Читать онлайн Безоглядная страсть, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безоглядная страсть - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Безоглядная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Инвернесс, май 1746 года
Страх душил Энни, мрачные стены камеры, казалось, с каждым днем становились все уже. Воздух был таким спертым, что каждый вдох вызывал боль в надсаженных легких. Звуки, доносившиеся из соседних камер, преследовали Энни день и ночь, и она уже перестала понимать, где кончается ужасная реальность и начинаются ее собственные не менее кошмарные видения.
Камберленд навещал ее в камере три раза все с тем же предложением — свобода в обмен на имена лидеров заговорщиков, но каждый раз выходил от Энни ни с чем, бормоча под нос цветистые ругательства.
Густые рыжие волосы — гордость Энни — превратились в безжизненные грязные сосульки; кожа, успевшая впитать всеми порами камерную пыль, стала пепельно-серой; под ввалившимися глазами обозначились черные круги; руки почернели от постоянного подтягивания за решетку к окну; ногти обломались.
Энни сама толком не знала, что она собирается увидеть в этом маленьком слепом окне под самым потолком, почти не пропускавшем свет. Порою Энни даже не понимала, рассвет или закат — эти скупые лучи, что бросает солнце в ее камеру. Да ей это было и все равно — день в этом каменном мешке почти не отличался от ночи. Часто, отходя ко сну, Энни ловила себя на желании заснуть навсегда и не просыпаться — лишь бы пришел хоть какой-то конец этой томительно-изнуряющей бессмыслице…
Камберленд говорил ей, что муж ее жив, но можно ли ему верить? Если бы Ангус и вправду был жив, он бы скорее всего нашел способ известить ее об этом — через охранников или еще как-нибудь… Не все тюремщики, в конце концов, были зверями в человеческом облике — были и такие, кто готов был тайком пронести в ее камеру лишнюю миску баланды…
Все украшения Энни — кольца, серьги, даже пуговицы платья — давно были выменяны тюремщикам на еду или воду. Осталась лишь одна серебряная брошь, которую Энни готова была отдать лишь вместе с жизнью — эту брошь ей подарил Ангус в ночь перед Каллоденом. Энни носила ее у самого сердца, под корсетом, и в минуты, когда ей становилось невыносимо тяжело на душе, она прижимала брошь к груди так, что та впивалась в тело.
Энни знала, что Камберленд не повесит ее просто так, без суда и следствия, — для этого ее должны отвезти в Лондон и устроить показательный процесс. Но это лишь потому, что она жена знатного, влиятельного человека, главы клана. С теми, кто попроще, они не церемонились — без повешений не проходило почти ни дня. Когда мимо камеры Энни вели одного из приговоренных к казни, она, глянув в зарешеченное окошко на двери камеры, с трудом узнала в этом похудевшем, осунувшемся, избитом в кровь пленнике Дугласа Форбса. Позднее Энни стало известно, что мужественный молодой человек отказался от мешка, который обычно надевают на головы осужденным, предпочтя в последний момент своей жизни видеть голубое небо. Дункан Форбс даже не посчитал нужным помиловать родного племянника…
Несмотря на ежедневные расстрелы, число заключенных в тюрьме не убывало, а росло день ото дня, в нее поступали новые арестованные. Когда тюремные камеры переполнились уже настолько, что никак не могли вместить новых людей, пленных стали распихивать по городским церквам, когда же и они переполнились до отказа — в трюмы стоявших в порту кораблей.
В конце апреля Камберленд издал приказ, предписывавший всякому, имевшему любые сведения о якобитах, сообщать их начальству. Священникам вменили в обязанность отчитаться, кто из их прихожан не посещал церковь во время бунта. За поимку вождей, участвовавших в восстании, были назначены баснословные суммы. За голову Чарльза Стюарта было обещано тридцать тысяч фунтов; немного меньшие, но тоже внушительные суммы — за таких видных бунтовщиков, как Мюррей, Камерон, Гленгарри, Эрдшил. Отряды английской инфантерии и драгун постоянно прочесывали едва ли не всю Шотландию. Последний оплот Лохела — форт Ахнакарри сровняли с землей, самому же Лохелу вместе с друзьями приходилось скрываться в пещерах. Во всей Шотландии, пожалуй, не осталось деревни, которая не была бы разорена до нитки, всюду полыхали костры — Камберленд задался целью сделать все, что можно, чтобы навеки уничтожить бунтарский дух Шотландии. Меньше всего герцога волновала справедливость предпринимаемых им мер — невиновных наказывали наравне с виноватыми. Поскольку пленных было слишком много, чтобы устраивать процесс над каждым, суд вершили по жребию над каждым двенадцатым. Остальным, если они могли выкупить себя, даровали свободу с условием пожизненной высылки из Шотландии, если нет — грузили на корабли и отправляли в отдаленные колонии в качестве рабов.
Среди казненных было четыре пэра — их в знак «особой милости» не вешали, а отрубали головы. Одним из этих несчастных был граф Килмарнок — тот самый, с чьей женой развлекался перед фалкиркским боем генерал Хоули. Ходили слухи, что графа выдал не кто иной, как лорд Джордж Мюррей в обмен на помилование. Поговаривали также о том, что леди Килмарнок удалось бежать из-под конвоя, подсыпав конвоирам в вино лошадиную дозу опиума.
Энни чувствовала себя так, что, пожалуй, не отказалась бы теперь от этого вина… Она знала, что Камберленд вскоре «пожалует» в четвертый раз, будет соблазнять ее хорошей едой, чистой постелью, горячей ванной… Энни не знала, сколько это еще будет продолжаться, на сколько хватит ее сил и терпения. Король дал Камберленду полную свободу делать с бунтовщиками все, что тому заблагорассудится, но после полутора месяцев непрерывных казней герцог, желавший подавить дух «смутьянов», добился лишь обратного эффекта — чем больше он свирепствовал, тем больше ответной ненависти вызывал. Дело дошло до того, что «мясника Билли» стали клеймить уже в лондонских газетах, а английский парламент начал обсуждать вопрос, не слишком ли жестоко подавляется шотландское восстание.
Это, очевидно, немного подействовало на «Билли» отрезвляюще, и он даже отпустил леди Драммур и еще шестнадцать знатных женщин из тюрьмы под домашний арест. Как знать, может быть, черед дойдет и до Энни… А пока ей оставалось лишь терпеливо ждать и стараться не падать духом. Но с каждым днем это становилось все труднее…
За ней пришли посреди ночи. Услышав сквозь сон скрип дверных затворов и лихорадочно сев на нарах, Энни увидела над собой две темные фигуры. Подняв ее грубым рывком, они связали ей руки, забили в рот кляп и напялили на голову холщовый мешок.
Энни пнула было одного из них ногой, но мощный удар в висок заставил ее почти потерять сознание. Энни с трудом осознавала, как ее вывели из камеры, долго вели бесконечными коридорами, заставили пройти через какую-то дверь, столь низкую, что ей пришлось скрючиться в три погибели… Затем ее босые ноги ощутили ночной холод, уши уловили храп коней. На плечи ее накинули какой-то плащ, а может, просто одеяло и усадили на лошадь.
— Держись! — прикрикнул на нее один. — Я сказал, держись на лошади, сука, а то перекинем тебя через седло, как труп!
— Да она, почитай, уже труп, — проворчал второй. — Черт побери, далеко нам тащиться? Холод собачий, я уже закоченел до костей! Почему нельзя ее прямо здесь, какая разница…
— Нельзя, братишка, приказано до леса. Не будем терять времени, садись, поехали.
Лошади тронулись. Энни пыталась что-то разглядеть сквозь довольно редкую ткань мешка, но все, что могла видеть, — лишь свет фонаря в руке одного из конвоиров.
«Что ж, — думала она, — рано или поздно это должно было произойти. Очевидно, Камберленд, потеряв терпение, махнул рукой и решил не устраивать никакого суда…»
Энни вдруг вспомнилось, как Джеми и Робби показали ей человеческий череп, который обнаружили, копая колодец. Череп смотрел на Энни пустыми глазницами, словно безмолвно вопрошая ее о чем-то. Нижняя челюсть отсутствовала, в виске зияла дыра — очевидно, этот человек был убит ударом камня или кинжала в висок. Когда-нибудь, лет через десять или через сто, кто-то, возможно, так же наткнется на ее череп и не будет знать, чей он…
Энни крепче вцепилась в поводья. Веревки, стянувшие запястья, резали их в кровь, закоченевшие пальцы одеревенели. Башмаки Энни давно уже выменяла на краюху хлеба, превратившаяся в лохмотья юбка почти не согревала. Каждый шаг коня отдавался болью в измученном теле, но по крайней мере эта боль не давала Энни окончательно отключиться. Энни знала Инвернесс как свои пять пальцев и чувствовала, по каким улицам она сейчас едет. Вот они уже выехали из города…
Послышался приближающийся стук копыт, по которому Энни поняла, что к ним присоединились с полдюжины всадников. О том, чтобы попытаться сбежать, не могло быть и речи. Впрочем, что ей терять — конец один…
— Не вздумай бежать, крошка! — усмехнулся кто-то, словно прочитавший ее мысли. — Эти люди были под Фалкирком и вряд ли откажут себе в удовольствии всадить в тебя пулю. Хотя что до меня, то я бы предпочел засадить в тебя кое-что другое…
Энни узнала этот голос — и перед ее мысленным взором встала отвратительная физиономия с бельмом на глазу. С милю, а может быть, и больше, они ехали молча. По звукам Энни поняла, что они уже свернули с дороги и теперь продирались сквозь густую траву. Под копытами чавкала грязь, шуршали прелые прошлогодние листья. Энни знала, что к югу от Инвернесса миль на пять тянется густой лес, где, очевидно, все и должно совершиться. Интересно, позволят ли ей хотя бы за минуту до смерти сдернуть этот проклятый мешок и посмотреть на чистое небо?
— Долго еще? — проворчал один из ехавших.
— Сейчас впереди будет опушка. Да вот уже, собственно, маячит просвет…
Наконец конь остановился, и по скрипу седел Энни поняла, что сопровождавшие ее спешились. Чьи-то грубые руки стащили ее с седла и поставили на землю. Босые пальцы тут же ощутили ледяную росу.
Мешок с ее головы стащили-таки, и Энни заморгала, щурясь от яркого света полной луны. Оглянувшись вокруг, она обнаружила, что стоит на лесной поляне, окруженной густыми, высокими елями, с земли поднимался туман. В сочетании с болезненным светом луны он делал все вокруг каким-то призрачным, нереальным. Вокруг Энни стояли шестеро в красных мундирах с мушкетами. Еще столько же, судя по их виду, долго поджидали их на поляне. В одном из них Энни узнала знакомую плотную, приземистую фигуру.
Камберленд пристально разглядывал ее, в то время как солдаты вынимали из ее рта кляп. Энни хотелось плюнуть в ненавистное лицо, но рот пересох, губы потрескались в кровь.
— Рад снова видеть вас, леди Энни! — усмехнулся герцог. — Чудесная нынче ночь, не правда ли?
Энни молчала, закусив запекшуюся губу.
— Вынужден признать, леди Энни, — продолжал он, — что ошибся даже в самых смелых своих прогнозах — вы держались до последнего. Я думал, вы сдадитесь гораздо быстрее… Впрочем, у вас еще есть время подумать — казнь назначена на полночь, осталось еще несколько минут…
— Я уже все давно обдумала, — непреклонно прошептала Энни.
— Я и не надеялся ни на что другое, крошка. — Камберленд поцокал языком. — В таком случае все, что нам осталось, — небольшая формальность…
Он сделал знак одному из солдат, и тот поднес ему какую-то бумагу, походную чернильницу и перо.
— Этот документ требует вашей подписи, — сказал герцог Энни.
Энни поглядела в бумагу, но ничего не смогла в ней раозобрать — лунный свет был все-таки недостаточно ярким, а почерк — неразборчивым.
— Что это? — поинтересовалась она.
— Не волнуйтесь, леди Энни, это не заденет вашу честь, не заставит поступиться принципами. Все, что от вас требуется, — формальное признание того, что вы якобитка, что вопреки воле мужа выступали на стороне врагов британской кероны…
— Для того чтобы казнить меня, вам нужно мое формальное на то согласие?
— Если бы мне требовалась только ваша смерть, — поморщился Камберленд, — я бы уже давно не стал церемониться. Не испытывайте мое терпение, леди Энни, — оно на пределе. Все равно игра окончена!
— Все в порядке, Энни, — послышался знакомый голос. — Можешь смело подписывать.
Энни лихорадочно обернулась. Нет, этого не может быть, это ей почудилось, она, должно быть, просто повредилась умом от долгого сидения в одиночке… Но почему все остальные тоже повернули головы на этот голос?
Энни смотрела — и не верила своим глазам, как недавно не поверила ушам. Из-за каждого дерева, словно призраки, возникали вооруженные до зубов члены клана Макинтош. Впереди — не кто иной, как Ангус Моу собственной персоной…
Солдаты Камберленда вскинули мушкеты, но Ангус решительно шагнул вперед. На какое-то мгновение Энни снова усомнилась, он ли это, — Ангус сейчас мало походил на изысканного джентльмена, каким все привыкли его видеть. Волосы растрепаны, щеки небриты, глаза в лунном свете горят таким адским огнем, словно вобрали в себя боевой дух всех его предков…
— Все в порядке, Энни, — спокойно повторил он. — Можешь смело подписывать эту бумажку — это часть нашего договора. Но мне нужна другая подпись — его светлости на другом документе. Пусть распишется при всех свидетелях, что дарует тебе полную амнистию.
Энни уставилась на мужа, ничего не понимая.
— Чего вы от меня хотите? — сердито спросил Камберленд у Ангуса.
Ангус сделал знак одному из прибывших с ним, и вперед шагнул человек в узком черном сюртуке. В присутствии такого количества английских солдат и суровых, вооруженных до зубов горцев он явно чувствовал себя неуютно.
— Вот д-документ, о котором идет речь, в-ваша честь, — чуть слышно пролепетал он. — У меня также имеется с собой письмо от первого министра его высочества, лорда Ньюкасла, предлагающего вам принять условия лорда Макинтоша и его лондонского адвоката. Нам известно, сэр, о том, что ваши люди подделывали документы, перехваченные у противника. Это серьезное преступление, ваша честь, оно может иметь для вас очень серьезные последствия. Более того…
— Хорошо, хорошо, — нетерпеливо перебил его герцог. В данный момент самую большую опасность для него представляли вооруженные до зубов горцы, хотя последние вряд ли понимали, о чем идет речь.
— Вы разочаровываете меня, Макинтош, — обратился Камберленд к Ангусу. — Признаться, я возлагал на вас большие надежды. Вы могли бы сделаться еще знатнее и богаче, стать членом парламента, даже сменить этого сопляка Форбса…
— Все мое богатство — здесь, — спокойно проговорил Ангус, указывая на Энни. — А если я разочаровываю вас, герцог, то готов умереть с чистой совестью…
— Вы умрете даже раньше, мой друг, чем думаете! — прошипел себе под нос Камберленд.
Но, как ни тихо были произнесены эти слова, ушей Ангуса они достигли. Усмехнувшись, он поднял руку — и на поляне тут же появился новый отряд, в несколько раз больше первого. Возглавлял его Эван Маккардл — денщик Ангуса.
— Ты без труда нашел их? — спросил Ангус.
— В два счета! — усмехнулся Эван. — Они ждали меня как раз там, где вы сказали.
Ангус, победно улыбаясь, шагнул вперед. За поясом его поблескивал целый арсенал из мушкетов и ножей. Камберленд это было замечено всеми — инстинктивно попятился на шаг назад. В один момент его солдаты, как и тюремщики, сопровождавшие Энни, были обезоружены. Лондонский поверенный, вынув из кармана платок, отер пот со лба.
— Боже правый! — прошептал он. — Как бы чего не вышло!..
— Не беспокойтесь, все должно закончиться мирно! — поспешил успокоить Ангус слугу закона. Он вынул из окоченевших от страха пальцев адъютанта герцога перо и чернильницу. — Если, разумеется, его светлость соизволит подписать амнистию моей жене…
— Вы смеете угрожать мне? — побагровел Камберленд.
— Будь моя воля, — спокойно произнес Ангус, — я перерезал бы твое жирное горло и закопал бы тебя так глубоко, что никто вовек не нашел бы, — то же самое, что, я полагаю, ты собирался сделать со мной и моей женой.
С минуту герцог злобно смотрел на него, но в конце концов все же взял перо и поставил свою размашистую подпись на поданной бумаге. Ангус нетерпеливо выхватил ее у него из рук, придирчиво глянул на подпись, дунул на нее, чтобы чернила скорее высохли, свернул в трубку и передал клерку.
— Смотри, чернильная душа! — пригрозил он поверенному. — Если узнаю, что мой адвокат не получал этой бумаги — из-под земли тебя достану и семь шкур спущу! Понятно?
— Разумеется, сэр! — пролепетал тот.
— Ну вот и чудненько. А теперь можешь идти. Мои люди тебя проводят.
Поверенный, облегченно вздохнув, развернулся и пошел прочь.
— Подождите! — окликнул его Камберленд. — Я настаиваю, чтобы она тоже подписала…
— В твоем положении, приятель, — усмехнулся Ангус, — я бы не стал ни на чем особенно настаивать!
— Все в порядке, — улыбнулась Энни. — Я с удовольствием подпишу.
Она выступила вперед, руки ее были все еще связаны. Ругнувшись, Ангус выхватил из-за пояса нож — и через минуту Энни уже была свободна. Руки ее дрожали, и ей понадобилось несколько мгновений, чтобы прийти в себя. Обмакнув перо, Энни вывела элегантным почерком:
Леди Энни Фаркарсон Моу, гвардии полковник Его Королевского Высочества Чарльза Стюарта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безоглядная страсть - Кэнхем Марша



Хороший роман. Название, на мой взгляд, не отражает сути романа, который намного выходит за рамки жанра. Советую лиюителям истории.Времена последнего крупного восстания шотладцев против англичан и его последствия. Трогательная история о любви, долге, чести и многом другом. Один из лучших романов писательницы.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаАнеза
23.06.2011, 13.35





Бред!!!!! Как любовный роман - ни о чем!!! Как исторический - ни о чем!!!! Какой-то набор слов несвязанных и муть голубая местами...
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаТатьяна
21.10.2013, 21.41





Такое сильное начало, я надеялась на противостояние героев, вначале так и было, а потом начался полнейший абсурд.Я разочарована, что вообще потратила время на этот роман. Конец странный,такая история..и кончилось нечем.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаВиктория
7.12.2013, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100