Читать онлайн Безоглядная страсть, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безоглядная страсть - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Безоглядная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

На этот раз для штаб-квартиры принца Чарльза был избран Каллоден-Хаус. Получив от своих разведчиков весть, что армия Камберленда разбила лагерь и, судя по всему, в ближайшее время не собирается продвигаться дальше, его высочество решил, что может безбоязненно устроить парад своих войск и показаться перед ними. Несколько тысяч человек, выстроившись рядами, приветствовали воинственную фигуру в небесно-голубом плаще с красной подкладкой, размахивавшую украшенной драгоценными камнями саблей так, словно победа уже была выиграна.
У большинства же людей настроение было отнюдь не боевое. Кое-кто, глядя на этот маскарад принца, орал приветствия лишь для проформы, а про себя думал, не изволил ли его высочество повредиться умом. Большинство же вообще почти утратили способность что-либо соображать от голода и холода. Люди жались у костров или рыскали по окрестностям в надежде что-либо отобрать у местных жителей.
Несколько палаток, воздвигнутых вокруг Каллоден-Хауса, наполнились вождями кланов, обсуждавшими, хороший ли выбор поля боя сделал его высочество. Низина Драммуззи была абсолютно плоской, без единого деревца — негде даже укрыться от мощной артиллерии Камберленда. Лорд Джордж, пока еще не был отстранен, подыскал было другую местность в нескольких милях западнее — болотистую и холмистую, где горцы чувствовали бы себя в привычной им обстановке, а тяжелым орудиям и привыкшим шагать в ногу солдатам противника передвигаться было бы тяжеловато. Но все попытки лорда переубедить его высочество ни к чему не привели.
— Я сдаюсь, господа, — заявил лорд Джордж своим ближайшим соратникам после очередной попытки. — Считайте, что мы уже проиграли. Да хранит нас Бог!
Джон снова начал уговаривать Энни вернуться домой — в том, чтобы проводить ночь в холодной, сырой ложбине, не было никакой необходимости, но та наотрез отказалась. Отказалась Энни и от предложения принца отужинать с ним в Каллоден-Хаусе, сославшись на то, что ее долг, как полковника, быть со своими солдатами и поддерживать их дух. Вернуться ее заставила лишь настоятельная просьба Александра Камерона — дескать, неотложные дела требуют ее присутствия. Поскольку приглашение было высказано в официальной форме, Энни решила, что ее, должно быть, зовут на очередное стратегическое совещание.
Ругаясь про себя, Энни ехала почти в полной темноте — все небо было затянуто тучами, ни луны, ни звезд. Под копытами хлюпала грязь, ветер раскачивал деревья так, словно задался целью вырвать их с корнем. Единственным, что хоть как-то освещало эту кромешную мглу, были огни костров. Ни пронзительного, берущего задушу гудения волынщиков, ни веселого людского гомона… Какой контраст по сравнению с ночью перед фалкиркским боем!
Сопроводив Энни до палатки Камерона, Джон и близнецы почтительно удалились. Войдя, Энни обнаружила полный сбор: Камерон с братьями Лохелом и Арчибальдом, Алуинн Маккейл, лорд Джон Драммонд, лорд Джордж Мюррей — и еще один высокий мужчина, лицо которого показалось Энни странно знакомым.
Когда Энни вошла и вместе с ней ворвался холодный воздух, взгляды всех тотчас же оторвались от разложенной на столе карты и устремились на нее. Даже пламя лампы почему-то замигало, словно тоже проявляло любопытство.
Лорд Джордж вышел из-за стола к ней навстречу.
— Слава Богу, Энни, что мой посыльный разыскал тебя! Надеюсь, мы не оторвали тебя ни от чего важного? — В тоне лорда не было иронии.
— Честно говоря, — усмехнулась она, — я была занята исключительно тем, что пыталась хоть как-то согреться. Не знаю, сочтете ли вы это важным…
— Что ж, — лорд Джордж улыбнулся в ответ, — может быть, хоть у нас согреешься! Заходи, заходи! Джентльмены, — обратился он к остальным, — у нас найдется, на что присесть леди Энни?
— Ничего, я постою… — Энни вдруг запнулась, лишь сейчас узнав последнего из присутствующих: это был ее благоверный собственной персоной…
— Понимаю, Энни, — предупредил ее вопросы лорд Джордж, — ты наверняка удивлена, но было бы опасно предупредить тебя заранее — слухи сейчас распространяются быстрее молнии… Ангус, сукин сын, дай жене ущипнуть тебя, чтобы она знала, что ты ей не пригрезился!
Поколебавшись с минуту, Ангус вышел на свет. С тех пор как Энни видела его в последний раз, он сильно изменился: под глазами — черные круги, лицо покрылось щетиной, одежда превратилась в такое тряпье, что и нищий бы побрезговал…
— Вы отлично выглядите, полковник! — заявил он.
— А вы, капитан, выглядите неважно, — в тон ему съязвила Энни. — Что, в войсках его величества перевелись цирюльники?
Кое-кто из присутствующих удивленно покосился на Энни — какая наблюдательная она, оказывается, жена: в первую очередь ей должны были броситься в глаза не небритость Ангуса и не неаккуратность его прически, а свежий, еще слегка кровоточивший шрам, тянувшийся от левого уха и скрывавшийся под воротником.
— Может быть, все-таки присядешь? — Лорд Джордж предложил ей табурет.
Энни устало опустилась на скамью, предчувствуя, что появление Ангуса в якобитском лагере не предвещает ничего хорошего.
— Ты в курсе, почему Камберленд не предпринимал сегодня никаких военных действий? — спросил у Энни лорд Джордж.
— Знаю, — кивнула она, — сегодня у герцога день рождения.
— Да. И в честь этого события он снизошел до того, что соизволил разрешить своим людям погреться денек у костра и поднять стаканчик бренди за его драгоценное здоровье. Эх, черт побери, — лорд Джордж прицокнул языком, — от стаканчика бренди я бы сейчас и сам… Ну да Бог с ним, зависть — нехорошая черта. Как бы то ни было, господа, благодарите Бога, что боя сегодня не было. Более того, его светлость предоставил нам уникальную возможность превратить наше фиаско в победу. Прошу посмотреть сюда, джентльмены и вы, полковник, — Длинный палец лорда указал сначала на один из флажков на карте, обозначавший их теперешнее положение, затем на другой — Нерн. — Что, если мы обогнем вот здесь и ударим им во фланг?
Вглядевшись в карту, Энни с удовлетворением отметила про себя, что она начерчена Ангусом — она всегда безошибочно узнавала его руку.
— Это было бы неплохо, мой лорд, — проговорила она. — Но это низинные земли и, возможно, затоплены разлившейся по весне рекой.
— Но пройти по ним можно?
— Сложновато.
— Что ж, — улыбнулся лорд, — на войне простых вещей не бывает! Это мой план, господа, и я тешу себя надеждой убедить его высочество. Предлагаю разделиться на две группы — одну мы направим сюда, — палец лорда ткнул в некое место к востоку от Нерн, — другую же — сюда, на запад. Если, с Божьей помощью, все удастся, Камберленду будет некуда отступать, кроме как в море. Возьмем их завтра утром, когда они еще не отойдут от похмелья…
— Ночной переход через болотистую местность? — зевнул Лохел. — Увольте, лорд, мои люди и так уже две ночи не спали!
Лорд Джордж выпрямился.
— Третьего варианта не дано: либо идти туда, несмотря на усталость, либо так и закиснуть в этой чертовой низине Драммуззи. Единственный козырь, который мы можем здесь использовать, — это неожиданность. Мы должны застигнуть противника врасплох, а для этого необходимо выступить ночью. Здесь всего-то расстояние в каких-то двенадцать миль — неужели мы не покроем его часа за четыре? Ангус, ты, кажется, говорил, что орудия их направлены на запад?
— Да куда собираются идти, туда и повернули орудия.
— Отлично, нападем на них с востока! Алекс?
Александр Камерон улыбнулся. Именно благодаря героическим действиям его людей тогда, под Престонпаном, якобиты заставили замолчать вражескую артиллерию. Сотня человек обезвредила батарею из сорока орудий — ценой, увы, многих жизней…
— Сколько у них орудий? — Вопрос был обращен к Ангусу.
— Десять трехфунтовых и четыре сигнальных. Александр переглянулся с Лохелом.
— Возьмем с собой Фандуччи, в прошлый раз он принес нам удачу…
— А кого мы оставим с нашей кисейной барышней? — Лорд Джордж многозначительно покосился на Драммонда.
— Вы имеете в виду принца? — поморщился тот. — Уж не собираетесь ли вы…
— Вы предпочитаете, чтобы он шел вместе с нами? В таком случае, если он провалится по шею в болото, вытаскивать его будете вы! Нет уж, пусть лучше сидит дома!.. И последний вопрос, джентльмены, который нам необходимо решить, — это где взять хороших проводников. В таком тумане, как сегодня, нетрудно и заблудиться…
— Возьмите в проводники Макгиливрея и Макбина, — живо откликнулась Энни. — Земли вокруг реки Нерн — их владения, как-никак уж они-то должны знать их вдоль и поперек! Пусть они возглавят первую колонну, а вторую — я с кузенами. Мы родились и выросли здесь, — она показала на карту, — у этой излучины.
У Ангуса уже хотело было сорваться с языка возражение, но в последний момент он все-таки сумел сдержаться, вспомнив, что и Энни не стала задавать ему вопросов о его ране. Раз уж Энни взяла на себя роль полковника, супружеские нежности неуместны — тем более на военном совещании…
— Что ж, господа, — довольно произнес лорд Джордж, сворачивая карту, — можно считать, что совещание закончено. Благодарю вас и приказываю немедленно готовиться к походу. А уж я подумаю, как преподнести мой план его высочеству так, чтобы он не отвертелся. Вам, Ангус, я хочу выразить особую благодарность — не только от себя, но и от имени всей Шотландии, за вашу помощь и за риск, которому вы подвергали себя. Я дам вам сопровождающих, — он пристально посмотрел на него, — если только вы не желаете остаться…
Ангус покачал головой, хотя остаться ему, разумеется, хотелось… Лорд Джордж понимающе кивнул и сделал знак остальным оставить мужа и жену хотя бы на пару минут вдвоем. Едва дождавшись, когда последний человек выйдет из палатки, Ангус бросился к жене и заключил ее в объятия.
— Энни, я, помнится, просил тебя, когда вся эта заварушка кончится, не выкидывать больше никаких фокусов. Но война продолжается, так что упрекнуть тебя в нарушении обещаний я не вправе. И все же я прошу тебя: ради Бога, будь осторожна!
— А осторожен ли ты сам? — фыркнула Энни. Она покосилась на его шрам. — Где ты успел его заработать?
— Мой сегодняшний визит сюда не был запланирован. Ваш часовой, остановивший меня на входе, слишком неаккуратно приставил нож к моему горлу, когда вел в лагерь.
— Я думала, ты сейчас в Скай с лордом Лудуном…
— Я и был там. Лишь три дня как ушел оттуда. Камберленд издал зверский приказ — хочет поставить шотландские отряды, в том числе и мой, на переднюю линию фронта. Моим людям и так тяжело стрелять в своих соотечественников, а тут еще… Этот мерзавец нарочно подбирает и офицеров без чести и совести — таких как Хоули. Я видел, что они творят — кровь в жилах стынет… Вешают каждого, кто осмелится хоть раз возразить своему командиру, насилуют женщин, жгут дома крестьян, расстреливают их скот ради интереса… Они называют шотландцев варварами, но чья бы корова мычала… Вчера, например, повесили тринадцатилетнего парня, заподозренного — лишь заподозренного, доказательств нет! — в шпионаже. Бедняга болтался минут десять, пока, наконец, не испустил дух, а эти сволочи все это время смотрели и смеялись…
— Тогда, — нахмурилась Энни, — может быть, тебе и впрямь не следует возвращаться? Что ты можешь сделать — один против всех?
— Принц Фридрих тоже был один против всех. Но разве то, что он отказался воевать против вас, не помогло? Нас мало, Энни, но, кто знает, может быть, общими усилиями нам и удастся отвести дамоклов меч, висящий над Шотландией…
Энни не знала, кто такой Дамокл, но решила, раз Ангус его боится, стало быть, человек и впрямь опасный.
— Похоже, — проговорила она, — ты не очень-то веришь в нашу победу.
— Энни, ты уже успела убедиться, что моя вера в нее гораздо слабее твоей. Твоя же, не в обиду будь сказано, граничит с безрассудством. Я не могу тебя остановить, Энни, и не буду. Об одном прошу: доверься Макгиливрею, он все-таки немного трезвее смотрит на вещи, чем ты. Если он скажет, что бой проигран, не пори горячку.
Голос Ангуса и руки его так дрожали, что это пугало Энни.
— Хорошо, — кивнула она, — Джону я доверяю. Как он скажет, так и сделаю.
Ангус нежно поцеловал ее. Этот поцелуй говорил о многом…
— Я должен идти, Энни, — с опущенной головой тихо произнес он. — От моего пребывания в английском лагере вам больше толку.
— Обещай мне, — попросила Энни, — что ты будешь остерегаться этого генерала Дамокла.
— Крошка, — улыбнулся Ангус, — я буду держаться от него подальше как от чумы!
— Подожди, возьми вот это. — Энни протянула мужу белую кокарду — символ Стюартов.
— Не грусти, — он снова поцеловал ее, — мы будем вместе так скоро, что ты даже не успеешь почувствовать.
Но Энни уже чувствовала разлуку — еще до того как Ангус покинул палатку.
Ангус вернулся в Нерн той самой дорогой, по которой должны были пройти якобиты. Часовой, заметив приближающуюся фигуру, взял было его на мушку, но Ангус так резко выкрикнул пароль, что тот сразу же опустил ружье.
Ветер успел утихнуть. Фонари, мерцавшие сквозь густой туман, когда Ангус проезжал по улицам гарнизона, казались ему чьими-то глазами, пристально следившими за ним. Улицы эти, как и все в английской армии, были безупречно ровными и тянулись, казалось, в бесконечность. Гарнизон и впрямь был огромным: двенадцать батальонов пехоты, три — кавалерии, артиллерийские подводы, расположившиеся на главной площади перед дворцом, где квартировали Камберленд и еще несколько высших генералов. Имелись также шесть шотландских батальонов — в основном люди из Аргайла, не горевшие желанием стрелять в своих соотечественников.
Накануне в честь юбилея герцога были зарезаны несколько быков, и в воздухе еше пахло жареным мясом. Ангус с самого утра ничего не ел — видя, как голодают якобиты и как сама Энни отказывается от всего, кроме тех же сухарей, что и ее солдаты, ему было стыдно набивать себе желудок. Там и здесь раздавался смех — в якобитском же лагере царила полная тишина. Хотя перевалило за полночь, люди все еще толпились у костров.
Дворец герцога, стоявший на высоком холме, светился сквозь туман всеми окнами. Камберленд сейчас, возможно, режется в карты в компании каких-нибудь очаровательных дам — любимое занятие герцога, строго-настрого запрещавшего в своих войсках азартные игры и посещение женщинами лагеря. Кое-кто говорил Ангусу, что герцог строит глазки и самой Адриенне де Буль, но Ангус слабо в это верил — иначе бы рядом с ней не было Уоршема. Герцог был все-таки сыном короля и привык к тому, чтобы любое его желание тотчас же исполнялось.
Завернув на свою улицу, Ангус спешился и передал поводья подоспевшему солдату. Несчастное животное было все в мыле и в грязи едва ли не по уши — Ангус умудрился покрыть расстояние между двумя лагерями за пару часов. Земля под ногами была настолько вязкой, что Ангусу все время приходилось балансировать, чтобы не упасть.
«Черт побери, — подумал он, — хорошо, что я еще на лошади, а каково тому, кто пеши? Шотландцы наверняка уже покинули Каллоден… По такому болоту они вряд ли доберутся сюда раньше четырех часов утра!» Ангус рассеянно дотронулся до своего шрама — тот еще кровоточил. Не мешало бы, пожалуй, перевязать как следует, а то кровь не остановится — воротник все время натирает…
Войдя в свою палатку, Ангус застыл на месте — постель его была в беспорядке, сундук открыт, и содержимое его валялось повсюду. Лампа горела, но фитиль был притушен до минимума — и все же не настолько, чтобы Ангус не разглядел фигуру, сидевшую в углу, и не признал в ней майора Роджера Уоршема.
— Мое почтение, капитан! — ядовито произнес тот. — Я уже было подумал, что вы, не вернетесь…
— Вы полагаете, майор, что мое отсутствие дает вам право переворачивать здесь все вверх дном? Кто вам позволил рыться в моих вещах?
— Прошу прощения, капитан, — гаденько усмехнулся тот, — в этот раз у меня не было времени приводить все в порядок!
— В этот раз?! Вы хотите сказать, что обыскиваете меня не в первый раз?!
Ангус припомнил: в последнее время ему и впрямь приходилось замечать, что вещи в сундуке лежат вроде бы не совсем так, как он их положил, но грешил на Эвана Маккардла, своего нового денщика. Сколько раз Ангус говорил ему, что любит, чтобы рубашки лежали в сундуке лицом вверх, а не боком!
— Ну и как, — усмехнулся Ангус, — нашли что-нибудь любопытное? Грязное белье, например, или запасные пуговицы к мундиру? Безумно интересно, не правда ли? Может быть, документы, подтверждающие, что я шотландский шпион?
— На вашем месте, Макинтош, я бы не смеялся! У нас действительно есть основания подозревать, что вы — шотландский шпион. Откуда, кстати, вы только что вернулись?
— Я не обязан отчитываться перед вами, что я делаю в свободное время.
— Вы предпочитаете отчитываться перед Камберлендом?
— Я предпочитаю, чтобы вы убирались из моей палатки. Я хочу спать! Мне вставать в полпятого!
Уоршем покосился на его шрам:
— Где это вы изволили порезаться, капитан? Ангус инстинктивно потрогал шею:
— Да так, маленькая неосторожность…
— Неосторожность? — Уоршем ухмылялся, как демон. — Да, вам, капитан, не мешало бы быть поосторожнее! Соблюдали хотя бы побольше конспирации, когда отправляетесь во вражеский лагерь, а то шпионить за вами — одно удовольствие! Мой человек, Хью Макдугал…
— Я ездил повидаться с женой. Это преступление?
— Преступление, если ваша жена — полковник армии противника. К тому же у меня есть основания полагать, что это было не единственной целью вашей поездки: перед тем как встретиться с женой, вы провели целый час с лордом Джорджем. Не делайте круглые глаза, капитан, мне все известно: и это, и то, что вы ведете обширную переписку с бунтовщиками через Адриенну де Буль…
Ангус похолодел.
— Я бы давно арестовал эту пташку, — продолжал Уоршем, явно довольный его реакцией, — но кто еще так хорош в постели, как эта чертовка?
— Где сейчас Адриенна? — тревожно спросил Ангус.
— Где же еще ей быть — в постели с одним из моих людей. Так сказать, мой ему подарок в честь дня рождения его светлости…
— Сукин сын! — Ангус, не помня себя от ярости, бросился было на Уоршема, но остановился — в руке у того сверкнул направленный на него пистолет. В одно мгновение Уоршем оказался рядом с Ангусом, упирая холодное дуло прямо в его кадык.
— Руки вверх, капитан! Игра окончена! Не пытайтесь сопротивляться, иначе я не удержусь от удовольствия спустить курок!
— Тогда почему вы его не спускаете?
— Будь моя воля, я бы давно это сделал, но Камберленду вы нужнее живым. К тому же не хочу отказывать себе в удовольствии поглазеть, какая физиономия будет у этого идиота Гарнера, когда он увидит, что я его опередил — он сам мечтает поймать вас с поличным. Руки вверх, я сказал!
Ангусу ничего не оставалось, как подчиниться этой команде.
— Отлично, а теперь поворачивайся, и поживей, а то…
…Этот прием Ангус видел однажды в Париже, когда заезжие японцы демонстрировали там свое искусство самообороны без оружия. Он никогда не практиковал его и не был уверен, поможет ли прием сейчас, но выбора у него не было. Выставив вперед ребра ладоней, Ангус со всей силы ударил ими Уоршема по обеим сторонам шеи.
Не столько сам удар, сколько его неожиданность заставила майора отступить на шаг и опустить пистолет — всего на одно мгновение, но его было достаточно для Ангуса, чтобы нанести своему заклятому врагу новый удар — на этот раз кулаком в челюсть.
Голова майора замоталась из стороны в сторону, но у него хватило сил нанести Ангусу удар пистолетом в висок. Кожа лопнула, хлынула кровь, но Ангусу было не до этого. Выхватив из-за пояса нож, Ангус, собрав все силы, вонзил его в своего противника. Стальное острие скользнуло по медной пуговице, рассекло красную шерсть мундира и вошло в плоть. Для верности Ангус раза три крутанул нож. Ярость придала ему силы, и на несколько мгновений он оторвал Уоршема от земли. Пальцы майора разжались, пистолет упал.
Уоршем ухватился за плечи Ангуса, удерживая равновесие. Из горла его фонтаном хлынула кровь, забрызгивая Ангуса с ног до головы.
— Сукин сын! — прохрипел Уоршем. — Я не видел, как ты выхватил нож…
Руки майора ослабели, ноги подкосились, и он рухнул на пол. С минуту глаза его еще осоловело глядели на Ангуса, но затем подернулись мертвенной пеленой. Тело Уоршема еще пару раз дернулось, но это была агония…
Ангус отпрянул от мертвого тела, лишь сейчас осознав, что он натворил — убил человека. Не просто человека, а офицера его величества. Не просто офицера, а протеже самого Камберленда..
Он отступал, пока не наткнулся на свою кровать. Ангус обессиленно опустился на нее, отрешенным взглядом глядя на окровавленный нож в руке. Слава Богу, что желудок его был пуст — иначе бы его стошнило.
— Да, родная, — прошептал он, — я обещал тебе остерегаться генерала Дамокла…
Ангус решительно поднялся на ноги. Что сделано, того не вернуть — остается лишь позаботиться о том, чтобы тело не было обнаружено или по крайней мере обнаружено не сразу.
И тут Ангуса осенило. Ведь скоро в лагерь должны нагрянуть якобиты! Если так, то все решат, что Уоршем был убит кем-то из них в потасовке.
Все, кроме Хью Макдугала, следившего за Ангусом во время его отлучки. Но доложил ли Хью об этом еще кому-нибудь, или Уоршем велел ему молчать, пока не соберет побольше доказательств?
Доказательства!
Ангус знал, что, хотя Уоршем и был полуграмотен, он тем не менее все время вел какие-то записи неким шифром, понятным лишь ему одному. Впрочем, откуда известно, что лишь ему одному? Если майор оставил какие-то записи о сегодняшних похождениях Ангуса и эти записи попадут в нужные руки…
Преодолевая отвращение, Ангус подошел к мертвому майору и расстегнул его мундир. Обыскав внутренние карманы, он ничего там не нашел, но за поясом обнаружилось несколько бумаг и маленькая записная книжка в потертом кожаном переплете. Пробежав пару раз глазами каракули Уоршема, Ангус на третий раз уже мог разбираться в них настолько, чтобы прочесть. Его опасения подтвердились: да, есть сведения и о его сегодняшнем походе, и имя Энни тоже упоминается…
Ангус трясущимися руками развернул одну из бумаг. Какой-то приказ о наступлении… Ангус уже хотел снова свернуть бумагу, как взгляд его упал на дату — сегодняшняя, четырнадцатого апреля. Подписана лордом Джорджем Мюрреем…
Это была копия того самого документа, который он видел у самого лорда Джорджа — тот лежал на его столе вместе с картами. Но что-то в этой копии было не то…
Ангус прочитал документ снова — и похолодел.
«Именем Его Высочества принца Чарльза Стюарта всему низшему составу армии приказывается ни в коем случае не отлучаться из своего отряда, кроме как с разрешения непосредственного или вышестоящего начальства. Местных жителей, приютивших у себя в доме хотя бы одного английского солдата или офицера, следует карать без пощады. Приказ довести до сведения всего командного состава…»
Ангус не стал читать дальше. Это был явно не тот документ, который он видел несколько часов назад на столе у лорда Джорджа. И почерк был явно не его, без характерного наклона (лорд был левшой).
Порывшись в других бумагах, Ангус нашел наконец то, что искал, — другая копия того же приказа. Все то же самое, слово в слово — отсутствовала лишь жестокая фраза о том, что жителей, приютивших у себя в доме англичан, нужно карать без пощады…
Еще один приказ, тоже якобы составленный лордом Мюрреем, предписывал якобитам не брать пленных, а добивать раненых англичан на месте без пощады…
Ангус все понял. Если каждый английский офицер зачитает это своим солдатам, у тех создастся впечатление, что их противники — безжалостные чудовища, и, естественно, они отплатят им такой же жестокостью…
Вынув из кармана часы, Ангус кинул на них взгляд. Четверть второго ночи. Убрав часы в карман вместе с бумагами Уоршема, Ангус затащил его тело под свою кровать. К счастью, Уоршем был небольшого роста и легко туда поместился — пришлось лишь немного согнуть ему ноги в коленях. Прибрав постель, Ангус спустил до пола одеяло — теперь никто и не догадается, что под кроватью труп, если только не вздумает заглянуть под нее.
Найдя среди содержимого своего сундука самое большое полотенце, Ангус разделся и обтерся им как можно тщательнее, очищая себя от крови. Оторвав широкую полосу от одной из рубах, он перевязал шею. Ангус покосился в зеркало — рана на виске еще кровоточила, кожа вокруг посинела, и он постарался прикрыть это место волосами. Он сменил рубаху и, вычистив, насколько возможно, мундир и килт, снова надел их. Подумав, Ангус извлек из походной сумки белую кокарду, которую дала ему Энни, и, расстегнув мундир, пристегнул ее с изнанки. Закончив наконец приготовления, он посмотрел на часы.
Без двадцати два.
Якобиты, должно быть, уже подошли к лагерю настолько близко, что чувствуют запах мусора, сжигаемого за палаткой мясника.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безоглядная страсть - Кэнхем Марша



Хороший роман. Название, на мой взгляд, не отражает сути романа, который намного выходит за рамки жанра. Советую лиюителям истории.Времена последнего крупного восстания шотладцев против англичан и его последствия. Трогательная история о любви, долге, чести и многом другом. Один из лучших романов писательницы.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаАнеза
23.06.2011, 13.35





Бред!!!!! Как любовный роман - ни о чем!!! Как исторический - ни о чем!!!! Какой-то набор слов несвязанных и муть голубая местами...
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаТатьяна
21.10.2013, 21.41





Такое сильное начало, я надеялась на противостояние героев, вначале так и было, а потом начался полнейший абсурд.Я разочарована, что вообще потратила время на этот роман. Конец странный,такая история..и кончилось нечем.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаВиктория
7.12.2013, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100