Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 22

Нога Джереми продолжала заживать, и вскоре он вернулся к своей работе. Мередит проводила большую часть времени над заполнением «освобождающих бумаг» для рабов. Каждую неделю они «отпускали на волю» все больше и больше людей. И хотя соседи — кто с испугом, кто с интересом и скептицизмом — смотрели на них как на сумасшедших, эксперимент, по крайней мере, начинался успешно. Все шло в соответствии с планом Девлина. Всего лишь несколько негров покинули плантацию, зато оставшиеся многократно усилили производительность труда. Свободные, работающие за плату люди проявляли куда большую заинтересованность в получении хорошего урожая, а Неб оказался прекрасным управляющим — смекалистым, трудолюбивым и требовательным.
Джереми съездил в Чарлстон за семенами вместо сгоревших. Вернувшись на «Мшистую заводь», он привез с собой новую одежду для Мередит от мадам Равеню. Бетси, помогая распаковывать элегантные платья, охала над их фасонами и великолепием.
— О, мисс Мерри, в этом вы будете настоящей красавицей! — воскликнула она, поднимая медово-золотистый наряд.
Мередит вздохнула. Туалеты прелестны, а в сочетании с ее новой мягкой прической даже она сама вынуждена была признать, что выглядит в них почти красивой.
— Да. Как жаль, но надеть их нельзя. Нужно соблюдать траур.
— Что?
Девлин сидел в кресле, с улыбкой наблюдая за восхищенным лицом жены, когда она осматривала коробки с одеждой. При ее словах он выпрямился и нахмурил лоб.
— Ты же не собираешься сказать, что будешь и дальше носить свое ужасное черное платье вместо этих?!
— Но, Джереми, прошло всего два месяца после смерти Дэниэла. Я еще не могу снять траур.
— Больше я не позволю тебе выглядеть вороной, — твердо заявил Девлин. — Харли любил тебя и желал счастья. Ты куда лучше выполнишь его пожелание, начав носить красивую одежду! Я настаиваю, чтобы на тебе были платья от мадам Ра-веню.
Мередит упрямо выпятила челюсть.
— Джереми, это неправильно. Сущее неуважение…
— Мне надоела твоя одержимость приличиями и мнением других. К черту их! Ты будешь носить эту одежду!
— Ты приказываешь мне? — голос Мередит угрожающе повысился.
На секунду челюсть Девлина выпятилась точно так же, как и у нее, а глаза загорелись синим пламенем. Затем он заметно расслабился, его губы тронула легкая улыбка.
— Я никогда не приказываю тебе, что делать или чего не делать, а просто говорю, что Дэниэл одобрил бы это. Честно говоря, не знал о твоих намерениях отдавать дань уважения Харли таким вот образом: обижаешь его и удовлетворяешь мнение кучки псевдоаристократов, которые презирали и всячески поносили его при жизни.
Джереми уже немного научился, как управляться с Мередит. Главное правило — не загонять ее в угол и не приказывать что-то сделать. В такой ситуации она всегда артачилась. Только разумные доводы и убеждения могли привести к положительному решению.
Мередит заколебалась. Она как-то не думала о трауре с этой точки зрения. Действительно, Дэниэл не любил соблюдения этой традиции. Неожиданно припомнилось, как отчим просил ее снять траур через несколько месяцев после смерти Анны, но она тогда отказалась. Именно так поступали в воспитанном обществе. Смерть близкого человека требовала, по крайней мере, в течение года носить черные одежды. Мередит полагала, что, поскольку Дэниэл являлся только отчимом, это время можно сократить, но не до двух же месяцев. И все-таки ее муж прав: Харли не любил и не признавал традиций общества. Он постоянно сражался за свое признание. Его величайшей радостью стала победа Акробата над лошадьми плантаторов. Да и сейчас бы Дэниэл обрадовался возможности поглумиться над их запретами и ограничениями.
— Может, ты и прав, — пробормотала она, с тоской поглядывая на разноцветный каскад шелка, бархата и парчи, выплескивающейся из коробки.
Девлин спрятал улыбку.
— Знаю, что прав. Харли первым согласился бы на снятие траура. — Он выбрал из груды раскрашенное вручную платье и бросил его Бетси.
— Вот, погладь это. — Его взгляд вернулся к жене. — Мне бы хотелось, чтобы ты сегодня надела его. Мередит улыбнулась. Ее решимость носить черное улетучилась.
— Хорошо, по крайней мере, хоть дома перестану ходить в трауре.
В тот вечер она чувствовала себя красивой и свободной. Ярко-красные розы, расшитые по ткани, подчеркивали румянец щек, а фасон — достоинства фигуры. Ее глаза сияли, излучая удовольствие от того, что она прекрасно выглядит, и радость от освобождения от черного.
Наблюдая за ней, Джереми почувствовал, как сердце застучало в груди, собираясь выпорхнуть из своей тесной клетки. Как красива она сегодня! Мысли в нетерпеливом ожидании задержались на предстоящей ночи, настолько отвлекая его, что он с трудом мот поддерживать разговор.
Когда вечерняя трапеза подошла к концу, Дев-лин повел Мередит наверх.
— Красивый дом, — заметил он, оглядывая выкрашенные стены и великолепные ковры, лежащие на натертых воском полах. — И большой… В нем достаточно места для нашего выводка.
— Нашего… чего?
— Нашего выводка ребятишек. Ее щеки тронул румянец.
— Что заставляет тебя думать, будто у нас появится хотя бы один ребенок., не говоря уже о выводке?
На лице Джереми появилась томная и соблазнительная улыбка.
— Ты знаешь, я намерен позаботиться об этом. — Жестом собственника он положил руку на ее плоский живот. — Кто знает? Возможно, наш будущий наследник уже лежит внутри тебя. Дыхание Мередит участилось, и она отвела глаза, растревоженная его напряженным взглядом. Девлин указал на комнаты напротив их спальни.
— Это может стать детским крылом. Первая — для Элджернона…
— Элджернона?
— Да, — ответил он очень серьезно, — для нашего старшего. Он заслуживает отдельной комнаты, ведь верно? Этот сорванец, без сомнения, будет баламутом, как и его отец.
Мередит улыбнулась, в ее голосе появились поддразнивающие нотки.
— Считаешь, в нем ничего не будет от Уитни?
— Ну, может, немного от его мамочки. Мальчик будет упрямым, высоким и несговорчивым.
— И это все, что он унаследует от меня?
— А ты бы предпочла, чтобы он соблазнительно вилял задом или говорил высоким голосом? Или, может, тебе хочется, чтобы сорванец обладал твоим умением шить?
С ее губ сорвался веселый смешок.
— Балбес.
— Конечно… Наша вторая, Эмили, будет красавица и очень похожа на свою мамочку, с умеренной примесью ирландского очарования. Она примется вить веревки из своего папы.
— Ну, в этом-то я не сомневаюсь
Девлин вел ее вдоль коридора, который отдал их воображаемым детям, открывая двери комнат и заглядывая внутрь.
— Эта выглядит совсем не плохо. Добавить несколько рюшей и оборок — и она идеально подойдет для Эмили. Следующая — спальня двойняшек. Они, естественно, захотят жить вместе. Один будет во многом похож на Элджи, но другой — умный и долговязый, как кузен Гален.
— Джереми! — со смехом запротестовала Мередит.
Он продолжил свое шутливое путешествие по комнатам, распределяя их на такое количество детей, что она даже потеряла им счет. Наконец, обойдя дом и раздав помещения, они вернулись к дверям собственной спальни.
Мередит кокетливо вскинула голову.
— И откуда же, сэр, по-вашему, возьмется все это потомство, если мы проводим время за обходом дома?
Девлин усмехнулся, наслаждаясь ее легким флиртом. Она соблазнительная, страстная и великодушная. В ней есть все, что он желал видеть в жене. Неожиданно Джереми ужасно обрадовался своему отказу от продажи плантации. Теперь он не мог представить, что был где-то счастливее, чем здесь и сейчас.
— Я позабочусь об этом, — пообещал Девлин, наклоняясь, чтобы поцеловать ее губы. Это нежное прикосновение быстро перешло в горячий и пылкий поцелуй. Он крепко прижал ее к груди. — Черт побери, я хочу тебя! — прорычал Джереми и повел Мередит в спальню.
На следующее утро, сразу после завтрака, Девлин уехал поговорить с Небом, который руководил весенним севом.
Мередит ушла в общую комнату и принялась штопать одну из длинных дамасских скатертей. Нанимаясь шитьем, она все время отвлекалась на воспоминания о прошлой ночи. Хотя и наступило время весенней уборки во всем доме, но сегодняшнее утро явно не располагало к такому занятию. Бурная любовь Джереми оставила ее мягкой и тающей, неспособной сосредоточиться. Он вел себя нежно и старался не только сам получить удовольствие, но дать его и ей. Мередит гадала, может ли Девлин испытывать к ней хоть какое-то чувство. Так ли уж совершенно глупо надеяться на это.
Ее грезы наяву прервались тихим стуком в дверь, вслед за этим звуком в комнату проскользнул Поль,
— Какой-то человек желает видеть мистера Джереми по делу, мэм. Что мне сказать ему?
Мередит вздохнула: не хотелось разговаривать с кем бы то ни было, но муж. вернется еще не скоро. Она знала о жизни плантации намного больше, чем Девлин, и казалось несправедливым заставлять посетителя ждать. Мередит с таким же успехом может обсудить с ним дело, которое привело его сюда.
— Поль, пусть он войдет.
В комнате появился дородный мужчина С круглым, детским лицом. У него оказался счастливый, почти глуповатый вид, заставивший ее недоумевать, как такой человек может заниматься каким-либо серьезным делом.
— Джон Эмерсон, эсквайр, — весело представился вошедший, отвешивая короткий и неуклюжий поклон.
— Пожалуйста, присаживайтесь, мистер Эмерсон. — Мередит указала на ближайшее к ней кресло. — А теперь расскажите мне, что я могу сделать для вас.
— Вообще-то мне хотелось бы повидать вашего мужа, мэм, — начал посетитель.
Она улыбнулась.
— О, я понимаю. Но, я боюсь, мистер Девлин не так скоро вернется с полей. Весна для него — горячая пора. В принципе, я в курсе дел плантации, поэтому уверена, что смогу помочь вам. Надеюсь, вам не придется скучать в ожидании моего мужа. Эмерсон благодарно улыбнулся.
— Это очень мило с вашей стороны, мэм. Дело мое довольно простое… Мне хотелось бы проехаться по территории «Мшистой заводи».
— Прошу прощения?
«Чего-чего он хочет? С какой стати этому чужаку вдруг захотелось осмотреть плантации?» — с тревогой и недоумением подумала Мередит.
— Пожалуй, мне стоит все объяснить… Я земельный агент, с которым мистер Девлин встречался во время своей недавней поездки в Чарлстон,
— Земельный агент? — Мередит показалось, что ее сердце остановилось. На нее накатила волна страха и поглотила ее без остатка.
— Да, мэм. Он встречался со мной по поводу продажи плантации. Естественно, услышав" его описание, я заинтересовался землей, но захотел лично все осмотреть, как только улучшится погода. Иногда владельцы бывают несколько… э… необыкновенно восторженными относительно своей собственности. Вот поэтому-то я и приехал, Дабы самолично удостовериться в рассказе вашего мужа. Из того, что мне пришлось уже увидеть, могу сказать, мистер Девлин нисколько не преувеличивал.
— Я рада, что вам понравилось у нас, — процедила Мередит сквозь внезапно окоченевшие губы. — э… Вы уверены, ., в правильности адреса? Может быть, вас неправильно информировали?
Теперь настала очередь изумляться Эмерсону.
— Разве вы не миссис Девлин? Это ведь старая Уитни, «Мшистая заводь», не так ли?
Мередит все еще не могла поверить своим ушам.
— И вы говорите, Джереми хотел продать «Мшистую заводь»?
— Ну да. Я тогда — удивился, зачем человеку продавать такую прибыльную ферму. Естественно, мне пришлось поинтересоваться, и он объяснил, что ему не нравится здешний климат и намечается возвращение в Лондон. — Эмерсон немного помолчал, наблюдая за Мередит, которая стала белой, как скатерть у нее на коленях. — Мэм, с вами все в порядке? Я сказал что-то не то? Но… я уверен, ошибки быть не может. Надеюсь, не испортил сюрприза?
— Нет, мистер Эмерсон, вы ничего не испортили. — Мередит просто кипела от холодной ярости. — Однако, боюсь, вы приехали напрасно. Видите ли, «Мшистая заводь» не продается. Видимо, мистер Девлин не потрудился сказать, что плантация принадлежит мне, а не ему. Она не продается и никогда не будет продаваться, покуда я жива. Поэтому вы можете немедленно вернуться в Чарлстон. Один из моих слуг отвезет вас в пироге.
Она поднялась и позвонила Полю, недвусмысленно намекая, что пора уходить. Эмерсон непонимающе открыл рот, с трудом постигая тот факт, что вместо того, чтобы любезно позволить осмотреть ферму, хозяйка выбрасывает его вон.
Когда вошел Поль, Мередит отдала ему твердое распоряжение немедленно отвезти гостя в Чарлстон. Коротко кивнув земельному агенту, она вышла из комнаты и почти побежала по лестнице.
Джереми лгал ей! Каждым нежным жестом и словом он бессовестно лгал! «Во время своей недавней поездки…» Это, должно быть, всего несколько дней назад, когда Девлин ездил покупать семена. Он планирует — а возможно, всегда планировал — продать «Мшистую заводь» и сбежать с деньгами в Лондон, чтобы возобновить свою разгульную жизнь за ее счет. Джереми обманывал, лгал, раздаривал ласки, собираясь при этом разбить ей сердце и украсть все, что она имела. В этом человеке нет ни крупицы правдивости! Он злая, ядовитая змея, которая не остановится ни перед чем, чтобы заполучить желаемое. Без сомнения, ему было противно спать с ней, но Девлин делал это, чтобы усыпить ее подозрения и заставить поверить, что она — в безопасности, даже полюбить его. Все это время Джереми вынашивал планы погубить свою жертву, предать и бросить. Словно та огромная любовь, которую Мередит испытывает к нему, теперь обернулась и ударила ее в лицо. Если бы только она не любила Девлина… Если бы только он был ей безразличен… Боль, словно острый нож, терзала сердце Мередит. Разочарование и отвергнутая любовь теперь усиленно подпитывали ее гнев и разогревали ярость.
В этот момент в комнату вошла Бетси, и Мередит обернулась к ней, сверкая глазами.
— Собери вещи мистера Девлина и вынеси их. — Что?
— Ты слышала? — холодно и презрительно бросила Мередит. — Я хочу, чтобы все, принадлежащее ему, немедленно исчезло из моей спальни! Одежда, обувь… Все!
— Но… Но куда мне их деть?
Мне наплевать, что ты с ними сделаешь! — почти выкрикнула она. — Отнеси их в комнату, где он жил прежде. Вышвырни за дверь на траву… Мне все равно. Просто убери эти вещи отсюда, чтобы и духу не было.
~ Слушаюсь, мэм, — прошептала огорошенная девушка и бросилась выполнять распоряжение хозяйки, собирая одежду Девлина и засовывая ее чемодан. Затем она позвонила лакею, чтобы он пришел и перенес собранное в другую спальню.
В течение часа Бетси освободила комнату от вещей Девлина. У нее хватило мудрости больше не заговаривать с разъяренной госпожой. Она не знала, что произошло между ними, но, очевидно, в сей момент Мередит ненавидела своего мужа.
Джереми вернулся перед вечером. Он побродил по дому в поисках Мередит, затем поднялся к их спальне. Его рука повернула ручку, Но дверь оказалась заперта. По инерции Девлин едва не ударился о створку, а затем отступил в раздражении.
— Мередит? Ты там? Эта чертова дверь заперта…
— Да? — холодно отозвалась она изнутри.
— Так впусти меня.
В комнате послышались какие-то неясные звуки, и дверь немного приоткрылась. Девлин уловил смертельно бледное лицо жены и ее блестящие от слез глаза.
— Что случилось? Ты больна? Почему заперлась и от кого?
— Я не больна, а просто образумилась. Это больше не твоя комната.
На секунду он открыл рот, слишком ошарашенный, чтобы что-то сказать, затем буквально прорычал:
— Что, черт побери, ты такое говоришь?
— Сегодня приезжал мистер Эмерсон… — Она многозначительно замолкла.
Выражение лица Девлина не изменилось ни на йоту.
— И что? — наконец вымолвил он. — Кто это?
— Человек, которому ты пытаешься продать мою плантацию, — объявила Мередит, сверкая глазами.
В глазах Джереми мелькнуло понимание, и последняя надежда, что это ошибка, померкла. Боже, он совсем забыл о нем. Девлин выпалил первое пришедшее в голову:
— Какого дьявола он заявился сюда?
— Мистер Эмерсон оказался столь любезен, что решил осмотреть мою землю, прежде чем покупать ее. Скорее всего, ты знал: рано или поздно он захочет посмотреть плантацию… Или ты хотел привезти его тайком от меня?
— Ну, Мередит… — успокаивающе начал Девлин, — это ошибка. Я могу все объяснить…
— Не трудись! — ярость всколыхнулась в ней с новой силой. — Как ты смеешь?! Как ты смеешь думать, что можешь продать мою землю и убежать с вырученными деньгами?! Ты лживый и подлый негодяй! Покойный Дэниэл называл тебя ирландским дьяволом — он прав! Ты обманул умирающего и замыслил погубить его дочь, которую Харли изо всех сил пытался защитить. Я никогда не прощу тебе этого. Ни-ког-да!
— Мередит, не надо. Пожалуйста, послушай…
— Нет! — Она отскочила от его рук, потянувшихся к ней. — Не смей прикасаться ко мне! Никогда не смей! Я презираю тебя. Сыта по горло твоим враньем!.. «О, Мередит, как чудесно ты выглядишь в этом платье», — передразнила она, и боль предательства наполнила ее голос горечью. — Как ты пыхтел и сопел в постели, как притворялся, что наслаждаешься моим телом, — и все это время готовился предать меня!
— Нет, я клянусь…
— Лжешь! Ты собирался продать мою землю… мою землю! «Мшистая заводь» — единственное место во всем мире, которое я очень люблю.
Джереми почувствовал себя крайне усталым и возбужденным, его раздражал ее отказ дать ему возможность оправдаться. А последние слова жены больно укололи его сердце иглой ревности.
— Конечно, твоя земля, — колко парировал он. — Ничто другое не имеет значения, не так ли? Куда уж простому мужу сравниться с этим великолепным куском заболоченной территории. Ты же сделала все, чтобы иметь его — даже вышла за меня замуж.
— Да! Но, Боже, как я сожалею теперь об этом! Позволь сказать тебе, Джереми Девлин… Ты, может, и мой муж, но — не хозяин здесь. Земля не принадлежит тебе! Ты не можешь продать ее! Она моя! И поверь мне, я выпроводила твоего друга.
— Ты прекрасно знаешь, что все принадлежащее тебе имеет полное отношение и ко мне. Я имею полное право на эту собственность.
Ему хотелось схватить Мередит и трясти ее до тех пор, пока она не расплачется. Как может чувствительная женщина вот так без слез крушить своими злыми словами супружеские отношения, которые только-только пришли в норму?! Ей совершенно наплевать на него или на кого-то другого. Мередит любит только свою землю, свою бесценную «Мшистую заводь». Она даже не оставляет ему шанса для объяснений происшедшего.
— По закону — возможно… Но каждый человек на этой плантации работает на меня, а не на тебя. Я здесь Уитни… «Мшистая заводь» принадлежит только мне! Ты пытаешься забрать ее у меня, а я… — Она сорвалась, борясь со слезами; затем, собравшись с силами, продолжила, — Клянусь, я никогда не продам эту плантацию, даже если придется убить тебя во сне, чтобы помешать осуществлению твоих подлых планов.
— Ну, в этом-то я не сомневаюсь.
— Знаешь, я бы не испытывала сожаления, оборвав твою никчемную жизнь. Это значило бы не больше, чем раздавить жука на дорожке.
Кожа его лица, казалось, туго натянулась, побледнев под золотым загаром. Девлин ощутил глубокую боль в груди и горле. Мередит ненавидит его и всегда ненавидела. На короткое время страсть заглушила это страшное чувство, но теперь оно вернулось с новой силой. Он ничего для нее не значит. Джереми зло усмехнулся, горя потребностью ранить ее столь же сильно, как и она его.
— Благодарю за информацию. Теперь мне совершенно ясно, какое место я занимаю в твоей жизни. Ты самая холодная и самая мстительная женщина, которую я когда-либо знал. В тебе нет ни капли женского прощения или любви; спать с тобой — все равно что целовать скорпиона. Не знаешь, когда он повернется и ужалит. Поверь, уж лучше я буду проводить ночи в одиночестве… Надеюсь, твоя земля согреет тебя в постели. Всего хорошего, мадам.
Он резко повернулся и пошел прочь. Она услышала его шаги, прогрохотавшие вниз по лестнице, и стук задней двери. Мередит угрюмо прошла к окну и выглянула наружу. Несколько минут спустя она увидела, как Джереми появился из дверей конюшни верхом на Акробате и поскакал по дороге. Слезы затопили лицо потоками влаги. Мередит никак не могла отвлечься от картин, возникающих в ее воображении. Казалось, сердце вырвали из груди и бросили в котел с кипящей водой. Как ей жить без его прикосновений, без общения с ним? Остаток жизни, вырисовывавшийся впереди, казался жалким и ничтожным.
бросившись на кровать, Мередит громко разрыдалась. Следующие несколько дней им удавалось избегать друг друга.
Она окунулась в хлопоты по весенней уборке дома, немилосердно требуя от слег, чтобы нигде не оставалось ни пятнышка. Они выносили половики, тщательно выбивали их и складывали на чердаке. Они скребли и натирали воском полы до ослепительного блеска и раскладывали большие соломенные циновки, от которых становилось прохладнее в удушающей влажной жаре. Портьеры снимались и чистились, мебель полировалась; над кроватями развешивались москитные сетки для защиты от назойливых насекомых, которые всегда сопутствуют знойным дням. Ни один закоулок, ни одна щель не ускользали от требовательного и беспощадного взгляда Мередит.
Девлин все это время проводил либо на полях, либо в кабинете. Хотя Неб и был прирожденным руководителем, ему, как и Джереми, не хватало опыта, и они нуждались в помощи друг друга. Между этими двумя мужчинами завязалась любопытная дружба.
Оба крупные, сильные, сообразительные и вкусившие в полной мере «сладость» рабства, они тянулись друг к другу. С самого начала у них возникла своеобразная телепатическая связь, что очень помогало понимать мысли и замыслы другого.
Девлин предпочитал брать ленч с собой на поля и съедать его, беседуя с Небом, вместо того, чтобы обедать в молчаливой компании окаменевшей жены. Кроме того, он избегал и совместных завтраков, хватая на ходу кусочек тоста и ломоть сыра перед утренним объездом полей.
Оставался только ужин, и супруги страшились его. Мередит, все еще дрожащая от гнева и обиды, сидела, холодно поглядывая по сторонам и не говоря ни слова на протяжении всей трапезы, пресекая и подавляя любую попытку завязать разговор. Поэтому они все внимание сосредотачивали на еде. Каждый такой «горький» ужин все больше увеличивал пропасть между ними.
Мередит не хватало их былого общения. Ей так хотелось расспросить мужа о том, как идут дела на полях, хотелось многое узнать и поделиться своими заботами. Посеял ли Девлин рис? Как Неб справляется с работой управляющего? Лучше ли стали работать люди, получив свободу? Она теперь осознала, что за последние месяцы они сумели создать настоящую семью, и теперь чувствовала себя оторванной от нее. Но гордость и негодование удерживали Мередит от вопросов.
Джереми страдал не меньше жены. Ему тоже хотелось поговорить о работе и посоветоваться по тому или иному поводу. Словно маленький мальчик, желал похвастаться, что его план с бывшими рабами прекрасно претворяется в жизнь, что люди работают с огромным интересом и умением. Ему не терпелось увидеть, как она одобрительно просияет. Более того, Девлину хотелось вернуться к в ней постель и почувствовать ее теплое тело рядом с собой. Он мечтал о том, чтобы снова обнять ее, одной рукой небрежно поглаживая обнаженное плечо, вместе поговорить и посмеяться над событиями дня, их соседями — о чем угодно, не имеет значения — лишь бы вместе. А после задушевной беседы они бы занялись любовью — быстрой и жаркой, медленной и томной.
Мередит оказывалась постоянной радостью, источником наслаждения, когда они вместе. За несколько месяцев их брака она ни разу не надоела ему. Теперь, лишенный ее любви, Джереми томился по ней еще сильнее, чем до женитьбы. Однажды вечером, за ужином, Девлин поглядел через длинный стол на Мередит, сидящую в холодном уединении на противоположном краю. Усаживаясь там, она делала любой разговор совершенно невозможным. Джереми нахмурился, вспомнив, как жена пресекала его любую попытку объясниться. Когда злость Девлина поостыла, он осознал, что у нее имелись весьма веские причины для столь холодного презрения к нему. Когда Джереми шел к Эмерсону, то сам был зол и обижен на Мередит; он очень скоро отверг ту навязчивую идею об отъезде в Англию, но это нисколько не оправдывало его. Девлин повел себя эгоистично, даже порочно. Теперь же мысль о том, чтобы продать полученное в наследство владение Мередит и, бросив ее, уехать в Лондон, приводила его в ужас. Тот поступок являлся пережитком старого, равнодушного и горького «я» так называемого аристократического джентльмена, который бездумно искал удовольствий, не беспокоясь о последствиях. Теперь ему я в голову не пришло бы покинуть жену и «Мшистую заводь», как бы она ни провоцировала его. Поразительно, но он сильно изменился. Девлин даже не мог предположить, что именно вызвало это отвращение. Может, месяцы подавляющей гордость службы? Или сладкая страсть Мередит? Возможно, удовольствие, получаемое от ее остроумного общества? Или сыграло свою роль сочувствие Мередит всем больным и слабым? Наверное, сама «Мшистая заводь», требовавшая его ума, сердца и силы, каким-то образом проникла к нему в самую душу настолько глубоко, что даже больно думать о том, чтобы покинуть ее. Или, скорее всего, все это вместе…
Какова бы ни была причина, но он действительно изменился. Девлин больше не хотел ничего иного, кроме того, что имел, и презирал себя за саму мысль покинуть Мередит. — Нет! Нам не о чем говорить!
— Мередит!
Она выскочила из комнаты, пряча лицо. Джереми ударил кулаком по столу, отчего зазвенела вся посуда. Чертова баба! Ну почему она такая настырная? Такая бесчувственная? Почему не позволяет ни объясниться, ни извиниться? Вначале он думал, что Мередит просто хочет заставить его страдать за совершенный проступок. Это так типично для женщины — отказать мужчине в сексуальной благосклонности и улыбках, когда она не может добиться своего, наказывать его таким разом до тех пор, пока он не уступит, или ей в голову не взбредет, что обидчик достойно проучен. Джереми ждал, ждал и надеялся на доброту души Мередит. Но теперь казалось, она намеревается сторониться его вечно. Девлин нахмурился и пробежал пальцами по волосам. Черт бы ее побрал!
Девлин поднялся из-за стола и быстро пошел в свою комнату. Но там не оказалось никакого дела, кроме сна, а спать совсем не хотелось. Он снова тихо выругался. Как Мередит удалось держать его в таком вздернутом состоянии? Когда бы Джереми ни пытался вернуться на прежние позиции, она тут же пресекала его поползновения. Он снова впадал в ярость, злясь на упрямство жены. Ни одна женщина не имела над ним такой власти, ни одна из них не умела найти все его слабые места и заставить кричать от боли, гнева, ожидания или мурлыкать от удовольствия. А вот у Мередит это все прекрасно получалось. При таких мыслях знакомое тепло разлилось по его жилам. Джереми со стоном сел и откинулся на спинку кресла. В последнее время требовалось так мало, чтобы превратить его в пульсирующую массу желания.
По ночам он грезил Мередит, если, конечно, удавалось вообще уснуть. Лежа с открытыми глазами и уставясь в потолок, Девлин думал о ней, вспоминая их совместные ласки. Днем он представлял, как врывается в спальню жены и занимается с ней любовью с таким мастерством и неистовством, что она умоляет остаться и не уходить. Черт возьми, прошло всего две недели со времени закрытых дверей комнаты Мередит, а кажется — целая вечность.
Девлин завел себе привычку раздеваться и плавать в реке после возвращения с полей, чтобы смыть пыль и пот трудового дня. Кроме того, он очень надеялся, что прохладная вода уменьшит его мучительную страсть. За ужином Джереми сидел, наблюдая за движениями Мередит. Она же отказывалась даже взглянуть на него. Жена вернулась к своему отвратительному трауру — наверняка назло ему — И хотя эти черные платья и усиливали раздражение Девлина, желания они не отбивали. Наоборот, Джереми вспоминал роскошное тело под невзрачной одеждой и мысленно раздевал ее, отчего в конце ужина, когда Мередит покидала столовую, он, вопреки правилам вежливости, остался сидеть, чтобы скрыть раздувшуюся выпуклость в бриджах.
Девлин вздохнул и взглянул на себя в зеркало. Он явно похудел, щеки ввалились, а под глазами залегли темные круги. Последнее время Джереми работал до изнеможения, не только стараясь добиться успехов на плантации, но и пытаясь уйти от своих бесплодных мечтаний о Мередит. Тяжелая работа, недостаточная еда и нехватка сна сделали поистине черное дело — Девлин стал лишь отдаленно напоминать самого себя прежнего.
Сколько еще она собирается продолжать эту пытку? Джереми и не догадывался, как горько и больно ей было обнаружить, что он пытался продать «Мшистую заводь». Для Девлина случившееся выглядело, как спор о земле, и он совершенно не понимал главного: его попытка продать плантацию пошатнула веру Мередит в себя и уничтожила доверие к нему. Она вновь спряталась в свою раковину, несчастная и одинокая, ненавидя собственное глупое «я», поверившее в то, что Джереми хочет ее. Он же, не сознавая всего ужаса происшедшего между ними, всеми фибрами души стремился к ней. Мередит же теперь считала его любовь притворной.
Девлин, перебрав все варианты способов примирения, так и не пришел ни к какому решению. Скорее всего, она воздвигла вокруг себя стену, чтобы заставить его заплатить за то, что он сделал. Джереми расплачивался. Проклятие! Неужели он так и будет сидеть здесь и позволять женщине властвовать над ним?
Девлин решительно поднялся. Его эмоции совершали странные колебательные движения — от желания до отвращения к самому себе, от злости на жену до решимости пасть на колени и умолять о прощении. Господи! Ни одна женщина еще не водила его за нос! К черту!
К черту! К дьяволу! В часе езды от «Мшистой заводи» есть деревня, а где деревня — там и таверна. Есть таверна — есть и шлюхи. Он еще не встречал женщины легкого поведения, которая бы не пожелала за серебряную монету раздвинуть ноги.
Коварно улыбнувшись, Джереми набросил камзол и взял треуголку. Он сейчас поедет в таверну выпить пива или еще что-либо покрепче и поболтать с мужчинами, а если подвернется возможность, подцепить одну из тамошних девиц, которые, без сомнения, там имеются. Пусть Мередит узнает, что на ней свет клином не сошелся. Он расслабится в обществе шлюшки, а ей даст возможность томиться по его любви.
«Посмотрим, кто сломается первым», — мелькнуло в голове Девлина, когда он направлялся на конюшню за лошадью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100