Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Запыхавшаяся Бетси вбежала в комнатушку и подала сумку с медицинскими принадлежностями Уитни.
— Вот, мисс Мерри. В чем дело? Что случилось? Мередит подняла голову, вытирая слезы перепачканными ладонями.
— Девлин пострадал… по моей вине. Служанка испуганно посмотрела на распростертое тело Джереми.
— Похоже, его били кнутом.
— Так и есть, — коротко отозвалась Мередит. Она достала банку с мазью, сделанной из заплесневелого хлеба.
— Принеси мне воду и полотенце.
Бетси быстро исполнила приказание, я Уитни нежно обтерла спину Джереми влажным материалом. Девлин напрягся. Мередит знала, что сейчас даже малейшее прикосновение причиняет боль. Но раны оказались не так ужасны, как показалось вначале: виднелись лишь две полосы, где лопнула кожа, и вздувшихся три рубца. Она положила мазь на раны, чтобы предотвратить заражение, затем сделала прохладные примочки на опухоли для снятия неприятного ощущения жжения.
Подавив укоры совести, Мередит повернулась к Лидии и впервые после случившегося заговорила с ней.
— Послушай, — безжизненным голосом произнесла она, — ты не останешься присмотреть за ним?
— Да, если хочешь, — ответила несколько удивленная Чандлер.
Обычно Уитни сама оставалась, если состояние пациента внушало опасения, или усаживала рабыню при лучшем положении дел. Почему Мередит попросила об этом именно ее?
— Дашь ему вот это при болях. — Уитни достала маленький пузырек с успокоительным. — Всего одну каплю на стаканчик — оно сильнодействующее. — Она сложила все остальное в сумку и встала.
Бетси взяла саквояж хозяйки, чтобы последовать за ней, и быстро перевела глаза на Неба, их взгляды пересеклись, словно передавая друг другу чувства, переполнявшие этих людей. Мередит заметила этот обмен и чуть было громко не вздохнула. Бетси, похоже, в самом деле любит сего громилу. Но чем это закончится для нее? Уитни хотела оглянуться на Джереми, но сдержалась и стала спускаться по лестнице. Она больше не увидит его, потому что просто не вынесет стыда за то, что сделала с ним.
Девлин возненавидит ее и будет совершенно прав. Уитни подумала о сплетнях, которых очень боялась. Этот же позор еще хуже, страшнее. То, что она натворила, ужасало ее. Никогда в жизни не действовала она столь жестоко и импульсивно. Мередит ни за что бы не поверила, что способна на такое. Это навело ее на мысль о совершенном незнании собственного «я».
После ухода Уитни Лидия подошла к Джереми и, опустившись на колени у изголовья постели, заглянула ему в лицо, а затем отвела волосы, упавшие на лоб. Глаза Девлина открылись, и он криво усмехнулся. Слезы брызнули из глаз миссис Чандлер.
— Мередит оставила мне кое-что от боли. — Она смешала дозу дрожащими руками и помогла ему выпить лекарство. — Она лечила тебя.
— Знаю. Я все слышал.
— Почему же ничего не сказал?
Джереми пожал плечами и поморщился от неприятного ощущения ломоты во всем теле. — Не видел для этого причины.
— Она так сожалела, Джереми. — Лидия наклонилась ниже и положила ладонь ему на руку. — Не сердись на нее, пожалуйста. Я никогда не видела, чтобы она так вела себя. Обычно Уитни очень добрая и милосердная. Не могу представить, почему она позволила Джексону избить тебя.
Девлин внимательно смотрел на Чандлер своими голубыми бездонными глазами, словно изучая.
— Что ж, значит, я первый…
Он отвернулся и через несколько минут погрузился в беспокойный сон. Лидия вздохнула и села на неудобный табурет, чтобы ждать его пробуждения.
— Где Мередит? — Дэниэл окинул взглядом стол, вопросительно вскинув брови.
— В своей комнате, — мягко ответила Лидия.
Она утомилась после долгого дежурства у кровати Девлина. Он проснулся через несколько часов и принял еще одну дозу лекарства. Чандлер вернулась в дом и послала служанку посидеть около него, дав указание девушке сообщить ей, если самочувствие избитого ухудшится.
— Она больна?
— Только сердцем. — Что ты имеешь в виду?
Лидия тут же поведала ему о событиях дня, удивившись усмешке Дэниэла на рассказ о вспышке ярости у Мередит.
— В чем дело? — поинтересовалась миссис Чандлер. — Ты ведь не можешь быть доволен ее поведением.
Харли отмахнулся от ее замечания.
— А почему бы и нет? Это один из немногих знаков, говорящих о подлинных чувствах Уитни, которые мне когда-либо приходилось замечать.
— Что ты хочешь этим сказать? Выходит, вы с ней частенько ссоритесь и кипите от ярости?
— Вовсе нет… Я имею в виду настоящее, необузданное чувство, свидетельствующее о любви или ненависти. Обычно Мередит прекрасно владеет собой. Рад убедиться, что она не гипсовая статуя.
Лидия сокрушенно вздохнула.
— Может, и так… но я надеялась… Без сомнения, ты сочтешь сие глупостью, но мне казалось, Мередит и Джереми могли бы… Ну, она могла бы увлечься им.
— Если бы она была к нему равнодушна, то с чего бы так разозлилась? — уклончиво пробурчал Дэниэл.
Лидия изумленно уставилась на него.
— Дэниэл, о чем ты говоришь? Ты бы потерпел… что-то между ними?
— Смотря что это самое ЧТО-ТО. Я уже, впрочем, и так наговорил слишком много.
Он откусил кусок гусятины и запил щедрым глотком пива. Съев еще немного, Харли отодвинул блюдо, хотя оно оставалось наполовину нетронутым.
— Сегодня мне не очень-то хочется есть… Пожалуй, схожу-ка я в конюшню и взгляну, как там Девлин. Лидия взглянула на его тарелку, но ничего не сказала. Дэниэл ушел, тихонько насвистывая какой-то незатейливый мотивчик.
Харли пришел в помещение конюшни и поднялся по узкой лесенке на чердак, тяжело и часто дыша. На секунду он остановился, чтобы отдышаться, прежде чем войти в убогую комнатушку.
Сделав знак девушке, дежурившей возле Джереми, уйти, Дэниэл осторожно присел на скрипучий табурет. Девлин открыл глаза, затем повернулся на бок. «Старик, конечно, пришел выяснить, что я сделал с его падчерицей», — мелькнуло в его голове.
— Насколько я понимаю, сегодня ты попал в переделку, — начал Харли. Джереми только кивнул. — Расскажи, что произошло?
— Я вел себя дерзко, — ухмыльнулся Девлин, — и за это получил «гостинчик» в виде плетки.
— Мередит приказала тебя высечь? — поинтересовался Дэниэл
— Нет. Она просто сказала Джексону, что меня нужно наказать.
— А ты заслужил наказание? — голос Харли звучал почти насмешливо.
— Ну-у… все зависит от того, как на это посмотреть.
— Чем же ты так разозлил Мередит? Девлин дерзко уставился на Дэниэла. Он знал, Харли придет в ярость, если узнает о поцелуе. Тогда наказание, полученное по воле Мередит, покажется ему милостью божьей. Да, да, милостью по сравнению с гневом старика. И все же Джереми был слишком горд, чтобы врать.
— Пусть Мередит сама скажет вам об этом.
— Ну, от нее-то мне ничего не добиться. Она говорит только то, что хочет сказать. А в данной ситуации совсем не похоже, чтобы моя падчерица поведала мне обо всем — она заперлась в своей комнате.
— Почему?
— Лидия говорит, ей стыдно смотреть людям в глаза. Ладно, это все женские глупости… Отчего Мередит вышла из себя?
— Я дотронулся до ее священной кожи, — саркастически бросил Джереми.
Дэниэл улыбнулся чуть заметно и загадочно. Девлин изумленно уставился на него. По мнению Девлина, даже неродному отцу не должно было бы казаться забавным, что слуга так легкомысленно обращается с женщиной, находящейся под его опекой. Если бы Мередит принадлежала Джереми и какой-нибудь мужчина оказался бы столь же дерзок, он бы снес ему за это голову.
— Что ты чувствуешь сейчас по отношению к Мередит? — поинтересовался Харли, еще больше удивляя Девлина.
Странный свет вспыхнул в глазах Джереми, но он ничего не ответил. Не мог же Девлин сказать ее отчиму, что теперь хочет его падчерицу еще больше. «Амазонка»… Так он назвал Уитни в самом начале их знакомства. Какое подходящее имя для нее сегодняшней, когда она бросилась между ним и Джексоном, храбро подставляя свое тело под плеть, чтобы спасти его. Джереми никак не мог понять, почему ее так разозлили его поцелуи, но нельзя отрицать и другого — он вызвал в ней сильнейшие эмоции. Она ведь хотела его. Девлин верил, что в этом-то ему трудно ошибиться. Но желание зародило в Мередит чувство внутреннего протеста. Ее яростный приказ о наказании — яркое свидетельство силы этого протеста и, соответственно, силы ее влечения.
Джереми твердо решил, что вся ее пылкость и огонь будут принадлежать только ему — и никому больше. Но это совсем не является ответом для Харли. Как можно безразличнее он произнес:
— Она также остановила порку и лечила мои раны… Я не могу ненавидеть Мередит за это, верно?
И снова таинственный свет вспыхнул в его глазах: Дэниэлу пришлось наклониться поближе, чтобы разобрать слова избитого. — Ни одна женщина никогда прежде не владела мною…
Харли наклонил голову набок, рассматривая мужчину, лежащего перед ним. На какой-то миг он даже засомневался, правильно ли поступает.
Дэниэл все-таки надеялся, что не сбивает Мередит с пути. Он облизал губы и проговорил:
— Девлин, когда твоя спина заживет, начнешь работать в доме.
— Что?!
Он ожидал мести, жестокого наказания, а вместо этого его возвышают до положения слуги в самом доме.
— Я по-прежнему хочу, чтобы ты принял участие в скачках на Акробате, поэтому продолжай тренировать его, но, за исключением этого, твои способности пропадают здесь впустую. У тебя ведь хорошее образование. Мне хотелось бы, чтобы ты занялся счетами плантации. Как, по-твоему, сможешь?
— Э… Думаю, да, — запинаясь, промямлил пораженный Девлин.
— Хорошо. Значит, как только поправишься, жду тебя в кабинете. — Харли встал. — Я пришлю девушку обратно. Всего хорошего.
— До свидания.
Джереми растерянно посмотрел вслед уходящему Дэниэлу, все еще пораженный его предложением.
Следующие несколько дней Мередит находилась в подавленном состоянии. Она не приближалась к зданию конюшни, лишь передала лекарство для Джереми и объяснила, как им пользоваться, пока раны не заживут. Служанка удивленно посмотрела на свою госпожу, но сделала все должным образом. Когда она вернулась от Девлина, Уитни подробно расспросила ее о состоянии избитого. Бетси даже заинтересовалась, почему Мередит не пошла к Джереми сама, но спросить побоялась.
Хотя Уитни и выпытывала подробности у служанки, с Лидией она на эту тему не разговаривала. Когда-то они считались подругами, но теперь напряженная сдержанность лежала между ними. Стоило только женщинам остаться наедине, как молчание просто оглушало их. Они нарушали его лишь неуклюжими, поверхностными фразами о погоде и домашних делах.
Мередит радовалась, что у нее скопилось много работы, которая занимала и отвлекала ее. Наступило время ежегодного приготовления свечей, которое проводилось при наступлении относительных холодов, чтобы отлитые изделия не таяли. Лавровые ягоды кипятились в больших чанах на улице, и воздух наполнялся их сладким ароматом. Женщины снимали образовывавшийся сверху жир, собирали и давали ему возможность застыть, а затем снова растапливали над огнем и очищали. Лавровые свечи предпочитались таким же светочам, но только изготовленным из животного жира, ибо горели медленнее и не таяли сами по себе в летнюю жару, не говоря уже о приятном запахе. Котлы наполнялись жиром и водой, снова кипятились до образования жидкой консистенции. Работники относили емкости под навес в тени деревьев. Там полученную массу выливали в формы, а оставляли застывать.
Небольшое количество ценных восковых свечек изготавливалось из воска, добытого из пчелиных ульев плантации. Множество свечей делалось из животного жира и использовалось на кухне и в других местах, куда не так уж часто заглядывали господа. Еще из него отливали свечи с фитилем из сердцевины ситника. Такие использовались как дешевый источник света в хижинах рабов.
Когда разлитая масса охлаждалась, готовые изделия укладывали в специальные коробки с перегородками; их накрывали и ставили на хранение в глубокую темную кладовую под лестницей. Таким образом готовые свечи сохранялись в течение длительного времени и использовались, начиная с зимы и до следующего лета.
После «свечного бума», не успев даже передохнуть, приступали к убою свиней. Это тоже делалось в прохладную погоду.
Далеко позади дома, чтобы запахи не проникали в здание, несколько мужчин резали животных и подтаскивали туши к большому костру. С помощью крепления, прилаженного к треножнику, убитого поросенка привязывали к веревке, свободно проходившей через блок и прикрепленной к упряжи мула; когда тот отходил, туша приподнималась в воздух, а затем опускалась в огромный чан над огнем, где ошпаривалась и оскабливалась. После этого мужчины потрошили свинью, отрезали голову, разрубали пополам и несли в кухню. Где готовили мясо.
Использовались все части свиной туши. Жир измельчали и перетапливали. Заднюю часть .резали на куски, посыпали приправами, набивали полученной массой кишки и помещали в коптильню, где медленно закапчивали. Окорока, лопатки и бока укладывали в большие бочки с рассолом и позднее тоже относили на коптильню. Даже ливер варили и измельчали, чтобы добавлять его в блюда из кукурузной муки с кореньями.
Хотя Мередит и не принимала непосредственного участия в изготовлении свечей или в заготовке мяса на зиму, она руководила этими процессами и вела учет количества готовых изделий для освещения дома и общего веса забитых свиней. К тому же, поскольку уборка урожая закончилась, и рис начали медленно очищать вручную, Уитни приходилось записывать обработанные баррели зерна, выращенного на плантации. Кроме того, она контролировала отправку риса агенту Дэниэла в Лондоне и продажу купцам Чарлстона. Точно такой же учет велся и по индиго.
Работа отвлекала ее от происшедшего с Девлином, не давала скучать по ежедневным — ставшим уже привычными — верховым прогулкам. Однако как-то раз, когда Мередит сидела в кабинете, внося цифры в гроссбух, ее уединение нарушили.
Послышался громкий стук, и в дверном проеме показался Джереми Девлин. Несколько долгих секунд она растерянно молчала, уставившись на него. Совершенно бессознательно ее мозг отметил, что он одет в бриджи, чулки и туфли ее отца. Брюки оказались немного тесноваты, но смотрелся Девлин в них более естественно. Очевидно, рубашки и сюртуки, отданные ему, были слишком узкими для его мощной груди, ибо на Джереми красовалась все та же груботканая рубаха, которую сшила одна из служанок. Рукава наряда портниха сделала широкими и собранными на запястьях; вырез глубок, чтобы надевать одеяние через голову, без пуговиц, поэтому открывалась добрая часть груди. Мередит ясно видела мускулистое тело Девлина и покрывающие его рыжевато-золотистые волоски. В животе Уитни затрепетали сотни крошечных бабочек, но она сказала себе, что сие просто от неожиданности.
Мередит не знала, о чем говорить, и понимала, что должна извиниться, но никак не могла заставить себя так покорно разговаривать с этим человеком. Короткая связь, возникшая между ними во время верховых прогулок, исчезла. Угнетающее чувство вины сковывало язык и напрягало тело, но смущение удерживало от признания собственной вины. Джереми, похоже, не испытывал никакой растерянности. Он вошел, окинул взглядом комнату, отмечая все детали обстановки.
— Приятный кабинет, — заметил он, сцепив руки за спиной и оглядывая книжные полки. — Мистер Харли как-то не производит на меня впечатление страстного книголюба.
— А он и не является им. Это рабочее место моего отца.
Уитни обеспокоенно взглянула на него. Что он здесь делает? Девлин — не домашний слуга. Но у нее не хватало духу спросить его о цели визита или поставить на место после того, как наказала Джереми за нахальство. Он двигался без напряжения, полностью подтверждая уверения Бетси о его быстром выздоровлении. Неужели Девлин пришел высказать ей все, что он о ней думает? Почему тогда никак не проявляет своего презрения, ненависти, которые должен испытывать?
— Понятно. А дочь, скорее всего, пошла в отца?
— Да, я люблю читать.
— Нисколько не сомневаюсь. А я вот никогда не считался заядлым читателем. Думаю, проказы отнимали у меня слишком много времени. — Джереми развернулся, чтобы взглянуть на Мередит, и сразу отметил ее синее платье, совершенно не подходящее ни к цвету кожи, ни к фигуре. — Почему вы не носите более яркие цвета? И мягкие кринолины вместо этого жесткого обруча? Они намного лучше смотрятся на высоких женщинах. Уитни покраснела.
— Вам не следует знать о подобных вещах… Тем более, обсуждать их с леди.
— Прошу прощения.
В его глазах заплясали знакомые смешинки, напрочь отвергая принесенные извинения.
— В чем дело? — выпалила Мередит. Ее нервы напряглись до предела в ожидании очередной словесной атаки Джереми. — Почему вы не переходите прямо к делу и не скажете этого, а держите меня в неопределенности?
Девлин вопросительно вскинул брови.
— А что я должен сказать?
— Разве вы пришли не для того, чтобы наказать меня?
— Конечно, нет. Значит… вы считаете, что стоило бы? Разве вы непослушная девочка?
— Прекратите обращаться со мной в подобной снисходительной манере! — грубо огрызнулась Мередит. — Вы не можете быть так спокойны, как хотите казаться. Вам нужно презирать меня за то, что я приказала Джексону высечь вас. Почему вы открыто не проявите свой гнев?
Он нарочито вежливо поклонился.
— Мадам, я простой слуга… Как мне можно укорять вас? Я лишь подчиняюсь вашим приказам.
— А по мне… вы больше походите на человека, который никогда не упускает возможности отомстить .
Его ухмылка стала просто дьявольской.
— Ага… Но я и отомщу, только по-своему и в свое время. — Глаза Девлина скользнули по фигуре Уитни, придавая словам явный сексуальный характер. Он собирается отыграться на ее теле! Планирует изнасиловать ее? Или еще раз продемонстрировать, как быстро она уступает его авансам? Страх, а затем гнев пронзили всю сущность Мередит, неотступно преследуемые острым возбуждением. Эмоции завихрились и вскипели в душе Уитни. Она понятия не имела, как вести себя с Джереми. Тут требовалась опытная женщина типа Лидии, хорошенькая и сведущая в искусстве кокетства. Руки Мередит конвульсивно сжались в кулаки, когда она постаралась замаскировать царящую в душе сумятицу. Она холодно поинтересовалась:
— В таком случае… что вы здесь делаете?
— Разве вы не знаете? Мистер Харли ничего вам не сказал? Гм… Меня сюда послал ваш отчим. Он хочет, чтобы я взял на себя ведение счетов плантации. Вы должны разъяснить мне всю эту кухню.
— Что?! — Мередит буквально взвилась со своего стула. Дэниэл отдал ее книги Девлину?! — Вы лжете! Этого не может быть!
— Скажите, а зачем мне выдумывать? Уитни выскочила из кабинета и понеслась по тропинке к дому.
Лидия подняла голову, когда Мередит ворвалась в общий холл, неистово раскачивая обручами в спешке.
— В чем дело, Мередит? Она озадаченно поднялась.
— Где Дэниэл?
— Я точно не знаю. Думаю, в своей комнате, отдыхает.
Дэниэл? Отдыхает средь бела дня? Это звучало неправдоподобно, но Уитни побежала по лестнице к нему. На ее громкий стук послышалось:
— Войдите. Мередит распахнула дверь и буквально ворвалась в комнату. В иной ситуации, поскольку отчим отдыхал, она справилась бы о здоровье, но сейчас… Все, о чем могла думать в данный момент Уитни, упиралось в этого зловредного Джереми, который явился, чтобы украсть у нее работу.
— Девлин внизу в кабинете…
— Он, должно быть, быстро поправляется.
— Речь идет не об этом. Он говорит, ты велел ему вести учетные книги плантации.
— Да. Девлин искусен в цифири, чтении и письме… Зачем держать образованного слугу в конюшне? Разумеется, он каждый день будет продолжать тренировать Акробата, но ему не составит труда заодно вести и книги.
— Но это же моя работа! — запротестовала Мередит.
Девлин не может забрать ее у нее. Не может! Ведение гроссбухов — самая приятная обязанность Уитни. Надзор за слугами и домашней работой мог быть скучным, но счета — это совсем другое, это интересно. Они очень важны. Счета — часть подготовки Мередит к будущему самостоятельному управлению плантацией. Обида жгла сердце Уитни. Дэниэл забрал у нее то, что составляло самое приятное в жизни, и отдал человеку, которого она ненавидит. Тем более, Мередит поступила с ним ужасно, и от этого еще труднее сидеть рядом с Джереми и объяснять сущность деятельности плантации, разве Дэниэл не предвидел, какую боль причинит ей? Или ему на все наплевать? Когда она научит Девлина, он будет знать все о происходящем на ее земле, а хозяйка… хозяйка превратится в ничто. Как отчим мог так поступить с ней? Неужели все эти годы он только притворился, что любит ее? Уитни холодно поинтересовалась:
— Ты недоволен моей работой? Видя ее надменное выражение лица, Харли воскликнул:
— Нет! Мередит, дорогая, ты не должна так думать! Просто мне хочется немного облегчить твою ношу. Я очень благодарен тебе за помощь. Ведь ты же знаешь, я терпеть не могу цифры. Но тебе не следует так часто торчать в пыльном кабинете. Ты должна развлекаться, как другие девушки, наряжаться, ездить на вечеринки.
— Дэниэл! Меня абсолютно не интересует все вышеназванное! — Мередит подошла к нему и горячо пожала его руку. — Пожалуйста, позволь мне продолжать вести книги.
Харли нахмурился.
— Девочка моя, это же глупо, когда у нас есть слуга, который может прекрасно справиться с этим. Я хочу, чтобы Девлин немного поднаторел в финансовой стороне дела.
— Зачем?
— Я говорил тебе, когда покупал его. Думаю сделать парня управляющим. Он намного лучше поймет свою работу, если будет знать стоимость всего до последнего цента.
Мередит отпустила руку отчима и отступила. Итак, Дэниэл настроен против нее.
— Хорошо. Как скажешь. Это, в конце концов, твоя плантация.
Харли смотрел ей вслед, обеспокоенно нахмурив брови. Она обиделась. Не думал он, что так выйдет. Хотелось бы, чтобы девочка поняла: Дэниэл не намеревался оскорбить ее, но для этого пришлось бы раскрывать далеко идущие планы. А сие Харли хотел отложить как можно дальше. Все сильно усложняется, когда имеешь дело с Мередит.
Уитни вернулась в кабинет, усилием воли справившись со своими эмоциями. Она не должна показать Девлину, как все происходящее сейчас расстраивает ее, не то, вполне возможно, это доставит ему огромное удовольствие. Она будет спокойной и безразличной, научит его как можно быстрее оперировать с цифрами и скроется от этого надоевшего ей человека.
Войдя в комнату, Мередит нашла Джереми лениво развалившимся в синем кожаном кресле. Он вежливо поднялся, но без лишней услужливости, вопросительно-насмешливо вскинув брови. Мередит метнула на него взгляд, который охладил бы притязания любого мужчины, но на Девлина не произвел никакого впечатления.
— Если вы соизволите подойти к столу, — официально начала Уитни, — мы можем приступить к занятиям.
Джереми встал рядом с ней, но не слишком близко, чтобы она чувствовала себя непринужденно. Мередит села в свое кресло и открыла гроссбухи.
— Вот здесь вписывается общая сумма ежедневной конечной продукции; Дэниэл обычно приносит мне цифры каждый вечер. Они даны в баррелях. Когда мы закончим заниматься, я добавлю их сюда, в эту колонку, чтобы выяснить общее количество произведенной продукции. Для риса итоговый результат подсчитывается отдельно, для индиго — тоже отдельно. Кстати, индиго вот на этом листе… Когда мы отправляем рис лондонскому посреднику, я вношу количество отгруженного на эту страницу. Если же Дэниэл продает какую-то часть местному торговцу или капитану корабля, мне приходится заносить запись об этом вот сюда… При окончании продажи я подсчитываю общую сумму обеих колонок. Совершенно очевидно, что она должна равняться итогу конечного продукта. Если этого не происходит, значит, совершена ошибка в расчетах или продано недостаточно… Но случается и такое, что мы выращиваем слишком много — в таком случае тоже может наблюдаться несовпадение цифр в колонках…
— Гм… Звучит довольно просто.
Джереми склонился над столом, чтобы повнимательнее рассмотреть цифры, так близко, что Мередит пришлось податься назад, стараясь не коснуться его. Она ощутила его аромат, вернее, запах, состоящий из смеси лошадиного пота, кожи и острого мужского мыла. Это сразу напомнило ей тот день, когда Девлин заключил ее в объятия и поцеловал. Уитни внутренне затрепетала при этих воспоминаниях.
— Прекрасно, значит, можем продолжать, — колко проворчала она и перевернула страницу.
Девлин неохотно отклонился, хотя по-прежнему оставался слишком близко, чтобы Мередит могла нормально дышать.
— Эта страница — наш приход… Наличный приход записывается в эту колонку, товарный — в эти… Естественно, подсчитывается общая сумма как наличных, так и полученных товаров.
— Товаров? А зачем вы берете товарами вместо наличных денег?
— По необходимости. Когда мы продаем продукцию капитанам кораблей или местным торговцам, они ведут натуральный обмен. Товар, посланный в Лондон, оплачивается деньгами, но только после того, как агент вычтет сумму, израсходованную на изделия, отправленные нам из Англии. Обычно остается очень мало. В отношении наличных денег… Мы не можем считаться богатыми людьми колонии. Все наше богатство заключается в земле и имуществе.
— Понятно.
Мередит разъяснила ему суть оставшихся записей, рассказала о счетах по домашнему хозяйству и отдельных расчетах рабов. Ей было невыносимо находиться рядом с ним, и Уитни надеялась побыстрее закончить всю эту канитель, но, тем не менее, ее очень раздражало, что Джереми так быстро все схватывает. Приходилось признавать: окажись он непонятлив, пришлось бы злиться из-за его тупости. Она понимала — ей сегодня не угодит никто, настолько сильно ее расстроило решение Дэниэла.
На следующий день Девлин снова явился к ней в кабинет. Его педантичная вежливость по отношению к ней уже сама по себе казалась насмешкой. Поскольку стоял конец октября, Уитни решила позволить ему сопровождать ее в ежемесячной инвентаризации домашних продуктов. Это была нудная, отнимающая много времени работа, но выполняя ее собственноручно, Мередит знала — причем досконально! — все, что происходит на кухне и, таким образом, отбивала охоту воровать. Джереми ходил за ней с бумагой и пером, не отставал ни на шаг.
Их первой целью стала коптильня. Девлин послушно сосчитал окорока, беконы, колбасы и вяленое мясо, отметив общую сумму в книге.
Следующим оказался погреб. Это было самое Прохладное место на всей плантации, и скоропортящиеся продукты сохранялись именно здесь: Свежая говядина, молоко, масло. Тут Мередит вела Учет только, мясу, ибо не стоило возиться с быстро меняющимся ассортиментом молочных продуктов.
В подвале они сосчитали количество баррелей лука, сладкого картофеля, ирландской картошки м других овощей, выращиваемых на плантации.
В большой кладовой при кухне «ревизоры» сочли общее количество мешков муки, соли, сахара, чая и кукурузной крупы. Девлин работал быстро и умело. Мередит то и дело удивленно поглядывала на своего помощника, а потом все-таки не выдержала.
— Судя по тому, что вы мне рассказывали, я думала, в вас нет ни капли трудолюбия.
— Что вы имеете в виду? — Брови Джереми невинно приподнялись.
— Вы говорили, в Англии никогда не занимались полезной деятельностью.
— У меня не было на то никаких причин, — искренне ответил Девлин. — Честный труд — не того сорта достоинство, которым восхищается аристократия. По мнению большинства, джентльмен должен жить в праздности и богатстве. Только старшие сыновья, наследующие землю, получают какие-то трудовые навыки. Ну, например, как управлять имением… Но таким, как я, — без земли, без имени и будущего, без навыка и стимула работать — что делать?
— Звучит так, словно вы оправдываетесь передо мной.
Он какое-то время внимательно смотрел на нее, а потом расцвел в очаровательной улыбке, которая, Мередит твердо знала это, остановила бы и покорила бы сердце любой женщины.
— Наверное, вы правы. Я вел образ жизни недисциплинированного, обозленного юноши и тратил впустую слишком много времени, жалея себя. — Его взгляд обратился куда-то внутрь, в глубины собственной души. — Опыт, приобретенный мною на корабле и здесь, на плантации, научил меня ценить вещи, которые я когда-то принимал как само собой разумеющееся, — свободу, здоровье, доброту, контроль над собственной судьбой… Когда-то завидовал своим законным сводным братьям и приятелям-аристократам, потому что они имели то, чего я никогда не мог иметь. То, что так много значит в Лондоне… Теперь же, здесь, это не кажется мне таким уж важным. Я бы все отдал, чтобы снова оказаться дома и стать самим собой.
— На сей раз вы бы ценили все это? — поинтересовалась Мередит, не скрывая своего неверия.
— А вы никому не даете спуску, верно? Конечно, надеюсь, что ценил бы… Но ваш скептицизм, возможно, и к месту. Через несколько недель я мог бы вернуться к своему старому образу жизни, в любом случае, это не имеет значения. Я больше не попаду туда, не правда ли?
Впервые с момента их знакомства печаль закралась в обычно самоуверенный голос Джереми. Сочувствие нахлынуло на Мередит, и не думая ни о чем дурном, она положила свою ладонь на его руку. Огромная мужская ладонь накрыла пальцы Уитни, слегка лаская их. По телу Мередит побежали мурашки от этого соприкосновения, и она быстро убрала ладошку.
— Вам обязательно нужно неверно истолковать любой жест, который я делаю? — сразу же ощетинилась Уитни.
Он тяжело вздохнул.
— Проклятие! Как вы пугливы… Что заставляет вас отстраняться от малейшего прикосновения? Почему вам так ненавистны все мужчины? Это не отсутствие страсти. Мне сие прекрасно известно — я ведь целовал вас, а вы ужасно хотели меня.
— Какая самонадеянность! Да будет вам известно, что не все мужчины ненавистны мне, а лишь один из них… в частности.
— Почему? Потому что я всего лишь слуга в вашем доме? Или потому, что ублюдок?
Мередит проглотила комок, перекрывший горло. Она не могла объяснить, как застала его с Лидией, не могла сказать о непостоянстве Девлина, который, являясь непостоянным любовником, коллекционирует женщин, словно индеец, собирающий скальпы. Одна только мысль обо всем этом душила ее, заставляя щеки гореть от смущения.
— Я не легкая добыча, а нормальный человек… И конечно, не из тех дешевок, к которым вы, без всякого сомнения, привыкли. Я слишком высоко ценю себя, чтобы упасть в ваши объятия и пополнить ваш женский батальон.
— Батальон? Боже милостивый! У меня не было ни одной женщины с тех пор, как я отплыл из Англии. Приходилось столько воздерживаться, что теперь меня можно спокойно причислять к лику святых! А вы говорите, что не собираетесь стать одной из огромного числа представительниц прекрасного пола.
«Он не только волокита, но еще и лжец», — подумала Мередит, но ничего не сказала. Она просто повернулась, чтобы выйти из кладовой, где они стояли. Джереми поймал ее за руку.
— Бережешь себя для своего бесценного Галена? Поверь мне, детка, это все напрасно. Этот сухой сук никогда не даст тебе той меры наслаждения, которую я могу щедро преподнести к твоим ногам.
— По-вашему, это все, что нужно в жизни? У меня более чистое чувство к кузену, впрочем, как и у него ко мне.
— Я однажды понял одну интересную вещь… «Чистота», как правило, — это отсутствие либо способностей, либо возможностей.
Губы Мередит скривились в полуусмешке.
— Вам никогда не понять такого человека. Мой кузен Гален…
— Ну, разумеется, нет, — перебил ее Джереми. — Мне никогда не понять мужчину, который ухаживает за женщиной столько времени и ни разу не поцелует ее. Не пытайтесь отрицать! Славу Богу, я сразу могу узнать девушку, никогда не знавшую прикосновения мужских губ.
Красные пятна запылали на скулах Уитни.
— Любовь — это намного больше, чем просто секс. Вы считаете, если мужчина и женщина кувыркаются вместе в сене, — им больше ничего не нужно? Ну, так это еще не все! Даже не большая часть любви. Есть слияние души и мыслей, общие интересы, спокойная дружба…
— Гм… Может, я и не знаю ничего о любви… Сомневаюсь, что я когда-либо находился в сем славном состоянии — если оно, конечно, существует. Но могу вам сказать: имеются вещи между мужчиной и женщиной куда более серьезные и важные, чем развлечения, — сухие развлечения! — которые вы предлагаете. — Он положил свою широкую ладонь ей на живот и позволил руке соскользнуть немного ниже. — Это происходит вот здесь. Возбуждение, великолепие, безумная радость… О да, есть утешения, длящиеся намного дольше и существующие на уровне, который намного ниже вершин… Например, всю ночь лежать, свернувшись, рядом с теплым женским телом или видеть, как зажигается огонек в глазах любимой, когда она смотрит на тебя, смеется вместе с тобой. Даже спор доставляет определенное наслаждение, когда знаешь, что все напряжение, возникшее между вами, позже сгладится в постели. Ну, а для спокойной дружбы подойдет и собака!
Интимное прикосновение его руки и глуховатая вибрация голоса вкупе с описываемой им картиной брака заворожили Мередит. Она качнулась к нему, почувствовав в груди щемящую сладкую боль, которой никогда не испытывала прежде. Но этот шаг вперед разрушил все чары. Уитни уронила руки и почти отскочила назад. — Это нелепо. Я не собираюсь стоять здесь и обсуждать с вами «любовь».
Она резко повернулась и вышла в дверь.
— Позабавьтесь сегодня в постели одна, — съязвил Джереми. — Можете помечтать обо всех тех слияниях мыслей и души, которые когда-либо будут у вас с Галеном, в то время, как ваше сердце превратится в кусок льда, а тело увянет.
Уитни почти убежала от него. В тот же вечер за ужином она объявила Дэниэлу:
— Девлин вполне уже может вести счета самостоятельно. Я больше не буду учить его.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100