Читать онлайн Безоглядная страсть, автора - Кэнхем Марша, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безоглядная страсть - Кэнхем Марша бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безоглядная страсть - Кэнхем Марша - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнхем Марша

Безоглядная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Через три дня после вышеописанных событий курьер, явившийся к генералу Хоули, доставил ему известие, что мятежный принц покинул свой лагерь и направляется на восток. В тот же день лорд Льюис Гордон, покинув Абердин с тремя тысячами двумястами человек двинулся на помощь своему принцу, надеясь соединиться с его армией до того, как та достигнет Стерлинга.
Тринадцатого января, решив наконец, что ждать дальше становится опасно, Хоули направил своего адъютанта, генерал-майора Джона Хаска, навстречу мятежникам, а через два дня выступил в поход и сам, встретившись с Хаском под городом Фалкирком. Там же к ним присоединились двенадцать батальонов правительственных войск из Ар-гайла, пополнив их силы до восьми тысяч человек.
В первый раз с самого начала восстания силы с обеих сторон были равны, и обеим сторонам, как никогда, была нужна победа: Хоули — чтобы взять реванш за бездействие, допускавшееся им до сих пор, Чарльзу — чтобы поднять свой престиж, пошатнувшийся после отступления.
— Еще кружечку, Энни? — прогремел над столом бас Арчибальда Камерона. — Ты, я смотрю, еще ни в одном глазу, а нам нужно еще провозгласить как минимум два тоста — за твое мужество и за твою красоту!
— Наливай! — рассмеялась Энни. Выпила она, может быть, и немного, но голова у нее кружилась от всеобщего веселья.
Энни была единственной женщиной в таверне, в этом окружении суровых мужчин, каждый из которых ощущал себя живой легендой — еще бы, ведь они с таким триумфом дошли почти до самого сердца Англии, не важно, что потом им пришлось отступать… Пользоваться авторитетом в компании таких мужчин — почет для любой женщины. Они знали, что их предводительница не только с триумфом вошла в Абердин, но и была причиной ухода с шотландской земли датчан. Под Стерлингом обе армии повстанцев соединились. Выстроившись рядами на подходах к городу, воины принца воодушевленно приветствовали лорда Гордона, высоко размахивая над головами своими боевыми топориками.
Энни никогда раньше не приходилось видеть такого красочного зрелища, не говоря уж о том, чтобы принимать в нем самое непосредственное участие. Ей и самой не верилось в тот момент, что это она, Энни Моу, урожденная Фаркарсон, едет сейчас на коне в медном шлеме с пышными перьями, с трудом сдерживая наворачивающиеся на глаза слезы радости, с сердцем, готовым выпрыгнуть из груди от переполнявших его чувств.
Справа от нее, как всегда, ехал Джон Макгиливрей. Львиная грива гиганта была сейчас убрана в аккуратный хвостик, начищенные латы сверкали, взгляд бездонных черных глаз был, как всегда, мрачен, но Энни была уверена: сейчас Джона переполняют те же чувства, что и ее. Лейтенанты Роберт, Джеми и Эниас Фаркарсоны ехали следом, и между ними — с сияющим лицом, снова в строю, как и век назад, Ферчар Фаркарсон, казавшийся в этот момент самому себе бессмертным. Джиллиз Макбин ехал во главе своего клана, и радостный звук волынок Макбинов сливался в общем хоре с волынками Шоу, Дэвидсонов, Макдаффов, Мак-ферсонов, Макинтошей…
Чарльз Эдвард Стюарт, стройный, привлекательный двадцатичетырехлетний мужчина в небесно-голубом камзоле с перекинутой через плечо клетчатой накидкой, ожидал их, чтобы приветствовать лично. Принц приветствовал всех вождей, не забыв никого, под радостные крики их соплеменников. Когда Энни подъехала к принцу, намереваясь спешиться и поклониться, Чарльз вместо этого сам спешился и склонился перед ней в знак особой признательности к ее заслугам и обратился к ней с небольшой приветственной речью, в которой назвал ее «ma belle rebelle» — «моя прекрасная бунтовщица». Речь его высочества вызвала такие восторженные крики в толпе, что от сотрясения воздуха с ветвей ближайших деревьев осыпался весь иней. Но больше всех, пожалуй, радовался за внучку стотринадцатилетний Ферчар, со слезами на глазах обнимаясь, забыв о приличиях, со стоявшим рядом лордом Джорджем Мюрреем.
И сейчас, сидя в таверне, слушая бесконечные рассказы о недавних, но уже успевших обрасти легендами, походах, Энни жалела лишь об одном — что рядом нет Ангуса, что он не слышит этого пронзительного гудения волынок, не поднимает кружки, пенящиеся добрым крепким элем, с такими мужчинами, как Джон Макгиливрей или Александр Камерон…
Широкогрудый — почти такой же, как Джон, — Камерон провел пятнадцать лет в Европе, сражаясь в чужих войнах, ради чужих интересов. Вернувшись наконец на родину, он застал ее охваченной пожаром восстания. С тех пор Камерон стал, по сути дела, правой рукой лорда Джорджа Мюр-рея. Ходили слухи, что жена Александра — англичанка. Это не вязалось с тем, что глава клана Камеронов. Лохел, делил с королем Яковом тяготы ссылки с самого 1715 года, когда предыдущее восстание потерпело поражение. Но поговаривали также, что жена Александра, хотя и англичанка, присоединилась вместе с ним к армии принца — и не в момент триумфа, а в горький час поражения под Дерби…
Внимание Энни привлек какой-то шум на дальнем конце стола. Кинув туда взгляд, Энни увидела огромного, словно гора, человека, подносившего к губам жбан эля величиной с добрую кварту под одобрительные крики зрителей. Энни вспомнила имя великана — Струан Максорли. Глоток, другой, третий… девятый, десятый — и Струан с победоносным видом грохнул пустым жбаном о стол, оглядывая толпу в поисках готового помериться с ним силой. Или хотя бы того, кто попробует перепить его.
И соперник нашелся — из-за стола поднимался Джиллиз Макбин. Огромный жбан снова наполнили элем, и Джиллиз, как недавно Струан, поднес его к губам.
— Предлагаю следующие условия, — вынув из кармана две монеты, Макгиливрей положил их на стол, — кто через час будет все еще держаться на ногах, тот и выиграл. Лично я ставлю на Джиллиза.
— Вызов принят. — Камерон извлек из кармана две такие же монеты. — За Струана!
Осушив по второму жбану, соперники продолжали крепко держаться на ногах. Чтобы коротышка Джиллиз был на одном уровне с великаном, кто-то посоветовал ему встать на бочонок.
— Ваша жена, должно быть, очень смелая женщина, сэр, — обратилась Энни к Камерону, — если решилась сопровождать вас в походе.
— Вы правы, полковник, смелая и упрямая. Только зовут меня не «сэр», а Александр.
— Тогда и я, — улыбнулась она, — не «полковник», а Энни. Тем более что это звание, по сути дела, лишь для красоты…
Максорли уже осушил четвертый жбан, но и Джиллиз, судя по всему, не собирался ему уступать.
— Матерь Божия, — воскликнул кто-то, — и куда в них только влезает! Может, стоит притащить второй жбан, чтобы нашим богатырям было куда мочиться?
— Лично я, — поморщилась Энни, — не собираюсь наблюдать за этим зрелищем. Я, пожалуй, пойду спать. — Она поднялась.
— Я тоже, — неожиданно поддержал ее Макгиливрей.
— Ты куда? — окликнул его Камерон. — А наш спор?
— Оставь свои деньги себе, — поморщился Джон. — Все равно я и так знаю, что победит Джиллиз! Стоит ли торчать здесь битый час, чтобы убедиться в том, в чем я и так уверен?
— Скажи лучше, — усмехнулся Камерон, — что ты удаляешься, чтобы не видеть его позора! Так-то будет честнее!
— Не слишком ли прямой у тебя нос? — огрызнулся Макгиливрей. — Хочешь, для разнообразия сворочу его тебе на сторону? Как ты предпочитаешь — вправо или влево?
— А на мой вкус, — не остался в долгу Камерон, — у тебя слишком частые зубы, не мешало бы разредить!
Оба, понимая, что угрозы шуточные, пожали друг другу руки и пожелали спокойной ночи. Раздвигая толпу руками, чтобы расчистить путь себе и Энни, Джон вышел на свежий воздух. От таверны до деревни, где они остановились, было всего четверть мили, и Энни, уставшая от целого дня в седле, решила прогуляться пешком — заодно к тому же и насладиться прелестью ясной морозной ночи.
— Ну как? — спросила она у Джона, кутаясь в плед.
— Что? — не понял он.
— Что ты обо всем этом думаешь?
— Что я думаю? — переспросил он, понимая, что Энни завела этот разговор только для того, чтобы не молчать. — Пока еще рано делать какие-то выводы, но, мне кажется, здесь собрались достойные люди, готовые пойти за лордом Джорджем хоть в ад.
Энни обратила внимание, что Джон намеренно говорит «за лордом Джорджем», избегая сказать «за принцем». Для нее самой не было секретом, что после отступления из Дерби, когда логика лорда взяла верх над молодою горячностью Чарльза, отношения между принцем и его генералом стали настолько натянутыми, что все это время они почти не разговаривали.
И за время броска из Глазго в Стерлинг ситуация мало изменилась. Фактически после сегодняшней торжественной встречи лорд Джордж с двумястами своими людьми сразу же отправился в Линлитгоу под предлогом отбить подводы с продовольствием, направлявшиеся в лагерь Хоули.
— Далеко отсюда до Фалкирка? — спросила Энни.
— Миль десять, причем через болото. В ту сторону. — Джон показал рукой в темноту.
— Как ты думаешь, англичане знают, где мы?
— Если мы влезем на ближайший холм, то увидим отсюда их костры. Точно так же и они нас.
— Думаешь, они собираются напасть на нас?
— Для этого им надо будет перейти через реку, сомневаюсь, что они на это решатся.
Джон замолчал, и они долго шли в тишине, только снег хрустел на морозе под ногами. Из таверны все еще доносились звуки волынок. Ночь была ясной. Свет бесчисленных костров на холмах и в долине казался земным отражением небесных звезд.
— Я понимаю, — заметил Джон, — ты боишься… Не стыдись в этом признаться, война действительно страшная штука…
— Вовсе я не боюсь! — фыркнула Энни. — Я вообще не думаю об этом!
— А если все-таки подумать? — настаивал он.
— Если подумать… пожалуй, ты прав. Иной раз мне действительно хочется убежать от всего этого и спрятаться так, чтобы меня ни одна живая душа не нашла…
— Я думаю, не у тебя одной такие мысли! — Джон похлопал ее по плечу. — Сколько раз я и сам лежал ночью без сна, в темноте думая о том, каково будет ощутить в своем брюхе холодную сталь английского штыка…
— Ты? — Губы Энни скривились в улыбке. — Ни за что не поверю! Мне всегда казалось, что если есть на свете человек, который ничего не боится, так это ты!
Джон помолчал с минуту.
— Увы, — проговорил он, — ты сама не знаешь, сколь многих вещей я боюсь…
— Например? — спросила Энни. Джон пристально посмотрел на нее:
— Например, тебя.
Энни замедлила шаг, затем и вовсе остановилась. Она явственно чувствовала, как пальцы Джона ласкают ее шеки.
Энни понимала, что с его стороны это не более чем жест дружеского ободрения, и тем не менее… тем не менее она знала, что в глубине души Джону хотелось бы стать для нее не просто другом.
Может быть, Энни слишком много выпила, может быть, звездная ночь настроила ее на романтичное настроение, но она вдруг почувствовала, что от близости Джона у нее начинает кружиться голова. А может быть, просто потому, что они были одни и она могла себе позволить откровенный разговор с ним, не опасаясь посторонних глаз и ушей… Энни знала, что про ее отношения с Джоном уже высказывается много домыслов. Но сейчас, когда никто их не видел, Энни смело взяла руку Джона в свою — это ведь ни к чему не обязывает…
— Меня? — стараясь, чтобы голос звучал непринужденно, переспросила она. — Меня-то чего тебе бояться?
— Не скажи, — произнес он. — У тебя такие глаза… Когда ты смотришь на меня, они меня словно засасывают…
Энни почувствовала, как жар приливает у нее к вискам. Перед глазами в сотый раз, словно наваждение, встал тот эпизод в спальне Джона…
— Мы не должны… — прошептала она.
— Разумеется, — кивнул он, — не должны.
— Я люблю Ангуса, — заявила Энни, хотя сама чувствовала, что не очень уверена в этом. — Несмотря на то что мы с ним сейчас по разные стороны баррикад, несмотря на все, что он сделал… Может быть, и не должна, а все равно люблю…
— Тогда, — согласился Джон, — нам с тобой не о чем беспокоиться. Все, что нам нужно, — это чтобы ты сейчас отпустила мою руку, пошла домой, легла в свою постель, — и будем считать, что этого разговора никогда не было.
— Ты думаешь, — проговорила Энни, — мы сможем о нем забыть?
— Должны. По-твоему, у нас есть выбор?
Энни уставилась на Джона. Она знала, какие чувства сейчас обуревают его, ибо и сама чувствовала то же самое. Она знала, что если не сможет устоять перед этим чувством, то и Джон тоже не сможет…
— Выбора нет, — обреченно сказала она.
— Да, забудем об этом, так будет лучше.
Руки их разжались, и Энни, почувствовав внезапный холод, словно ладонь Джона согревала ее, машинально закуталась в плед. Впрочем, они уже были в двух шагах от ее теперешнего жилья — скромного строения из серого кирпича с крытой соломой крышей и крохотным слюдяным оконцем. Внутри была всего одна комната, у одной из стен которой стоял стол. Была, возможно, и другая мебель — этого Энни не могла припомнить, так как в данный момент могла думать только о кровати.
— Спокойной ночи, Энни, — произнес Джон. По голосу его чувствовалось, что сейчас в его душе порядочность борется с желанием.
— Спокойной ночи, — прошептала она. Он развернулся и пошел прочь.
— Джон! — окликнула его Энни. Джон обернулся. Казалось, он готов был сделать шаг ей навстречу.
…От их лагеря до лагеря англичан — всего день похода. Завтра будет бой… Англичане, говорят, всегда строятся ровными, словно по линейке, рядами, отлично стреляют… Нельзя не признать, что горцам при всем их боевом энтузиазме не хватает дисциплины и выучки. И Джон завтра непременно будет в первых рядах, один из первых встретит грудью английские пули и штыки. Вся опасность и вся слава достанется Джону. Энни же останется в тылу, наблюдая за боем и отдавая приказы.
Муж Энни тоже примет бой — но по другую сторону линии фронта… И может, не дай Бог, статься, что Джону достанется пуля, выпущенная Ангусом… Если это произойдет, будет ли после этого иметь какое-то значение, что Энни сохраняла верность такому мужу?
Джон по-прежнему смотрел на нее, не отрывая глаз.
— Что, Энни? — спросил наконец он. Энни опустила глаза.
— Спасибо, Джон, — прошептала она, — спасибо, что проводил меня…
Как же все-таки это больно — понимать, что то, чего ты хочешь, нечестно, непорядочно, грешно, знать, что ты этого никогда не сделаешь — и все равно хотеть… Хотя бы всего один раз… на одну ночь…
— Я пришлю за тобой кого-нибудь утром, — произнес он, — а пока, думаю, тебе лучше выспаться.
Энни молча кивнула. Что здесь можно сказать, когда оба отлично знают, что выспаться этой ночью ей вряд ли удастся… Джон снова развернулся и пошел прочь.
Тяжело вздохнув, Энни вошла в дом и огляделась. Обстановка ее случайного жилища мало чем отличалась от обстановки множества деревенских домов, в которых ей приходилось ночевать за последнее время. Энни уже начала привыкать к кочевой жизни, к тому, что вот уже много дней не имеет постоянной крыши над головой, нормальных человеческих удобств… Привыкать к роскоши Моу-Холла ей, прожившей всю жизнь в скромной, спартанской обстановке, в свое время было гораздо сложнее. Энни никогда не мечтала о роскошных шелках, огромном дворце или армии слуг, готовых в любой момент исполнить малейшую прихоть госпожи, никогда не видела себя женой Ангуса Моу.
Энни прислонилась к дверному косяку. В голову лезли непрошеные мысли: такой ли уж большой, в самом деле, грех, всего на одну ночь забыть о том, что ты светская дама, жена главы клана, отдаться порывам сердца? То, что Макгиливрей отдал бы весь мир за одну ночь с ней, было написано у него на лице. Мужчина, воплощение сокровенных мечтаний любой женщины, сам идет ей навстречу… Энни прошла к кровати и упала на нее, уткнувшись лицом в подушку. Возможно ли для женщины любить двоих мужчин одновременно? Будет ли ее душа гореть в аду за этот тяжкий грех?
Мрачные мысли Энни были прерваны стуком в дверь. Неужели Джон все-таки решил вернуться? Если это он, Энни будет просто не в силах ему не открыть, а открыв…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безоглядная страсть - Кэнхем Марша



Хороший роман. Название, на мой взгляд, не отражает сути романа, который намного выходит за рамки жанра. Советую лиюителям истории.Времена последнего крупного восстания шотладцев против англичан и его последствия. Трогательная история о любви, долге, чести и многом другом. Один из лучших романов писательницы.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаАнеза
23.06.2011, 13.35





Бред!!!!! Как любовный роман - ни о чем!!! Как исторический - ни о чем!!!! Какой-то набор слов несвязанных и муть голубая местами...
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаТатьяна
21.10.2013, 21.41





Такое сильное начало, я надеялась на противостояние героев, вначале так и было, а потом начался полнейший абсурд.Я разочарована, что вообще потратила время на этот роман. Конец странный,такая история..и кончилось нечем.
Безоглядная страсть - Кэнхем МаршаВиктория
7.12.2013, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100