный взгляд появлялся все реже.
– Ты тоже мог бы не скупиться на комплименты, – откровенно продолжал Алуин. – Скажи ей, что в мужских бриджах она выглядит так же ослепительно, как в парижских платьях – да что там, она была бы неотразима даже в мешковине! Ты не представляешь себе, как важны такие слова для женщин. Прислушайся к голосу опыта, дружище. – Наклонившись, Алуин начал собирать карты. – Ну что, присоединимся к остальным или дождемся, когда они не выдержат и ворвутся сюда?
Маккейл поплотнее обмотал шею шерстяным шарфом и вышел из палатки, поморщившись при виде хмурого неба. Значит, вскоре опять пойдет снег – и это неплохо, поскольку означает, что Камберленд застрянет в Эдинбурге. Но с другой стороны, армии шотландцев придется брести по глубокому снегу, под порывами ветра.
Алекс и Алуин не успели дойти до того места, где были привязаны их лошади, когда их внимание привлек приближающийся отряд всадников. Его вела гордо восседающая на рослом, сером в яблоках, жеребце леди Энн Моу, полковник Энн из клана Хаттан. Ее муж, Энгус, был главой не только клана Макинтошей, но и десятка более мелких кланов, образовавших могущественный «клан кошек». К несчастью, Макинтоши входили в армию лорда Лаудауна, а леди Энн была рьяной сторонницей принца Чарльза. Вместо двух тысяч человек ей удалось собрать под знамена клана не более четырех сотен воинов.
Леди Энн проявила отвагу, ослушавшись мужа, но все понимали, что еще больше храбрости ей понадобится, чтобы встретиться в бою с мужем и членами своего клана.
– А, Маккейл! – воскликнула она, приветствуя мужчин улыбкой и взмахом руки. – Алаздэр! Надеюсь, карты пригодились вам.
– Они превосходны, спасибо.
Полковник Энн не отличалась ни классической красотой, ни изяществом – качествами, которые считались обязательной принадлежностью аристократок. Она была рослой и статной, с длинными руками и ногами шотландки, выросшей на вересковых равнинах и среди диких гор. На мужчин она смотрела в упор, пресекая любые попытки снисходительного и покровительственного отношения. Двадцатилетняя Энн призвала сородичей оказать поддержку принцу Чарльзу, однако ей не хватило всего трех из необходимой сотни подписей, чтобы командовать отрядом своего клана. Став почетным полковником, она выбрала командующим Джона Александера Магилливри – отважного, умного и хитрого воина. К радости сплетников, Энн и Магилливри не расставались, и сегодняшнее утро не было исключением.
– Магилливри! – Алекс протянул лэрду руку. Тем временем леди Энн спешилась. – Вижу, ты уже протрезвел?
– Да, и даже могу связать пару-другую слов, – подтвердил Магилливри, усмехнулся и тут же поморщился от боли. – Но в голове у меня до сих пор гудит. Крепкое было пойло. Как там его называл Арчи – снадобьем? Оно больше похоже на отраву!
Мелодичный смех леди Энн далеко разнесся в морозном горном воздухе.
– Мы поедем вперед, Камерон из Лохиэла. Принц принял мое приглашение погостить в Моу-Холле, пока армия не подтянется к Инвернессу. Но не задерживайтесь больше чем на пару дней. К тому времени Магилливри уже будет знать, как обстоят дела в городе, – конечно, если окончательно протрезвеет.
– Надеюсь, вы ничего не станете предпринимать, не посоветовавшись с нами, – напомнил Алекс. – К лорду Лаудауну на подмогу недавно подоспели отряды Маклеодов и Грантов, а у них полно осведомителей среди нас.
– Маклеоды! – Леди Энн презрительно сплюнула. – До сих пор не могу поверить, что мой муж водил дружбу с этим трусливым предателем Маклеодом! А еще мне не верится, что Энгус решится поднять меч на красавчика принца Чарли. Поэтому будет справедливо, если мы поселим в Моу-Холле славных и честных якобитов. Надеюсь, вы оба присоединитесь к нам вместе с женами? Лишать настоящую леди мягкой постели и горячей ванны – преступление, того и гляди, она станет похожей на меня.
– Бывают беды и пострашнее, – возразил Алекс, и Энн Моу покраснела и смущенно засмеялась. Алекс заметил, что она бросила быстрый взгляд на Джона Магилливри, и задумался, ограничивается ли эта пара составлением карт.
Внезапно заторопившись, леди Энн без всякой помощи взлетела в седло.
– В таком случае желаем вам доброго пути, ветра в спину и удачи на горных перевалах!
– И вам доброго пути. – Алекс посторонился, пропуская отряд. Он смотрел, как всадники обогнули повозки и неторопливой рысью двинулись к заснеженной расселине между двумя неприступными горами. Не прошло и нескольких минут, как пестрые килты скрылись в снежной дымке. Алекс знал, что всадники пригнулись к гривам лошадей, спасаясь от пронизывающего ветра, а улыбки на их лицах сменились решительными гримасами.
Окинув взглядом крохотную, защищенную горами со всех сторон долину, где армия расположилась на ночлег, Алекс удовлетворенно кивнул: большинство палаток уже было собрано, повозки с провизией вереницей катились к перевалу. Палатка принца, над которой возвышался красно-белый шелковый стяг, еще стояла на месте, но конь и стражники регента уже исчезли – значит, принц покинул лагерь одним из первых.
Крошечная движущаяся точка на противоположном склоне долины привлекла внимание Алекса; он прищурился от слепящей глаза белизны. Точка оказалась единственной повозкой, которую сопровождали четверо всадников – один впереди, трое позади. Бородатый шотландец правил битюгом, который тащил повозку, рядом с возницей сидел единственный пассажир, закутанный в клетчатую ткань.
Как только повозка выехала из тени, которую отбрасывала горная вершина, и очутилась на свету, пассажир, видно, почувствовав, что за ним наблюдают, сбросил с головы клетчатую ткань. Увидев непокорную копну ярко-рыжих волос, Алекс нахмурился.
– Чтоб мне провалиться!.. Только этого нам не хватало!
Александер, Алуин Маккейл и Струан Максорли преградили путь грохочущей повозке, едва она скатилась по склону долины. Лицо Лорен Камерон было обветренным, розовым от холода. Заметив троих друзей, застывших в зловещем молчании, она робко потупила взгляд.
Так и не дождавшись приветствий, она неловко поерзала на жестком деревянном сиденье и подняла густые ресницы.
– Вы что, не хотите даже поздороваться со мной? Четыре дня и ночи я провела в дороге, чтобы догнать вас, у меня во рту не было ни крошки с тех пор, как я покинула Эдинбург!
Алекс стоял скрестив руки на груди, расставив ноги. Его смоляные волосы трепал ветер. Он выглядел легендарным воином.
– Прежде всего надо выяснить, почему ты отважилась на такой подвиг, – бесстрастно произнес он. – Зачем ты покинула Эдинбург?
От резкого тона Алекса Лорен растерянно заморгала, на ее щеках проступили два красных пятна. Алуин Маккейл держался столь же неприветливо, и она в последней надежде повернулась к Струану Максорли:
– Я совершила ошибку и сама признаюсь в этом, Струан. Я думала... думала, что могу вернуться домой и убедиться, что там ничего не изменилось... но я ошиблась. Люди стали слишком черствыми и жестокими. Они смеялись над моей одеждой, речью... смеялись надо мной. Да, в городе хватало работы для девушек, приехавших в город на заработки. И жилье было, особенно в тавернах, полных солдат, которые охотно покровительствуют девушке – одну ночь или две, пока она им не надоест. Но я не шлюха, Струан. Да, я умею наслаждаться жизнью и брать от нее все, что она может предложить, но я не распутница. – Она умолкла и прикусила пухлую губу. – Я ни в чем не виню тебя, Струан. Я поступила некрасиво, сбежав под покровом ночи, отвернувшись от своих друзей, родных, клана. – Она вскинула голову, сверкающая слеза медленно скатилась по ее щеке и упала на стиснутые ладони. – Но теперь я сожалею об этом и хочу вернуться домой.
– Ты приехала одна? – спросил Алуин, уже узнав в спутниках Лорен солдат из отряда, оставленного на подступах к долине.
– Да, одна. Я мчалась во весь дух. Видишь? – И она показала Алуину свои красные, потрескавшиеся от мороза руки. – Мне удалось раздобыть только эту жалкую клячу и повозку, но никто не согласился отвезти меня в горы. Впрочем, какая теперь разница? Хорошо, что я догнала вас. Остальное уже не важно.
Хрупкая покрасневшая ладошка скользнула по щеке, размазывая слезы и грязь. Алекс и Алуин переглянулись, но Максорли смотрел на Лорен не отрываясь.
– Если вы не согласитесь простить меня, я все пойму, – шепотом продолжала Лорен. – Честное слово, пойму. Но... если бы, если бы только... – Она устремила взгляд огромных сияющих янтарных глаз на Максорли. – Я согласна работать за двоих. Я буду готовить еду, стирать, выполнять самую черную работу не жалуясь. Клянусь, вы не услышите от меня ни слова жалобы! Клянусь душой моей несчастной покойной матери!
Максорли подошел к повозке.
– Поговори с Лохиэлом. Ему решать, останешься ты с нами или уедешь.
– Ладно, Струан, так я и сделаю.
Он прищурил ореховые глаза.
– Было бы лучше, если бы кто-нибудь согласился замолвить за тебя словечко, поручиться за тебя и проследить за тобой.
– Ты... предлагаешь мне покровительство, Струан?
– Мне не нужна ни кухарка, ни прачка, – без обиняков объяснил он. Лорен побледнела и сникла под его взглядом, а он криво усмехнулся: – Если я и приму тебя, то только как жену.
– Твою... жену? – ахнула Лорен.
– Да, как жену, но тебе придется вести себя, как подобает жене, иначе ты узнаешь, что рука у меня тяжелая. Ты ни в чем не будешь нуждаться, желудок у тебя будет полон, ноги – теплы, но я убью любого мужчину, который посмеет посягнуть на собственность Максорли.
– Этого я не заслуживаю, Струан, – пробормотала Лорен, застигнутая врасплох его предложением.
– Да, не заслуживаешь, – хмыкнул он. – Но выбора у тебя нет. Соглашайся или уезжай. Второй раз я не позволю одурачить меня.
Искоса взглянув на лица Алекса и Алуина, Лорен торопливо кивнула:
– Струан, я с радостью принимаю твое великодушное предложение. Более того, я обещаю: ты о нем не пожалеешь. Тебе никогда не придется даже повышать на меня голос. Никогда!
– Хватит слов. – Струан протянул к Лорен крепкие руки, обхватил ее за талию и без труда снял с повозки, но не поставил на землю, а прижал к себе – так, что ее заплаканное лицо оказалось наравне с его лицом. Со сдавленным криком Лорен обвила руками его шею и осыпала поцелуями, вымаливая прощение.
Струан отвечал на поцелуи с не меньшим пылом, но Александера, наблюдавшего за этим воссоединением, не покидало ощущение, что здесь что-то не так. Он перевел взгляд на Маккейла, но тот только пожал плечами.
Краем глаза Лорен уловила эту краткую сцену. Струан чаще всего руководствовался не рассудком, а тем, что находилось ниже пояса, и Лорен знала, что обвести его вокруг пальца проще простого. Лохиэл не останется равнодушным к слезным исповедям и униженным мольбам: он примет ее в лоно семьи и даже благословит ее и Струана. А вот Камерон и Маккейл недоверчивы по натуре – следовательно, поладить с ними будет нелегко.
Но прежде всего Лорен предстояло успокоить неистово бьющееся сердце. Она заволновалась в тот же миг, когда узнала рослого черноволосого горца, преградившего ей путь, и с тех пор волнение только усиливалось. Ее страсть к Камерону была еще жива, несмотря на месяцы разлуки и старания Гамильтона Гарнера занять место в ее сердце. Лорен встревожилась, поняв, что ее боль и желания по-прежнему сильны – как в тот миг, когда она впервые увидела Алаздэра. Напрасно она так долго проторчала в Эдинбурге. Может быть, он уже разлюбил свою жену-англичанку, стал более податливым, стосковался по нежным словам и объятиям...
– Алекс! Алекс, вот ты где! А я тебя ищу. Демиен спрашивал... – Кэтрин раскраснелась от быстрой ходьбы, из ее рта вылетал пар, глаза искрились. Она окинула взглядом Алуина и Струана, виновато покосилась на женщину, стоящую возле повозки, и снова обратилась к мужу: – Демиен спрашивал...
И вдруг она осеклась, глубоко вздохнула и уставилась на женщину, выглядывающую из-за массивного плеча Струана.
А застывшая неподвижно Лорен Камерон потрясенно воззрилась на Кэтрин. Неожиданное появление желтоволосой соперницы в лагере мятежников свело на нет все ее усилия. Она здесь! Эта английская тварь здесь! Не в Англии, не где-нибудь вдали от Алаздэра, как надеялась Лорен, а в Шотландии!
Ярость, ненависть, досада подступили к горлу Лорен, угрожая задушить ее. Хорошо еще, что Струан по-прежнему обнимал ее за талию. Если бы не он, Лорен набросилась бы на соперницу и с наслаждением до крови исцарапала бы ее омерзительно милое и нежное личико.
В душе Кэтрин бушевали не менее сильные чувства. Ей говорили, что Лорен сбежала из лагеря мятежников и осталась в Эдинбурге, и Кэтрин считала, что там ей и место. За краткий миг, пока они еще не успели узнать друг друга, Кэтрин заметила, как жадно и умоляюще Лорен смотрит в глаза Александеру: ее желание было очевидно и понятно Кэтрин. Она уже привыкла к тому, что женщины глазеют на ее мужа, – сказать по правде, Кэтрин самой нравилось смотреть на него, – но чаще всего с уважением к Черному Камерону. А в глазах Лорен не было ни толики уважения – только похоть. Ее влечение к Александеру было таким же неудержимым, как ненависть, которой теперь пылали ее янтарные глаза.
– А, Лорен Камерон! – сумела выговорить Кэтрин с улыбкой. – Какими судьбами? Откуда?
«Из бездны ада, – хотелось завизжать Лорен, – куда я сию же минуту отправила бы тебя!»
Но вместо этого Лорен прильнула к груди Струана и ослепительно улыбнулась:
– Что же тут странного? Я вернулась домой.
– Да, – гордо подтвердил Струан. – Лорен навсегда вернулась домой и пожелала носить фамилию Максорли.
– Ты женишься на ней? – воскликнула изумленная Кэтрин. Алекс незаметно пожал ее руку, и она поспешила прикрыть явный промах улыбкой. – Я так рада за тебя, Струан! Желаю счастья вам обоим.
– Спасибо. Эту дикую тигрицу еще надо укротить, – заметил Максорли, с усмешкой поглядывая на невесту. – Но я уж не пожалею сил.
– Укрощать придется тебя, Струан, – многозначительно возразила Лорен и с уверенностью ястреба, бросающегося с небес на ничего не подозревающую жертву, впилась в губы Максорли, всеми имеющимися в ее распоряжении способами давая понять, какой смысл она вкладывает в эти слова. Свидетельство возбуждения Струана появилось незамедлительно; оно поражало размерами и решительно приподнимало складки клетчатой юбки.
Кэтрин смотрела на это диво такими глазами, что Александеру пришлось повернуть ее к себе.
– Так ты искала меня?
– Искала? Тебя?
– Ты хотела что-то сказать про брата, – мягко подсказал он.
– Ах да! Я хотела... впрочем, не важно. – Она попыталась повернуть голову в ту сторону, откуда неслись страстные вздохи и стоны, но Алекс взял ее за подбородок.
– Пусть тот, кто невинен, первым бросит в меня камень... – пробормотал он и добавил: – Это напоминает мне другую встречу несколько недель назад.
Кэтрин вспыхнула и смущенно улыбнулась:
– По крайней мере, наша встреча прошла без свидетелей.
– Меня не остановила бы даже целая толпа зевак.
Кэтрин засмотрелась на любимое лицо, блистающие черные глаза, чувственные губы, понимая, что он говорит правду.
– Вы развратник, сэр, – пробормотала она, почувствовав, как он просунул ладонь ей под плащ.
– Я просто влюблен, – возразил он, придвигая ее к себе.
Задыхающаяся Лорен, остро чувствующая горячее копье, чуть не приподнявшее ее над землей, торжествующе завершила поцелуй. Она отстранилась от пышущего желанием Струана как раз в тот момент, когда Алекс и Кэтрин сплелись в крепком и продолжительном объятии. Но прежде чем Лорен успела сообразить, что происходит, пылкий жених подхватил ее на руки и понес к ближайшей палатке, бросив спутникам через плечо, что догонит их попозже.
– Нет, Струан! – запротестовала Лорен, покраснев от досады. – Сначала надо поговорить с Лохиэлом, ты же сам говорил!
Он прервал поцелуем ее возражения и покрепче обнял ее. Изумленная женщина, которую великан-горец выгнал из палатки, не успела даже возмутиться: из палатки послышались пронзительные крики, которые эхо разносило по всей заснеженной долине. Хозяйка палатки потрясенно попятилась. Алуину Маккейлу, единственному, кто сумел остаться невозмутимым, пришлось заверять женщину, что ни ее палатка, ни вещи не пострадают.
Но чтобы убедиться в этом, хозяйке палатки пришлось подождать. Прошел час; а стенки палатки по-прежнему ходили ходуном, долину наполняли пронзительные вопли. Посмеивающиеся зрители уже разошлись, прихватив с собой остальные палатки, повозки и лошадей. Долина опустела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Меч и роза - Кэнхем Марша



Как ни странно, только в этот романе, я поняла, что такое любовь)) это удивительный роман, наполненный болью, предательством, любовью к Родине и жизни)) у меня нет слов, я восхищаюсь этим романом)) был момент, когда я плакала сильно, момент, когда умирает Алуин, вслед за ним Дейдра)) почитайте все, он того стоит!!!!!!
Меч и роза - Кэнхем МаршаДиана
14.05.2013, 22.10





Да,я полностью согласна с Дианой.Читая этот роман веришь во все чувства и поступки не только главных,но и других героев.Он никого не оставит равнодушным.Это НАСТОЯЩИЙ ЖЕНСКИЙ ЛЮБОВНЫЙ роман.Советую читать всем.Какая любовь!!!Какие постельные сцены!!!мммм
Меч и роза - Кэнхем МаршаЛАУРА
26.11.2013, 14.54





Не понимаю, почему до сих пор не переведен первый роман "Гордость львов", ведь "Меч и роза" - это продолжение про Александера Камерона и Кэтрин?
Меч и роза - Кэнхем МаршаКнигоманка.
8.11.2016, 14.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100