Читать онлайн Безоглядная страсть, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безоглядная страсть - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Безоглядная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

В бою под Фалкирком якобитами было взято в плен около трех тысяч солдат противника. Вдвое больше англичан осталось на поле боя убитыми или тяжелоранеными. Потери же якобитов едва ли составляли восемьдесят человек. Но погода ухудшалась, армия Хоули слишком спешила вернуться в Эдинбург, и командиры принца сочли своим долгом предупредить его высочество, что торжествовать полную победу, увы, преждевременно.
Лорд Джордж пытался убедить принца преследовать англичан, но Чарльз, прислушавшись вместо этого к совету О'Салливана, решил попытаться взять крепость Стерлинг, находившуюся под осадой с тех пор, как якобиты покинули Глазго, полагая, что эта победа придаст ему больший вес, чем преследование и без того полуразбитой армии. После блестящей победы под Фалкирком, заявил принц, неплохо было бы выбить англичан и из Стерлинга и Перта, таким образом закрепив за собой всю равнинную территорию к югу от Грампианских гор.
Лорд Джордж переубеждал его как мог, но принц был непреклонен, и все, что оставалось лорду, — это давать выход своему раздражению где-нибудь в уединении или глушить его вином. В отличие от Чарльза и его советника-ирландца лорд Джордж понимал, что на равнинах Стюарты не пользовались особой любовью. А на то, чтобы взять неприступный Стерлинг, понадобятся недели, которые следовало употребить на укрепление в горных областях Шотландии, жители которых гораздо больше сочувствовали принцу. К тому же извилистые горные хребты, изрезанные озерами, вряд ли вдохновили бы англичан зимой — они наверняка отложили бы преследование противника до весны. А якобиты тем временем успели бы собраться с силами, подтянуть резервы…
Что же до Энни, то она была крайне разочарована, узнав, что должна развернуться и идти обратно в Инвернессшир. Но в то же время она не могла сказать, что перспектива возвращения домой во главе многотысячной армии, чтобы свергнуть лорда Лудуна и вернуть столицу принцу, не согревает ее душу…
У других же вождей кланов, как, скажем, у Лохела или Макдональдов, были свои причины вернуться в горы. За время их отсутствия англичане укрепили позиции в фортах Уильям и Огастес, расставив повсюду свои гарнизоны. Для Камеронов или Макдональдов это были фамильные земли, и, разумеется, они горели желанием освободить их от непрошеных гостей. Многие фермеры не были дома с прошлого июля, и им хотелось проведать свои семьи хотя бы для того, чтобы удостовериться, что их жены и дети за это время не умерли от голода. За зимой последует весна, и фермеры в первую очередь начнут думать о том, что поля нужно обрабатывать, чтобы не остаться без урожая.
В этом как раз и была главная сложность с армией, состоявшей в основном из фермеров и пастухов. Да, в храбрости, в верности принцу им не откажешь, но без земли и домов им просто не за что было бороться. Вожди кланов в любом случае оставили бы за собой свои замки, по-прежнему собирали бы с фермеров все ту же ренту, и, если бы заброшенность полей и отразилась как-нибудь на их благосостоянии, то это выразилось бы разве что в недостатке свежего пива из-за недорода ячменя. Фермерам же, не выплатившим ренту лендлордам, грозили сожжение их домов и конфискация земли.
У Чарльза в последнее время часто менялось настроение. Он то нервничал, то, напротив, радовался приступам хандры. Он запретил лорду Джорджу преследовать англичан далее, чем до Линлитгоу, но, узнав, что Хоули удалось бежать в Эдинбург, пришел в ярость и выплеснул весь свой гнев на голову Мюррея. Хуже того, в последний день января до лагеря якобитов дошла весть о том, что Камберленд покинул Лондон и перебросил свои войска в Эдинбург в рекордно короткое время. Камберленд вел с собой подкрепление из кавалерии и инфантерии, а также целую подводу орудий взамен брошенных под Фалкирком. Последние, кстати, были подобраны шотландцами, им потребовалась целая неделя, чтобы как следует разместить их вокруг крепости Стерлинг, но, как оказалось, лишь для того, чтобы огонь с крепостных стен уничтожил их в одночасье.
Лорд Джордж, потеряв последнее терпение, приказал наконец снять бессмысленную осаду неприступной крепости, а последние пушки, чтобы не тащить с собой такую тяжесть, от которой больше неудобств, чем пользы, докатили до ближайшего обрыва и сбросили в озеро.
От обеих новостей — о приближении Камберленда и об отказе от Стерлинга — принц был далеко не в восторге. Обрушившись с гневной речью на лорда Джорджа, он назвал его предателем и трусом. Чарльз бился головой о стену, глушил свой гнев спиртным, часами рыдал в своей комнате, уткнувшись в подушки. Пока принц в бездействии оплакивал свою участь, его военачальники решили взять инициативу в свои руки и снова разделить армию на две дивизии: принц с большей пойдет через горы, через такие традиционно якобитские территории, как Далнакардох и Далвинни, а лорд Джордж с меньшей — в Абердин, чтобы отвлечь на себя возможное преследование со стороны Камберленда. Обе дивизии воссоединятся в Инвернессе, откуда предпримут попытку выбить правительственные силы из форта Джордж.
— Могу я полюбопытствовать, — спросил Ангус, — что собирается делать его высочество с Инвернессом, после того как его займет?
Вопрос был прямолинейным и практичным, и по тишине, с которой он был встречен Александром Камероном, Алуинном Маккейлом и Макгиливреем, Ангус понял, что попал в точку. Получив приглашение на эту встречу в таверне, Ангус был немало удивлен, но подчинился — на то у него были свои причины.
— Все побережье находится под жесткой блокадой, — продолжал он, — и, если я только не пропустил что-либо в депешах, а их за последние несколько месяцев мне пришлось перечитать тысячи, у принца нет никакого флота. Ни одного корабля! К тому же Лудун что ни день пополняет продовольствие — мясо, рыбу, фрукты, овощи, даже французское бренди, конфискуемое английскими патрульными кораблями в Ла-Манше. Им не приходится делать патроны в походных условиях, им поставляют уже готовые. Если мушкет придет в негодность, его всегда можно быстро заменить — их полно на складах, как и всего остального. А ваши люди, босые, оборванные, бредут в снегу по колено…
Взгляд темных глаз Александра Камерона скользнул по Маккейлу и Макгиливрею, сидевшим за столом с каменными лицами, напоминая в этот момент бесстрастных древних викингов. В фалкиркском сражении Джон получил три опасных ранения, но, казалось, был заговорен от любой беды — лишь дал Арчибальду обработать и перевязать раны и забыл о них, словно их и не было. Сейчас его незаурядные способности и опыт контрабандиста были для принца как нельзя кстати. Что же до Ангуса, Александру было трудно прочитать, что за мысли скрываются в его голове. Может ли Ангус работать на них, какую они могут из этого извлечь пользу?
Александр покосился на Алуинна, но и на его лице, плохо освещенном вяло коптящей свечой, ему не удалось ничего прочитать.
Камерон откашлялся.
— Благодарим, капитан, за предоставленные сведения, — обратился он к Ангусу, — но все это нам уже известно.
— А если, — прищурился тот, — я сказал бы что-нибудь вам неизвестное?
— Мы стали бы думать, что заставило тебя это сделать.
— Логично, — кивнул Ангус, — так что, может быть, во избежание дальнейших недоразумений, действительно обсудим, почему я собираюсь это сделать?
— Мы внимательно слушаем, капитан! — сказал Александр.
— На самом деле, мотивы мои крайне просты. Когда ваша армия вернется в Инвернесс, я хочу, чтобы моя жена отправилась в Моу-Холл. Меня не волнует, как вы заставите ее вернуться домой. Однако она ничего не должна заподозрить, иначе просто пошлет вас, сами знаете куда.
Темные глаза Камерона прищурились еще сильнее.
— А что ты можешь предложить нам в обмен на эту услугу? — прямолинейно спросил он.
— Подробнейшее описание форта Джордж и его окрестностей. Могу рассказать, где у них стоят орудия, в каких местах стены крепости недавно были укреплены, где, напротив, слабые места… Если уж вы собираетесь еще раз сыграть ту же комедию, что и под Стерлингом…
— Покорнейше благодарю, — прервал его Камерон, — но и этой информацией мы уже владеем, причем не от кого иного, как от твоей жены. Вы удивлены?
— Ничуть, — покачал головой Ангус, — если мне не изменяет память, кто-то из ее кузенов часто бывал под стенами форта, да и старику Ферчару случалось… Но последний раз, думаю, они были там не позднее чем год назад. С тех пор многое изменилось — в последние месяцы Лудун в основном только тем и занимался, что укреплял форт, причем он подходит к этому настолько серьезно, что берет чуть ли не ежедневный отчет о каждом рабочем. При желании я мог бы вам все разузнать — и о пушках, и об окопах, и о ловушке…
— Какой ловушке?
— Да я об арсенале! С ним вам надо быть поосторожнее. Там огромное количество бочек с порохом — поджечь их и убежать по подземному ходу — дело десяти минут, а взорвавшись, они поднимут на воздух весь форт со всеми, кто на тот момент будет находиться в нем.
На минуту за столом воцарилась тишина. Камерон покосился на Маккейла. Тот сидел с безразличным видом, но по едва заметному движению его плеч можно было понять, что равнодушие это напускное.
— Что ж, — произнес наконец Александр, — такого рода информация была бы, пожалуй, нелишней. Неплохо было бы также иметь подробную карту Инвернесса, гавани и всех окрестностей…
— Я думаю, — проговорил Ангус, — Энни сможет составить такую карту. Так ей будет чем заняться в мое отсутствие…
— В твое отсутствие? Где же ты будешь, если не секрет?
— Как где? — фыркнул Ангус. — Если не ошибаюсь, вы пригласили меня затем, чтобы я вернулся Эдинбург вместе с остальными пленными, когда их отпустят!
Слова Ангуса не удивили Александра. Еще после победы под Престонпаном якобиты постановили отпускать пленных, если те поклянутся никогда больше не браться против них за оружие. Главной причиной такого милосердия якобитов, честно говоря, была бедность, не позволявшая кормить и содержать полторы тысячи лишних ртов.
— Признаюсь, мы об этом подумывали, — произнес Камерон. — Иметь своего человека в окружении Камберленда нам не помешало бы, а ты нам представляешься кандидатурой довольно подходящей. Почему бы и нет, в конце концов? Сам посуди, Ангус, от тебя не требуется ничего нового — по-прежнему быть в вашем отряде, читать депеши, наблюдать все вокруг и лишь регулярно…
— Писать зашифрованные письма, привязывать их к ноге голубя и…
— Зачем же голубя? — усмехнулся Камерон. — В качестве курьеров у нас есть надежные люди!
— Например, Адриенна де Буль?
В темных глазах Камерона мелькнул огонек.
— Да, Адриенна. К сожалению, ее возможности ограниченны — днем, например, она не может свободно разгуливать по лагерю…
— А если я откажусь?
— Что ж, мой друг, — вздохнул Камерон, — как говорится, вольному воля, сейчас для тебя все пути открыты. Не уверен лишь, что твой тайный сговор с Форбсом сможет защитить твою жену — ее роль в фалкиркском сражении была слишком явной…
Ангус покосился на Макгиливрея — о тайном сговоре с Форбсом Камерон мог узнать только от него…
— Не беспокойся, — обратился Джон к Ангусу, — этим ребятам, — он кивнул на Камерона и Маккейла, — ты можешь доверять. Впрочем, я не уверен, — продолжал он, обращаясь уже к товарищам, — что посылать его в Эдинбург — хорошая идея. Хоули, кажется, всегда недолюбливал шотландцев, как бы верно они ему ни служили. Если верить слухам, шестьдесят три человека он уже повесил за незначительные проступки. Не уверен, что Макинтош не будет шестьдесят четвертым.
— А я так уверен, — возразил Камерон. — Во-первых, Макинтош вернется по своей воле, во-вторых, он привезет важную информацию из лагеря повстанцев…
— Я привезу информацию? Какую? — У Ангуса отвисла челюсть.
— Найдется, — уверенно кивнул его собеседник. — Принц в последнее время что-то очень полюбил писать всякого рода дневники, записки на память, распоряжения военачальникам… Кое-что, думаю, будет для Камберленда небезынтересно.
Ангус опустил взгляд в свою кружку с элем.
— Честно говоря, — начал он после некоторого раздумья, — Хоули я не очень боюсь. Меня больше беспокоят Уоршем и Гарнер — эти двое пасут меня день и ночь.
— Майор Гамильтон Гарнер, если не ошибаюсь? — переспросил Камерон.
— Совершенно верно. И майор Роджер Уоршем. Оба из ближайшего окружения Камберленда…
— Чтобы добиться расположения Гарнера, — произнес Камерон, переглянувшись с Маккейлом, — вам, полагаю, будет достаточно рассказать ему, что вы виделись со мной.
Ангус нахмурился, но затем вспомнил.
— Насколько мне известно, — обратился он к Камерону, — Гарнер и ваша жена когда-то были… знакомы?
— Они были помолвлены. — Александр затянулся сигарой. — Я отбил ее у него на дуэли. Долгая история, не буду рассказывать, скажу лишь, что он до сих пор точит на меня зуб и будет вам благодарен, когда вы укажете ему мое местонахождение.
— Если я укажу, — поправил Ангус. — Я, кажется, еще не давал вам ни на что согласия!
— Тебя никто не заставляет, — произнес неожиданно женский голос.
Взгляды мужчин тотчас же устремились к дальнему столику. Огненная шевелюра всегда выдавала Энни за версту, но, стоило ей как следует закутать голову пледом, как можно было почти безбоязненно проникать повсюду неузнанной и незамеченной. Вот и сейчас на темную фигуру за дальним столиком никто не обратил внимания за все время разговора, пока Энни сама не включилась в него. Решительно поднявшись, Энни направилась к столику мужчин, сорвав на ходу покрывало. Все четверо сразу же почтительно повскакивали со стульев, но Энни жестом разрешила им оставаться на местах.
— Я не ослышалась? — спросила она. — Вы, кажется, предлагаете моему мужу шпионить на вас?
— Да так, маленькая сделка, — замялся Камерон. Ангус почувствовал, как у него похолодело в желудке.
Как и остальные, он не заметил, когда Энни пробралась в таверну, и не знал, что из разговора успела услышать.
— И? — Энни подбоченилась. — Ты согласился, Ангус?
Ангус подвинулся на лавке, давая жене сесть, но та продолжала стоять.
— Пока что нет, — ответил он.
— Он согласится, Энни, — Камерон посмотрел на нее, — если ты его как следует попросишь.
— Я? — Развязав шарф, Энни сбросила с него несколько сосулек, одна из которых довольно чувствительно ударила Ангуса по щеке. — С чего это я должна его упрашивать возвратиться в лагерь англичан?
Откинувшись назад, Камерон скрестил руки на груди.
— Потому что нам нужно, чтобы он там был. Он — глаза и уши Хоули. Он имеет доступ ко всем его бумагам, все, что известно Хоули, известно и ему. Лучший вариант трудно себе и представить. Разве нам помешает знать, сколько солдат у Камберленда или каковы его планы? Для принца это знание может оказаться решающим! Мы понимаем, Энни, — взгляд темных глаз смягчился, — что это опасно, мы сами считаем своим долгом лишний раз напомнить ему об этом. Его колебания нам вполне понятны. Увы, на войне как на войне, часто приходится просить людей идти на очень большой риск… Если твой муж считает, что его возвращение в Эдинбург будет еще одним предательством, то мы…
— Ангус никогда никого не предавал, — спокойно заявила Энни. — Во всем, что он делает, он всегда руководствовался лишь интересами клана.
Камерон вскочил на ноги, бросив окурок сигары в кружку с остатками эля.
— У всех в жизни бывают неприятные ситуации, когда приходится делать выбор. Иногда мы делаем правильный выбор, иногда — неправильный… По сути дела, Энни, мы просим сейчас Ангуса лишь продолжать делать то, чем он занимался до этого: носить английский мундир, попивать бренди с Хоули, Камберлендом и их компанией… Мы никого не заставляем служить нам, Энни. Но для нас это — не люблю громких слов, но иных не подберу — вопрос жизни и смерти. Для всех нас. На этой торжественной ноте хочу на сегодня попрощаться с вами, леди Энни, и с вами, капитан Макинтош. — Он перебросил свой плед через плечо. — Алуинн, ты идешь?
— Да, — откликнулся тот. надевая шлем и беря с лавки перчатки. — А ты, Джон?
— Разумеется, — заторопился Макгиливрей. — Извини, Ангус, мы пойдем, нам надо еще проверить все посты.
Шумная троица вышла за дверь, и Ангус с Энни остались одни. Минуту, показавшуюся им вечностью, оба молчали.
— Грубоват этот Камерон, — произнес наконец Ангус, — чересчур порой прямолинеен, но прав в одном: пока я глушил виски и смолил сигары, вы кровь проливали…
Энни подошла к мужу и положила руку ему на плечо.
— Ну, положим, — проговорила она, — ты делал и не только это…
— Разумеется, но что обидно: я делал это, чтобы защитить тебя, Энни, а он хочет представить это почти как предательство…
— Он этого не говорил!
— Ну так подразумевал. Во всяком случае, его предложение прозвучало как предоставление мне попытки искупить мою вину.
— Ангус, — горячо воскликнула Энни, — поверь, мы не считаем тебя виноватым, никто из нас…
Ангус поднял на нее глаза.
— Ты тоже не считаешь?
— Ангус, — Энни опустилась на колени и взяла лицо мужа в ладони, — меньше всего на свете мне хотелось бы, чтобы ты думал, что я считаю тебя в чем-то виноватым…
— Я верю тебе, Энни, — вздохнул он, — но ты не единожды заставляла меня думать иначе.
— Ты хотя бы представляешь, — осторожно начала Энни, — чем тебе это может грозить, если тебя уличат в шпионаже?
— Представляю, — снова обреченно вздохнул Ангус. — Скорее всего тем же, что и той дюжине человек, что недавно попались Камберленду. Но в моем случае выгоды, которые я могу извлечь, стоят риска. Камерон прав: вам действительно нужен свой человек в лагере Камберленда, и я — самый подходящий. Я действительно могу раздобыть для вас очень важную информацию. Должен же я, в конце концов, хоть чем-то послужить вам, если уж мне не хватает смелости идти в бой с топором против вооруженных до зубов драгун! Да, поздно я спохватился — но вспомни евангельскую притчу о работниках в винограднике: пришедшие позже всех получили ту же плату… Я должен постараться, чтобы в Шотландии поскорее воцарился мир.
— Значит, — Энни пристально вгляделась в лицо мужа, словно ища какого-нибудь подвоха, — ты делаешь это не только ради меня, или ради того, чтобы получить одобрение Макгиливрея и Камерона? Если ты делаешь это лишь для того, чтобы оправдаться перед ними, то еще раз говорю: тебе не надо ни в чем оправдываться — ты действовал так, как считал нужным.
— Я не собираюсь оправдываться перед ними, Энни, но, поверь мне, был бы счастлив, если бы вместе с их именами хотя бы изредка упоминали и мое.
— Тогда, — Энни покачала головой, — я не отпущу тебя в Эдинбург одного. Я поеду с тобой!
— А вот это исключено, — мягко, но настойчиво заявил он.
— Почему? Если надо, я могу сыграть роль жены, которую ты угрозами заставил подчиниться против воли. — Энни положила голову ему на плечо. — Я буду тихой, послушной, незаметной словно мышка… Ты даже сам перестанешь замечать меня! Могу даже, если надо, облачиться в английский мундир и распевать «Боже, храни короля…».
Ангус нежно погладил шелковистые рыжие волосы.
— Энни, ты ведь и сама знаешь, что не можешь поехать со мной.
— Почему? — В голосе ее слышалась мольба.
— В интересах клана нужно, чтобы ты оставалась здесь. Им требуется сильный, бесстрашный лидер.
— У них есть человек на эту роль — Макгиливрей. Зачем им баба?
— Энни, ты что, не замечаешь, с каким восхищением все эти мужчины смотрят на тебя? Не слышишь, с каким воодушевлением они приветствуют тебя? Не видишь, какой гордостью светятся их лица, стоит тебе пройти мимо них? Вспомни — из твоего отряда когда-нибудь бежал хотя бы один человек?
— Ни разу, — прошептала она.
— Вот видишь! Напротив, ряды твоих людей растут день ото дня. Я сам во время боя видел отряд человек в сто, которые когда-то ушли от меня, — теперь они с тобой. После возвращения в горы, ты понадобишься им еще больше. Им будет не хватать твоего мужества, твоего боевого духа… — Ангус страстно поцеловал ее от избытка чувств.
Энни долго и напряженно смотрела мужу в лицо, затем снова положила голову ему на плечо.
— Как несправедливо, — повторяла она, — как несправедливо!
— Что несправедливо, любовь моя?
— Я так долго тебя не видела, и вот мы снова расстаемся…
— Ради Бога, родная, успокойся! — Ангус нежно погладил ее по голове. — На самом деле ведь тебе дано так много, а мне так мало! Предоставь мне сделать для Шотландии то малое, что я могу. Только, ради Бога, не беспокойся обо мне и не усложняй ситуацию — все и так донельзя запутано. Принц, как я понял, ведет свою армию назад в Инвернесс. Если они не смогут взять столицу, то до весны им не дотянуть. Так или иначе, мы с тобой оба в любом случае к весне вернемся домой. Зазеленеет листва на деревьях, природа воскреснет к новой жизни, и мы снова будем вместе, любовь моя… Клянусь тебе в этом!
Энни долго молчала. Единственным звуком, раздававшимся в таверне, как ей казалось, было оглушительное биение ее собственного сердца.
— Обещай мне, — проговорила наконец она, — что не станешь предпринимать никаких необдуманных шагов!
— Клянусь, любимая, — улыбнулся Ангус, — я буду осторожен сверх меры! Я буду так незаметен, что на меня будут обращать не больше внимания, чем на рисунок на обоях! Но в ответ, родная, тебе тоже придется кое-что пообещать мне.
— Что? — Глаза Энни удивленно округлились.
— Поклянись мне, — торжественно произнес Ангус, — всем, что только для тебя свято, что оставишь сумасбродства. Никаких ночных поездок, никаких битв, никаких «полковников»… Я не требую, Энни, не хочу ставить тебе никаких ультиматумов — я просто очень прошу… Я же все-таки волнуюсь за тебя, Энни, твоя безопасность мне все-таки небезразлична!
Энни опустила голову.
— Хорошо, — согласилась она, — клянусь. Я бы и сама не стала этого делать, Ангус, если бы не война.
— Я знаю, Энни, — горячо подтвердил Ангус, — что в мирное время ты примерная жена, как раз такая, какая и была мне всегда нужна.
— Спасибо, — не поднимая головы, прошептала Энни.
— Честно говоря, — продолжал он, — будь моя воля, я бы попросил тебя бросить все прямо сейчас. Но не могу, Энни. Я все-таки уважаю твой выбор. К тому же мне известно, что ты любезно пригласила принца некоторое время пожить в Моу-Холле…
Энни удивленно посмотрела на него.
— Об этом я узнал от Камерона, — объяснил Ангус. — Ты, должно быть, хотела держать это от меня в секрете, так что извини…
— Почему же, — прервала она его, — я как раз собиралась сказать тебе… Просто, по-моему, Моу-Холл — самое подходящее место для его высочества. Наше имение рядом с Инвернессом, и нигде больше нет такой большой равнины, чтобы разместить лагерем целую армию…
— Надеюсь, — усмехнулся он, — я все-таки по-прежнему хозяин своего дома?
— Разумеется, — улыбнулась она, — когда вернешься. Их губы слились в страстном поцелуе — таком долгом, что Ангус уже почти успел забыть, о чем они говорили.
— Помнишь ту пещеру, которую я показал тебе однажды? — спросил он. — Ту, где мой отец два месяца прятал свою семью после предыдущего восстания?
Поцелуй еще горел на устах Энни, и она соображала с трудом.
— Кажется, помню, — проговорила она.
— Англичане тогда рыскали вокруг день и ночь, но так и не смогли ее найти. К тому же думаю, что на данный момент вряд ли найдется человек пять, включая меня, кто знает о ее существовании. Пожалуй, я оставлю Харди с тобой — если ты сама не сможешь вспомнить, где эта пещера, он-то уж точно помнит дорогу туда. К тому же у этого парня навыки контрабандиста: если понадобится, он сможет снабжать принца продуктами и всем необходимым. Тем более он, думаю, и сам не захочет возвращаться со мной в Эдинбург, чтобы снова подвергнуться допросу…
— Допросу? — насторожилась Энни.
— Я убеждал всех, что ты, дескать, в Инвернессе, гостишь у свекрови, бесишься там от скуки… Гарнер и Уоршем вызывали Харди на допрос, действительно ли это так. Он, разумеется, подтвердил, уверяя их, что легендарная рыжеволосая амазонка — не ты: не можешь же ты одновременно находиться и в Инвернессе, и в Абердине! И в качестве доказательств привел твои письма из Драммур-Хауса.
— Письма? Я не писала тебе никаких писем!
— Разумеется, поддельные. Адриенна де Буль любезно согласилась помочь мне и — надо отдать ей должное — сделала все так, что комар носа не подточит.
— Адриенна де Буль была в Эдинбурге? — нахмурилась Энни.
— Да, в качестве… скажем так, гостьи майора Уоршема. У этой дамы, на счастье, есть горничная, способная подделать любой почерк. Таким образом на свет появились четыре письма на розовой бумаге, перевязанные красными лентами и обильно смоченные экзотическими духами…
— Экзотическими? — невольно переспросила Энни.
— Да, очень необычными. Напоминают мне аромат одного цветка, который я видел в Индии — очень красивый, белый, раскрывается только в лунную ночь…
— Только в лунную ночь? Как романтично!
Ангус и сам сейчас был настроен на романтический лад. Они одни в пустой деревенской таверне, заброшенные сюда случайным поворотом их извилистых судеб, полумрак, свет одинокой свечи бросает на рыжие волосы Энни причудливые тени… Но дверь таверны не запирается, сюда в любой момент могут войти… И все же стоит рискнуть.
Ангус притянул Энни к себе, увлекая жену на лавку.
— Ты только что обещал мне избегать рискованных ситуаций, — улыбнулась она, — а сюда в любой момент могут войти!
— Обещал, — тяжело дыша, произнес он, — но устоять не могу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безоглядная страсть - Кэнхем Марша



Хороший роман. Название, на мой взгляд, не отражает сути романа, который намного выходит за рамки жанра. Советую лиюителям истории.Времена последнего крупного восстания шотладцев против англичан и его последствия. Трогательная история о любви, долге, чести и многом другом. Один из лучших романов писательницы.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаАнеза
23.06.2011, 13.35





Бред!!!!! Как любовный роман - ни о чем!!! Как исторический - ни о чем!!!! Какой-то набор слов несвязанных и муть голубая местами...
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаТатьяна
21.10.2013, 21.41





Такое сильное начало, я надеялась на противостояние героев, вначале так и было, а потом начался полнейший абсурд.Я разочарована, что вообще потратила время на этот роман. Конец странный,такая история..и кончилось нечем.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаВиктория
7.12.2013, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100