Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 6

Джереми вышел из стойла, отряхивая солому со своих бриджей и голых рук.
— По выражению вашего лица можно подумать, что вы пришли выпустить мне кровь и затем четвертовать.
— Что? О… Нет. Просто меня кое-что расстроило.
— По-моему, это слишком мягко сказано. Ладно, сейчас оседлаю вашу кобылку.
Девлин отправился в соседнее помещение, где размещалась конская упряжь, и секунду спустя появился, прижимая к груди уздечку и седло. Быстрыми уверенными движениями он оседлал лошадь. Мередит, наблюдая за ним, невольно восхищалась сильными и ловкими движениями его пальцев. Он продел длинные поводья в недоуздок и вывел животное из стойла. Во дворе Джереми снова подставил сложенные вместе ладони, как и в прошлый раз, и легко подбросил Уитни в седло, словно она совсем ничего не весила. Затем он правильно расположил ее ноги и стопы в стременах, подал поводья и показал, как их нужно легонько сжимать в ладонях.
— Нет, нет… Не так крепко. Совершенно ни к чему держать животное мертвой хваткой. Эта лошадь вполне надежна и обладает устойчивой поступью. Так что бояться нечего…
Мередит перевела дыхание, растревоженная прикосновениями рук Девлина, дотрагивающихся до таких интимных мест, как ноги, — пусть даже и через ткань одежды. Однако его сие нисколько не трогало. На лице застыла маска деловитости, когда Джереми, нахмурившись, оглядывал результаты своей работы, а затем ежеминутно корректировал ее посадку. Он вел себя словно скульптор. С таким же успехом Мередит могла быть куском дерева или глины.
Уитни подумала, о чем бы заговорить, дабы развеять собственную тревогу, и неожиданно «ухватилась» за его последнее замечание.
— Мерси — наррагансеттский иноходец…
— Мерси?
type="note" l:href="#note2">[2]
— Да. Дэниэл купил ее у одного пуританина. Тот давал клички своим лошадям по названиям добродетелей.
— Ну, к вам-то она определенно милосердна. Хотя, лучше бы ее назвать Пейшенс
type="note" l:href="#note3">[3]
— это более уместно для нее. Ладно… Теперь мягко ударьте ее — мягко! — в ребра. Незачем так срываться с места в карьер, как сделали вчера.
Мередит поморщилась, но подчинилась. Джереми стоял в центре импровизированного круга, придерживая длинный повод, а Уитни скакала вокруг него. Он постоянно медленно поворачивался, не спуская с нее глаз.
— Так… Хорошо… Ослабьте поводья. Ею почти не нужно управлять. Да и не нужно бороться с лошадью за господство. Учитесь просто вести животное. Доверяйте ему, двигайтесь вместе с ним. Время от времени немного помогайте своему скакуну, говорите, куда идти и как быстро… Так… Разожмите руки. Лошадь можно принудить делать что-то не более, чем мужчину.
— В самом деле? А я знаю некоторых джентльменов, чьи жены водят их за нос.
— Вот-вот, важное слово — «вести»… Не нужно ни дергать, ни пришпоривать, ни рвать губы удилами, будь то лошадь или мужья. Вы просто ведете, предлагаете и направляете… Разве вы еще не знаете об этом? Я считал, такие уловки известны всем женщинам.
Произнеся последнюю фразу, он усмехнулся и отбросил спутанную белокурую прядь со лба.
— Я не привыкла использовать уловки, — сдержанно ответила Мередит.
Мужская улыбка стала еще шире.
— Это совершенно очевидно.
— А вы дерзкий человек.
— Да, мне часто напоминали об этом.
— Крайне нежелательное качество для слуги.
— Но ведь я же нежелательный слуга, не так ли?
— Как вы можете говорить со мной в такой… э… легкомысленной манере? — Мередит в растерянности захлопала ресницами. — Это же совершенно неприлично.
— Хотите сказать, что я не знаю своего места? — Он ослабил повод, и Уитни позволила лошади остановиться. Джереми двинулся к ней. — Ошибаетесь. Думаю, прекрасно знаю. Матросы на корабле довольно часто напоминали мне, что теперь — я ничто. Словом, не лучше раба, верно? Вы можете приказать избить меня за оскорбление или даже высечь… Тем более, досточтимый Джексон обожает такие вещи. Ну, что соизволите приказать? Он остановился рядом, подняв голову вверх и заглядывая в ее глаза, словно собирался проникнуть в самую душу Уитни. — Вам доставляет удовольствие созерцать избиение человека? Или забавляет вид крови равно как и зрелище торговли людьми? Это, вообще-то, не вяжется с вашей вчерашней добротой к больному рабу. Так что же вы на самом деле? Женщина, получающая удовлетворение от страданий своих жертв, или та, которая ухаживает за несчастными с терпением и нежностью?
Мередит просто задохнулась, пришла в ужас, услышав такие слова в свой адрес.
— Я никогда… Я … Как вы смеете?! Я никогда в жизни не приказывала избивать людей! Мне и в голову не могло прийти такое… Думаете, мне весело и радостно, когда вижу унижение человека, стоящего на аукционной платформе?
— Гм… Тогда зачем вы пришли в тот день, когда продавали меня?
— Чтобы избавиться от общества своей кузины, — честно ответила Мередит.
— Вашей кузины?
— Да, моей кузины по матери… Фебы, которая только и может, что болтать о поклонниках, нарядах и вечеринках. Она просто заговорила меня! Даже часа в ее компании достаточно, чтобы заставить человека сделать что-либо из ряда вон выходящее. Вот я и сбежала от нее…
Девлин откинул назад свою львиную голову и… расхохотался. Солнце сверкало на его золотых волосах; он напоминал Мередит какого-то златокудрого греческого бога — то ли Аполлона, то ли Марса, смеющегося и сильного. Она совершенно запоздало осознала, что разговаривает со слугой неподобающим образом. Уитни сразу же набросила на лицо маску чопорности.
— Впрочем, это совсем не ваше дело. Я пришла учиться верховой езде, а не обсуждать отдельные стороны моего характера. Вообще… Кто вы такой, чтобы судить меня?
— Совершенно с вами согласен, — серьезно отозвался Джереми, хотя в его глазах все еще мерцали смешинки. — Ваше раздражение по поводу кузины Фебы ни в коей мере не касается меня… Я лишь покорный слуга и существую для того, чтобы исполнять ваши приказы.
— Мередит! — раздался громкий женский голос, и Уитни повернулась на лошади, чтобы взглянуть в сторону дома.
— Я здесь, Лидия! — откинулась она, нервно перебирая поводья одной рукой.
Немного погодя из-за угла здания появилась миссис Чандлер. На ней была широкополая соломенная шляпка, закрывающая голову и лицо от лучей солнца. Увидев Мередит, Лидия остановилась. На мгновение она захотела вернуться в дом, но потом все-таки направилась к ним.
— Прошу прощения. Я не знала, что ты занята, — извинилась миссис Чандлер своим приятным — девичьим — голосом, подходя ближе.
Девлин наблюдал за ее приближением, буквально упиваясь красотой женщины. Она выглядела старше Мередит на несколько лет. Пожалуй, Лидия постарше и его самого. Но она сохранила гладкую кожу и чарующую девичью улыбку, фарфорово-голубые глаза смотрели на Джереми, хотя Чандлер и пыталась делать вид, что это не так. Рыжие локоны озорно покачивались под полями шляпки. Фигура женщины имела склонность к полноте, правда, сохраняя до сих пор границы привлекательности. Ее наряд казался намного моднее, чем у женщины на лошади рядом с ним. Словом, Лидия олицетворяла собой творение роскошной жизни, от которой его так грубо оторвали. В ней не замечалось ничего строгого или вызывающего — лишь очаровательная веселость и обещание легкого наслаждения. Знакомый жар охватил тело Девлина.
Мередит наблюдала за лицом своего «учителя». Она сразу отметила все изменения в поведении Джереми, и ее захлестнула волна раздражения. Как все мужчины, он лез вон из кожи при виде смазливого личика.
— Ничего страшного, Лидия, — натянуто произнесла Уитни, отчего миссис Чандлер бросила на нее удивленный взгляд. — Я только беру уроки верховой езды.
Девлину стало ясно, что Мередит не собирается представить его своей знакомой. «Разумеется, „неприлично“ знакомить простого работника с членом семейства», — тут же подумал он. Поэтому Джереми элегантно поклонился подошедшей женщине и смело взял инициативу в свои руки.
— Джереми Девлин, мэм. К вашим услугам… Лидия хихикнула, продемонстрировав ямочки на щеках.
— Гм… Лидия Чандлер.
«Лакомый кусочек, — подумал он, позволив глазам выразить эту мысль, — но явно более низкого происхождения, чем Мередит. Интересно, что она делает в доме? Это имение, хотя и странное, наверняка такое же большое, как почти все аристократические владения в Англии, если не больше… Семья Уитни, должно быть, принадлежит к знати сей дикой земли. Тогда что же делает любовница Харли, проживая здесь в качестве члена семьи? Скорее всего, нравы высшего общества не могут быть настолько свободны даже в этих грубых колониях… Наверное, Мередит чувствует себя крайне неудобно из-за такого соседства… А может, и подвергается позорящим ее имя нападкам?» Лидия, вспомнив о цели своего визита, оторвала взгляд от Джереми и повернулась к Уитни.
— Я не знала, что ты так занята, иначе бы не помешала, — снова извинилась она, — но мальчик принес послание от мистера Уитни… Я подумала, что ты захочешь прочитать его…
— Все в порядке, — заверила собеседницу Мередит. — Я все равно уже заканчиваю занятия.
Девлин ничего не сказал по поводу последней фразы, а просто обхватил ее за талию жилистыми сильными пальцами, снял со спины лошади и легко поставил на землю.
— Мисс Уитни, могу я ожидать вас завтра на следующий урок?
Его голос и лицо являлись образцом услужливости, но во всем облике сквозила ирония.
— Да.
Мередит окинула Джереми холодным взглядом и быстро направилась к дому. Лидия засеменила следом, один раз оглянувшись на Девлина, который задумчиво смотрел, как они направляются по алее к зданию.
Да, любовница Харли — соблазнительная штучка, и в ее круглых голубых глазах светилось явное приглашение, которое он намеревался принять. Но вместо того, чтобы задержаться на прелестях Лидии, мысли Девлина, помимо его воли, вернулись к Уитни. «Мередит» — так назвала ее Чандлер. Значит, у нее не незамысловатое имя Мэри, как он думал, а Мередит. Что ж, оно идет ей. Величественная, почти царственная, твердая и сильная. Необычная. Девлин улыбнулся. Рабы, должно быть, называют ее «мисс Мерри»
type="note" l:href="#note4">[4]
, а не «мисс Мэри». Да, уменьшительное имя явно не соответствует действительности. Она совсем не счастливая и смеющаяся. Или, по крайней мере, не бывает такой рядом с ним. «Интересно, — мелькнуло в голове Джереми, — меняется ли Уитни в обществе других людей? А может, она и могла бы измениться, случись в ее жизни новый поворот?»
Записка от Галена, как Мередит и надеялась, оказалась извинением:
«Дражайшая кузина!
Вверяя себя Вашей неизменно великодушной натуре, я надеюсь, Вы простите мои вчерашние поспешные и необдуманные слова. Конечно, имея такую душу, как Ваша, Вы всегда видите в людях только добро и никогда — зло. Я рукоплещу Вашей преданности и любви и молю о прощении за свое ужасное поведение. Пожалуйста, поверьте, это только забота о Вас побудила меня заговорить, когда лучше бы промолчать.
Всегда Ваш — Гален».
Послание было написано изящным почерком кузена Уитни и заключало его обычная и витиеватая роспись. Мередит прочитала текст один раз и улыбнулась, затем прочитала снова, чтобы полностью насладиться стилем. Какое изысканное маленькое извинение! Конечно, она глупо поступила, начав вчера пререкаться с Галеном. Это произошло из-за ее раздражения поведением Девлина, и Мередит так недоброжелательно выплеснула собственное недовольство на своего кузена… Его же подтолкнула к теме о ее репутации лишь забота о незапятнанности имени Уитни. Любой, кто любит Мередит, нашел бы презренными отношения, которые отчим навязал ей. И хотя в поведении Дэниэла и Лидии не наблюдалось злого умысла, они совершенно не понимали, насколько это смущает человека ее воспитания. Она явно ошибалась, возражая на слова Галена, и все-таки он оказался настолько мил и добросердечен, что прислал ей свои извинения. Как сие похоже на него!
И совсем не напоминает поведение грубого парня, работающего d конюшне… Мысли Уитни снова вернулись к Джереми Девлину.
Он так небрежно оскорбил ее и, несмотря на то, что является лишь слугой в доме, не проявил ни малейшего сожаления о сказанном. По тону разговора можно было подумать об их равенстве на ступеньках социальной лестницы, а может быть, и наоборот. Ей бы следовало наказать грубияна: такая речь просто оскорбительна и нетерпима. Однако Мередит боялась пожаловаться отчиму, так как тот мог назначить довольно строгое наказание. Она не могла вынести, чтобы из-за ее обиды избивали человека. А более легкая форма порицания не приходила в голову. Уитни уже начала подумывать о переводе Джереми в поле или на еще более унизительную работу. Такое изменение в его жизни должно бы унять непомерную гордыню, но Мередит показалось как-то глупо отрывать Девлина от дела, где способности человека проявляются в полной мере. А в поле… Да туда же пойдет любой, даже несмышленый мальчишка. Кроме того, это Дэниэл пожелал поставить его на конюшню, и она не могла переместить работника, предварительно не переговорив с отчимом… Нет, придется терпеть этого языкастого парня, пока не закончатся уроки верховой езды, а вот потом… Решено — если его надменность станет совсем уж непомерной, тогда Мередит накажет нахала.
Уитни снова пожала плечами: бесполезно и смешно позволять какому-то слуге так занимать его мысли. Чтобы отвлечься, она решила подумать о завтрашнем дне. Будет воскресенье, и Уитни увидится в церкви с Галеном и Алтеей. Теперь, когда ссора между ней и кузеном улажена, встреча — она очень надеялась на это — окажется приятной.
На следующее утро Бетси помогала Мередит облачаться в одно из ее лучших дневных платьев. Она надела сорочку, нижнюю юбку, чулки и застегнула короткий пояс-обруч вокруг талии. Он спускался на бедра, выравнивая силуэт и оттопыривая складки одежды по бокам. Поверх этого предмета туалета Мередит набросила так называемый подъюбник. На самом же деле сия штука использовалась в качестве верхней части одеяния и полностью находилась на виду. Обычно эту часть шили из двух слоев белого муслина и прокладывалась пухом на манер одеяла. Юбка одевалась поверх нижней, затем драпировалась складками сзади и закреплялась бантами таким образом, что открывался перед насборенного подъюбника.
Платье портниха сшила из коричневого шелка; лиф расходился, демонстрируя вышитую золотой нитью вставку. Жесткий верх наряда с квадратным вырезом специально делался тугим в соответствии с модой, которая предписывала приподнимать грудь. Поэтому по краю огромного декольте обычно нашивали кружева, целомудренно прикрывавшие вершины бюста.
На голову Мередит водрузила украшенный оборками чепец из такого же коричневого шелка. Обув парчовые коричневые туфли, она приготовилась ехать в церковь.
Взяв молитвенник Уитни легко сбежала вниз, где Бетси надела ей поверх мягкой обуви легкие башмачки, которые представляли собой деревянные подошвы с ремешками сверху. Они предназначались для защиты изящной обуви от въедливой грязи.
Поверх платья Мередит набросила легкую накидку, предохранявшую наряд от дорожной пыли. Последним штрихом оказались перчатки из мягкой кожи.
Покончив с туалетом, Уитни вышла через парадную дверь и села в поджидавший ее экипаж. Бетси заняла место на сиденье напротив своей госпожи. Несколько домашних слуг сопровождали карету, расположившись в обыкновенной повозке.
Мередит знала, что в городе все рабы и слуги посещают богослужения, но на большой плантации эта задача была невыполнимой; в «Мшистой заводи» работало около ста пятидесяти невольников, и они переполнили бы маленькую церковь. Таким образом, лишь верхний эшелон домашних слуг мог сопровождать Уитни. Ни Дэниэл, ни Лидия не ходили в храм, не желая подвергать себя праведному гневу священника.
Поездка в церковь оказывалась всегда мучительной и тряской, ибо все колониальные дороги представляли собой не более чем проселочные тракты. Обычно многочисленные водные пути обеспечивали путешественников комфортными средствами передвижения, однако до города и нескольких плантаций в округе приходилось добираться по суше. Для подобных визитов Мередит пользовалась экипажем.
Когда они подъехали к маленькой, безупречно побеленной церквушке, кучер соскочил с облучка и помог Уитни выйти из кареты. Она вошла в здание храма в сопровождении прислуги. Негры тут же уселись на задние скамьи вместе с другими рабами, а Мередит прошла к отгороженному месту семейства Уитни. Семья Галека уже расположилась на скамьях с высокими спинками.
Имя Уитни было выгравировано на маленькой медной табличке, прибитой к двери, ведущей к семейным местам. Мередит распахнула низенькую створку и вошла внутрь, прижимая юбки, чтобы проскользнуть на скамью рядом с Алтеей.
Сиденья обтягивал темно-бордовый бархат, а зимой, чтобы согревать ноги, около них ставились небольшие металлические ящички, наполненные горячими углями. Богато убранная церковь сильно отличалась от простых и бедных божьих храмов в колониях Новой Англии. Южная Каролина, подобно другим поселениям в Америке, считалась англиканской и посему придерживалась веры своей родины. Мало кто из плантаторов не посещал церкви. Единственными диссидентами во всей округе, о которых стоит упомянуть, являлись Гамильтоны, Они предпочитали ходить в маленький пресвитерианский храм, как более соответствующий их шотландскому происхождению.
Алтея мило улыбнулась кузине. Она была высокой и стройной, подобно всем Уитни, но лицом походила на мать, обладая такими же белокурыми локонами и мягкими серыми глазами, и считалась привлекательной девушкой. Ее рост не выходил за рамки разумного, как у Мередит; кроме того, Алтея имела более мягкую и женственную внешность. Однако в ней присутствовала какая-то степенность, надежно маскировавшая миловидность молодой леди. Хотя она и не казалась такой замкнутой, как Мередит, ее серьезные манеры, правильная речь и недостаточное приданое, типичное для всех Уитни, — все это вкупе делало Алтею менее, чем желанной партией. В свои восемнадцать лет она еще не считалась безнадежной старой девой, но, похоже, такой удел ждал и ее.
— Мередит, как я рада видеть тебя! — Алтея снова тепло улыбнулась и протянула руку своей подруге и кузине.
— О, Алтея! Прошла, кажется, целая вечность с тех пор, когда мы в последний раз разговаривали с тобой.
— Совершенно верно. Надеюсь, ты скоро навестишь меня?
— Непременно.
Гален, сидевший по другую сторону от сестры, вопросительно взглянул на Мередит. Та вместо ответа поклонилась и приветственно протянула ему руку. Он понял, что между ними снова установились прежние отношения, и поднес ладонь Уитни к своим губам, улыбаясь при этом. Отец кузена, Френсис, и мать, Вероника, тоже кивнули родственнице и тепло улыбнулись. Френсис являлся двоюродным братом отца Мередит, так что их родственная связь не считалась слишком близкой по крови. Уитни не были склонны к большим семьям, поэтому их клан сократился до ныне здравствующих пяти человек. Однако все сохраняли между собой тесные и близкие отношения.
Появился священник в элегантной рясе и поднялся по узкой винтовой лесенке к своей кафедре на возвышенной площадке, с которой хорошо просматривалась вся церковь. Проповедь оказалась милосердно короткой, что очень нравилось пастве, и служба закончилась не более чем через час.
После этого почти все присутствующие в храме задержались на ступеньках здания, чтобы поздороваться друг с другом и обменяться новостями с людьми, которых они не видели с прошлого воскресенья. Поскольку плантации располагались обособленно и довольно далеко от соседей, этот день являлся единственной возможностью встретиться с кем-то вне семейного круга общения. Барышни кокетничали с молодыми людьми, отцы семейств набивали трубки и, попыхивая ими, чинно беседовали; матери одергивали расшалившуюся молодежь. Друзья и родственники собирались вместе и болтали о пустяках; в конце концов разъезжались в каретах, повозках и небольших открытых экипажах, называемых пролетками.
Мередит простилась с семьей Уитни после того, как они неоднократно повторили приглашение погостить у них в ближайшее время. Она пыталась не терзать себя мыслью, что не увидит их, пока не посетит «Четыре дуба», так как они ни за какие коврижки не приедут в ее дом.
Уитни возвращалась а «Мшистую заводь» в полном молчании, растревоженная мыслями о собственном одиночестве. Как-то сложится жизнь, если Гален не попросит ее выйти за него? Дэниэл когда-нибудь уйдет в мир иной, а Лидия сразу же покинет усадьбу… Она останется совершенно одна в огромном доме. Хотя Мередит и считала себя отшельницей, способной занять себя самой разной работой, перспектива провести остаток жизни в одиночестве, не считая слуг, выглядела страшноватой. Ей нужна дружба, нужна любовь! Лидия права в одном — Мередит действительно более эмоциональна, чем позволяет себе казаться. Хотя сама Уитни и сомневалась, что обладает такой уж страстной натурой, как утверждает ее старшая подруга, она все-таки знала о своей способности на глубокие чувства, на любовь и ненависть, печаль и счастье. Она хотела улыбаться и смеяться, хмуриться и плакать, то есть желала дать полный выход своим чувствам, но… Ей нужны люди. Мередит хотела выйти замуж… Когда же Гален отбросит все сомнения и сделает предложение, несмотря на свое финансовое положение?
— Мисс Мерри! — голос Бетси прорезался сквозь поток ее мыслей, когда экипаж приблизился к «Мшистой заводи».
— Да, слушаю тебя.
— Небу намного лучше в последние дни… Я подумала, может, вы захотите зайти и взглянуть на него.
— Замечательная идея. Скажи Джошуа, чтобы остановил карету возле хижины.
— Слушаюсь, мэм.
Бетси высунулась в окно и передала приказание Уитни.
Они свернули на обсаженную дубами аллею, ведущую к дому, и остановились на полпути. Мередит выбралась из экипажа, служанка неотступно следовала за ней. Они прошли через лужайку к лачуге, где поселили Неба.
Уитни пригнулась, чтобы войти, и страшно удивилась, увидев африканца в полном сознании. Он подозрительно уставился на Мередит, но тут же выражение лица великана смягчилось, когда его взгляд остановился на Бетси. Куда бы ни двинулась девушка, глаза Неба следовали за ней.
Мередит проверила пульс чернокожего мужчины: он не частил, как раньше, а кожа на ощупь казалась прохладной. Совершенно очевидно, что гигант поправлялся. Теперь абсолютно ясно: он выживет, чего никак не ожидала Уитни, увидев его в первый раз.
Когда они с Бетси вернулись к карете, служанка неуверенно произнесла:
— Мисс Мерри, Неб еще слишком слаб, чтобы возвращаться на поля. Вы не могли бы найти ему место где-нибудь здесь? Как только ему станет лучше, он обязательно научится какому-либо ремеслу… Например, из него мог бы получиться хороший кузнец.
— Но у нас уже есть кузнец.
— Неб станет его помощником… Пусть учится у него. Когда Мартин состарится и не сможет выполнять столь тяжелую работу, он заменит его.
Мередит заколебалась: действительно ли она окажет услугу Бетси, оставив этого гиганта поблизости.
— Ладно, пока он не восстановит силы, мы попробуем найти для него менее тяжелое занятие, — осторожно произнесла Уитни.
В понедельник, вскоре после завтрака, Мередит переоделась в костюм для верховой езды и направилась к конюшне.
Джереми Девлин как раз заносил внутрь помещения тюк сена. Поношенные штаны исчезли, теперь на нем красовались новые бриджи и рубашка, сшитые Мейзи. Одежду она скроила из грубой ткани, — сочетание хлопка и шерсти — которую ткали у них на плантации. Совсем обычный наряд для слуг. Ни то ни другое не сидело на нем хорошо. Рубашка оказалась слишком широкой, а брюки — слишком узкими. Кстати, последние выглядели еще более смущающими взор Мередит, чем рваные штаны, ибо плотно облегали ягодицы и бедра, причем крайне нескромным образом.
Девлин, конечно, по-прежнему оставался дерзок до невозможности, несмотря на обновление костюма. Он поклонился и насмешливо произнес: — Сударыня, насколько я понимаю, мне следует поблагодарить вас за сей элегантный наряд… — Джереми дурашливо поправил воротник рубашки. — Материал, возможно, несколько грубоват, но я уверен, что это наимоднейший фасон для раба, не так ли? Как раз подходит для выгрузки навоза из стойл…
— Очень жаль, — быстро нашлась Мередит, — а ведь мне казалось, вы должны радоваться возможности иметь хотя бы какую-то одежду вместо того, чтобы ходить почти нагим, как это имело место в последние дни.
Девлин засмеялся, показывая ровные блестящие зубы.
— Бывают случаи, когда нагота оказывается вполне привлекательной.
— Я пришла заниматься… Может, приступим? — сурово оборвала она насмешника.
Джереми склонил голову, словно подчиняясь ее желанию, и зашагал обратно в конюшню. Через несколько минут он вернулся с Мерси и упряжью. Девлин повторил всю череду действий предыдущего дня: оседлал лошадь, поднял Мередит в седло, проверил ее посадку и положение рук на поводьях, а затем вывел животное во двор, все время поправляя Уитни, когда та допускала ошибки.
В том же духе проходили занятия и в последующие дни недели. Каждый день Мередит получала урок, длившийся примерно в течение часа. Девлин неизменно оставался предельно нахален, но когда обучал ее искусству верховой выездки, то становился деловит и собран и даже проявлял терпение, чем просто поражал Уитни.
Когда она научилась достаточно хорошо ездить шагом, он стал заставлять ее пускать животное рысью и галопом, по-прежнему удерживая Мерси за длинный повод. — Вы делаете поразительные успехи, — наконец сообщил Джереми. — У вас, должно быть, природные способности. Просто никто раньше не взял на себя труд отшлифовать их. Нет, все-таки признайтесь, что хоть чуть-чуть, но вам пришлось поучиться…
— Отец немного занимался со мной, — призналась Мередит, — правда, он не считался хорошим наездником. Кроме того, я была столь неуклюжа, что пришлось все забросить.
— Ну, значит, основы вам известны. Теперь нужна постоянная практика. Выезжайте каждый день. Я буду сопровождать вас на Акробате.
— Сопровождать меня?! — воскликнула Мередит. — Об этом не может быть и речи!
Джереми пожал плечами.
— Как знаете. Мне казалось, что вы так легко не отступитесь от начатого дела.
— А я и не отступаю: буду продолжать ездить верхом, но только без вас.
— А кто же станет следить за вашей осанкой? Вспомните, сколько раз мне приходилось напоминать вам ослабить поводья, выпрямиться или расслабиться… Если никто не будет исправлять ваши ошибки, то скоро вы вернетесь к тому, с чего начинали. Поскольку мне все равно нужно тренировать Акробата, совместные поездки кажутся мне вполне разумными. Скорее всего, мы станем выезжать на поляну, где я смогу скакать во весь опор. Мне ведь нужно готовить жеребца к скачкам для вашего отца.
— Отчима, — машинально поправила Мередит. Он бросил на нее любопытный взгляд, но промолчал. Наконец она выдохнула:
— Ладно… Я буду здесь в понедельник утром. Девлин помог ей спешиться, и в его глазах заплясали шаловливые искорки. — Ваша жертва в высшей степени благоразумна и благородна, — посмеиваясь, заверил он Уитни.
Уходя домой, Мередит поморщилась и подумала: «Этот человек совершенно несносен! И как только я могу выносить его присутствие в течение целого часа, да еще каждый день?»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100