Читать онлайн Чайная роза, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чайная роза - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чайная роза - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чайная роза - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Чайная роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Чайна вздрогнула, ежась от сырости, забиравшейся под платье. Ветер усилился, и высоко над верхушками деревьев неслись облака. Время от времени проглядывала луна, озаряя все вокруг голубоватым сиянием, и снова исчезала за мглистой пеленой.
Вздохнув, она плотнее запахнула шаль и продолжила прогулку по террасе, ставшей для нее местом уединения. Сэра Рейналфа еще не было, но его прибытие ожидалось с минуты на минуту. После его возвращения обычно следовал ужин, а затем вечер в обществе Беренджер-Уайтов, и Чайна наслаждалась темнотой и покоем, откладывая, насколько это возможно, неизбежное возвращение к ярким огням и бесконечным перебранкам.
Погруженная в свои мысли, она приблизилась к широким ступеням, ведущим в розарий. Кусты в кадках, стоявшие на верхней ступеньке, отмечали поворотную точку в ее обычном маршруте, и она собиралась направиться обратно, когда заметила уголком глаза какое-то движение. Ахнув, она сделала неловкий шаг назад и зацепилась юбкой за шероховатый камень балюстрады.
Джастин Кросс, стоявший в тени, шагнул вперед и высвободил подол ее юбки.
– Мисс Грант. Как приятно встретить вас здесь совсем одну… без ваших сторожевых псов.
Чайна убрала руку от горла, постаравшись овладеть собой.
– Не понимаю, о чем вы. У меня нет сторожевых псов.
– Вот как? Впрочем, при вашей доверчивости вам, наверное, не приходит в голову, что наша грозная домоправительница и почтенная леди Пруденс не спускают с вас глаз. За последние дни я ни разу не видел вас без сопровождения той или другой.
– А я вас вообще не видела, – огрызнулась она, не подумав.
– Вы, кажется, огорчены? – усмехнулся он. – Я польщен, что вы заметили мое отсутствие.
– Я заметила тишину и покой, вызванные вашим отсутствием, – запальчиво возразила Чайна. – Так что у вас нет оснований чувствовать себя польщенным. Я меньше всего думала о вас.
– Жаль, поскольку я думал о вас очень часто. Как я понимаю, у вас больше не было ночных визитеров?
– Я держу свои двери запертыми.
– А я редко бываю дома.
– Странное совпадение, – сухо заметила Чайна.
Джастин шагнул ближе, полностью показавшись из тени. На нем были темные брюки, белая льняная рубашка и коричневый бархатный сюртук, небрежно наброшенный на плечи.
Пара синяков и потеря девственности, мелькнуло в голове у Чайны.
– Не желаете пройтись со мной по саду? – внезапно предложил он.
– Конечно, нет! – заявила она, плотнее стянув концы шали.
– Все еще боитесь, что я воспользуюсь вашей наивностью? – Он рассмеялся при виде выражения, появившегося у нее на лице. – Представляю, какой чепухой они забили вашу прелестную головку. Уверяю вас, я никогда не позволю себе ничего дурного по отношению к такому невинному созданию, как вы. К тому же мне совсем не улыбается кувыркаться на голой земле в разгар дождливого сезона. Я всего лишь хотел поговорить с вами – подальше от посторонних глаз и ушей.
– О чем вы хотели поговорить? – подозрительно спросила она.
– Пройдем в сад? – Джастин слегка склонил голову, сделав приглашающий жест.
Поколебавшись секунду, Чайна спустилась по ступенькам на мощенную плитами дорожку, извивавшуюся среди клумб и кустов. Когда огни дома остались позади и их окутала тьма, Джастин негромко рассмеялся:
– Ну что, убедились? Братец Рейн был совершенно прав. Я полон хитростей. Посмотрите, с какой легкостью мне удалось выманить вас из гнезда.
Чайна напряглась и замедлила шаг, но он поднял руки в шутливом жесте:
– Простите, не мог устоять. Это всего лишь шутка, мисс Грант. Со мной вы в безопасности… как в своей запертой комнате. Полагаю, Рейн поставил вас в известность, что в доме есть тайные ходы и коридоры?
– Тайные ходы? Нет, он ничего не говорил.
– Чему вы удивляетесь? Большинство старинных домов просто пронизано ими. Полагаю, это свидетельство тревожной обстановки в государстве в те времена, когда они были построены: похищения, заговоры, тайные общества… – Джастин помолчал, глядя на нее. – Боже, как вы прелестны в лунном свете! Как жаль, что вы обязаны убирать волосы в прическу. Той ночью… – Он снова замолчал и рассмеялся. – Так о чем это я говорил… Ах да. Ни один уважающий себя аристократ не строил дом, не оборудовав его тайными ходами, дабы обеспечить себе беспрепятственный вход и выход в случае нужды. Я сам пару раз воспользовался ими и могу засвидетельствовать, что это очень удобно.
– Вы хотите сказать, что в моей комнате есть вход, помимо двери?
– Я даже могу показать его вам. А также как из вашей спальни попасть в мою, если возникнет такая необходимость.
Чайна сердито вспыхнула:
– Это все, о чем вы хотели поговорить со мной? Если да, то…
– Просто мне хотелось, чтобы вы знали: если бы у меня появилось желание пробраться к вам в спальню, я не стал бы рисковать, шастая взад-вперед через дверь. Я мог бы воспользоваться тайным ходом, соединяющим наши комнаты.
Чайна открыла рот, чтобы ответить, но так ничего и не сказала.
– Это, видимо, означает, что вы наконец-то поверили мне? – поинтересовался Джастин.
– Не знаю, почему я должна вам верить, – произнесла Чайна после долгой паузы.
Он усмехнулся:
– Я тоже не знаю.
– Полагаю, всем в доме известно о существовании этих так называемых тайных ходов?
– Совсем наоборот. Сомневаюсь, что кто-нибудь, кроме меня и Рейна, в курсе. Я наткнулся на них случайно, ну а Рейн узнал, поскольку мне… пришлось объяснить, каким образом я умудрился оказаться сразу в двух местах. Что касается Юджина… Тут я не уверен. Порой трудно сказать, когда он искренен, а когда притворяется. Впрочем, знай он о такой интригующей возможности, то постарался бы извлечь из нее максимум удовольствия. Так что это недолго оставалось бы в секрете.
– Что вы хотите этим сказать?
Джастин протянул руку и сорвал бутон с ближайшего розового куста.
– Я хочу сказать, что на вашем месте остерегался бы Юджина. У него вполне определенная репутация относительно прекрасного пола.
– Зачем вы говорите мне все это?
– Честно говоря, я не собирался. – Он повертел стебель цветка между пальцами. – Просто решил, что должен предупредить вас.
– О чем?
– О Кроссах. Обо всех нас. Рейн, Юджин… У каждого из нас есть свои темные стороны. Мне бы не хотелось, чтобы вы шагнули в какую-нибудь ловушку с закрытыми глазами, не подозревая об опасности.
– Вы говорите совсем как Рейналф, – заметила Чайна.
– Неужели? Он предупредил вас относительно себя? Как благородно.
– Он предупредил меня относительно вас. И, признаться, теперь я понимаю почему.
– Я по-прежнему пугаю вас?
Чайна сделала глубокий вдох, глядя на розу в его сильных пальцах. Она вспомнила о своем первом впечатления: казалось, он мог раздавить стакан без тени усилий. Теперь же его пальцы, вращавшие цветок, казались удивительно нежными.
– Я… Мне пора возвращаться. Сэр Рейналф может появиться в любой момент и…
– И мы не должны заставлять его ждать, – закончил Джастин.
Подняв голову, Чайна встретилась с его взглядом, таким пристальным, что у нее по спине поползли мурашки.
Джастин уронил розу и одним шагом преодолел расстояние между ними. Обхватив Чайну за талию, он приник к ее губам в поцелуе, заставившем ее сердце гулко забиться. Этот поцелуй не имел ничего общего с нежным поцелуем сэра Рейналфа. Он был настойчивым, требовательным и обжигающим. Джастин обнимал ее так крепко, что она ощущала каждый напряженный мускул его сильного тела, словно их не разделяла одежда. У Чайны было не больше шансов вырваться, чем у бабочки, прижатой к стеклу. Ее руки, упиравшиеся в его грудь, ослабли, шаль соскользнула на землю, обнажив плечи и шею.
Она тихо вскрикнула, но он лишь воспользовался этим, чтобы преодолеть сопротивление ее губ и проникнуть в шелковистые глубины ее рта. Потрясенная восхитительными ощущениями, Чайна затрепетала в его объятиях, слепая ко всему, кроме вкуса и ощущения Джастина Кросса.
Когда он наконец оторвался от ее губ, в его серых глазах светилось неподдельное удивление.
– Отец дал вам неплохое имя, Чайная Роза, – промолвил он. – Такая холодная и недоступная на первый взгляд, но стоит коснуться ее лепестков… – Он погладил ее щеку кончиками пальцев.
– Пожалуйста, – прошептала она, – вы должны позволить мне уйти.
– О, я так не думаю, – возразил Джастин и снова склонился к ее губам. Его рука легла ей на шею и скользнула вдоль выреза платья, лаская обнаженную плоть. – Вы дрожите, – произнес он, обдавая ее щеку теплым дыханием. – Неужели вы так же дрожите в объятиях Рейналфа? И так же отвечаете на его поцелуи?
Глаза Чайны широко распахнулись. Резко оттолкнув Джастина, она высвободилась из его объятий. Кожа ее горела, губы еще не остыли от поцелуев, грудь бурно вздымалась. Глядя в его смеющиеся глаза, она не сразу нашла слова, способные выразить ее ярость.
– Вы достойны презрения, Джастин Кросс! Вам неведомы такие понятия, как честь и совесть, – вам, торгующему человеческой плотью ради наживы! И вы еще смеете критиковать других! Критиковать человека, который является оплотом законов этой страны и образцом порядочности. Вы самый порочный, самый низкий человек из всех, кого мне доводилось встречать, и я искренне надеюсь, что никогда вас больше не увижу!
Она круто развернулась и устремилась прочь. Бежать по направлению к свету было достаточно легко, однако, добравшись до террасы, Чайна раскраснелась и запыхалась. Она нервно оглянулась, опасаясь, что Джастин Кросс со свойственной ему наглостью последовал за ней. Не обнаружив никаких признаков преследования, она расправила оборки платья, пригладила растрепавшиеся волосы и медленно направилась в гостиную, надеясь, что выглядит не слишком возбужденной.
Как выяснилось, она напрасно беспокоилась. Никто из собравшихся в гостиной даже не заметил, как она вошла через распахнутые французские двери. Все взгляды были устремлены на сэра Рейналфа, который, стоя у серванта, наливал себе виски.
– Бог мой! – воскликнула леди Пруденс. – Неужели никто уже не может чувствовать себя в безопасности на дорогах? А где же патрули? Где солдаты, о которых так много говорят и кого никто не видел?
– К черту солдат! – прорычал сэр Рейналф. – Я бы отдал все на свете за пару пистолетов или шпагу.
– Ну-ну, дружище, – произнес сэр Уилфред увещевающим тоном.
– Что-нибудь случилось? – шепнула Чайна леди Пруденс.
– Случилось? – взвизгнула та. – Вы спрашиваете, что случилось? Где же вы были, моя дорогая? Сэра Рейналфа ограбили! На его карету напали разбойники, избив сэра Рейналфа и двух его слуг до потери сознания.
– Ограбили! – Чайна захлопала глазами.
– Не более чем в десяти минутах езды отсюда! – сообщил сэр Уилфред. – Его кошелек пропал. Сколько, вы сказали, там было? Двадцать фунтов?
– Около тридцати, – отозвался сэр Рейналф.
– Тридцать фунтов! Два бандита устроили засаду на дороге, а затем бесследно исчезли.
– Вы не ранены? – спросила Чайна, побледнев.
– Нет. – Сэр Рейналф допил остатки виски и снова наполнил бокал. – Я не ранен. Меня всего лишь ограбили, унизили и выставили полным болваном.
– Но ваша шея…
Всеобщее внимание тотчас обратилось на шишку и синяк, расплывавшийся над белым воротником его рубашки.
– Со мной все в порядке, – ворчливо отозвался он. – Чамберсу и Хьюиту пришлось гораздо хуже. Если бы не карета, появившаяся вскоре после нападения, мы бы до сих пор валялись посреди дороги. Проклятие!
– У вас есть какие-нибудь идеи, кто бы это мог быть? – поинтересовался сэр Уилфред.
– Никаких. Говорю вам, они были закутаны в плащи с капюшонами. Все произошло на самом глухом участке дороги – мерзавцы знают свое дело и неплохо спланировали нападение. – Сэр Рейналф поднял взгляд, только сейчас заметив Джастина, стоявшего в дверях. – Это мог быть кто угодно… близкий друг… брат. Один из этих типов стоял от меня не дальше, чем Джастин сейчас, и тем не менее я не смог бы его узнать.
– Боже! – протянул Юджин, приподняв бровь. – Какая, однако, пища для сплетников. Послушай, Джастин, ты, случайно, не вернулся к прежнему ремеслу?
– Это был кто-то, знавший о передвижениях Рейналфа, – вставил сэр Уилфред. – Кто-то, кому было доподлинно известно, куда он направляется.
– Кто-нибудь из больницы? – предположил Юджин. – Сегодня среда. Рейналф всегда задерживается по средам в городе. Найдется сотня человек, которые знают об этом факте. Вы предлагаете обвинить каждого из них? Можно также добавить членов его клуба – еще несколько дюжин человек. Все они знают, что Рейналф работает в клинике до шести, а затем заезжает в клуб, чтобы пропустить пару стаканчиков. Что скажешь, Рейналф? Или у тебя есть кто-нибудь еще на примете?
Сэр Рейналф прищурился, разглядывая взлохмаченные волосы Джастина, заляпанные грязью сапоги и бриджи для верховой езды.
– Есть один, – медленно произнес он. – И мне хотелось бы услышать, где он был полчаса назад.
– Ты имеешь в виду меня? – Джастин лениво прислонился к косяку двери. – Ты, наверное, шутишь?
– Отнюдь. Я никогда еще не был так серьезен, – отозвался сэр Рейналф в наступившей тишине.
– Полчаса назад, говоришь? – Джастин помедлил, изображая смущение. – Должен признаться… я прогуливался в саду… с мисс Грант.
Чайна оказалась под обстрелом изумленных взглядов. Потребовалось несколько минут, чтобы впечатление, произведенное словами Джастина, отразилось на лице сэра Рейналфа. Из багрово-красного оно стало пепельно-белым.
– Что ты делал?
– Прогуливался с мисс Грант, – любезно повторил Джастин. – В саду. Кажется, мы разговаривали о розах…
– Это правда? – требовательно спросил сэр Рейналф, повернувшись к Чайне. – Вы встречались с Джастином сегодня вечером?
Сегодня вечером! Его послушать, так у них было свидание под луной! Леди Пруденс изумленно разинула рот. Юджин выгнул брови. Судя по их виду, Чайна не ошиблась в интерпретации обращенного к ней вопроса.
Она бросила взгляд на Джастина, но он невозмутимо молчал в ожидании ее ответа.
– Я… Мы были в саду, но…
– Проклятие! – рявкнул сэр Рейналф. – Что должно случиться, чтобы вы наконец поняли, с кем имеете дело? Мало того, что он использует всех остальных домочадцев в своих целях, он и вас пытается втянуть в свои делишки! Неужели у вас совсем нет разума? Никакого понятия о приличиях?
– Тебе не кажется, что ты чуточку перегибаешь? – сухо поинтересовался Джастин. – В конце концов, она вот-вот станет моей невесткой. Вряд ли она может полностью избегать меня.
Сэр Рейналф резко повернулся к нему:
– Могла бы, если бы ты не торчал здесь. Если бы ты, этот проклятый корабль и его чертов капитан убрались из порта и никогда больше не возвращались назад!
– Уверяю тебя, Рейналф, – спокойно отозвался Джастин, – как только «Реюнион» подготовится к отплытию, капитан Сэвидж будет только счастлив сняться с якоря.
– Если бы существовал хоть малейший шанс, что этот корабль отправится в ад и останется там навеки, я бы лично ускорил его отплытие.
– Капитан будет рад это услышать. У него сложилось впечатление, будто ты делаешь все, что в твоих силах, чтобы задержать его в порту.
– Вот как? И потому он послал двух своих подручных, чтобы напасть на меня сегодня вечером? Может, он планировал что-нибудь похуже, чем просто ограбление?
Джастин медлил с ответом. Только бившаяся на виске жилка указывала, чего ему стоит держать себя в руках. Он холодно улыбнулся:
– Будь у него такие планы и поручи он их выполнение членам своей команды, можешь быть уверен, ты не стоял бы сейчас здесь.
Сэр Рейналф высокомерно выпрямился.
– Ты заходишь слишком далеко, Джастин. Не забывай, это мой дом и ты здесь всего лишь гость.
– Ты предлагаешь мне уехать?
– Держись подальше от моей невесты. Я больше не потерплю ни прогулок в саду, ни двусмысленных намеков за обеденным столом, ни непристойных замечаний в моем присутствии. – Он взглянул на Чайну: – Что же касается вашего поведения, сударыня, я нахожу его достойным сожаления. Полагаю, это результат вашего крайне необычного воспитания, но даже это оправдание исчерпало себя. Мое терпение не безгранично. Советую вам не испытывать его. А теперь, – он повернулся к остальным, – если вы извините меня, Юджин, я хотел бы побеседовать с тобой у себя в кабинете. Сэр Уилфред, леди Пруденс… спокойной ночи.
Он допил свое виски, поставил бокал на стол и вышел из гостиной в сопровождении Юджина.
Сэр Уилфред опомнился первым. Он громко кашлянул, чтобы привлечь внимание жены.
– Пожалуй, нам пора на покой, дорогая.
– А как же ужин?! – воскликнула леди Пруденс.
– Я распоряжусь, чтобы его прислали к нам в комнаты, – сказал он. – Мисс Грант, вас это устроит?
Чайна, бледная и потрясенная, направилась к двери, стараясь не встречаться взглядом с Джастином.
– Я… я не очень голодна. Думаю, мне лучше лечь.
– Постойте, так нельзя! – окликнул ее сэр Уилфред. – Вы должны что-нибудь съесть.
Чайна остановилась.
– Спасибо, но… – она взглянула на Джастина, – у меня пропал аппетит. Я предпочла бы остаться одна. Спокойной ночи.
Она выскользнула из гостиной и заторопилась к лестнице. Лорд и леди Беренджер-Уайт шумно вышли следом, и Чайна ускорила шаги, не желая, чтобы они видели слезы, выступившие у нее на глазах. Оказавшись в уединении своей комнаты, она заперла дверь и, прижав к груди медный ключ, подошла к туалетному столику, заставленному духами и кремами. Она швырнула ключ на столик, сбив при этом пару флаконов, и уставилась на свое отражение в зеркале, изумляясь, как постоянная диета из возмущения, страха и разочарования изменила ее черты за одну только неделю.
Вокруг глаз появились темные круги, рот принял суровые очертания, живо напомнившие Чайне миссис Биггз.
Прикусив дрожащую нижнюю губу, она направилась в гардеробную. Тина еще не успела приготовить ее ночное одеяние, и ей потребовалось несколько минут, чтобы найти ночную рубашку.
Она умылась и переоделась в тонкую сорочку, стянув ленточки, продетые в вырез горловины. Затем распустила собранные на макушке локоны и расчесала их, яростно проводя щеткой подлинным прядям. Нервы ее были на пределе, слезы жгли веки, но Чайна упрямо отказывалась дать им волю.
Она вернулась в спальню, где щетка в конечном счете тоже полетела на туалетный столик, сбив еще несколько пузырьков и баночек.
– Надеюсь, вы метили не в меня.
Чайна резко обернулась на голос. В дальнем конце комнаты на парчовом диване сидел Джастин Кросс, вытянув длинные ноги и пристроив их на мягкую скамеечку.
Чайна взглянула на закрытую дверь, затем снова на Джастина:
– Что вы здесь делаете? Как вы сюда попали?
– Я же говорил вам…
– Зачем вы пришли? Вы же знаете, что сделает сэр Рейналф, если обнаружит вас здесь! Вы слышали, что он сказал внизу! Что вам нужно от меня?
Последняя фраза завершилась приглушенным всхлипом. Джастин быстро пересек комнату, обнял девушку и крепко прижал ее к себе, чувствуя, что слезы, которые она так долго сдерживала, рвутся наружу.
Чайна не сопротивлялась. Уткнувшись лицом в его плечо, она горько заплакала, и вскоре на его белой рубашке расплылось мокрое пятно. Сквозь рыдания она слышала его успокаивающий голос, ощущала прикосновения его рук, гладивших ее волосы, и губ, касавшихся ее виска и щеки. Измученная и несчастная, она позволила утешать себя, и только тихий смех Джастина заставил ее опомниться и высвободиться из его объятий.
– Ну вот, – сказал он, протянув ей платок. – Теперь вам станет легче. Высморкайте носик, как хорошая девочка, посушите глазки. Я пришел с единственной целью: удостовериться, что с вами все в порядке, и, как оказалось, весьма кстати. Посидите у огня, вы дрожите как осиновый лист.
– Это все из-за вас. – Чайна судорожно вздохнула. – Со мной все в порядке, пока вас нет. Но стоит вам появиться, как все катится кувырком. В половине случаев я даже не понимаю, что происходит, пока не оказывается, что я увязла по уши и слишком поздно оправдываться. Все, что бы я ни сказала, оборачивается против меня.
Джастин с трудом сдержал улыбку.
– Зато я целиком и полностью на вашей стороне.
– О, как мило! – Она устремила на него обвиняющий взгляд. – Как приятно сознавать, что я могу рассчитывать на защиту… разбойника и ловеласа.
Джастин выгнул брови:
– Вам нужна защита, миледи?
– Вам чертовки хорошо известно, что да! – воскликнула Чайна и прикусила губу, смущенная собственной несдержанностью. – Во всяком случае, она мне понадобится. Если я не ошибаюсь, это называется пособничеством: знать, кто совершил преступление, и молчать об этом.
Джастин вздохнул:
– Я подозревал, что вы что-то видели, но не знал, что именно.
– Конечно, видела! Неужели вы думаете, что я не только наивная, но и слепая?
– Я думаю, вы чересчур доверчивы. Это может доставить вам кучу неприятностей в здешнем окружении.
– Не в здешнем, – поправила она, презрительно хмыкнув, – а в вашем. Вам следовало выбросить этот нелепый плащ где-нибудь по дороге, а не тащить его сюда.
– Плащ как плащ, не понимаю, чем он вам не понравился. – Он пожал плечами.
– А капюшон как капюшон, полагаю? – сухо поинтересовалась Чайна. – Не потому ли вы пытались спрятать его в кустах, когда я проходила мимо? А затем поспешили увести меня в сад на эту дурацкую прогулку?
– Значит, вы не отнеслись к тому, что произошло в саду, серьезно?
– Не морочьте мне голову! Я имею право знать…
Она резко замолкла, когда крепкая ладонь зажала ее рот. Глаза Чайны округлились. В наступившей тишине явственно прозвучало легкое дребезжание, словно кто-то пытался повернуть ручку ее двери. Хватка Джастина ослабла, и она снова смогла дышать.
– Миссис Биггз, – шепнула она.
Кивнув, он приложил палец к губам и бесшумно пересек комнату, направившись к двери. При всем драматизме ситуации Чайна не могла не отметить ловкости, с которой он обошел поскрипывающие половицы. Это явилось последней каплей. Это и ухмылка, игравшая на его губах, когда он вернулся к камину.
Размахнувшись, она отвесила ему звонкую пощечину.
– Это были вы! – прошипела она и занесла руку для следующего удара.
– Хватит! Постойте! О чем, к дьяволу, вы толкуете?
– Вы знали, куда нельзя ступать! Вы знали, какие половицы скрипят!
– Конечно, знал. Да хватит вам! – Он поймал ее руки и прижал их к своей груди. – Это моя комната, в конце концов. За тридцать лет я изучил ее вдоль и поперек.
Чайна перестала вырываться.
– Что? Что вы сказали?
– Вы прекрасно слышали, сударыня. Раньше здесь была моя комната. Правда, с моего прошлого посещения она здорово изменилась – все эти розовые занавески и кружевные оборки не совсем в моем вкусе.
– Это была ваша комната? – Она вырвала руки.
– Представьте. И если вас это интересует, я не лелеял никаких гнусных замыслов, занимая комнату напротив. Это была первая попавшаяся спальня, которая выглядела пригодной для жилья. Уверяю вас, если бы я знал, что меня ждет, то расположился бы рядом с леди Пруденс. По крайней мере, мне был бы обеспечен нормальный ночной сон.
В течение нескольких мгновений Чайна вглядывалась в его лицо и пришла к выводу, что он говорит правду.
– Извините, – сказала она, чувствуя себя очень глупой и несчастной.
– Не за что. – Джастин усмехнулся и потер подбородок. – У вас отличный удар правой.
Она прикусила губу.
– И все же это не объясняет, что вы делаете здесь сейчас. Если вы пришли поблагодарить меня за спасение вашей шеи, то, право, не стоит. Если помните, мне не позволили закончить то, что я начала говорить. Может, я собиралась подсказать вашему брату, где ему следует искать плащ с капюшоном?
– Но вы этого не сделали.
– И в благодарность за свою глупость я обнаруживаю у себя в спальне мужчину, испугавшего меня до полусмерти.
Он снова потер подбородок.
– На вашем месте я не стал бы так волноваться. Вы способны дать отпор любому злоумышленнику.
– Особенно такому, которому место в тюрьме! Даже ваши ближайшие родственники, кажется, уверены, что существуют веские основания посадить вас под замок на долгие годы. И пока вы не сделали ничего, чтобы опровергнуть всеобщее убеждение, что вы не джентльмен и не заслуживаете доверия. Сегодня в саду и в прошлый раз… – Чайна замолчала, смутившись.
– В прошлый раз? Что вы имеете в виду? Она свирепо сверкнула глазами:
– Вашу свидетельницу. Молодую особу, которую вы оставили нежиться в своей постели.
– Понятно. – Джастин кивнул и снова расплылся в ухмылке. – Так вот что вас волнует.
– Меня это нисколько не волнует, – высокомерно отозвалась она.
– И правильно, поскольку никакой молодой особы не было.
– Что?
– В моей комнате никого не было, во всяком случае, в ту ночь. Но согласитесь, надо пасть совсем уж низко, чтобы пойти проверять?
Чайна изумленно воззрилась на него:
– Так вы солгали? Это был блеф? У вас хватило нахальства предложить ему заглянуть в вашу комнату, прекрасно зная, что… – Она попятилась от него. – Нет, вы точно ненормальный. Рейналф так разозлился, что мог совершить любой, самый дикий поступок.
Джастин пожал плечами:
– Пришлось рискнуть.
– Но почему? – требовательно спросила Чайна. – И что, скажите на милость, заставило вас напасть на него сегодня вечером? Ограбить собственного брата, прости Господи! Наверняка существуют более простые способы заработать тридцать фунтов.
– Боюсь, вы несколько недооцениваете ситуацию, – заметил Джастин.
– Но он же ваш брат! Его избили до потери сознания!
– Это не входило в наши планы, – признал он.
– Входило или нет, но как можно оправдывать тот факт, что вашего брата ударили по голове и ограбили как… какого-то бродягу?!
Челюсти Джастина напряглись, на щеке задергался мускул.
– Есть вещи, касающиеся Рейналфа и нашей семьи, о которых вы даже не подозреваете. Рейналф отнюдь не тот образец добродетели, каким пытается выглядеть.
– Может, он контрабандист? Грабитель? Или лжец? Может, он сознательно компрометирует невесту своего брата и ставит ее в положение, которое невозможно объяснить? – Чайна замолчала, сообразив, что сказала больше, чем собиралась. А что, если он прав? Может, есть вещи, о которых ей лучше не знать. Джастин Кросс не слишком щепетилен, когда дело касается других, и, хотя по отношению к ней он проявляет непонятную снисходительность, она не настолько наивна и доверчива, как ему кажется. – Ладно, – холодно добавила она. – Можете не отвечать на эти вопросы. Я больше не желаю слышать лжи. Ни от кого.
– Я никогда не лгал вам, – возразил Джастин. – Возможно, я был не совсем правдив, но никогда не лгал.
– Но и не рассказывали мне того, что я хотела знать. Вы либо отвечаете вопросом на вопрос, либо говорите… или делаете что-нибудь такое, что заставляет меня забыть, о чем я спрашивала.
– Например?
Чайна смешалась. Оба подумали о поцелуе в саду, но по разным причинам.
– Все, хватит. Что может быть глупее, чем стоять посреди спальни и препираться?
– Сударыня, – его серые глаза скользнули по ее телу, – вы очень точно выразили мои чувства.
Чайна только сейчас вспомнила о состоянии своей одежды. Ночная рубашка из тонкого батиста вдруг показалась ей прозрачной, как вуаль. Шагнув к туалетному столику, она отыскала среди флаконов и баночек медный ключ и направилась к двери. Она чувствовала себя так, словно с каждым шагом одежда, слой за слоем, спадает с нее, тая под его жарким взглядом. Непослушными пальцами повернув ключ в замочной скважине, Чайна приоткрыла дверь.
И оказалась лицом к лицу с миссис Биггз.
– Добрый вечер, мисс Грант. Надеюсь, я не побеспокоила вас? Вы хорошо себя чувствуете?
– Да, спасибо, – выдавила Чайна, проглотив застрявший в горле ком. Домоправительница заглядывала ей через плечо, словно ожидала увидеть пару голых мужчин, катающихся по ковру. Загородив собой проход, Чайна постаралась незаметно сузить щель. – Вы что-нибудь хотели, миссис Биггз?
– Ваше платье на завтра. Тина оставила его в гардеробе. Она сказала, что его нужно погладить.
– О! Хорошо, я вынесу его вам, если вы подождете…
– Не беспокойтесь, мисс Грант, – перебила ее миссис Биггз и решительно протиснулась в спальню. Чайна крепко зажмурилась, приготовившись к возмущенным воплям.
Однако единственным звуком, доносившимся изнутри, были деловитые шаги домоправительницы, которая пересекла комнату и вошла в гардеробную. Судорожно вздохнув, Чайна медленно повернулась.
Джастина нигде не было видно.
На пороге гардеробной появилась миссис Биггз с переброшенным через руку платьем.
– Я велю Тине принести его утром наверх. Вы не забыли, что завтра вы приглашены на ленч? Сэр Рейналф оставил особые указания относительно кареты, которая будет предоставлена в ваше распоряжение. Он также уведомил меня, что отныне вас будут сопровождать два лакея во всех поездках. Вооруженных, как я поняла.
– Спасибо, – прошептала Чайна.
– Спокойной ночи, мисс Грант.
– Спокойной ночи.
Чайна закрыла дверь и заперла ее на ключ. Подождав, пока звуки шагов затихли, она повернулась лицом к комнате и огляделась. Ни одна занавеска не изменила своего положения, нигде не появилось выпуклостей или теней, которых не было ранее.
– Джастин? – тихо позвала она. Ответа не последовало.
Подойдя на цыпочках к постели, она приподняла краешек покрывала и заглянула под кровать. И не обнаружила ничего, даже пыли, между матрасом и полом.
Выпрямившись, Чайна обследовала каждую из четырех стен по очереди. В одной из них должен был находиться потайной ход, о котором говорил Джастин. Иного объяснения его таинственного исчезновения просто не существовало. Он опять говорил правду.
Она взглянула на диван, где он сидел, ожидая ее появления из гардеробной, и почувствовала, что у нее перехватило дыхание.
На парчовом сиденье лежала белая роза.
В тот первый вечер в библиотеке она проговорилась, сообщив Джастину Кроссу значение своего имени. Что это: некий символ или просто жестокая, бездумная игра на ее чувствах?
Чайна взяла розу и задумчиво повертела ее между пальцами, вспоминая собственные слова: «…залог того, что он всегда придет к ней на помощь».



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чайная роза - Кэнхем Марша



Типичная история про простушку из деревни(сиротинушку) с характером и мачо-боем..
Чайная роза - Кэнхем МаршаGrenilde
26.09.2013, 8.31





Не трогает, роман средней паршивости, просто набор штампов... детективная линия притянута да уши, а любовная линия какбы между прочим- не стоить тратить время на чтение этого романа, лучше почитайте "железную розу" этого автора.
Чайная роза - Кэнхем МаршаМая
27.09.2013, 0.53





Ужасно...
Чайная роза - Кэнхем МаршаНіка
30.12.2013, 23.05





Очень понравилось
Чайная роза - Кэнхем МаршаИрина
22.03.2014, 23.43





Аннотация не совсем верна: вовсе героиня не влюбилась в героя с "первого же взгляда" - об этом и слова нет. Как нет и "исступленной страсти". Да в принципе... вообще страсти нет. Где-то проскальзывают поцелуи, постельные сцены... но так, мимоходом, пока все крутится вокруг детективной линии, которая составляет бОльшую часть в романе и которая закручена неплохо (по крайней мере, я не разобралась, кто есть кто до конца). Сюжет довольно интересен, но чего-то не хватило.
Чайная роза - Кэнхем МаршаНаталия
30.09.2016, 6.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100