Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

На следующее утро Мередит проснулась намного позднее, чем обычно. Открыв глаза, она заморгала, ослепленная солнечным светом, струящимся через окно и отражавшимся от гладкого кипарисового пола. Уитни со вздохом потянулась, откинула сетку от москитов и спрыгнула с высокой кровати.
В тонкой батистовой рубашке она прошлепала босиком, чтобы распахнуть створки окна, выходившего на задний двор. Сразу за великолепием цветущего парка и белой полоской ракушечного тротуара местность понижалась, переходя в беспорядочный густой подлесок, тянущийся к воде, притоку широкой и ленивой Купер-ривер, медленному и извилистому. Солнце ослепительно вспыхивало на водной глади.
Мередит вдохнула тяжелый влажный воздух, словно амброзию, и окинула любящим взглядом толстые дубы со спутанными украшениями из серого мха. Как чудесно быть дома! Другого такого места, как «Мшистая заводь», не существует на всем белом свете. Поля риса и индиго лежали справа, сразу за надворными постройками, и Уитни повернулась, чтобы взглянуть в ту сторону. Ее глаза остановились на строении конюшни, где но вый работник выносил на лопате навоз, сбрасывая его на кучу у стены. Солнечные лучи играли и сияли на ярко-золотых волосах мужчины. Он остановился, оперся на лопату и стер пот со лба тыльной Стороной ладони. Несколько прядей выбились из туго стянутой косицы и прилипли к лицу, потемнев от влаги.
Грудь Мередит сжалась, и, покраснев, она осознала, как нелепо выглядит ее фигура, случись ему взглянуть на окна дома. Уитни торопливо нырнула обратно в комнату, ударившись об оконную раму так сильно, что на глазах выступили слезы.
Осторожно потерев ушибленное место, она подошла к большому гардеробу, стоявшему у дальней стены спальни.
Ее комната выглядела просторной, так как не была загромождена мебелью. Огромная кровать, такая высокая, что забираться в постель приходилось по маленьким ступенькам, господствовала над всем пространством помещения. Ее осенял балдахин на высоких колоннах. Когда наступали холодные зимние дни, его плотно задергивали, спасаясь от сквозняков, проникающих через окна. И ложе, и массивный гардероб являлись прекраснейшими образцами мебели из красного дерева, импортируемой из Англии.
Кстати, и высокий комод тоже прибыл из далекого туманного Альбиона. Только подставка для ночного горшка, уютное резное кресло и большой сундук у подножия кровати оказались изготовленными из местной древесины чикори.
Уитни распахнула дверцы шкафа и вытащила простое, довольно поношенное и полинявшее платье. Оно подсело от многочисленных стирок и теперь едва прикрывало лодыжки. Обычно Мередит носила совсем иные наряды, но эту одежду она держала специально для таких дней, как сегодняшний. Уитни знала, что за неделю ее отсутствия упорядоченное ведение большого домашнего хозяйства наверняка нарушилось. Лидия — приятная женщина, но совсем не умеет отдавать распоряжений да к тому же старается не брать на себя полномочия, которые по праву принадлежат лишь Мередит. Слуги нисколько не стесняются открыто игнорировать ее нечастые приказания, чувствуя слабинку миссис Чандлер и понимая, насколько неустойчиво положение этой особы в доме.
Уитни подозревала, что после отъезда пыль ни разу не вытиралась. Теперь ей придется тщательно осмотреть все закоулки, включая кухню и погреб, где хранилось свежее мясо и молоко, чтобы убедиться воочию, что все испорченные продукты выброшены. Кроме того, в хижинах наверняка находится несколько больных рабов, о которых никто не позаботился в ее отсутствие. Она должна заняться их лечением, и ей совсем не хотелось испачкать хорошее платье кровью или чем-то еще.
Мередит набросила сорочку и только одну нижнюю юбку, натянула легкие чулки, надвинула тяжелые, прочные туфли с устойчивыми квадратными каблуками и широкими носами. Послышался тихий стук в дверь, и вошла ее служанка Бетси.
— Ох, мисс Мерри, я не знала, что вы уже встали и одеваетесь. Почему вы не позвали меня? — Она подбежала к хозяйке и выхватила платье у нее из рук. — Неужели вам больше нечего надеть, кроме этого старья?
— Конечно, есть. Но мне нужно именно это, — вызывающе заявила Уитни. Бетси лишь чуть меньше Лидии заботилась о том, чтобы нарядить свою особу. — У меня много работы по дому, и поэтому нечего трепать красивое платье. Служанка хотела было возразить, но тут же решила не делать этого: ей не хотелось говорить, что у Мередит нет почти ничего красивого.
— Да, мэм, — безропотно согласилась она и привстала на цыпочки, чтобы надеть платье через голову Уитни. Ткань наряда полиняла до такой степени, что цвет стало невозможно определить, а лиф сделался узким и сдавливал грудь. Бетси с молчаливым неодобрением покачала головой.
Мередит ничего не сказала, а просто присела к трюмо; служанка принялась расчесывать ее длинные каштановые волосы и затем закрутила их в тугой узел на затылке.
— Который час, Бетси?
— Почти десять. Господин скоро вернется с полей.
Как большинство плантаторов, Харли, поднявшись, выпивал большую кружку домашнего пива и ехал осматривать участки, возвращаясь домой лишь поздним утром, чтобы позавтракать. Обычно к этому времени Уитни справлялась с большей частью домашних дел. Сегодня же она едва успела встать к завтраку.
Мередит торопливо сбежала по лестнице и вошла в столовую как раз в тот момент, когда отчим вернулся после утреннего объезда полей. Снаружи послышалась возня, и через минуту в зале появился Дэниэл и крикнул камердинеру, чтобы тот снял с него сапоги. Присаживаясь в кресло, он коротко кивнул Лидии и падчерице. Сегодня Харли не надевал парик, а ездил на плантацию в мягком домашнем тюрбане, как это делали многие землевладельцы: искусственное сооружение на голове быстро становилось невыносимым в сырости и жаре Южной Каролины.
Дэниэл по-хозяйски переместился в центр стола; слева уселась Лидия, а справа — Мередит, которая, бросив взгляд через широкую столешницу, отметила, что миссис Чандлер сегодня выглядит необычайно хорошенькой и счастливой. Очевидно, они с Харли приятно провели ночь.
Как только эта мысль пришла ей в голову, Уитни мысленно передернулась и покраснела. Как она может думать о таких вещах? Хотя всем известно, что Дэниэл часто навещает Лидию в постели, ей не подобает признавать сей факт и размышлять над их отношениями. Мередит перевела взгляд на стол, накрытый белоснежной домашней скатертью.
Помнится раньше, в детстве, посреди столешницы стояла большая серебряная солонка, но теперь ее нет: вещицу пришлось продать, как и большинство других ценных поделок, когда для семьи настали трудные времена. После того как Анна вышла замуж за Дэниэла Харли, она выписала из Англии новые солонки, выглядевшие еще более модно, потому что щеголяли тремя изогнутыми вычурными ножками.
Чернокожий слуга обошел стол с оловянными блюдами, наполненными мясом, — олениной, свининой и голубями — затем поставил их на буфет орехового дерева. Рядом с каждым прибором стоял кожаный своеобразный кубок, называемый здесь мехом. Эти сосуды наполнялись пивом, сваренным на плантации. К завтраку подавали свежевыпеченный хлеб. Его толстая, почти неразжевываемая корочка срезалась и потом подавалась в виде подливки с молоком.
Беседы во время трапез почти не велись, поскольку ни Харли, ни Мередит не являлись разговорчивыми людьми. Лидия уже давно оставила свои попытки хоть как-то разговорить их в такие Моменты.
Завтрак скоро подошел к концу, и они вытерли руки об огромные полотняные салфетки. Слуга снова обошел стол, теперь уже с ведром, в которое сбрасывал грязную посуду и крошки, собранные со скатерти.
После утренней трапезы Уитни совершила обход дома, тщательно проверяя чистоту полов, осматривая соломенные циновки и мебель на предмет следов небрежности в ведении домашнего хозяйства. Она делала это с удовольствием, потому что любила свою родное гнездо, как любила землю и имя Уитни. Это был старинный и благородный род. Даже несмотря на то, что он имел печальную тенденцию проматывать свои состояния, более родовитой семьи не существовало во всей колонии. Дом «Мшистой заводи» казался Мередит неотъемлемой частью их имени. Его построил отец вскоре после ее рождения. На строительство ушло десять лет, и все делалось руками рабов плантации. Даже кирпичи формовались и обжигались на «Мшистой заводи». Только оконные стекла привезли сюда из немецкого поселения в Пенсильвании. Деревянные полы и стены изготовили из каролинского кипариса — серого дерева, чьи корни торчали из болота, словно искривленные узловатые ноги неведомого существа. Около камина красовалась панель с изящной резьбой. Все поверхности стен выкрасили в серо-голубой цвет, хотя в прошлом году по просьбе Лидии переднюю пришлось оклеить обоями. Она заверила Мередит и Дэниэла, что это последний крик моды в Лондоне. Теперь поверх деревянных реек здесь переплетались узоры из цветов и птиц ярких тонов, ни разу не повторяющиеся. Даже Уитни пришлось признать, насколько красиво это выглядит.
Здание «Мшистой заводи» было большим, почти огромным. Внизу располагались гостиные и музыкальные комнаты, а также широкая бальная зала. На втором этаже — несколько спален и дамская гостиная. Ведущая туда лестница поднималась широкими мягкими ступенями, сияя перилами из полированного дуба. Дом сам по себе являлся сокровищем и выглядел более величественно и современно, чем все соседствующие строения в округе. Отец вложил в него значительную сумму денег и заставил рабов трудиться до седьмого пота на строительстве. На это время он даже забросил поля ради своего шедевра. В результате этого пострадала плантация, а непредвиденные расходы увеличили и без того огромную гору долгов, которые тяжелейшим грузом легли на плечи матери после смерти Бенджамина Уитни. Анна цепко держалась за дом, твердо вознамерившись сохранить его и плантацию как наследство дочери. Мередит знала, что она сама боролась бы так же упорно, ибо, если бы пришлось покинуть родное гнездо, ее душа зачахла бы и умерла.
Направляясь на заднюю половину своего жилища, Уитни как раз столкнулась с тем, кого очень хотела видеть, — с Полем, черным мажордомом, который распоряжался действиями домашней челяди. Лицо мужчины, как обычно, выглядело непроницаемо, на нем никогда не отражались ни мысли, ни эмоции. Он был всегда спокойным, рациональным и подобострастным, но при этом каким-то образом умудрялся оставаться высокомерным. Поль не нравился Мередит, в отличие от их поварихи или ее камеристки.
Мажордом приблизился к хозяйке с молчаливым осанистым достоинством и степенно поклонился.
— Мисс Мередит, надеюсь, вы довольны поездкой.
— Да, спасибо, — отозвалась Уитни. — Однако возмущает положение дел здесь. — Здесь, мэм? — удивился Поль. — Что-то не так?
— Да. — Голос Мередит звучал твердо. Ее не одурачить невинным выражением лица. — Полы не вощились в течение всей моей отлучки, хотя я строго-настрого приказывала делать это. К тому же с мебели пыль не стиралась должным образом, а выставленное в горке столовое серебро потемнело. Его нужно немедленно привести в порядок. И мне кажется, нелишне вынести соломенные циновки и хорошенько вытрясти их. Затем следует принести коврики с чердака, почистить их и постелить на пол, разумеется, после того, как он будет натерт воском. Я сама проконтролирую это,
— Слушаюсь, мэм.
Уитни продолжала свой список претензий и замечаний, не обращая никакого внимания на слегка обиженное выражение лица мажордома. Она знала Поля с самого детства; тогда он ей казался важной и значительной фигурой. Поэтому порой и сейчас Мередит приходилось трудновато при общении с этим человеком: она иногда забывала, что является хозяйкой в доме.
Когда Уитни закончила перечисление замеченных ею недостатков, мажордом смиренно кивнул и тихо ускользнул, собираясь, вне всякого сомнения, сорвать злость на несчастных слугах, находящихся в его подчинении. Мередит пересекла широкий холл и вышла в боковую дверь.
Насыпная дорожка вела к кухне, которую благоразумно отделили еще при строительстве здания, чтобы жар печей не достигал основных комнат дома.
Владения Далей, главной кухарки «Мшистой заводи», сияли чистотой: та прямо-таки органически не выносила неряшливости. Она являлась женой Поля, но совсем не походила на своего мужа. Сердечная и дружелюбная, женщина считалась наперстницей всех домочадцев — и черных, и белых. Заслышав шаги Мередит, Далей развернулась и широко распахнула объятия:
— О, мисс Мерри! Как долго вас не было! Я уж думала, вы никогда не вернетесь.
Уитни улыбнулась и шагнула в медвежье кольцо рук стряпухи.
— Ты же знаешь, я всегда буду возвращаться в свой дом, пока не умру.
— Подозреваю, вы и тогда не оставите нас, — заметила Далей.
Мередит усмехнулась и отошла, чтобы полюбоваться кухней. Кирпичные стены побелены и уставлены полками с продуктами, кастрюлями и сковородками всех размеров и видов. Дверь вела в большую кладовую, где хранились кукурузная крупа, мука, сахар и другие не менее ценные «вещи». Хранилище всегда тщательно запиралось, а ключ от него постоянно находился на поясе Далей.
Одну стену кухни полностью занимал огромный глубокий очаг и печь для выпечки хлеба. Огонь весело потрескивал, над ним на крючке висел медный котел. Длинный крюк мог поворачиваться, чтобы не обжигаться, когда вешаешь на него различные емкости для варки пищи. Пустые таганы стояли в стороне от пламени очага, Другие, на которых располагались сковороды, котлы и чайники, примостились на углях.
Над камином торчали вбитые в стены колышки, на которых висели ложки с длинными ручками и ковши для размешивания стряпни, готовящейся в больших емкостях над огнем. Каминную облицовку из чикори дополняла вафельница с Длиннющей рукояткой и металлическая вилка поджаривания хлеба. Просторный духовой шкаф в углу приютил глиняные кувшины, несколько стеклянных бутылок и всевозможные блюда.
Словом, в помещении кухни царила атмосфера домашнего уюта, и, несмотря на жару, Мередит нравилось бывать здесь.
— Хотите чаю? — спросила Далей. — Чайник на столе.
— Да, пожалуй…
Уитни присела за грубо сколоченный деревянный стол, вокруг которого стояли скамейки. Огромная негритянка торжественно налила кипятка в чайничек для заварки и отставила его в сторону, а затем выставила на столешницу сахарницу, сливочник и сковороду с золотистым хлебом.
— Жидкий хлеб, мисс Мерри. Горяченький, только что с огня.
В отличие от обычного, это произведение кулинарного мастерства готовилось следующим образом: тщательно замешивалась кукурузная мука, потом полученное тесто одним большим комком выкладывалось на сковороду, накрывалось крышкой и ставилось на горячие угли. В результате такого процесса хлеб получался вкусным, хрустящим и румяным по краям и слегка клейким внутри.
Уитни не удержалась и сразу же положила небольшой кусочек на тарелку, поданную Далей.
— Что произошло в мое отсутствие? — поинтересовалась Мередит, отлично зная, что кухарка всегда в курсе всего происходящего в «Мшистой заводи», как, впрочем, и во всей округе.
Та склонила голову на бок и задумалась.
— Ну, у Сарт родился малыш… Хорошенький крепенький мальчик, как его папа.
— Хорошо. Больных много?
Далей неопределенно пожала плечами. — Такие всегда есть. Нельзя работать в поле по колено в воде и не заболеть. Если не водяная змея, то болотная лихорадка или… — На лице негритянки появилось какое-то странное выражение. Она замкнулась.
— Или что?
Кухарка смущенно взглянула на хозяйку.
— Ничего, мэм.
— Или Джексон? — наконец догадалась Мередит. — Далей, мне ты можешь говорить все.
Стряпуха покачала головой.
— Он все равно узнает.
Она бросила многозначительный взгляд на девушку, чистящую овощи над глиняным чаном. Мередит проследила за ее глазами.
— Джевел, — обратилась Уитни к служанке, — найди Бетси и скажи, чтобы она принесла мою медицинскую сумку. Я скоро отправлюсь в хижины лечить больных… Ну, так в чем дело? — спросила она Далей, когда они остались одни. — Ты думаешь, Джексон накажет тебя за разговоры со мною? Но здесь хозяйка — только я, и тебе это прекрасно известно.
— Да, мэм, но хозяин не уволит мистера Джексона без веской на то причины. По крайней мере, до тех пор, пока не найдет кого-то на это место. А надсмотрщик может отыграться на мне и без вашего ведома.
Мередит вздохнула. Она знала, что управляющий имеет огромную, почти ничем не ограниченную, власть над рабами. И хотя Уитни жалела их и сочувствовала чернокожим работникам, она не могла уследить за каждым шагом Джексона, и, как правильно заметила кухарка, отчим не уволит его из-за жалобы какого-то негра. Дэниэл доверял надсмотрщику не больше Мередит, но пока еще найдешь человека на его место… — Что ж, теперь никто не сможет донести ему о нашем разговоре, поэтому расскажи мне о случившемся все без утайки.
— Один полевой рабочий, здоровый африканец, не пробывший здесь и полугода, — буйный. Мистер Джексон считает, что он сбежит; по этой причине его всегда держат в цепях. Его зовут Неб, но сам невольник величает себя каким-то чудным африканским именем. Мистер Джексон постоянно бьет этого раба. Так вот… Неб подхватил болотную лихорадку, но надсмотрщик все равно заставлял его работать, — он ненавидит парня — пока тот совсем не ослаб до такой степени, что не смог выползти в дверь… Так, по крайней мере, говорит Перл.
— Перл? Кто это?
— Полевой работник, — пояснила Далей, — но она не в счет, потому что большая и сильная. Кстати, Джексон приказал ей жить с Небом, решив получить от них крепкое здоровое потомство. Только Перл страшно боится этого парня за его безумство. В лихорадке он ведет себя еще хуже. Африканец принимает ее за кого-то другого и бьет смертным боем. Она каждый вечер подходит к двери и умоляет принести его сюда для лечения, а не оставлять в лачуге на краю поля. Но никто не соглашается, поэтому Неб всегда остается там…
— Ясно. Что ж, как только закончу с ближайшими хижинами, пойду и осмотрю его. Но, судя по твоим словам, Неба уже не спасти.
— Может быть. Но все считают, что вы творите поистине чудеса.
Мередит знала — единственное ее «чудо» является корой хинного дерева, которую она завезла на плантацию с большими трудностями и по баснословной цене. Мало кто из докторов или непрофессионалов верил в это средство. Оно считалось папистским продуктом и, вполне возможно, очень ядовитым. Но Уитни пользовалась корой много раз, зная, что один лондонский врач доказал эффективность такого лечения больше ста лет назад. В ее душе не находилось места страху, когда речь шла о человеческой жизни. Мередит удалось спасти не одного раба, умирающего от страшной болотной лихорадки, отпаивая несчастного настоем коры хинного дерева.
Далей поднялась, бормоча под нос:
— Может, для него и лучше, если вам не удастся вытащить его.
Уитни задумалась над этим замечанием. Некоторые из буйных никогда не привыкали к работе на плантации. Они убегали, и их убивали прямо на болотах или же привозили назад для жестокого наказания. Рабам некуда было податься: беглецов обычно быстро ловили, даже если им удавалось избежать опасностей, подстерегающих в трясине. Многие чахли от тоски по родине и свободе. Иногда Мередит казалось, что таким людям лучше бы умереть, но инстинктивная вера в святость жизни не позволяла отступаться от них, и она старалась оказать больным посильную помощь.
Когда через несколько минут появилась Бетси, нагруженная объемистой кожаной сумкой с медикаментами, Уитни поднялась, повязала старенький платок и вышла из кухни. Она прошла через лужайку перед домом, спустилась вниз по подъездной аллее между высокими дубами, а затем свернула и направилась к грубым хижинам, в которых жили невольники, работающие в доме и вокруг него.
Две беременные женщины присматривали за малышами рабынь, что играли в тени раскидистого дуба. Они быстро отдали ей больных детей. Одним из них оказался уродливый младенец, для которого Мередит уже ничего не могла сделать, кроме как помолиться, чтобы он поскорее и полегче умер. Другой порезал ногу, и ранка загноилась. Уитни разрезала нарыв тонким острым ножом, затем положила на края прооперированного места пасту, приготовленную из заплесневелого хлеба, после чего плотно наложила повязку.
В одной из лачуг Мередит обнаружила женщину, мучающуюся в приступах лихорадки. Правда, это оказалась не смертельная малярия с изматывающими приливами жара, а более легкая форма, известная здесь под названием «горячий озноб», от которой у Уитни не имелось никаких лекарств. Она приказала ухаживающим за больными обтирать ее прохладными полотенцами.
Последним пациентом был молодой человек с распухшей челюстью и сильным жаром. Мягко уговорив его открыть рот, Мередит осмотрела зубы и заключила, что один из них является причиной болезни. Она налила больному немного виски, чтобы заглушить боль и, когда тот опьянел, маленькими щипцами удалила основную причину опухоли и температуры.
Закончив работу в хижинах, Уитни отправилась на конюшню, где Сэм, поклонившись с широкой улыбкой, поздоровался с ней.
— Мисс Мерри, мисс Мерри, посмотрите-ка на мою ногу!
Она улыбнулась. Конюха пару месяцев назад лягнул мул и сломал кости. Мередит наложила ему шину и тугую повязку, а затем постоянно следила за его состоянием. В результате этого костные ткани срослись правильно, и Сэм начал ходить без прихрамывания и даже танцевать. Сам пациент считал это только заслугой Уитни.
— Я здесь ни при чем. Это все твои кости и твой сильный организм, — в очередной раз заверила она благодарного слугу. — Послушай, нам с Бетси нужно поехать в хижину на поле… Ты можешь приготовить повозку?
— Конечно, мисс Мерри, конечно. Служанка удивленно взглянула на свою госпожу.
— Мы едем на плантацию?
— Да. Там есть раб, которому нужна моя помощь.
Бетси с шумом втянула воздух.
— Мэм, это, должно быть, Неб. Он очень сильный. Может, нам лучше взять кого-нибудь с собой? Я слышала…
— Чепуха! — решительно отрезала Мередит. Если больной действительно такой огромный, как говорит Далей, то никто не сможет удержать его. Никто, кроме нового наемного работника, а Уитни совсем не собиралась брать Девлина с собой. Джереми сам, скорее, является угрозой, чем защитой. Она, словно невзначай, оглянулась, недоумевая, где же новичок.
Пока они ждали обещанный транспорт, Девлин так и не появился. Наконец Сэм вывел из конюшни лошадь, запряженную в маленькую деревянную повозку. Бетси с сумкой расположилась сзади, а Мередит села на козлы, предварительно натянув перчатки на руки, чтобы лучше держать поводья. Она щелкнула ими старенькую коняшку, и экипаж тронулся с места.
Через некоторое время впереди показалась одинокая лачуга, где жили полевые рабочие. Хижина, выглядевшая беднее и грязнее жилищ домашних слуг, стояла посреди поля, ближе к месту Работы. Повозка затряслась по узкой разбитой дороге, петляющей между участками земли.
Когда, наконец, Мередит добралась до пятачка с коновязью, маленькая девочка с огромными глазищами, появившаяся невесть откуда, указала на отдельное строение, — то ли лачугу, то ли недостроенный большой шалаш где лежал «страшный дядя». Малышка попятилась и отказалась войти вместе с Уитни и Бетси в приют больного.
Мередит пригнулась, входя в маленькое помещение, где пахло потом и страданиями. Мужчина лежал, вытянувшись, на узкой койке. Когда-то это был крупный и высокий человек, но сейчас тело так ссохлось, что проступали кости. Он повернул к вошедшим массивную голову и уставился на них огромными черными глазами, пустыми и непроницаемыми, как глубокий омут. Лицо, блестевшее от пота, казалось вырезанным из куска эбенового дерева. Уитни отметила широкий приплюснутый нос, высокий лоб и квадратную челюсть. Ноздри чернокожего невольника раздувались, когда он смотрел на них. На какое-то мгновение Мередит испугалась, что невольник сейчас встанет и вышвырнет непрошеных посетителей, но он этого не сделал. Напротив, африканец закрыл глаза и отвернулся. Больной лежал без рубашки, и Уитни поморщилась, увидев следы старых шрамов, густо покрывавших тело. Она метнула внимательный взгляд на Бетси, сделала глубокий вдох и подошла к кровати с другой стороны. Служанка покорно следовала за ней с сумкой.
Помощница Мередит поставила свою ношу на пол, и мужчина, приоткрыв глаза, окинул ее пристальным взором и пошевелился. Уитни достала чашку, сделанную из тыквы, и отправила Бетси за водой, а сама сцепила руки, чтобы скрыть дрожь, и они с негром обменивались взглядами, пока не вернулась служанка. Мередит смешала сухой порошок хинной коры с водой и осторожно подошла к Небу, поднесла чашку к его губам, но тот отказался открыть рот. Уитни твердо приказала ему выпить лекарство — никакой реакции. Наконец она со вздохом отстранилась.
— Попробуй ты, Бетси.
— Я? — Красивые темные глаза служанки расширились от страха. — О, нет, мэм, нет! Я боюсь!
— Он пока еще ничего не сделал… Может, его смущает цвет моей кожи? Попробуй ты.
Бетси нерешительно протянула чашку. Глаза Неба остановились на ней, взгляд внезапно потеплел. Он слегка приподнял голову и стал пить, обхватив запястье девушки пальцами, чтобы сосуд не колыхался. Негр скорчил гримасу и пробормотал что-то неразборчивое, но продолжал глотать жидкость, пока чашка не опустела. Служанка тут же отскочила.
— Спасибо, Бетси. — Мередит улыбнулась. — Ну, а теперь не могла бы ты намочить полотенце и обтереть ему лицо и грудь? Это хоть немного снимет жар.
— Кажется… да.
Служанка поколебалась, но все же взяла полотенце и вышла из лачуги. Вернувшись, она стала осторожно протирать широкое темное лицо, затем руки и грудь. Неб, не прерываясь ни на секунду, неотрывно смотрел на нее и наконец что-то сказал на своем непонятном языке. Его мощные бицепсы и мускулистая грудь напоминали Мередит о существовании на свете наемного работника. «А этот раб по-своему красив, — подумала она. — И такой же большой и сильный, как Девлин».
Уитни снова взглянула на больного: в его глазах горел огонь горячей самоуверенности, хотя он находился одной ногой в могиле. Несомненно, Неб обладал природной надменностью, едва сдерживаемой силой, которая, как подозревала Мередит, в любой момент могла выплеснуться в приступе неистовства. И этим он тоже напоминал Девлина. Когда Бетси покончила со своим делом, они покинули хижину, с облегчением поторапливаясь к повозке.
— Уф! — выдохнула служанка. — Я едва не померла от страха, настолько Неб напугал меня.
— Да, он сильный, но, кажется, понял и оценил твои усилия.
Бетси издала какой-то странный звук.
— По-моему, ему это даже слишком понравилось. Больной человек не должен так смотреть,
— Что ты имеешь в виду?
— Не знаю… — в замешательстве промямлила девушка, забираясь на свое место в повозке. Мередит взяла вожжи, и они тронулись в обратный путь. — Как будто он… Словно он имеет на меня какие-то права, словно мое тело больше не принадлежит мне… Вы понимаете, о чем я говорю?
Уитни обернулась и удивленно уставилась на служанку.
— О чем ты там бормочешь?
Лицо Бетси вспыхнуло, несмотря на кофейный цвет кожи.
— Я не уверена, но в животе у меня что-то сжалось… Не могу объяснить, но это очень напугало меня. Показалось, Неб хочет меня, словно может сделать меня своей в любое мгновение…
Мередит отвернулась, на этот раз сама покраснев.
— Бетси, едва ли это подобающая тема для обсуждения.
— Да, мэм, знаю. Но я действительно испытала такое чувство… У меня был только один мужчина, которому я позволила… обладать мною, потому что хотела узнать, вокруг чего же разводят такую шумиху. Впрочем, в этом нет ничего особенного.
Щеки Уитни пылали, но она не оборвала разглагольствований служанки. А та с живой непосредственностью продолжала:
— Никогда больше никому не отдавалась, сами же они не осмеливаются… Знают, что расскажу вам и вы наброситесь на них, как курица на букашку. Но этот?.. Он смотрел так, будто ему наплевать, кто я и что могу ему сделать… Словно он хозяин.
Мысли Мередит невольно вернулись к Джереми Девлину. Он так смотрел на нее в тот день — о, нет, не с желанием, совсем нет — скорее, с высокомерием и надменностью, которые говорили, что любая женщина будет его, стоит только ему поманить пальцем. Казалось, он — господин.
Уитни постаралась побыстрее избавиться от этих опасных размышлений. Просто и у нее, и у Бетси сегодня разыгралось воображение.
— Послушай, — обратилась она к служанке, — что бы ты там ни думала, это не имеет никакого значения. Он болен и, видимо, скоро умрет. И уж, конечно, не сможет ничего тебе сделать.
Бетси вздохнула.
— Верно. Но… знаете что? Хоть все происшедшее напугало меня, все-таки в душе осталось что-то приятное.
Мередит закатила глаза.
— Хватит молоть чепуху! Когда вернемся, я пошлю двоих мужчин привезти его в усадьбу. Здесь мы сможем получше позаботиться о нем. Конечно, если ты согласишься сопровождать меня…. Или мне взять кого-либо другого?
— О, нет, мэм. Я согласна, — поспешно ответила Бетси. — В конце концов, один раз у меня все получилось… Рискну повторно.
Когда повозка приблизилась к конюшне, служанка живо спрыгнула на землю; Мередит выбралась из коляски более степенно. Она передала вожжи Сэму и повернулась к своей спутнице. — Возвращайся в дом и положи на место сумку с медикаментами. А я собираюсь пройтись к реке, чтобы немного освежиться.
— Слушаюсь, мэм.
Бетси помчалась к зданию, торопясь рассказать остальным о своем «подвиге», а Уитни через двор отправилась к тропинке, ведущей к пристани.
Дойдя до верфи, она села на выгоревшие доски и сняла свои тяжелые башмаки. Стянув чулки и подняв юбки до колен, Уитни опустила ноги в прохладную воду, наслаждаясь мягким прикосновением влаги к ее зудевшей коже; затем развязала косынку и распустила волосы, встряхнула ими и подняла тяжелую копну каштановых прядей вверх, подставляя влажную шею легкому ветерку.
Мередит опустила платок в воду, подождала, пока материя намокнет, отжала и промокнула влажным прохладным материалом лицо и шею, предварительно расстегнув платье до груди. Боже, как жарко для сентября! Она гадала, когда же станет прохладнее. С приходом осени работы прибавится — уборка, сбор лавровых ягод, изготовление свечей, убой скота… Уитни повертела головой, стараясь расслабить напряженные мышцы шеи.
Ее спокойное состояние нарушил внезапный шум, и она повернулась, чтобы посмотреть, что происходит.
Вдруг на досках пристани, всего в нескольких шагах от нее, показались руки, а за ними из воды вынырнуло огромное белое тело. Какое-то мгновение Мередит смотрела на это явление, широко открыв рот: перед ней стоял Джереми Девлин собственной персоной с темными от купания волосами, приклеенной к лицу белозубой улыбкой и — совершенно голый!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100