Читать онлайн Чайная роза, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чайная роза - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чайная роза - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чайная роза - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Чайная роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Не рискуя появиться в «Кабаньей голове», хорошо известной сэру Рейналфу, они остановились в «Вороньем гнезде», небольшой гостинице, располагавшейся ближе к пристани, с ее опасностями и вечным туманом. Сидя в тесной комнатушке на верхнем этаже, Чайна рассказывала о событиях минувшего дня. Джастин слушал, изредка задавая вопросы, а Тед Бейтс накладывал повязку на ее лодыжку. Все ее ссадины и царапины были заботливо обработаны, и, по настоянию Джастина, она плотно поела, невзирая на отсутствие аппетита.
Оставив ее в компании Тины, он провел около часа внизу, в таверне, где собралась его поредевшая команда. Время близилось к полуночи, когда им удалось уговорить Джастина перекусить и позволить Бейтсу сменить повязку на его руке.
– Как ты думаешь, нам удастся выбраться из Портсмута? – спросила Чайна.
Она переоделась, сменив порванное свадебное платье на штаны из грубого полотна и матросскую рубаху. Легкомысленные локоны были гладко расчесаны и перехвачены на затылке кожаным ремешком. Примостившись на краешке кровати, она выглядела такой измученной душевно и телесно, что Джастин подавил очередную вспышку гнева.
– Постараемся, – мрачно отозвался он.
– Не может же сэр Рейналф перекрыть все дороги, – предположила она.
– Пусть перекрывает. Я намерен отбыть из Портсмута тем же путем, каким прибыл. – Джастин проверил, не слишком ли тугая повязка, кивнул Бейтсу и посмотрел на Наину. – Мы отплывем на «Реюнионе».
– На «Реюнионе»? – удивилась она.
– Я никогда не поджимал хвост и не бегал от опасности. И моя команда тоже. Я поговорил с парнями, они готовы рискнуть.
– Но ты ранен, – мягко возразила она. – Среди твоих матросов тоже есть раненые. Может, не стоит спешить? Почему бы вам не переждать пару дней и не набраться сил…
– Каждый из моих матросов стоит дюжины наемников Рейналфа. У него больше людей, но я хитрее и смогу обвести его вокруг пальца. При условии, конечно, что буду действовать быстро и решительно, пока он расхаживаете важным видом, помахивая тростью и обдумывая стратегию. Рейн привык все планировать, он обожает порядок и субординацию. В данный момент он еще не оправился от удара, которыйты нанесла ему сегодня днем, и не способен рассуждать достаточно здраво, чтобы прикрыть все фланги. Если я буду ждать до завтра, он успеет подготовиться и встретит меня во всеоружии. Уверяю тебя, я не склонен недооценивать Рейналфа. К утру у меня не будет ни единого шанса вернуть себе корабль.
– А что, если ты ошибаешься? Что, если он уже во всеоружии?
Джастин глубоко вздохнул.
– В таком случае преимущество будет на его стороне. Но это ничего не меняет. Мы должны действовать, и обязательно сегодня. Я не могу сражаться с бандой Рейналфа и со всей королевской ратью.
– Но тебе незачем бояться королевских солдат! – воскликнула Чайна. – Ты не виновен в убийстве Бесси.
Он горько улыбнулся:
– Неужели ты думаешь, что Рейналф допустит, чтобы вину возложили на Юджина, когда есть прекрасная возможность избавиться от меня? Может, у него недостаточно доказательств, чтобы вздернуть меня за убийство Бесси, зато есть два трупа и целый штат слуг, готовых подтвердить, что это моих рук дело.
– Это была самозащита! – возразила Чайна. – Юджин пытался убить тебя! Он напал на меня, застрелил миссис Биггз… О, Джастин, никто не посмеет обвинить тебя в его смерти!
– Рейн посмеет. А его власть поистине беспредельна. Ты бы удивилась, если бы знала, какие силы способен привести в действие мой братец одним лишь движением мизинца. Можешь не сомневаться, Чайна, я хочу убраться отсюда. Меня тошнит от одного вида Англии с ее ложью и продажностью.
– В таком случае зачем снова бросать вызов сэру Рейналфу? Почему бы не покинуть Портсмут сухопутным путем? Добраться до другого порта? Воспользоваться другим судном?
– Я должен вернуть свой корабль, – тихо отозвался Джастин.
– Ценой своей жизни? И жизней твоих матросов?
Джастин вздохнул, стараясь не показывать усталости, и подошел к ней:
– Чайна, я провел значительную часть жизни в море, не слишком заботясь о том, что ждет меня завтра. Я говорил тебе, что с тех пор, как «Реюнион» стал моей собственностью, он ни разу не перевозил невольников, и это правда. Но я не стал бы утверждать, что нам не приходилось удирать на всех парусах от береговой охраны и прочих опасностей. «Реюнион» – великолепный корабль и никогда не подводил меня. Отличное судно с прекрасной командой. Я не могу предать его, оставив на милость Рейналфа и его шайки. – Он улыбнулся при виде полного непонимания, написанного на ее лице, затем ненадолго задумался и убежденно продолжил, стряхнув усталость усилием воли: – Я не дам им оснований торжествовать победу. Если я покину Англию, то на своих условиях.
– Что толку в этих условиях, если они убьют тебя? – Чайна тревожно поднялась с постели. – Пожалуйста, Джастин, увези меня отсюда. Я поеду с тобой куда угодно. Как твоя любовница… как служанка… в любом качестве! Пожалуйста! Я не хочу, чтобы ты умирал! – В ее глазах сверкнули слезы.
Джастин поцеловал ее, пытаясь сохранить твердость.
– Извини, но я не могу бросить своих товарищей и корабль. Постарайся понять…
– Я прекрасно понимаю, что корабль тебе дороже, чем я!
– Это не так.
– Так!
– Чайна…
– Это всего лишь доски и гвозди. Их можно заменить.
– А жизни! Именно по этой причине я решил отправить тебя вперед, в Фалмут.
– Что?
– Рана Иста серьезнее, чем он пытается представить. Я раздобыл трех крепких лошадей и сказал ему, что он поплатится головой, если не доставит тебя с Тиной в Фалмут, где мы возьмем вас на борт.
– Ты отсылаешь меня прочь, – прошептала она.
– Я посылаю тебя вперед, – нежно поправил Джастин. – Мы с Бейтсом все детально обсудили и…
– И решили, что я бесполезна, беспомощна и буду только мешаться под ногами.
– Чайна…
Она оттолкнула его руки:
– Так вот, я никуда не поеду! Ты не можешь заставить меня уехать, если я предпочитаю остаться.
Серые глаза Джастина подернулись ледком, губы изогнулись в легкой улыбке, такой же холодной, как его голос.
– Ты сделаешь то, что я сказал.
– А если нет? – осведомилась она.
– Я прикажу заткнуть тебе рот и привязать к спине лошади, так что у тебя не останется другого выбора, кроме как следовать моим указаниям.
– Ты не посмеешь!
– Я устал, сударыня, и страдаю от ран. Ты вправе требовать объяснений, но, честно говоря, в данный момент у меня просто нет сил и времени. Я хочу вернуть свой корабль, убраться из Англии, никогда больше не видеть Рейналфа… и снова дышать чистым морским воздухом. Чего я не хочу, так это препираться с тобой.
– Тогда позволь мне остаться, – взмолилась Чайна, не обескураженная гневным подергиванием его щеки. – Я буду ждать тебя здесь.
– Как только мы выкинем за борт охранников, мы поднимем все паруса и снимемся с якоря. Поверь, нам будет не до того, чтобы возить пассажиров туда и обратно.
Чайна обиженно выпрямилась, задетая его пренебрежительным тоном.
– Понятно. Значит, я не более чем пассажирка.
– Ты значишь гораздо больше. Ты леди Рейналф Кросс. Она возмущенно попыталась отстраниться, но он удержал ее за плечи.
– Учитывая, как обстоят дела, я бы без колебаний сделал тебя вдовой. Но если ты попадешь в руки Рейна, я окажусь бессилен. Закон на его стороне. Ты понимаешь это?
Чайна кивнула со слезами на глазах. Джастин снова вздохнул:
– Вижу, что понимаешь. Боже, как бы я хотел… – Он замолк. – Ист доставит тебя в Фалмут. Сделай одолжение, не причиняй ему лишних хлопот. Бедняга так переживает, что пропустит решающую схватку, что просто не выдержит, если ты будешь устраивать ему сцены.
Джастин убрал руки с ее плеч и отошел. Чайна безмолвно наблюдала, как он собрал свою одежду и начал одеваться. Он натянул чистую рубашку, поморщившись, когда всовывал руку в рукав. Затем надел кожаный жилет и широкий пояс.
– Джастин! – окликнула она, когда он направился к двери.
Он помедлил и повернулся к ней лицом.
Чайна расстегнула висевшую у нее на шее золотую цепочку, вытащила ее из выреза рубашки и протянула Джастину. На цепочке поблескивал овальный медальон.
– Рейналф сказал, что он много значит для тебя, – промолвила она. – Возможно… он принесет тебе удачу.
– Где ты его взяла?
– У Рейналфа. Он сказал, что его нашли в комнате Бесси. Он отдал его мне перед свадьбой, чтобы я… – Ее голос дрогнул. – Не важно, просто возьми его.
Несколько секунд Джастин смотрел на медальон, лежавший на его ладони, затем сжал пальцы и взглянул на нее:
– Ты сделаешь то, что я просил? Поедешь с Истом в Фалмут и подождешь меня там?
– Я сделаю все, что ты скажешь, – прошептала она. – Ты же знаешь.
Джастин обнял ее и крепко прижал к груди.
Чайна прикусила губу, стараясь не плакать. Он уезжает! Уезжает, несмотря на обещание больше никогда не покидать ее! Он собирается сражаться с наемниками Рейналфа и, возможно, погибнет, пытаясь вернуть груду скрипучих досок, некогда перевозившую рабов.
– Сохрани его для меня, – сказал он, снова надев золотую цепочку ей на шею. Чайна всхлипнула, прильнув к его губам в жадном отчаянном поцелуе. Гнев и разочарование исчезли, вытесненные мучительным сознанием, что она никогда не полюбит другого мужчину так, как любит Джастина Кросса.
– Останься в живых, Джастин, – прошептала она. – Прошу тебя.
– Я слишком хитер, чтобы позволить себя убить, – усмехнулся он, прижавшись к ее губам в быстром поцелуе, и был таков.
Чайна не двигалась, уставившись на то место, где он только что стоял, ошеломленная его внезапным уходом. Она не могла даже плакать.
Наконец она проковыляла к окну, выходившему на улицу, и прижалась лбом к холодному стеклу. В туманной мгле скользило слишком много теней, темных силуэтов, спешивших по своим делам под покровом ночи, чтобы различить среди них Джастина. Если, конечно, он был там – один или с Тедом Бейстсом.
Тед Бейтс.
Плечи Чайны поникли, и она глубоко вздохнула, испытывая чувство вины. Как она могла так ошибиться в первом помощнике Джастина! Не кто иной, как Бейтс, предупредил большую часть команды «Реюниона», что в порту их подстерегает опасность, и организовал нападение на тюрьму, чтобы освободить капитана. А потом вместе с дюжим боцманом и еще тремя матросами вызвался сопровождать Джастина в дерзком налете на Брейдон-Холл.
Вздохнув, Чайна отошла от окна. Признаться, последнее время она только и делала, что ошибалась в людях, и более всего в миссис Биггз и Юджине Кроссе.
Неудивительно, что Джастин считает ее взбалмошной девчонкой, способной устраивать сцены.
При мысли о Юджине Чайна вновь ощутила ужас, пережитый в потайных коридорах Брейдон-Холла, и содрогнулась. Просто чудо, что ей удалось спастись. Она должна быть благодарна, что ее не включили в число участников предстоящих событий в порту. Джастин прав. Ей нужно довериться мистеру Исту и следовать за ним хоть в ад, лишь бы никогда больше не видеть сэра Рейналфа. Ее размышления прервал стук в дверь.
– Вы в порядке, мисс? – поинтересовалась Тина, заглянув в комнату.
– Да, Тина, вполне.
– О, какое облегчение! Мистер Ист прислал меня на разведку. Он как большой ребенок! Ни в какую не желает подниматься сюда сам. Боится, что вы бьетесь в истерике и проклинаете все на свете из-за того, что вас оставили. Только, если хотите знать мое мнение, мисс, это он все время ворчит и ноет. Я говорила ему, что вы не такая. Что вы сильная и отважная и не станете расстраиваться по пустякам, особенно после того, что вам пришлось пережить.
– О да, я пережила столько, что хватило бы на целую жизнь, – с чувством согласилась Чайна. – Не знаю, сколько еще я смогу притворяться, что я сильная и отважная, поскольку ни то ни другое мне несвойственно.
– Вот уж никогда не поверю, мисс. Если кто и струсил, вчера вечером, так это я. Так струсила, что не смогла выстрелить, когда понадобилось. А вы вели себя так, будто в точности знали, чем все кончится. Совсем как сейчас. Сразу видно, что вы не сомневаетесь, что мистер Джастин встретит нас в Фалмуте и все будет в порядке.
Лицо Тины прояснилось, и она деловито прошла в комнату. Одетая, как и Чайна, в матросский костюм, с коротко подстриженными медными волосами, она походила на корабельного юнгу. Подойдя к хозяйке, она извлекла из своих бездонных карманов пригоршню шпилек.
– Придется что-то сделать с вашими волосами, мисс. Мистер Ист сказал, что мы должны выглядеть как двое парнишек, чтобы не привлекать к себе внимания. А если нас остановят, мы должны не произносить ни слова и никуда не смотреть, кроме земли.
– Ну, это будет нетрудно, – заметила Чайна, попытавшись улыбнуться. – Если нас остановят, я сразу же упаду в обморок и ничего не увижу, кроме земли.
– Скажете тоже, мисс, – хмыкнула Тина, развязывая шнурок, стягивавший волосы Чайны. – Скоро мистер Ист приведет лошадей, и мы уедем отсюда. У меня тетка живет возле Фалмута. Хотя вряд ли я с ней повидаюсь.
Чайна положила руку на локоть девушки:
– Ты подвергаешь себя большой опасности из-за меня, Тина. Я не стану думать о тебе хуже, если ты не захочешь ехать дальше.
– О нет, мисс! По правде говоря, вы с мистером Джастином сделаете мне одолжение, если возьмете с собой. Кроме Портсмута и короткой поездки в Лондон, я ничего в жизни не видела. Мне кажется, я хотела бы посмотреть мир, пережить, так сказать, приключения.
Глаза Тины загорелись, но Чайна чувствовала, что служанка храбрится, как и она сама.
– Да уж, – улыбнулась она. – Что-что, а приключения нам гарантированы.
– О да, мисс. И я буду вечно вам благодарна, если вы возьмете меня с собой.
Ловкие пальцы горничной быстро скрутили волосы Чайны в тугой узел на макушке. К этому она добавила матросскую шапочку и красный шейный платок.
– Готово. Ну и сорванец из вас получился, мисс. В самый раз, чтобы скрести палубу.
Чайна вытянула шею, рассматривая себя в крохотном зеркальце, когда дверь отворилась и вошел Ист.
С минуту боцман хмуро разглядывал женщин, пытаясь оценить их изменившийся облик.
– Ладно, сойдет, – буркнул он наконец. – Но учтите: либо вы будете в точности выполнять мои указания, либо я оставлю вас обеих на обочине дороги и поминайте как звали.
– Конечно, будем, мистер Ист, – заверила его Чайна. – Извините, что вам приходится возиться с нами. Я бы охотно осталась здесь, но, похоже, у меня нет выбора.
– Тут мы с вами на равных, – ворчливо согласился он. – Хорошенькое дело для мужчины – нянчиться с двумя девчонками, вместо того чтобы сражаться плечом к плечу с товарищами.
– Джастин сказал, что вы были серьезно ранены сегодня днем.
– Ха! Пустячная царапина! Этого недостаточно, чтобы остановить меня, нет, мисс. Но когда капитан отдает приказ, я подчиняюсь, нравится мне это или нет.
– Вот и мы будем выполнять ваши приказы, мистер Ист, нравится нам это или нет, – заявила Чайна в ответ на вызов в глазах боцмана.
Он сдвинул брови и поднял подбородок:
– Значит, так: Фалмут в пяти часах езды отсюда. У меня есть запас еды в седельных сумках и три самые резвые лошадки, каких только удалось найти. Постараемся не останавливаться без крайней нужды и придерживаться проселочных дорог. Капитан велел ждать его в Фалмуте. К рассвету он будет там, если, конечно, повезет, и при попутном ветре.
– Его там не будет.
Троица в комнате дружно повернулась к двери.
На пороге стоял сэр Рейналф Кросс. Его карие глаза сверкнули, остановившись на Чайне.
– Кто, к дьяволу, вы такой, – прорычал Ист, – и что вам нужно?
– Что мне нужно? – вкрадчиво переспросил сэр Рейналф, войдя в комнату. – Я пришел за своей собственностью.
– Рейналф… – прошептала Чайна, сообразив, что Барт Ист не имеет понятия, кто к ним пожаловал. – Это Рейналф Кросс.
– Кросс… – Ист сжал огромные кулаки. Он шагнул вперед и тут же оказался под прицелом четырех мушкетов, находившихся в руках зверского вида мужчин, неожиданно появившихся в дверном проеме. Боцман свирепо оскалился и сделал еще один шаг.
– Нет! – крикнула Чайна, догадавшись о его намерениях, и схватила его за локоть.
Ист стряхнул ее руку. Сэр Рейналф улыбнулся:
– Они выстрелят не колеблясь, дайте им только повод, а если я прикажу, то и без всякого повода.
– Прошу вас, мистер Ист! – взмолилась Чайна. Боцман повернулся к ней; в его глазах, сверкавших под кустистыми бровями, полыхала жажда крови, которую она никогда не видела, но инстинктивно узнала. – Пожалуйста, мистер Ист, они убьют вас, и тогда вы уже ничем не сможете помочь капитану.
– Прислушайся к ее словам, моряк, – уронил сэр Рейналф. – Она дала тебе дельный совет.
Дюжая фигура боцмана как-то обмякла. Напряжение ушло, руки безвольно повисли, глаза потеряли безумный блеск, даже веки, казалось, отяжелели.
– Мудрое решение, – заметил сэр Рейналф и сделал знак двум своим подручным. Подскочив ближе, они уперлись дулами своих мушкетов в спину Иста, подталкивая его к двери. Тот споткнулся и, когда всем показалось, что он падает, выбросил в сторону могучую руку. Его массивный кулак разрезал воздух на волосок от лица сэра Рейналфа, чуть не превратив его в лепешку. Двое его конвоиров, застигнутые врасплох, застыли на месте, но третий, находившийся у двери, оказался достаточно проворным, чтобы обрушить приклад своего мушкета на голову боцмана. Ист рухнул на пол и, издав протяжный стон, затих. Чайна рванулась к нему, но ее удержала Тина, сбивчиво шептавшая слова предостережения на ухо хозяйке.
Сэру Рейналфу понадобилось несколько мгновений, чтобы овладеть собой. Оторвав взгляд от поверженного боцмана, он кивнул своим людям. Двое из них, ухватив Иста за обутые в сапоги ноги, выволокли его бесчувственное тело в коридор.
– Что с ним будет? – встревожено спросила Чайна.
Сэр Рейналф пожал плечами:
– Похищение человека – серьезное преступление.
– Похищение?
– Как иначе моя жена могла оказаться в этом притоне?
– По доброй воле, – яростно отозвалась Чайна, – и собственному желанию.
– Не вижу особой разницы. Единственное, что имеет значение, – вы по-прежнему моя жена, и мне придется забрать вас домой.
– Как вы нашли меня?
– В этих местах доносчиков больше, чем крыс, моя дорогая. Если награда достаточно велика – как в данном случае, – эти подонки сдадут даже собственную мать.
«Неужели он знает, где Джастин?» – мелькнуло в голове у Чайны. Если сэр Рейналф здесь…
Он рассмеялся, наблюдая за выражением ее лица.
– Ваша непосредственность просто умиляет, моя дорогая. Конечно же, я знаю, где Джастин и что он задумал. Я также знаю, что у него нет ни малейшего шанса на успех. Я оставил на корабле Чамберса с дюжиной крепких парней. Прискорбно недооцененный человек, надо сказать. Я имею в виду Чамберса. Преданный и надежный. У меня нет сомнений, что Джейсон Сэвидж – умелый тактик и заслужил свою репутацию лихого вояки, но я более чем уверен, что сегодня он встретит равного противника. Он ведь ранен, не так ли?
– Вы достойны презрения, – с ненавистью проронила Чайна.
– Как и вы, моя дорогая. – Он подступил ближе и коснулся царапины, оставленной на ее лице его кольцом. Чайна отшатнулась и вскрикнула, наступив на поврежденную лодыжку. Сэр Рейналф посмотрел на повязку у нее на ноге и прищелкнул языком. – Вы упали?
– Вас это волнует?
– Да нет, – беззаботно отозвался он, – не особенно.
Чайна смотрела на него, чувствуя, как опустошение и усталость овладевают ее душой и телом, лишая последних сил. Она ощущала горький вкус поражения и сознавала всю тщетность дальнейшей борьбы. Ее глаза наполнились слезами, и она опустила голову, не желая видеть его самодовольного торжествующего выражения.
– Пойдемте, леди Кросс, – распорядился он. – Здесь становится душновато.
Чайна не сопротивлялась, когда он повел ее к двери. Она не взглянула на бледное лицо Тины, проходя по тускло освещенному коридору, и не видела угрюмых физиономий, провожавших ее взглядами, пока она шла через таверну к выходу. Все ее мысли были о Джастине. И о судьбе, навстречу которой он так безрассудно устремился.
Она едва сознавала, как вышла на улицу и забралась в карету. Сжавшись в углу, она не издала ни звука и не оглянулась назад, когда экипаж тронулся и покатил по мостовой. В открытое окно задувал ветер, омывая ее лицо влажной прохладой. Запах моря был почти осязаем, и Чайна живо вспомнила, как прошлым вечером они мчались к пристани по мокрым улицам. Она сознательно выбрала дождь и ветер, уносившие ее прочь от прежней жизни, полагая, что никогда не вернется назад. Даже сейчас, заглядывая в самые сокровенные уголки своей души, она не находила там ни капли сожаления. Она провела волшебную ночь в объятиях Джастина. Она любила и была любима – ничто не отнимет у нее этих воспоминаний. Ничто и никто.
Ее сухие глаза холодно уставились на мужчину, который был ее мужем.
Сэру Рейналфу это явно не понравилось. Его руки напряглись на набалдашнике эбонитовой трости, внезапно он привстал и резко постучал по крыше экипажа.
– Все еще считаете его героем, не так ли? – осведомился он. Дверца над его головой приоткрылась, и он прокричал отрывистые приказы кучеру. Чайна схватилась за стенку, когда экипаж резко накренился. – Полагаю, вам хочется увидеть собственными глазами, что стало с вашим любовником? Чтобы, так сказать, сохранить в памяти его мужественный и героический образ? Что ж, ваше желание исполнится, моя дорогая.
Круто повернув, карета быстро покатила назад, в направлении города. Проносившиеся мимо огни бросали отсветы на лицо сэра Рейналфа, искаженное гримасой лютой ненависти. Чайна оцепенела бы от ужаса, если бы понимала, что часть этой ненависти направлена на нее, но ее мысли крутились быстрее, чем колеса кареты, уносясь вперед, к пристани, к Джастину.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем карета обогнула портовые сооружения и подкатила к причалу. Менее чем в пятидесяти футах от берега на якоре стояло огромное торговое судно, сверкая огнями и оглашая окрестности смехом, песнями и здравицами в честь прибытия в порт.
Чуть дальше на волнах покачивалась изящная трехмачтовая шхуна, окруженная с обеих сторон полудюжиной дремлющих фрегатов. Еще дальше, у самого выхода из гавани, четко вырисовывались контуры «Реюниона», подсвеченные огнями более мелких судов, теснившихся вокруг.
Ярко светила луна. Слишком ярко, с болью в сердце поняла Чайна, – любое движение на поверхности воды бросалось в глаза, словно сигнальный маяк.
Карета качнулась на рессорах, когда сэр Рейналф открыл дверцу и спустился на землю. Почти сразу же из темноты вынырнули двое стражников, вступив с ним в приглушенный разговор. Чуть погодя один из них исчез во мраке и вскоре вернулся с тяжелым фонарем. Он поднял его над головой и медленно описал в воздухе дугу справа налево. Повторив сигнал дважды, он прикрыл фонарь деревянным щитком, и все трое мужчин замерли, вглядываясь в «Реюнион», высившийся над блестящей поверхностью воды.
Чайна застыла на краешке сиденья, отчаянно надеясь, что с корабля не последует ответного сигнала. Уповая на то, что паруса развернутся и наполнятся ветром, якорь поднимется и изящный силуэт корабля скользнет к выходу из гавани и дальше в открытое море.
На носу «Реюниона» мелькнул огонек. Спустя короткое время он загорелся вновь, описал дугу, несколько раз мигнул и снова очертил дугу.
Очевидно, это был заранее условленный сигнал, поскольку мужчины на берегу рассмеялись и оживленно заговорили.
Второй, более громкий взрыв смеха привлек внимание Чайны к торговому судну, и она выругалась про себя – на удивление красочно, – на их веселье. Даже если на борту «Реюниона» разыгралось целое сражение, вряд ли кто-нибудь на берегу догадывался об этом. Проклятый торговец производил столько шума, что заглушил бы нападение испанской армады.
Чайна взглянула на сэра Рейналфа и его собеседников. Один из них снова поднял фонарь и начал сигналить, имитируя вспышки света с помощью деревянного щитка. Закончив, он прикрыл фонарь щитком в ожидании ответа с «Реюниона».
На носу корабля опять замигал лучик света. Очевидно, полученная информация удовлетворила сэра Рейналфа. Он направился к карете с самоуверенной усмешкой на лице.
– Как и следовало ожидать, Джастин пытался захватить корабль и потерпел фиаско. Мои люди сообщают, что он и его команда только что сдались.
– Нет, – прошептала Чайна, устремив взгляд на «Реюнион», – не может быть.
– Уверяю вас, моя дорогая. Что, трудно поверить? Вы полагаете, что он слишком благороден и горд, чтобы признать поражение? Думаю, вам пойдет на пользу, если вы запомните его таким, каков он сейчас: побежденным и умоляющим о пощаде.
Круто повернувшись, сэр Рейналф сердитыми окриками подозвал баркас с гребцами. Затем бесцеремонно вытащил Чайну из кареты и перепоручил ее двум головорезам, сопровождавшим их из «Вороньего гнезда». Повинуясь его отрывистым командам, они посадили ее в ожидающее на воде суденышко.
Чайна молчала, пытаясь обуздать страх и негодование. Она тревожилась за Джастина, боялась собственной реакции на его очередное пленение. И проклинала несправедливость судьбы и жестокость сэра Рейналфа. Его самодовольство и мелочное желание похвастаться своей победой. По сравнению с младшим братом он был полным ничтожеством: пустой, бесчувственной оболочкой человека. В нем не было ни капли тепла, нежности и заботливости, свойственных Джастину. Даже недостатки Джастина – вызывающее поведение, дерзость, граничащая с безрассудством, – только усиливали его мужественную привлекательность.
Баркас плавно рассекал воду. Единственным звуком, помимо ритмичных всплесков весел, был шум веселья, доносившийся с торгового судна. Но и он постепенно стихал, превращаясь в отдаленный гул, и Чайна напрягла слух, пытаясь определить, что происходит впереди.
По мере приближения к «Реюниону» его темный силуэт начал обретать форму, и Чайне впервые представилась возможность рассмотреть корабль Джастина. Ранее этому помешал дождь, а потом она была так расстроена, что оказалась не в состоянии вообще что-либо замечать.
Размеры корабля поражали. Рядом с его гладким блестящим корпусом, выступавшим из повисшего над водой тумана, пришвартованные по соседству суда казались карликами. Орудийные амбразуры были открыты, являя миру чугунные жерла пушек. Паруса были зарифлены, в темных иллюминаторах отражался лунный свет. Корабль тихо поскрипывал, покачиваясь на якоре, словно ему не терпелось вырваться на морской простор.
Когда они подошли ближе, стали заметны следы того, что на палубе недавно разыгралось сражение. Канаты были спущены, порванный такелаж болтался в воздухе, свисая с поручней. Видимо, был пожар, и то, что Чайна приняла за туман, оказалось дымом, тянувшимся с кормы. В воздухе висел запах горелого полотна, становившийся все более сильным и едким с каждым взмахом весел. Возле всех лестниц было привязано по шлюпке, а вокруг корабля бесцельно болтались на воде пустые лодки.
Гребцы умело направили баркас к лестнице и надежно закрепили его у борта корабля. Высоко над их головами появились два бледных лица. Свесившись через борт, они пытались разглядеть пассажиров баркаса.
– Эй, на лодке, кто вы?
– Дайте руку, – потребовал сэр Рейналф, взобравшись вверх по лестнице. – Где мой помощник Чамберс?
– Кто? – Матросы пошептались, затем с ухмылкой кивнули: – он! Как же, здесь, с остальными. Принимает, так сказать, дела.
– А капитан Сэвидж? – Сэр Рейналф оглядел палубу, приводя в порядок одежду. – Где вы его держите?
– В кутузке, само собой, – отозвался матрос, ухмыльнувшись еще шире. – Связан по рукам и ногам.
Сэр Рейналф испустил вздох удовлетворения и облокотился о поручни, ожидая, пока Чайну поднимут на палубу.
– Он доставил много хлопот?
– Не без того, – кивнул мужчина. – Мы потеряли несколько человек, но и они тоже.
– Налетели, как черти из преисподней, – вставил его товарищ. – С визгом и улюлюканьем, будто шайка паршивых пиратов.
Сэр Рейналф пренебрежительно хмыкнул и, взяв Чайну за локоть, направился к полубаку. Он замедлил шаги, только когда впереди показалась тесная группа мужчин.
Чайна тихо вскрикнула и застыла на месте.
Матросы Джастина, которых она знала по таверне, сгрудились у поручней, окруженные крепкими охранниками с суровыми лицами. Все они были покрыты грязью и сажей, смешанными с кровью и потом. В воздухе висел запах поражения, почти такой же острый, как вонь горелой парусины.
Команда победителей состояла из наемников Рейналфа и стражников из береговой охраны, не менее грязных и усталых, чем их противники. Судя по их угрюмым лицам, победа далась им нелегко, и они не видели поводов для ликования.
Джастин Кросс стоял в стороне со связанными впереди руками под охраной двух стражников, державших наготове мушкеты. Его светлые волосы казались почти черными от сажи. Он обвязал шейный платок вокруг лба, чтобы пот не стекал в глаза, но насквозь пропотевшая рубаха липла к груди и плечам. Его обычно цветущее лицо побледнело и осунулось, на щеках и подбородке красовались свежие ссадины.
– Так-так, – медленно произнес сэр Рейналф, приблизившись к брату. – Неужели это знаменитый Джейсон Сэвидж собственной персоной? Наконец-то мы встретились, хотя, должен сказать, я понимаю, почему вы уклонялись от встреч со мной в прошлом.
Джастин молчал. При виде Чайны в его глазах мелькнули удивление и тревога, но сейчас они казались пустыми, лишенными всяких эмоций.
– Я был бы рад сразиться с тобой, Джастин. Только ты и я, один на один. Но увы. Тебе придется довести свой маскарад до конца. Интересно, на что ты рассчитывал? Надеялся, что имя и репутация Джейсона Сэвиджа помогут тебе, откроют больше дверей? Господи, какие еще надежды ты питал?
Джастин иронически улыбнулся, но продолжал хранить молчание.
– Понятно, – протянул Рейналф. – Ты всегда отличался упрямством. Моя дражайшая супруга не верила, что это возможно, и тем не менее вот он ты – схвачен и связан. Пора признать, что твои интриги обернулись против тебя самого.
– Едва ли, – уронил Джастин.
Губы сэра Рейналфа сжались.
– Итак, за всей этой гнусностью стоял ты. За письмами и вымогательством. Надеюсь, ты не станешь отрицать, что тебе было известно их содержание?
– Мне было известно столько же, сколько тебе. Я знал об «Орионе» и его пассажирах.
– И решил воспользоваться этим, чтобы довести меня до полного разорения?
– Нет. – Джастин покачал головой. – Я хотел знать правду. А может, не мог смириться с бессмысленными отговорками, которыми пытались отделаться от меня.
– Вся эта история не имеет смысла, – перебил его сэр Рейналф. – Тебе не следовало копаться в ней. Пусть себе покоится на дне океана, где ее настоящее место. Мужчина должен уметь хоронить прошлое.
– «Скорпион» не был виновен в том, что произошло той ночью. Внезапный шторм и роковое стечение обстоятельств – вот что привело к трагедии. Однако чертовски хорошему капитану пришлось умереть в тюрьме, оклеветанному и опозоренному, чтобы кучка жалких трусов могла сохранить свои тайны. Капитана Тримбела следовало наградить за службу отечеству, а не приговаривать к пожизненному заключению. Но что значит человеческая жизнь для людей, очень могущественных, слишком алчных и чересчур ослепленных собственным высокомерием, чтобы судить здраво? Таких, как ты, Рейналф.
– Ослепленных, говоришь? – Сэр Рейналф стиснул кулаки. – О да, я был ослеплен. Яростью и отвращением к человеку, который замарал свое доброе имя и семейную честь ради сомнительных идеалов и горстки спятивших романтиков. Тебя это, однако, не смутило. Я видел, что ты готов встать на его защиту. Ты настолько похож на него, что меня просто тошнит. Тебе было наплевать, как отразится твоя авантюра с невольничьим судном на имени Кроссов. Но я вернул нашему имени уважение и достойное место в обществе. Я восстановил семейное состояние. Я добился этого сам, без чьей-либо помощи, и, клянусь Богом, я не позволю тебе обратить все мои усилия в прах.
– Я никогда не покушался на плоды твоих усилий, Рейн. И был бы рад обосноваться где-нибудь подальше отсюда, если бы ты оставил меня в покое. Ты не там искал – непростительная глупость для человека твоих амбиций. Тебе следовало понаблюдать за Юджином.
– При чем здесь Юджин? Какое он имеет отношение к этой истории?
– Самое прямое. Он дурачил нас обоих с самого начала. Он нашел бумаги отца. Вначале скормил их мне, а затем воспользовался ими против тебя. У нас не было ни малейшего шанса.
– Юджин?
– Все эти годы он доил тебя, пока не выдоил досуха, а ты даже не догадывался, что шантажист обитает под твоей собственной крышей. Впрочем, я тоже, что весьма прискорбно. Возможно, разоблачи мы его раньше, то смогли бы предотвратить все эти бессмысленные убийства. Но теперь уже непозволительно поздно, не так ли? Слишком поздно для Бесси и для моей команды. – Сэр Рейналф слегка напрягся. Джастин заметил это, как и искорку понимания, блеснувшую в карих глазах брата, и покачал головой: – Увы, мне потребовалось непомерно много времени, чтобы понять, что происходит. И только несколько месяцев назад мне пришло в голову, что они гибнут с пугающей частотой. Мои матросы, Рейналф. Невинные люди. Матросы Джейсона Сэвиджа… Один за другим, почти вся команда «Скорпиона».
– Не понимаю, о чем ты говоришь. У тебя есть команда.
– Да, у меня есть команда. И чертовски хорошая команда, несмотря на то, что восемнадцать ее членов сменились за последние четыре года.
Сэр Рейналф окинул быстрым взглядом тесный кружок мужчин:
– Вы избрали себе рискованное занятие. Всякое может случиться. Что в этом удивительного?
– Случайность – это когда человек падает за борт во время шторма. Или когда его сбивает карета на улице. Но когда он умирает от яда, подложенного в еду, от ножа в спину или пули в темном переулке – это убийство. И так четыре года подряд, Рейн. Разве не тогда ты начал получать эти письма?
– Ты намекаешь, что это как-то связано со мной? – Сэр Рейналф сделал сердитый шаг вперед, готовый броситься на Джастина, но сдержался в последний момент. – Откуда мне знать, что происходило с твоей командой четыре или все сорок лет подряд?
– Именно этот вопрос я задал себе. Как ты узнал?
Сэр Рейналф заколебался:
– Что?
– Как ты узнал? В тот день в библиотеке, когда ты выкинул меня из дома и велел передать Джейсону Сэвиджу, что игра окончена, ты сказал, что осталось только трое. И что тебе не требуется очередной удар дубинкой по голове, чтобы понять, кто стоит за всем этим. А ведь верно! Из всей команды «Скорпиона» осталось только трое: Тед Бейтс, Барт Ист и… призрак Джейсона Сэвиджа. Откуда ты узнал, Рейналф?
– Ты рехнулся! Ищешь, за что бы ухватиться, чтобы вытащить свою шею из петли.
– Моя шея пока еще не в петле.
– Ты убил женщину! Избил ее до смерти, возможно, потому что она пригрозила рассказать мне, что Джейсон Сэвидж – это ты!
– Это Юджин избил ее до смерти, – тихо сказал Джастин. – Избил и свалил вину на меня, чтобы убрать с дороги. Я очень сомневаюсь, что он позволил бы тебе долго прожить после свадьбы. Подождал бы месяц-другой, не более. Ты был обречен, Рейн. Но вчера вечером он запаниковал, услышав, что я сбежал из тюрьмы. Возможно, решил, что я все узнал, или понял, что это лишь вопрос времени. – Он впервые посмотрел на Чайну. – А может, он опасался, что я отниму то, что он считал своим.
Чайна затаила дыхание, впитывая тепло его глаз.
– Ну, у меня-то ты ничего не отнимешь! – прорычал сэр Рейналф. – Никто не поверит твоим диким обвинениям. – Он рассмеялся, обведя взглядом молчаливых слушателей. – Он готов на все, лишь бы спасти свою шкуру и бросить тень подозрения на других. Все, это очень интересно, но едва ли спасет его от виселицы.
– Ты уничтожил мою команду, Рейналф, – раздельно произнес Джастин. – Независимо от того, что произойдет здесь сегодня, ты виновен в убийстве восемнадцати человек.
– Без доказательств твои обвинения ничего не стоят, – беспечно отозвался сэр Рейналф, – а их у тебя нет.
– У меня есть Чамберс.
– У тебя… – Воздух со свистом вырвался из груди сэра Рейналфа. – Чамберс!
– Уверен, его можно убедить признаться, что ему хорошо платили за выполнение твоих приказов.
– Он ничего не признает! Ему нечего признавать!
– Ты так уверен в его преданности? – Джастин покачал головой: – Напрасно. Как, по-твоему, Юджин узнал про Бесси? И каким образом он добивался, чтобы ты точно выполнял указания шантажиста относительно передачи денег? Такие, как Чамберс, продают свою преданность тому, кто платит больше. У меня нет сомнений, что он сам продолжил бы шантажировать тебя, если бы тебе удалось разделаться с Юджином. Ну а когда на сцене появился я, он, видимо, решил отсидеться в сторонке и посмотреть, кто из нас троих выйдет победителем.
– Он продал тебе информацию?
– И не только, – медленно поднял руки и разжал пальцы. Пеньковая веревка, обвивавшая его запястья, тут же ослабла и с тихим шлепком упала на палубу.
Сэр Рейналф в тревоге отступил на шаг.
– Он перерезал веревку! – воскликнул Кросс-старший, лихорадочно озираясь в поисках поддержки. – Что вы стоите, болваны? Хватайте его!
– Похоже, они не слышат тебя, Рейналф. – Голос Джастина отчетливо прозвучал в тишине, наполненной лишь неровным светом фонарей.
– Говорю вам, он освободился! – заорал сэр Рейналф, обращаясь к неподвижным стражникам. – Он перерезал веревку и освободился! Хватайте его! Я приказываю вам!
– Они больше не подчиняются твоим приказам, Рейн, – сказал Джастин.
Сэр Рейналф грозно уставился на мужчин, среди которых были и слуги из Брейдон-Холла, прибывшие вместе с ним. Дикая, безумная ненависть вспыхнула в его глазах, когда он понял, чем объясняется их странное поведение. Один за другим члены побежденной команды, еще минуту назад демонстрировавшие угрюмую покорность, принялись вытаскивать из-за спин сабли и мушкеты. Только сейчас он заметил пустые ножны и безоружные руки своих подчиненных, продолжавших безмолвно взирать на него, и краску унижения на их щеках.
Его обманули. Обвели вокруг пальца!
Сэр Рейналф круто повернулся к брату:
– Где Чамберс?
– Давно смылся, полагаю. Вряд ли он станет ошиваться рядом в ожидании возмездия.
– В таком случае, где твои доказательства? – осведомился сэр Рейналф. – С исчезновением Чамберса твои безумные обвинения теряют всякий смысл.
– Ты сейчас не в королевском суде. Эти парни – единственные присяжные, которых тебе следует опасаться, а я единственный судья.
Сэр Рейналф пренебрежительно усмехнулся:
– Вот, значит, как ты представляешь себе правосудие: марионеточные присяжные, скорый суд и петля на шею. И это после всех напыщенных речей о справедливости и благородстве.
– Петля на шею? Я ничего не говорил о петле.
– И какой же у меня выбор? Нож в спину? Кандалы на ноги и в воду?
– Звучит заманчиво, – задумчиво произнес Джастин, протянув руку к одному из своих матросов. Тот вложил в его ладонь рукоятку абордажной рапиры, острой как бритва. – Ты сказал, что хотел бы встретиться со мной один на один. – Джастин вопросительно улыбнулся: – Ты еще не передумал?
Сэр Рейналф посмотрел в спокойные серые глаза, в которых светилась легкая ирония, затем на стальное лезвие, мерцавшее в свете фонарей. Оно казалось таким же холодным и призрачным, как окружающая ночь.
Рапира внезапно ожила в руках Джастина и, сверкнув в воздухе, воткнулась в палубу у ног сэра Рейналфа.
– Ну? – Не отрывая глаз от лица брата, Джастин протянул руку и принял от одного из своих людей вторую рапиру.
Затаив дыхание, Чайна наблюдала за медленной улыбкой, раздвинувшей губы сэра Рейналфа. С небрежным видом он расстегнул пуговицы и снял сюртук, чтобы обеспечить себе свободу движений. Чайна знала, что он отнюдь не любитель. Сэр Рейналф практиковался долгие часы, совершенствуя мастерство. А Джастин…
Она взглянула на Джастина, и сердце ее болезненно сжалось. Взлохмаченные ветром волосы падали на красную повязку у него на лбу, ярко выделявшуюся на бледном лице. Она невольно шагнула к нему, но чья-то рука легла ей на локоть.
Это был Тед Бейтс. Он ничего не сказал, но удерживал ее крепко и непреклонно.
Сэр Рейналф поднял рапиру и несколько раз рубанул воздух, привыкая к ее весу.
– Что ж, капитан, – прошипел он, принимая боевую стойку, – к бою!
Не дав противнику подготовиться, он сделал резкий выпад, выбросив правую руку вперед на всю длину. Джастин едва успел отразить удар. Тишину ночи распорол лязг металла. Раздосадованный промахом, сэр Рейналф повторил маневр, метя в незащищенное бедро противника, но, прежде чем рапира достигла цели, Джастин отскочил, оказавшись вне ее досягаемости.
Сэр Рейналф рассмеялся и снова ринулся в атаку. Два достаточно простых приема выявили слабые места Джастина: тот сражался с упорством человека, привыкшего прокладывать себе путь с помощью оружия, а не с изяществом искусного фехтовальщика, чередовавшего атаки и отступления с ложными выпадами. Стремительный и целеустремленный, он не прибегал к хитростям, чтобы сбить противника с толку. И не располагал силами – решил сэр Рейналф, вспомнив о серьезной ране на предплечье Джастина, – чтобы продержаться долго. Он снова перешел на короткие выпады, изучая несколько тяжеловесную тактику Джастина.
По груди и между лопатками Джастина струился пот. Сознавая, что уступает Рейналфу в мастерстве, он непрерывно атаковал, чтобы навязать ему ближний бой и лишить возможности маневра. Подступив ближе, он обрушил на противника град ударов, стиснув зубы от скрежета металла и боли в исстрадавшихся мышцах.
Взгляд Рейналфа, сверкавший поверх скрещенных рапир, был беспощаден. Профессиональным приемом он неожиданно отбросил Джастина назад и снова взмахнул рапирой. На этот раз он крутанул кистью, пытаясь выбить оружие из руки брата, и почти преуспел в этом. Пальцы Джастина скользнули по рукоятке, едва не выпустив ее. Тревога, мелькнувшая в его глазах, придала сэру Рейналфу уверенности. Отступив на точно рассчитанный шаг, он сделал мощный бросок вперед, нацелив убийственное острие в грудь противника.
Джастин видел его приближение, но было слишком поздно, чтобы уклониться, и он ощутил болезненный укол, когда сталь вонзилась в его плоть между двумя нижними ребрами. Почти одновременно с этим кончик его рапиры полоснул Рейналфа по локтю, заставив мышцы руки сократиться и выронить оружие. Рапира с громким лязгом упала на палубу, и сэр Рейналф растерянно замер, безоружный и беспомощный. В следующую секунду клинок Джастина уперся ему в горло.
Джастин стоял совершенно неподвижно, держась свободной рукой за кровоточащий бок. Его глаза мрачно сверкнули, когда сэр Рейналф поднял руки, сдаваясь. Кончик рапиры вошел на полдюйма в тело, упершись в стенку дыхательного горла. Достаточно было малейшего движения, чтобы оборвать ниточку, на которой держалась жизнь, и привести поединок к справедливому завершению.
Едва заметная струйка крови, сочившаяся из ранки, добралась до рубашки, и на тонком полотне начало расплываться алое пятно.
– Пощады, – прохрипел сэр Рейналф. – Пощады, ради всего святого!
Джастин недоверчиво заморгал, гневно уставившись на брата. Пощады? О какой пощаде может говорить человек, виновный в гибели восемнадцати прекрасных парней?
Сэр Рейналф Кросс закрыл глаза.
Тихий возглас Чайны вывел Джастина из столбняка. Он взглянул на девушку, и его рука ослабла. Острие все еще касалось горла Рейналфа, но без прежнего нажима. Он тяжело вздохнул и опустил рапиру.
Сэр Рейналф судорожно перевел дыхание. Вытащив дрожащими пальцами платок, он прижал его к ранке, чтобы остановить кровь. В его глазах пылала ненависть, к которой примешивались стыд от пережитого унижения и опасение, что Джастин передумает.
– Бейтс!
– Да, сэр! – Бейтс вышел вперед, оставив свой пост у главной мачты. Договоренность договоренностью, но ему пришлось бы завершить дело, если бы схватка закончилась иначе.
– Как наши дела?
– Часть такелажа срезана, один из парусов сгорел во время пожара. На нижних палубах полный разгром – спасибо свинье, что захватила судно, – но ничего такого, чего нельзя было бы исправить.
– Отлично. Посадите всех, кто не желает сопровождать нас, в баркасы, и пусть убираются, пока я не решил отправить их вплавь.
– Слушаюсь! – Бейтс окликнул двух матросов, дал им поручения и поднялся на полубак.
Джастин повернулся к Рейналфу, сознавая, что все глаза и уши обращены к нему.
– Тебе всегда удавалось выходить сухим из воды, Рейн. Жаль, что я не могу позаимствовать у тебя полное отсутствие совести хотя бы на несколько минут. – Он помедлил, бросив взгляд на свои скользкие от крови пальцы. Странно, но во время поединка он совсем не чувствовал боли.
Ветер выбрал этот момент, чтобы напомнить о себе, и Джастин подставил ему лицо, машинально отметив, что он дует как раз в том направлении, которое требовалось, чтобы выйти из гавани в море. Он перевел взгляд на туманную дымку на горизонте, подсвеченную предрассветными лучами.
– Я оставил письмо, Рейн, – устало сказал он. – Там изложено все, что мне известно об «Орионе» и его пассажирах, а также мои подозрения относительно судьбы команды «Скорпиона».
– Дурак, – прошипел Рейналф. – Чертов дурак!
– Возможно. Но тебя нужно как-то остановить. И все это безумие. – Его рука горела, голова тоже начала болезненно пульсировать. – Пошел вон с моего корабля, Рейналф, – негромко произнес он. – И забери с собой мои самые искренние пожелания, чтобы тебя ждало короткое и безрадостное будущее.
Сэр Рейналф стряхнул руки моряков, схвативших его за локти, чтобы препроводить к ожидающему баркасу, и направился к поручням, где стояла Чайна.
– У вас еще есть выбор, сударыня.
Чайна молча отвернулась от него и подошла к Джастину. Ее глаза засияли, когда он раскрыл объятия и притянул ее к себе.
– Вы оба дураки, – уронил сэр Рейналф и коротко рассмеялся. – Тебе следовало убить меня, пока была такая возможность. – Он круто развернулся и зашагал прочь в сопровождении двух матросов.
Чайна смотрела ему вслед, но ее внимание тут же переключилось на Джастина, когда она почувствовала, что он крепче обхватил ее плечи и качнулся вперед.
– Джастин…
Он был намного выше и тяжелее, да и поврежденная лодыжка давала себе знать. Единственное, что она могла сделать, так это подставить плечо, чтобы смягчить удар, когда он повалился на палубу. На ее крик прибежал Тед Бейтс, руководивший отправкой незваных гостей на берег. Упав на колени рядом с капитаном, он осторожно перевернул Джастина на спину и приподнял залитую кровью рубашку, обнажив нижнюю часть грудной клетки.
– О Боже…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чайная роза - Кэнхем Марша



Типичная история про простушку из деревни(сиротинушку) с характером и мачо-боем..
Чайная роза - Кэнхем МаршаGrenilde
26.09.2013, 8.31





Не трогает, роман средней паршивости, просто набор штампов... детективная линия притянута да уши, а любовная линия какбы между прочим- не стоить тратить время на чтение этого романа, лучше почитайте "железную розу" этого автора.
Чайная роза - Кэнхем МаршаМая
27.09.2013, 0.53





Ужасно...
Чайная роза - Кэнхем МаршаНіка
30.12.2013, 23.05





Очень понравилось
Чайная роза - Кэнхем МаршаИрина
22.03.2014, 23.43





Аннотация не совсем верна: вовсе героиня не влюбилась в героя с "первого же взгляда" - об этом и слова нет. Как нет и "исступленной страсти". Да в принципе... вообще страсти нет. Где-то проскальзывают поцелуи, постельные сцены... но так, мимоходом, пока все крутится вокруг детективной линии, которая составляет бОльшую часть в романе и которая закручена неплохо (по крайней мере, я не разобралась, кто есть кто до конца). Сюжет довольно интересен, но чего-то не хватило.
Чайная роза - Кэнхем МаршаНаталия
30.09.2016, 6.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100