Читать онлайн Безоглядная страсть, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безоглядная страсть - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Безоглядная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Инвернесс
Вывод войск принца из Фалкирка начался первого февраля — через день после того, как курьер привез тревожную весть о том, что Камберленд неожиданно вышел со своей армией из Эдинбурга и направляется к Линлитгоу. Якобиты покинули лагерь на рассвете. К полудню уже ничто не напоминало о том, что он вообще существовал, если не считать нескольких брошенных сломанных телег. В Сент-Ниньенсе, увы, не обошлось без досаднейшей потери: церковь, в которой якобиты хранили конфискованный у противника порох, взлетела на воздух от случайной искры, и Лохела лишь чудом не погребло под обломками. Узнав о потере, лорд Джордж пришел в бешенство.
Войска принца двигались медленно. Чтобы преодолеть горные перевалы, им потребовалось пятнадцать дней.
Почти все это время ледяной ветер бил им снегом в лицо, пробирая до костей и превращая бороды в бахрому из сосулек. И без того немногочисленные пушки пришлось побросать, и, казалось, ни один из оборванных, голодных людей о них особо не жалел. Камберленд же, напротив, узнав о том, что шотландцы затопили свою артиллерию в болоте, решил, что стоит потратить пару дней, чтобы вытащить их оттуда. Узнав, что принц отправился трудной дорогой через горы, Камберленд шел за ним по пятам в течение трех дней. На четвертый же сильный снег заставил его отказаться от этой затеи и пробираться низинами.
Как только перевал был преодолен, армия принца почувствовала облегчение. Дальше путь лежал либо через густые кипарисовые и кедровые леса, либо по равнине, на которой лишь время от времени попадались небольшие каменные домишки. Обитатели их вели себя по-разному — одни радостно приветствовали повстанцев, щедро делясь с ними едой и одеждой, другие же, напротив, спешили запереться на все запоры.
Энни с Макгиливреем и его людьми ехали немного впереди остальных, прокладывая путь. Добравшись наконец до дома, Энни обнаружила в нем все почти в том же виде, как и полгода назад, когда она оставила его. Харди, ехавший всю дорогу по правую руку от госпожи, едва спешившись, тут же начал привычно командовать слугами: растопить камины, приготовить постели, надраить полы… Но первым приказанием было приготовить ванну для леди Энни. Успев уже основательно отвыкнуть от цивилизации, от заботы служанок, Энни с наслаждением принимала маленькие радости.
С тех пор как они расстались с Ангусом в Фалкирке, Энни ничего не знала о нем. Все, что ей оставалось, — это утешать себя тем, что ни об аресте, ни о казни по крайней мере вестей до нее не доходило. К тому же как мог бы Ангус известить ее о себе? Послать письмо в повстанческую армию, продиравшуюся между горных хребтов?
Впрочем, зная, что Энни направляется в Моу-Холл, туда бы он, пожалуй, мог написать… Эта мысль не покидала Энни, когда она подъезжала к дому, машинально пришпоривая коня, а затем ворвалась в дом, чуть не сорвав дверь с петель, но лишь затем, чтобы испытать горькое разочарование. Никаких писем, даже самой маленькой записки: жив, мол, и здоров…
Когда у ее дверей появился посланник от принца, возвестивший о том, что его высочество изволит пожаловать через пару часов, Энни, чтобы встретить его, выбрала голубое платье с пышными юбками и глубоким декольте. Когда она приветствовала его высочество на пороге своего дома, все окрестности уже были заполнены людьми, разбивавшими палатки. Макинтоши и Камероны заняли крутые берега озера Лох-Моу, Макдональды расположились с западной стороны дворца, Стюарты — с восточной, обеспечив таким образом новой резиденции Чарльза надежную защиту со всех сторон. Наконец появился сам принц в сопровождении любимой гончей — приветливого, жизнерадостного черно-белого кобелька.
— Cend mile failte, ваше высочество, — произнесла Энни традиционное приветствие, делая реверанс.
— Благодарю за гостеприимство, ma belle rebelle! — ответил Чарльз, держа перед ртом кружевной надушенный платок, что в последнее время вошло у него в привычку по двум причинам: постоянного насморка и запаха спиртного, к которому он в последнее время пристрастился. Щеки Чарльза горели нездоровым румянцем из-за лихорадки, контрастировавшим с его аристократически-бледным лицом. Облачен он был по погоде — в черные кожаные штаны и шерстяную куртку. Ботфорты принца были в дорожной грязи, запылившиеся светлые волосы намокли от снега.
— Ваша комната готова, ваше высочество, — сообщила Энни. — Вас также ожидает горячая ванна. Если желаете, мой слуга проводит вас и останется для дальнейших распоряжений.
— Благодарю, леди Энни. Не желаю быть обузой — все, что мне сейчас нужно, — это ванна и постель. — Чарльз сделал паузу, откашлявшись в платок. — Разве что, если можно, кружку горячего грога. И еще бифштекс или цыпленка, хорошо прожаренного, с луком и в винном соусе. Не откажусь также от чашки шоколада и от сигары.
— Я поговорю с кухаркой, ваше высочество. Если то, чего вы желаете, найдется в моем доме, — вы это получите.
Принц кивнул Харди, и тот повел его наверх, в приготовленную для него комнату. Вместе с его высочеством в дом Энни пожаловали и другие гости. Александр Камерон сначала было отверг приглашение Энни, но впоследствии был вынужден его принять, так как его жена, как ему показалось, страдала в последнее время от переутомления, и было бы неплохо хотя бы на какое-то время заменить для нее сырую, промерзшую палатку сухой, теплой постелью. Жена Маккейла, Дейдра, сопровождавшая леди Кэтрин, тоже с благодарностью приняла приглашение Энни.
Кэтрин Камерон оказалась хрупкой, миловидной блондинкой с белоснежной кожей, которую англичане так ценят в женщинах. Отец леди Кэтрин, сэр Алфред Эшбрук, был членом палаты лордов, вращавшихся в высших английских кругах, и, если верить слухам, для него было большим ударом, когда его дочь множеству блестящих и выгодных партий предпочла грубоватого рыжего шотландца, пусть даже главу клана. Огромная, не по размеру, мужская куртка и грубые шерстяные штаны, в которые сейчас была облачена леди Кэтрин, не могли испортить впечатление от ее эффектной внешности, и Энни даже в лучших своих шелках рядом с этой утонченной красавицей чувствовала себя мясистой деревенской бабой, которой явно не хватает изысканности манер и правильного произношения.
— Леди Кэтрин, — начала Энни, тщательно выговаривая слова, — миссис Маккейл, рада принимать вас в моем скромном жилище. Дрена проводит вас в ваши комнаты.
— Зовите меня просто Кэтрин, — дружелюбно улыбнулась красавица. — Я уже и сама успела отвыкнуть от того, что я — леди.
— Хорошо, тогда я — Энни. Отбросим формальности. Не возражаете?
— Ничуть. И сразу перейдем на ты. Разреши представить моего брата Дэмиена. Он хотел присоединиться к нам еще в Фалкирке, но не успел — мы уже снялись с лагеря.
Дэмиен был выше Кэтрин и темноволос, но в остальном поразительно похож на сестру — особенно той же располагающей к нему с первого взгляда улыбкой.
— Весьма наслышан о ва… о тебе, Энни. Ты, может быть, сама не знаешь, что слава твоя уже давно достигла Лондона. Рад наконец познакомиться.
Энни уже приготовилась было что-то ответить, как Кэтрин вдруг побледнела, схватилась за висок и рухнула бы на пол, если бы брат не поспешил ее подхватить.
— Что с ней? — Энни не на шутку перепугалась. — Она ранена?
— Слава Богу, нет, но очень устала. Шутка ли — несколько недель почти не слезала с седла! Удивительно, — Дэмиен прищелкнул языком, — как у нее еще не было выкидыша!
— Выкидыша? — Удивлению Энни не было предела. — Она ждет ребенка? Может быть, послать за доктором?
— Со мной все в порядке, — откликнулась Кэтрин, — просто немного закружилась голова… Дэмиен, отпусти меня, ради Бога!
— Ну уж нет! — безапелляционно заявил тот. — Где наша спальня, Энни?
— Следуй за мной.
Пройдя в спальню, они осторожно уложили несчастную женщину на кровать.
— Не опасно ли ей сейчас ездить верхом? — осторожно спросила Энни.
— Да я уже ей сто раз говорила, — откликнулась Дейдра, — как об стенку горох! Знал бы ее муж, он, конечно бы, не допустил… Но, боюсь, для этого ему пришлось бы привязывать эту красотку к дереву.
— Александр не знает, что его жена беременна? — удивилась Энни.
— Представь себе. У нее, видишь ли, не было времени сообщить ему об этом!
— Может быть, все-таки стоит врача…
— Не надо. — Кэтрин с трудом приподнялась на локтях. — Меня недавно смотрел брат Алекса, Арчибальд, он все-таки врач, и сказал, что со мной все в порядке, просто переутомилась. А Алексу скажу в ближайшее же время — теперь, когда чуть не полмира знает, нет смысла скрывать. Лучше ему услышать от меня, чем от каких-нибудь сплетников.
— Давно пора, — одобрила Дейдра. — А сейчас снимай-ка эти лохмотья, прими ванну и оденься поприличнее. Где кухня, Энни, я приготовлю ей бутерброд и чашку горячего чая…
— Дрена все сделает, только скажи ей. А я, с вашего позволения, пойду.
Улыбнувшись дамам и Дэмиену, Энни поспешила вниз — холл уже успел наполниться слугами, беспрестанно вносившими все новую и новую поклажу. Посреди холла Энни увидела Макгиливрея, бойко командовавшего слугами. Заметив знакомую фигуру в голубом, Джон обернулся, и это стоило ему небольшой травмы — один из слуг, волочивший какую-то доску, задел его голую лодыжку, и Джон запрыгал на одной ноге.
Принц в этот день отказался разделить трапезу со всеми в гостиной, сославшись на лихорадку. Он передал Энни свои извинения вместе с указаниями троим генералам — Лохелу, Эрдшилу и Кеппоху, ожидавшим его распоряжений, послать войска в Лохабер, чтобы выбить англичан из фортов Огастес и Уильям. Таким образом, весь Грейт-Глен был бы освобожден от английского присутствия. Лорд Джордж Мюррей был уже в Инвернессе, ждал приказа принца и недоумевал, почему тот медлит. Причина же промедления принца была проста — амбиции. Чарльз желал командовать операцией единолично. Расположившись в доме Энни, его высочество первым делом отдал приказ Макгиливрею разведать территорию и выяснить точно численность войск, зимовавших в форту Джордж.
— Да что он, с ума сошел? — фыркнул Джон. Приглашенный на ужин вместе с пятьюдесятью другими главами кланов, он, как и они, ожидал личной встречи с принцем, но вместо этого вынужден был лишь лицезреть записку от него, которую вынес прыщавый О'Салливан. А в ней ни слова благодарности Энни за то, что с риском для собственной безопасности приютила в своем доме его августейшую персону, ни даже предоставления измотанным за несколько недель похода людям хотя бы дня на отдых. Принц собирался атаковать форт Джордж немедленно. — Похоже, его высочество ждет, что Лудун сам поднесет ему ключи от форта на блюдечке!
— Будь осторожен, Джон! — сказала ему Энни, когда он отправлялся на разведку. — Если попадешься, то у нас нет времени вытаскивать тебя из тюрьмы.
— За меня не бойся, — ответил он, поправляя меч на поясе. — Меня куда больше беспокоишь ты.
— Я? Почему?
— Да не успели мы здесь расположиться, как снова приказ уходить! А ты что, останешься в доме совсем одна? Когда за тобой идет такая охота…
— Сюда вскоре должен прийти лорд Джордж с отрядом в тысячу человек. Но и без них я все равно не одна.
— Да, — усмехнулся он, — не одна. Хорошая компания — больной принц, беременная женщина и горстка людей, настолько изможденных, что, поди, и рукой пошевельнуть не в силах…
— Лорд Джордж прибудет не позднее завтрашнего дня.
— Завтра? Кто это сказал? Этот вонючий ирландец, как его… О'Салливан? А он знает, сколько, например, добираться в это время года отсюда до озера?
Энни молчала. Взгляд ее упал на свежий шрам у уха Джона — еще вчера его не было… Шрам был явно от ножа.
— Снова с кем-то дрался? — спросила она.
— Эка невидаль, — фыркнул он, — да я каждый день дерусь. Нужно же держать себя в боевой форме!
Энни взяла его руку в свою, рука тоже вся была в шрамах.
— Господи! — вырвалось у нее. — А что я увижу, если ты разденешься?
— Крепкого, здорового мужика. А что я увижу, если ты разденешься?
— Джон!
— Прости, крошка, шутка, конечно же, глупая.
— Прощаю. Так с кем же ты на самом деле дрался?
— Да так, поцапался тут с одним…
— Не из наших, я надеюсь?
Джон молчал, и Энни прекратила расспросы, отлично понимая, что скорее всего послужило причиной драки. Наверняка Джону пришлось снова защищать ее, Энни, честь — наивно было бы ожидать, что по поводу ее отношений с Джоном не поползет разных сплетней и домыслов, и ему часто приходилось затыкать кулаком чей-нибудь грязный рот; приходилось это делать и ее кузенам. Не меньшее количество домыслов ходило также о причинах того, почему Ангус вернулся в Эдинбург. По не лишенному смысла решению Камерона, настоящую причину знали всего лишь несколько человек — Джон, Джиллиз, кузены Энни, Ферчар… Прочие же продолжали думать, что Ангус поступил также, как и многие английские офицеры, освобожденные якобитами из плена, вернувшиеся в свои полки, несмотря на взятую клятву не браться больше за оружие против принца Чарльза.
Энни понимала, что чем ближе она держится к Джону, тем больше подает поводов для сплетен. Но держаться от него на расстоянии она не могла — без Ангуса ей так не хватало надежного мужского плеча, близкого друга, мудрого советчика… Тем не менее после той ночи в доме Колина Мора Энни стала замечать, что Джон держится с ней несколько отчужденно, избегая разговоров на личные темы. И все же Энни знала, что, если, не дай Бог, что-то случится, Джон тут же явится по первому зову, и это успокаивало ее.
— Прости меня, Джон, — опустив голову, прошептала она.
— За что? — удивился он.
— За то, что я причиняю тебе так много неприятностей. Я втянула тебя во все это, все время перекладываю свои обязанности на твои плечи… Если бы все начать сначала, Джон…
Джон молчал, понимая, что на самом деле хочет сказать Энни.
— В чем ты виновата, крошка? — решился наконец произнести он. — В том, что любишь своего мужа? Или в том, что он любит тебя?
— Но все могло сложиться иначе, Джон…
— Молчи, — он приложил палец к ее губам, — не произноси этого вслух. Мысли всегда глубже слов, слова часто бездумны. Но тем не менее, как ни странно, мысли забываются, а слова, которые мы произносим, запоминаются. Лет через десять, когда ты будешь окружена кучей детей, тебе будет казаться, что иначе и быть не могло. Ты ведь и сама знаешь, что вы с Ангусом неплохая пара…
Он замолчал, приподняв ее подбородок пальцем.
— Почему же ты тогда дерешься за мою честь? — спросила она.
— Да просто потому, что я тебя уважаю! Точно так же я дрался бы за тебя, если бы ты была моей сестрой… Кстати, раз уж пришлось к слову — моя сестра Рут считает, что мне стоит наведаться в Клунас…
— Проведать Элизабет?
— Да, а то ее отец, чего доброго, решит, что я передумал… Джиллиз тоже считает, что мне не мешало бы ее навестить…
— Тогда поезжай, как только сможешь.
— Да, через пару дней и поеду. Тебя оставлю на попечение Джиллиза — он парень надежный…
— Обо мне не беспокойся, береги лучше себя… А Элизабет, чтобы она не сердилась, подари букет цветов.
— Где я возьму цветы зимой?
— Постарайся — тем более она будет рада. А ты, должно быть, хотел подарить ей жбан эля или связку колбасы?
— Честно говоря, да. Значит, цветы? Странные вы создания, женщины! Я бы больше обрадовался жбану эля.
Все еще посмеиваясь в душе над тем, что Джон всерьез собирался презентовать своей невесте жбан эля, Энни направилась в свою комнату. Она чувствовала себя такой усталой, что была даже не в состоянии о чем-нибудь думать — скорей бы добраться до постели. Все спальни на втором и третьем этажах были переполнены, каждый диван в гостиной кто-то занимал. Проходя по полуосвещенному коридору, Энни видела смутные силуэты слуг, дремавших на стульях перед дверьми своих хозяев.
Войди в свою комнату, Энни с минуту постояла на пороге. Каждый раз, когда она входила в эту дверь, взгляд ее невольно устремлялся на кресло в дальнем углу. Когда Энни прищуривала глаза, ей казалось, что она видит в этом кресле Ангуса — белая рубаха широко распахнута на груди, непокорная каштановая прядь свешивается на лоб… Тогда неожиданное появление Ангуса дома не на шутку озадачило Энни — хотя нельзя сказать, что не обрадовало. Обрадовало бы и сейчас…
Если он жив.
За окном безумствовал ветер, валил густыми хлопьями снег.
— Ангус, где ты? — беззвучно прошептала Энни. — Я знаю, что ты жив. Если бы погиб, я бы это чувствовала…
Энни прошла через свою спальню в спальню Ангуса. В отсутствие хозяина Харди не зажигал в ней света разумеется, Энни казалась в этой темноте маленькой точкой света. В спальне было тихо и очень холодно. Энни закрыла глаза, втягивая едва ощутимый, но все еще сохранявшийся запах сандалового масла…
По щекам Энни текли слезы, но она не сдерживала их — слезы честной, верной, любящей жены, разлученной с мужем суровой судьбой. Сейчас она одна и может позволить мне хотя бы на время не играть восхитительную, но ужасно трудную роль la belle rebelle. Никто ее не увидит, никто не осудит. Не нужно скрывать тот факт, что иногда ей хочется выть от безысходности, уткнуться в подушку и плакать, плакать без конца… Бог свидетель, она так устала быть сильной, так устала от того, что каждую минуту приходится сталкиваться с какими-то проблемами, принимать какие-то решения… И еще в одном: Энни не хотелось признаваться самой себе в том, что она завидует Элизабет Кэмпбелл. Это было несправедливо — Энни и без того виновата перед Джоном.
Свеча в руке Энни начала коптить и гаснуть. Задув ее, Энни без чувств упала на кровать Ангуса и долго лежала там в темноте. В голове ее словно не осталось уже ни одной мысли, в груди — никаких чувств.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безоглядная страсть - Кэнхем Марша



Хороший роман. Название, на мой взгляд, не отражает сути романа, который намного выходит за рамки жанра. Советую лиюителям истории.Времена последнего крупного восстания шотладцев против англичан и его последствия. Трогательная история о любви, долге, чести и многом другом. Один из лучших романов писательницы.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаАнеза
23.06.2011, 13.35





Бред!!!!! Как любовный роман - ни о чем!!! Как исторический - ни о чем!!!! Какой-то набор слов несвязанных и муть голубая местами...
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаТатьяна
21.10.2013, 21.41





Такое сильное начало, я надеялась на противостояние героев, вначале так и было, а потом начался полнейший абсурд.Я разочарована, что вообще потратила время на этот роман. Конец странный,такая история..и кончилось нечем.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаВиктория
7.12.2013, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100