Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 7

Дэниэл собрал остатки соуса с тарелки кусочком хлеба, бросил его в рот и откинулся на спинку стула, громко вздохнув.
— Итак, девочка, — добродушно начал он, — я слышал, ты учишься ездить верхом…
— Да.
Мередит закончила завтрак в более элегантной манере. Ее нисколько не удивило, что отчим узнал о занятиях с Девлином. На «Мшистой заводи» не существовало почти ничего, о чем бы он не знал. С замиранием сердца она гадала, запретит ли мистер Харли брать с собой Джереми. Ему может не понравиться, что слуга будет подолгу отсутствовать в течение каждого дня, или Дэниэл побоится бегства Девлина на Акробате.
— Сегодня мы планируем начать выезжать в поле. Надеюсь, ты не возражаешь. Новый слуга сказал, что ему все равно нужно тренировать жеребца.
Отчим неожиданно улыбнулся, причем весело, почти загадочно.
— Разумеется, нет. Какие могут быть возражения? Это великолепная идея. Акробату нужна тренировка, если мы хотим, чтобы он выиграл скачки. Я так понимаю… тебе нравится этот парень? Ведь ты проводишь с ним каждый день столько времени.
— Вовсе нет, — чопорно ответила Уитни. Выражение лица отчима явно раздражало ее. Его улыбка подчеркивала темные круги под глазами, и неожиданно Мередит заметила, как устало он выглядит. Теперь, когда она подумала об этом, ей показалось, что Дэниэл находится в таком состоянии уже в течение длительного времени. Озабоченность Харли сдержала колкий ответ, уже готовый сорваться с ее губ.
— Дэниэл, с тобой все в порядке?
— Ну, конечно, — прогудел он. — А в чем дало?
— Да нет, просто… просто ты выглядишь немного усталым.
— Не обращай внимания. Сейчас пора сбора урожая, поэтому много хлопот.
Лидия вскинула голову, нахмурилась; казалось, она вот-вот заговорит. Но Чандлер сильно сжала губы и… промолчала.
— Ты должен больше отдыхать, — пожурила отчима Мередит. — Знаешь, я даже могла бы дать тебе одно лекарство…
— Нет!
Глаза Уитни вспыхнули от столь резкого тона разговора. Почему Дэниэл так упорно пытается уйти от этой темы? Его поведение насторожило ее.
— В чем дело? Если ты болен или плохо себя чувствуешь, то должен лечь в постель. Я постараюсь подобрать нужное снадобье. Только скажи, что у тебя болит.
Отчим резко поднялся.
— Ну, ладно! Хватит говорить о чепухе. Я абсолютно здоров!
Он насупился и резко вышел из комнаты.
— М-да! — воскликнула Уитни, изумленно поглядывая ему вслед, затем обернулась к Лидии. — Ты случайно не знаешь, что с ним?
— А разве ты не веришь Дэниэлу? Мередит пренебрежительно махнула рукой.
— Конечно, нет. Мужчины не терпят признаваться в собственных болезнях. По крайней мере, те, кого я хорошо знаю. Но я уверена: его что-то беспокоит. Даже когда мы ездили в Чарлстон, он выглядел бледным и изможденным.
В глазах Лидии блеснули слезинки, и она опустила голову, чтобы скрыть их.
— Не знаю. Может, он просто стареет? Мередит недоуменно взглянула на собеседницу.
— Нет, Лидия, я не согласна с таким предположением. Вдруг с ним что-то более серьезное. — В животе все сжалось от этой мысли; в сознании промелькнуло: «Дэниэл болен? Нет! Не может быть! Это же нелепо. Кроме того, он еще не так стар…
— Нет-нет, — успокаивающе пробормотала Чандлер. — Он бы обязательно сказал нам.
— Да, конечно, — с готовностью согласилась Уитни, с облегчением отметая все тревожные думы. — Наверняка Дэниэл обратился бы ко мне за помощью, будь все так плохо. Скорее всего, у него расстройство желудка или нечто подобное, о нем не хочется говорить вслух. — Она торопливо поднялась из-за стола. — Прости, я должна позаботиться об одном из больных рабов.
Мередит вышла в холл, где ее терпеливо ждала Бетси, нагруженная медицинской сумкой. Они прошли через лужайку к маленькой хижине, в которой жила Эм, портниха. Уже несколько дней женщина жаловалась на боли в животе. Вначале она «угостила» ее смесью коры иерусалимско дуба и меда, что прекрасно помогало от глистов. Когда же это не помогло, Мередит прибегла к винной настойке змеиного корня, но и она не сняла боли.
Однако этим утром Эм, кажется, стало намного лучше, и она даже улыбнулась Уитни, когда та вошла в лачугу.
«Это лишь доказывает, — с кислой улыбкой подумала Мередит, — иногда мои пациенты поправляются, несмотря на врачебные ухищрения. К несчастью, этого нельзя было сказать о другом больном, которого она видела сегодня утром. Маленький Джим, называемый так, чтобы не путать мальчика с его дядей, Большим Джимом, увядал от чахотки. Уитни кормила его черепашьим мясом, поила противоастматическими каплями из аптеки, но ничего не помогало. С каждым днем он становился слабее и слабее. Когда Мередит вошла в хижину, он сразу же с веселым видом начал с жаром рассказывать о своем прекрасном самочувствии, но сокрушительный приступ кашля прервал бодрый поток слов. Она, конечно, согласилась, что мальчик выглядит лучше, но внешняя сторона дела не подняла ее настроение. Уитни я раньше видела здоровый румянец на чахоточных щеках; обычно он сигнализировал об ухудшении состояния организма.
Мередит с облегчением ушла из душной лачуги, подальше от обманчивого оптимизма умирающего мальчика. Она поспешила через лужайку к кухне, где собрались дети рабов. Организовав и отправив их собирать лавровые ягоды, Уитни почувствовала какое-то душевное облегчение.
Вскоре после полудня Мередит появилась на конюшне. Джереми тут же натянул жесткие ботфорты и оседлал лошадей, а затем помог Уитни сесть в седло. К этому жесту мужской вежливости она уже начала привыкать и не могла оставаться равнодушной.
Девлин вскочил на горячего скакуна, и они тронулись по подъездной аллее. Время от времени Уитни поглядывала на своего спутника, восхищаясь, с какой легкостью он управляет лошадью. Со стороны казалось, это не составляет для него никакого труда.
— Где вы научились верховой езде? — поинтересовалась Мередит.
Он резко повернулся, бросив ошеломленный взгляд на нее.
— Какая учтивость!
Губы Уитни сжались от напряжения.
— Я вполне способна на нее, чего, по-видимому, нельзя сказать о вас.
Джереми усмехнулся.
— Если вы можете, то обещаю, что смогу и я. Заключим перемирие? Трудновато ездить вместе, перебрасываясь одними колкостями. Куда приятнее проводить время в дружеских беседах.
Мередит пожала плечами.
— Я никогда не ищу повода для ссоры.
Его ироническая улыбка отражала сильнейшее сомнение в ее словах, но он этого не сказал.
— Отвечая на ваш вопрос, хотелось бы… Впрочем… Я научился сему искусству у моего отца, который считался одним из лучших наездников Англии.
— В самом деле?
— Да. Почтенный Джереми Уэксхэм, признанный знаток лошадей и женщин, слишком любивший и тех и других. Единственное, что нравилось ему больше, так это бренди.
Мередит поразилась услышанному.
— Почтенный… Ваш отец принадлежал к знати?! Девлин ухмыльнулся.
— Не слишком-то вежливо так изумляться подобному открытию.
— Но вы… Вы же наемный работник! Зачем джентльмену…
— А, вот в этом-то все и дело. Как я уже уверял вашего отчима, меня нельзя считать истинным джентльменом. Сударыня, я ублюдок, что, без сомнения, вы давно смогли узнать. Однако ублюдок не только по характеру, но и по закону.
— О-о-о…
Мередит покраснела до корней волос и отвернулась, силясь изобразить холодное безразличие.
— Скажите, это хуже, чем предполагаемое вами, или лучше?
— Я… Я не… знаю. Это не объясняет причин, по которым вы здесь. Если отец любил вас в той мере, чтобы научить ездить верхом, значит, он, должно быть, признавал вас своим… сыном?
— Да, так оно и было. Он очень любил мою мать. Почему? Для этого нужно просто увидеть ее… Восхитительная, веселая, рыжеволосая ирландка, которая своим кокетливым очарованием могла вытянуть деньги из любого мужчины… Бриджит Девлин. Упокой, Господи, ее душу.
— Она умерла? — В душе Уитни шевельнулось сочувствие.
— Да, как многие из тех леди, которые торгуют своими телами, — одинокая, седеющая и стареющая, проклиная мужчин, которые довели ее до такого состояния, и меня вместе с ними, в компании своего единственного друга — бутылки виски.
— Мне… О… Я сожалею. Джереми покачал головой.
— Тут не о чем сожалеть. Такой конец ожидает всех тех, кто живет, цепляясь за краешек высшего света, кто ни рыба ни мясо. Благороднейшая кровь Англии течет в моих жилах, но меня не принимали в лучших светских салонах…
— Разве ваш отец не обеспечил вас?
— О, да. Я носил изысканнейшую одежду и посещал лучшие школы… был жемчужиной его сердца, впрочем, как и моя мать. Но он состоял в браке с «сухой палкой», которая родила ему двоих сыновей, таких же нудных и бесчувственных, очень похожих на нее. Они наследовали фамильное имя и получили все деньги, оставленные моим отцом. А я… Ну, я говорю, словно джентльмен, мои манеры, когда мне этого хочется, безупречны. Умею танцевать и идеально ухаживать за дамами… Короче говоря, я по всем внешним признакам джентльмен. Мною получено достаточно хорошее образование, чтобы стать прекрасным секретарем. Вполне возможно, я мог бы составить партию с дочкой торговца, захотевшего немного добавить благородной крови к своему толстому кошельку… Или вести приличную и трудолюбивую жизнь на содержании, которое давал мой дядя. Кстати, дядя, лорд Уэксхэм — глава семьи… Но я предпочитал существовать не по средствам и положению: скакал на лучших лошадях, заводил красивейших любовниц, играл и проигрывал… Иногда, при солидном выигрыше, одевался по последней моде. Словом, мне удавалось растранжиривать свои деньги в первые же дни каждого месяца, а потом приходилось изворачиваться, впутываясь в кое-какие э… сомнительные делишки. Например, за определенную сумму я проводил богатых фигляров через скрытые опасности высшего общества; учил колонистов говорить, как истинных англичан, и помогал англичанам бежать в колонии. В результате всего этого я стал позором для своего дяди, чего он, конечно, вынести не мог. В конце концов, меня уличили в связи с известным разбойником. Сие обещало перерасти в грандиознейший скандал. Поэтому милорд приказал стукнуть меня по голове, а когда я очнулся, то уже направлялся в колонию в качестве наемного слуги.
Мередит ошеломленно уставилась на него.
— Значит, вы не…
— Нет, сие занятие — не по моему выбору. При всем удовольствии от знакомства с вами, сударыня, не могу сказать, что чистка конюшни мне по вкусу. Ну, а моей одежде недостает некоторой элегантности, не так ли?
Она даже не знала, что и сказать. Поразительно, нет, просто немыслимо! Такой человек должен работать в конюшне! Хорошо образованный, незаконнорожденный сын благородного семейства, во всех отношениях подготовленный к жизни джентльмена, теперь унижен до положения чуть ли не раба! Это казалось совершенно несправедливым. Тем более, Девлин не подписывал контракт по доброй воле и не совершал никакого преступления. Его отправили сюда силой. Он не должен находиться здесь. И тем не менее он является наемным работником, а Дэниэл заплатил за его голову немалую сумму. Какое бы несчастье ни постигло Джереми, ее отчим не виноват в несправедливости. Нельзя ждать, что он станет расплачиваться за это и освободит Девлина от контракта, заключенного по воле его дядюшки.
Мередит украдкой взглянула на Девлина. Она ломала голову, стоит ли об этом рассказывать отчиму. Возможно, он захочет освободить Джереми. Но ее смущало одно обстоятельство: насколько правдив рассказ этого человека, который мог просто-напросто оказаться чудовищным лжецом, надеющимся завоевать сочувствие почти хозяйки всего имения. Джереми поймал взгляд Уитни и усмехнулся. — Не можете решить, верить мне или нет? Вы мудрая девушка. Только на сей раз я говорил истинную правду.
— Вы сказали об этом так, словно говорить без лжи — отклонение от нормы.
Девлин пожал плечами.
— Я никогда не считался образцом для подражания. — Ослепительная улыбка снова вспыхнула на его лице. — За исключением, разумеется, примера того, чего не следует делать.
«Сын явно унаследовал материнское очарование, — решила Мередит. — Кривоватая улыбка, пляшущие глаза, приглашающие разделить хорошее настроение, просто пленительны… Его место в гостиной, а не в конюшне. Как человек такого воспитания выносит нынешнюю жизнь?»
Уитни попыталась представить себе, как бы она сама реагировала, окажись оторванной от своей привычной жизни, брошенной на судно, пересекающее океан, чтобы в течение семи лет выполнять тяжелую нудную работу. Наконец-то Мередит поняла, что у Девлина на уме.
— Вы собираетесь бежать, ведь так? Глаза Джереми сузились.
— Почему вы так говорите?
— Это очевидно. Вы не сможете долго прожить у нас в качестве слуги.
— Гм… Сей материал, — признался он, указывая на рубашку, — в самом деле царапает мне кожу. Если мне придется провести в такой одежке все семь лет, моя благородная плоть будет растерта в кровь. Пожалуй, мне следует подумать над вашим предложением.
— Но это не является таковым.
— Ваш отец просил меня немного повременить. У него в отношении меня «великие планы».
— Что-что? — насторожилась Мередит. — Честно говоря, даже сам не знаю… Ведь это планы мистера Харли, а не мои. Однако, как он подчеркивал, не будучи знакомым с местностью, я, скорее всего, очень скоро окажусь в кандалах. А мне что-то не хочется подставлять спину вашему очаровательному надсмотрщику.
Уитни промолчала. Конечно, ему лучше подождать, но рано или поздно Джереми все равно убежит. Самое логичное — ускакать на Акробате, когда они вот так однажды выедут на прогулку. Интересно, покинет ли он плантацию просто так, зная, что она вернется в дом и поднимет тревогу, или ударит по голове и привяжет к дереву, чтобы ничего подобного не случилось? В конце концов, Уитни решила, что ездить с Девлином не вполне безопасно. Но не сейчас. По крайней мере, еще некоторое время она может находиться рядом с ним без всякого риска. Мередит даже не стала углубляться в причины, по которым хотела продолжать эти прогулки верхом.
После этого столь откровенного разговора они выезжали за пределы усадьба почти каждый день, и Уитни возвращалась с прогулок румяная и смеющаяся. Дэниэл, видя ее счастливое лицо, улыбался про себя.
Во время этих «выходов на природу» Мередит и Джереми почти постоянно беседовали. Он старался исправлять ее ошибки в области искусства верховой езды и потчевал историями о своей прежней жизни в Лондоне, пересказывая последние сплетни о признанных светских красавицах и открывая тайные пороки знати. Уитни, в свою очередь, рассказывала о колонии, в которой он теперь жил, объясняла, как выращивается рис и индиго. Он глубокомысленно кивал, иногда задавал вопросы, а порой позволял говорить, не прерываясь.
— Вы слушаете меня? — подозрительно поинтересовалась Мередит во время одной такой затянувшейся паузы.
Он улыбнулся.
— Конечно. Вы рассказывали о том, как собирать листья индиго, чтобы не повредить фиолетовый налет на них. После этого они кипятятся в больших чанах, затем вынимаются, а оставшаяся жидкость выпаривается до образования порошка. Вот вам и синяя краска…
— Иногда ваши глаза выглядят такими отчужденными, что мне начинает казаться, вы не слушаете и витаете где-то в облаках.
— Нет, нет… В такие мгновения я просто думаю о вас.
— Обо мне? — Она удивленно уставилась на него.
— Да. Это так странно?
— Но… почему?
— Вы любите своего кузена? Слуги болтают, вы выходите за него.
— Сие вас не касается, — высокомерно отрезала Уитни.
— О, прошу прощения, мы снова становимся неприступной госпожой?
Она гневно взглянула на Девлина.
— Ничего подобного. Вы стараетесь исказить все, о чем бы я ни говорила. Но вот кого я действительно люблю — не касается никого, кроме меня самой.
— И возможно, мужчины? Уитни не соизволила ответить.
Они остановились на широком лугу, и Джереми первым спрыгнул на землю, чтобы помочь спешиться Мередит. Это было место их обычной стоянки во время выездов из дому. Здесь Девлин мог гарцевать на Акробате, опробуя скакуна на различных скоростях, а Уитни садилась на ствол поваленного дерева и наблюдала за ним. С каждым днем лошадь и всадник все больше сливались друг с другом, напоминая единое существо типа мифического кентавра. Мередит начала подозревать, что Джереми сможет действительно выиграть приз на скачках — если, конечно, его допустят к участию в них.
Сегодня, после того, как Девлин поставил ее на землю, а его руки отпустили ее талию, он не шелохнулся. Уитни вопросительно подняла голову. От выражения, которое она заметила в глазах своего спутника, у нее едва не перехватило дыхание. Мередит точно не знала, что сие значит, но ее словно жаром опалило. Джереми взял руку Уитни.
— Надеюсь, вы не любите своего кузена.
Его голос звучал низко и хрипло, а от тона прозвучавшей фразы у нее по спине побежали мурашки. Мередит знала: ей нужно отдернуть руку. В конце концов, какого бы благородного происхождения ни был отец Девлина, он все еще слуга. Негоже девушке ее положения держаться за руки с конюхом. Однако пальцы отвергли послание мозга и остались, подрагивая, в огромной мужской ладони. Джереми медленно снял с ее длинной изящной длани перчатку и обнажил ладонь. Его кожа при соприкосновении оказалась горячей и твердой от многочисленных мозолей. Уитни засомневалась, что эти аристократические руки держали когда-либо — до «Мшистой заводи» — раньше поводья без замшевых перчаток или махали лопатой. Когда-то они явно выглядели идеально гладкими. Он поднес ее ладонь ко рту и приложился к ней губами, словно приветствуя. Резкий контраст между загрубевшей кожей его рук и бархатистостью губ вызвал в Мередит долгий и глубокий трепет. — Джереми! Что вы делаете? Прекратите сейчас же.
Он усмехнулся.
— Вашему голосу недостает убежденности.
— Вы застали меня врасплох — вот и все. Его бровь недоверчиво изогнулась. Девлин уронил перчатку на землю и обхватил лицо Уитни обеими руками, удерживая ее голову приподнятой и заставляя посмотреть на него. Долгое мгновение Джереми глядел в ее зеленовато-карие глаза, а потом его лицо помрачнело, голова опустилась… Мередит закрыла глаза и попыталась вырваться, но он крепко держал ее. Губы Девлина нежно прижались к устам Уитни, медленно пробуя их на вкус, словно впереди у них — целая вечность.
Мередит силилась оставаться холодной, но не смогла. Напротив, она поймала себя на мысли, что наконец-то испытала настоящий мужской поцелуй. Это неплохо. Совсем неплохо. Только странно быть так близко к Девлину, чувствовать жар, исходящий от его кожи. Потом характер поцелуя изменился, но это тоже не показалось неприятным. Его рот требовательно прижался к ее устам, и губы Уитни раскрылись, хотя она даже не понимала, зачем. Его язык прокрался к ней в рот. Это удивило Мередит, и она застыла, пораженная новыми ощущениями. Все выглядело как-то странно, пугающе и… волнующе. Какой горячий у него рот, какой влажный и требовательный? Руки Джереми скользнули вниз по ее плечам и обхватили в кольцо, прижимая к своему мускулистому телу. Она обрадовалась, что на ней плотный жакет, иначе бы Девлин непременно почувствовал, как затвердели ее соски. Его блуждающий язык начал выстреливать горячие искры, которые прожигали насквозь все тело Уитни; в низу живота что-то таяло, словно воск. Она обмякла в его объятиях и схватилась за мужскую рубашку, чтобы не упасть на землю.
Когда Девлин, в конце концов, отпустил Мередит, она с трудом открыла сияющие глаза. Ее губы были влажными и полураскрытыми. Сердце колотилось в груди, кровь бурлящим потоком бежала по венам. Уитни не знала, что делать или сказать в данный момент.
Джереми молча отступил от нее, слегка покраснев. Его пальцы сжались в кулаки.
— Проклятие! — голос звучал хрипло и неровно. — Я обещал себе только один поцелуй… Вы же делаете это невозможным.
Девлин резко развернулся и вскочил на Акробата, который нервно заплясал от его внезапного и нетерпеливого движения. Лошадь и всадник рванулись вперед, пересекая луг.
Мередит опустилась на ствол упавшего дерева, радуясь его существованию, потому что ноги отказывались держать обессилевшее тело. Никто раньше не целовал ее, даже Гален. Она и понятия не имела, каково оно, сие ощущение, не знала, что все в ней будет трепетать, а губы томиться по еще одному поцелую. Уитни поднесла пальцы к устам, словно его прикосновение изменило их. Почему Девлин так поступил? Неужели он действительно хотел поцеловать ее? Неужели ему было приятно? Но почему? Она же неуклюжая дурнушка, а Джереми, должно быть, знавал в Лондоне красивейших женщин, лучших куртизанок, прекраснейших благородных дам… И все-таки он поцеловал ее и утверждал, что не мог остановиться. Неужели это правда?
Ошеломленная, Уитни сидела до тех пор, пока Девлин не подъехал к ней на взмокшей от интенсивной нагрузки лошади. К этому времени она уже обрела некоторое внешнее спокойствие. Мередит подняла перчатку с земли и надела на руку.
Джереми ничего не говорил о поцелуе, она тоже решила промолчать. Он спешился и помог сесть на Мерси, затем снова вскочил в седло, и они поехали обратно, к дому.
По дороге возник сам собой обычный разговор. Девлин поинтересовался, как дробится рис, а Мередит, радуясь безопасной теме, подробно объяснила ход этого процесса. Когда они добрались до конюшни, он вежливо помог ей спуститься на землю.
— Завтра? — спросил Джереми, и хотя слова оказались обычными, в его глазах плескался океан обещаний чего-то неизведанного.
— Да.
Она опустила голову и заторопилась к крыльцу. Поднявшись по ступенькам, Уитни остановилась и оглянулась: Девлин шел к конюшне, ведя в поводу обеих лошадей.
День клонился к вечеру, и низкое солнце играло на его светлых волосах, делая их бледными, почти белыми. Грубая, плохо сидящая одежда смотрелась на нем неуместно, равно как и тяжелые сапоги. Такой наездник, как он, должен носить лучшие ботфорты, чтобы они ровно облегали ноги, позволяя чувствовать лошадь и стремя.
Внезапно Мередит словно осенило: «Господи! На чердаке же полно одежды! Мама в свое время сложила там все отцовские вещи после его смерти. Они, конечно, уже вышли из моды, но, по крайней мере, пошиты из более мягкой ткани, да и скроены по фигуре. Хотя отец и не был таким крупным, как Джереми, он обладал хорошим ростом, а бриджи всегда носил немного свободные… Она взглянула на часы. Еще только пять. До ужина еще далеко. Уитни подобрала юбки и поднялась по лестнице, по дороге повстречав Лидию. Она лучезарно улыбнулась женщине.
— Я искала тебя, — заговорила миссис Чандлер.
— Надеюсь, ничего срочного? Я собиралась на чердак, чтобы покопаться в старой одежде.
Это показалось Лидии странным занятием, но она ничего не сказала.
— Нет, просто мне одиноко, и я подумала, что мы могли бы немного поболтать. Что ж, перенесем сие на другое время.
— Ты уверена?
— Конечно.
Лидия пошла вниз, а Уитни поспешила к крутой узкой лестнице, ведущей на чердак. Миссис Чандлер, по правде сказать, испытывала не столько одиночество, сколько искушение. Она бездельничала в гостиной наверху, изнывая от скуки, глядела в окно и заметила, как Мередит и Девлин въехали во двор. Он смеялся над какой-то остротой Уитни, и его губы приоткрывали белые ровные зубы, а золотые волосы развевались по ветру, искрясь на солнце. Спазм первобытного желания, словно острое копье, пронзил низ живота Лидии. Она любила Дэниэла и оставалась верна ему с момента их встречи, но этот мужчина, вернее, его образ, тревожил и преследовал ее уже в течение долгого времени. Девлин снился ей по ночам, и она пробуждалась, опустошенная, все еще ощущая себя в сильных объятиях Джереми. Лидия терзалась муками совести: она не могла изменить Дэниэлу. Кроме того, миссис Чандлер надеялась, что Мередит увлечется этим человеком. И все-таки… Она бы предала обоих любимых ею людей, лишь бы удовлетворить свое страстное желание.
Лидия до сих пор испытывала огромное чувство благодарности к Дэниэлу за то, что он вытащил ее из той труппы актеров-неудачников и посетил в уютном доме, обеспечив прекрасными нарядами и значительным денежным содержанием. Она мысленно благодарила Мередит; ведь она приняла ее, а не отвернулась с холодной надменностью, как бы поступили многие так называемые леди. Лидия искренне надеялась, что Уитни найдет свое счастье, и подозревала — наемный работник наверняка может дать ей его. Но, несмотря на свою решимость не причинять боли ни Дэниэлу, ни Мередит, только увидев Девлина сегодня, она оказалась не в силах подавить приступ желания. Чандлер стала спускаться вниз, чтобы пообщаться с Уитни, надеясь заглушить свои чувства, но та явно увлеклась каким-то сугубо своим делом.
Лидия вышла через широкий коридор на задний двор. Последнюю неделю стало немного прохладнее, хотя ее английская кровь до сих пор никак не могла привыкнуть к чрезмерно теплым зимам Каролины.
Она посмотрела в сторону конюшни. Возможно, если пройти туда просто поговорить, то не случится ничего из ряда вон выходящего. В конце концов, Девлин — англичанин, а Лидия так давно не общалась с кем-то, кто недавно побывал на родине. Он мог бы рассказать ей о событиях в Лондоне, модах, последних пьесах. Миссис Чандлер напрочь игнорировала тот факт, что наемный слуга едва ли будет знать что-либо о подобных вещах. Раскачивая кринолином, она направилась через двор.
В конюшне стоял полумрак, и некоторое время Лидия не видела почти ничего, кроме неясных теней. Когда ее глаза, наконец, привыкли к скудному освещению, она заметила Джереми; он сидел на ящике и стягивал с ног сапоги.
Девлин поднял голову и встал, удивленный ее визитом. — Миссис Чандлер?
Его голос звучал изысканно и четко, как у англичан-актеров и джентльменов-поклонников, которые устремлялись за кулисы, чтобы выразить ей свое восхищение. Волна ностальгии захлестнула ее душу.
— Привет. Я… Я надеюсь, вы простите мне мое внезапное вторжение.
— Ваше присутствие не нуждается в извинениях. Оно слишком приятно.
Она улыбнулась.
— Спасибо. Я пришла расспросить вас о… Лондоне. Мне бы так хотелось хоть что-то услышать о нем.
Лидия подошла немного ближе, приподняв юбки, чтобы не испачкать их. Джереми поспешил остановить ее.
— Нет, нет… Вы не должны ходить по этому полу. Он слишком грязный для вашего наряда. Давайте пойдем куда-нибудь в другое место.
Он быстро оглянулся, чтобы убедиться, что Сэм не наблюдает за ним, затем взял Лидию за руку и повел по узкой деревянной лестнице в свою комнатушку наверху.
Это была голая, чисто спартанская спаленка с деревянной кроватью, покрытой лоскутным одеялом; здесь же имелись маленький комод и табурет. Удобно присесть невозможно, и поэтому оба остались неловко стоять посреди комнаты.
Осмотревшись, Лидия подошла к крошечному открытому окошку и выглянула в него, бросив взгляд на поля, а затем повернула к Джереми. На ее лице явно читался откровенный призыв. Его глаза расширились, вздох застрял в горле. Она хотела, чтобы Девлин занялся с ней любовью. Джереми стиснул руки за спиной, впервые не зная, как поступить при данных обстоятельствах. Сегодня, когда он поцеловал Мередит, кровь неожиданно вскипела в нем от желания. Один лишь поцелуй завел его, зажег огонь в паху, который даже неистовая скачка на Акробате не смогла до конца погасить. Девлин и подумать не мог, что эта высокая сухопарая женщина сможет так возбудить. Он, который испытал на себе мастерство искуснейших лондонских шлюх, вожделенно дрожал от поцелуя неуклюжей деревенской девчонки.
Однако Джереми понимал, что Мередит торопить нельзя. Он хотел, чтобы Уитни пришла к нему сама. Лишь полная ее капитуляция удовлетворит потребность Девлина и докажет его мужское превосходство. Кроме того, он сможет отыграться за то унижение, которому подвергли гордую натуру Джереми.
Поэтому Джереми отошел, выжидая, позволив Мередит размышлять о поцелуе и помнить о происшедшем. Но отступление оставило Девлина с болью неутоленной страсти. И вот теперь перед ним женщина, молящая облегчить это бурлящее и обжигающее желание… Почему в душе возникают какие-то сомнения и колебания?
Лидия нагнулась поближе к Джереми, по-прежнему не произнося ни слова и не сводя с него глаз. Девлин застыл, пригвожденный к месту, дрожа от напряжения. Он не должен. Это может разрушить его далеко идущие планы насчет Мередит. Если сейчас что-то случится… Нет, все быстро дойдет до Уитни. Тогда Мередит откажется от его ухаживаний.
Миссис Чандлер протянула руку, кончиками пальцев едва касаясь плеча Девлина, и дрожь прокатилась по его телу. Боже, как давно ему не приводилось бывать с женщиной, а после сегодняшнего поцелуя, в паху все горело. Она красива, желанна, губы мягкие, полураскрытые, тянущиеся к нему…
Джереми наклонился и схватил Лидию, сдавив ее уста своими. Она тихо застонала и потерлась всем телом об него, возбуждая его еще больше. Девлин опустился на узкую кровать и потянул ее за собой. Сбросив верх платья, он обхватил ладонью грудь Лидии и страстно поцеловал. Никто из них не слышал, как позади скрипнула дверь.
Мередит вышла из дома, гордо неся перед собой сложенные стопкой отцовские бриджи и рубашки. Она тихонько появилась в конюшне, надеясь поговорить с Джереми, не потревожив Сэма. Не найдя его около стойл, Уитни взглянула на лестницу, ведущую на чердак. Девлин как-то упомянул, что спит над лошадьми. Может, он в своей комнате? Она поднялась по узкой лесенке и на цыпочках прошла по грубо сделанному настилу. Ей очень не хотелось, чтобы кто-то узнал о посещении слуги. Ведь как-никак Мередит — хозяйка имения.
Уитни взялась за ручку двери и заглянула в комнатушку. Кровь отхлынула от ее лица, она едва сдержала крик. Мередит так сильно прикусила губу, что почувствовала вкус собственной крови. Джереми и Лидия лежали на кровати, непрерывно целовались, и одна из его ладоней накрывала обнаженную грудь женщины.
Уитни отвернулась, почувствовав тошноту и злость. Он занимался любовью с Лидией после поцелуя с ней! Какой же дурой она была! Девлин же дразнил ее, играл, как кошка с пойманной мышью. Мередит почувствовала его интерес к миссис Чандлер еще в тот день, когда они познакомились. А Лидия!.. Лидия, которой они с Дэниэлом доверяли! Она наставляет отчиму рога с любовником-слугой…
Уитни стало противно при мысли, что она вела себя точно так же, как и Лидия, упав в объятия конюха, нет, не конюха, а ублюдка. Это же надо — трепетать от желания и хотеть продолжения поцелуя! Ждать наступления завтрашнего дня?!
Как глупо и наивно поступила Мередит, подумав, что Девлин жаждет ее. Теперь ясно — поцелуй являлся чистейшей воды притворством. Он забавлялся за ее счет или надеялся как-то использовать положение хозяйки дома. Скорее всего, Джереми надеялся на помощь Уитни при осуществлении побега. Господи! А она-то слепо поверила обещанию его губ, потому что ей этого хотелось… Самое отвратительное — Мередит настолько поддалась собственному животному желанию, что не увидела очевидной логики ситуации. Она вела себя глупо, вульгарно, как последняя проститутка.
Ничего не видя перед собой, Уитни прибежала в дом и прямиком отправилась в свою комнату. Прошло несколько минут, прежде чем она успокоилась и смогла говорить.
Наконец Мередит позвонила служанке. Когда Бетси пришла, она передала ей одежду, которую носила Девлину.
— Вот, возьми… Примерно через час отнеси это на конюшню и отдай новому слуге.
— Слушаюсь, мэм.
Скрип каблуков Мередит на лестнице прорезался сквозь туман похоти. Джереми вспомнил об открытой двери. «Черт возьми! Кто-нибудь может подняться наверх и увидеть нас?» — мелькнуло в его голове. Эта мысль сразу же ослабила страсть. Девлин подумал об Уитни и их поцелуе, неожиданно осознав, что она подстегивала его желание куда больше, чем искусные ласки Лидии. Это окончательно охладило похоть. Джереми отстранился.
— Дверь, — пояснил он и пошел, чтобы закрыть ее, предварительно выглянув и убедившись, что никто не подслушивает. Затем Девлин обернулся и посмотрел на Лидию.
Волосы женщины разметались, лицо пылало от страсти, грудь обнажена… Это должно бы быть соблазнительным зрелищем, но оно почему-то не трогало Джереми. Правда заключалась в том, что вместо того, чтобы разогреть его сексуальное возбуждение, любовная игра охладила пыл.
Лидия села, натягивая платье на грудь. На нее тоже их поцелуи, похоже, оказали обратное действие.
— О, Боже? Что я делаю?! Безумие! Нас же могли увидеть!
— Скорее всего, да, — уклончиво отозвался Девлин.
— Дэниэл бы не стал возражать. — Лично Джереми очень сомневался в этом, но ничего не сказал. — Но я не могу так поступить с ним… Не хочу, чтобы все слуги смеялись за его спиной.
Она некоторое время сидела неподвижно, непонимающе уставившись в стену убогой комнатушки. Наконец тихим голосом Лидия произнесла:
— Это действительно дурно. Дэниэл очень добр ко мне… Я должна идти. — Девлин промолчал. Он прекрасно знал, что если сейчас обнимет ее, то она снова растает. Джереми мог ласками и поцелуями заглушить все сомнения Лидии. Но он не стал делать этого. Тем более, желание медленно спадало.
Когда Девлин не предпринял попытки подойти к ней, миссис Чандлер поднялась и сдавленно попрощалась. Она выскользнула из комнаты и спустилась по выбитым ступенькам.
Джереми упал на кровать, закрыв глаза рукой. Он никак не мог поверить, что не воспользовался представившимся шансом. Почему? Потому что хотел девушку, от остроумного разговора с которой начал получать удовольствие? Но ведь и лицо, и тело Мередит тоже, по идее, должны волновать его.
Девлин усмехнулся и сам себя ехидно спросил: «Что же это со мной происходит, черт побери?!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100