Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 19

Уже темнело, когда судно, на котором они плыли, причалило к деревянному причалу на «Мшистой заводи». Мальчик, который сидел на досках пристани, ожидая прибытия гостей, зазвонил в колокол.
Подошел надсмотрщик, чтобы наблюдать за разгрузкой. Он метнул злобный взгляд на Мередит — и Девлина и щелкнул хлыстом, подгоняя рабов. Тут же толпились дети невольников, ожидая конфет, которые Дэниэл всегда привозил специально для них. Не позабыв об этом обычае, Мередит купила леденцов в Чарлстоне, и теперь Джереми принялся раздавать их.
Они находились на подъездной дорожке позади сада, когда из дома выбежала Лидия и устремилась к ним, протягивая руки.
— Мередит! Ох, как же я рада видеть тебя! Кажется, прошла целая вечность.
Женщины обнялись, и Мередит почувствовала себя на целый фут выше Чандлер.
— Ведь с Дэниэлом ничего не случилось? Нет?
— Что ты! Я совсем не это имела в виду… Конечно, ему с каждым днем хуже, как мы и боялись. Он берег все свои силы для твоей свадьбы. Я даю ему болеутоляющее, оставленное тобой, и тогда он хоть спит хорошо… — Слезы потекли из ее глаз. — Ох, Мередит…
— Я знаю, знаю… — Она погладила Лидию по спине, не в состоянии предложить иное утешение.
Мередит верила, что эта женщина испытывает сильное чувство к ее отчиму. Но почему тогда она изменила ему с Джереми? Мередит предположила, что всё дело в огромной физической привлекательности Девлина, которая, кажется, потрясает все женщин. В конце концов, как быстро она сама сдалась, хотя твердо намеревалась держаться от него на расстоянии.
Спустя несколько секунд Лидия шмыгнула носом и выпрямилась, вытирая лицо от слез,
— Извините… Идемте наверх. Дзниэлу не терпится увидеть вас. Как прошла поездка? — бодро продолжила она, направляясь вместе с ними к дому. Лидия многозначительно улыбнулась Мередит. — Замужество явно тебе к лицу. Ты просто сияешь.
Живот Мередит болезненно сжался: Чандлер слишком хорошо знала чудесное воздействие любовного мастерства Джереми.
— Спасибо. В Чарлстоне было очень мило.
— Жаль, что вам не удалось побыть там подольше, но Дэниэл так болен, что…
— Я знаю. Мы нужны здесь.
Когда они вошли в комнату Харли, Мередит едва сдержалась, чтобы не ахнуть: отчим выглядел на десяток лет старше, чем четыре дня назад. Щеки посерели, а глаза так запали и потускнели, что казались почти безжизненными. Он неумолимо приближался к смерти.
Мередит жгло отчаяние и гнев. При всех ее дознаниях в медицине она ничего не может сделать. Заставив себя улыбнуться, Мередит шагнула к постели.
— Привет, Дэниэл.
— Девочка моя, — обрадовано пробормотал больной. — Как свадебное путешествие?
— Чудесно, но дома все равно лучше, — стоически соврала она и, подойдя ближе, почти прижалась ртом к его уху, чтобы прошептать:
— Дэниэл, ты оказался прав насчет этого замужества.
Тень улыбки тронула губы Харли, и он слабо похлопал ее по руке.
— Я знаю и радуюсь за тебя.
Девлин подошел, чтобы поговорить с Дэнэлом, и тот, казалось, с энтузиазмом слушал рассказ Джереми о покупках, о работе и о выполненных поручениях. Несмотря на болезнь, Харли сохранил глубокую любовь к «Мшистой заводи». Однако немного погодя его голос ослаб, а веки стали опускаться. Мередит и Джереми извинились, сославшись на то, что должны смыть с себя дорожную грязь, и вышли в коридор.
Она остановилась у стены и вытерла слезы. Рука Девлина обняла ее за плечи и мягко прижала. Не говоря ни слова, они подошли к ее комнате.
Но теперь это была и комната Джереми. В гардеробе уже освободили место для его одежды. Лакей Дэниэла пришел, чтобы распаковать сумки Девлина. Как-то странно оказалось наблюдать, как Джозеф выкладывает бритвенные принадлежности Джереми на высокую тумбочку, специально поставленную в спальню. Странно, но не неприятно.
Теперь предстояло много работы по дому и на плантации.
Мередит сосредоточилась на наведении порядка во всех уголках здания после суматохи последних недель. Кстати, она сразу же забрала инвентарные книги по домашнему имуществу у Девлина, и тот весело сказал, чтобы и остальные счета ушли по этому же адресу, на что Мередит с радостью согласилась. Кроме заготовок на зиму и пополнения, по мере возможности, того, что «съели» вечеринка и свадебный пир, она заново просматривала приходно-расходные книги, чтобы ознакомиться с финансовыми делами плантации за время ее временного устранения от дел.
Разумеется, имелись и больные рабы, требующие ухода, ибо наступил сезон простуд и лихорадок, за исключением малярии, заявлявшей о себе весной и летом. Часто случались пожары, вызываемые примитивными кострами, разжигаемыми прямо на полу хижины для обогрева, или каминами, которые плохо действовали. Это означало дополнительную работу по восстановлению примитивных жилищ и заботу об обожженных. К тому же Мередит приходилось следить за шитьем теплой зимней одежды, изготавливаемой женщинами в прядильне.
Джереми тоже не бездельничал. Он постоянно объезжал поля, давая распоряжения по подготовке к весеннему севу, и проверял выполнение своих приказов.
Поскольку зима не являлась горячей порой Для работ на плантации, настало время заняться текущими ремонтными делами. Чинились повозки и упряжь, изготавливался и восстанавливался рабочий инвентарь. Менялись подковы у мулов и лошадей, а также у нескольких быков, закрепленных за фермой. Дом и большинство хижин требовали приложения рук. Хотя на плантации почти не встречалось заборов, — лишь вокруг конюшенного двора и курятника — их тоже Нужно проверить и поправить. Квалифицированные работники быстро делали свое дело, отдавая распоряжения помощникам и контролируя их работу. Многие из невольников занимались выравниванием дорог на полевых трактах, так как во время дождливой весны и осени колеса теле прорезывали глубокие колеи и делали проезд почти невозможным.
Рождество прошло в менее чем праздничной атмосфере. Дэниэл был слишком болен, чтобы хоть кто-то в доме испытывал желание веселиться, хотя и не забыли о традиционном праздничном ужине для рабов.
Джереми подарил Мередит жемчужные подвески, купленные им в Чарлстоне, а она, в свою очередь, вручила ему изящный бритвенный набор, состоящий из бритвы с ручкой из слоновой кости, кисти, оловянной чашечки и ремня для правки. Все принадлежности лежали в резных углублениях и придерживались специальными ремешками; затем весь футляр сворачивался и застегивался, превращаясь в компактный сверток, который можно брать с собой в дорогу. Девлш поблагодарил жену теплым поцелуем и поинтересовался, почему она выбрала именно это в качестве подарка. Мередит засмущалась и наконец застенчиво ответила:
— Мне очень нравится смотреть, как ты бреешься.
Он улыбнулся.
— А мне нравится, как ты смотришь на меня во время этого процесса.
Джереми нежно поцеловал ее, и ликующая радость затопила душу Мередит.
Затем им пришлось принимать рождественских гостей, так как Лидия все время находилась наверху у постели больного Дэниэла. Предлагая навестившим их яичный ликер и сливовый пудинг, они заставляли себя улыбаться во время светской беседы и старательно уклоняться от вопросов о Харли, а также парировать подшучивания по поводу их медового месяца.
Мередит очень обиделась, что никто из родственников не удосужился нанести визит. Она с горечью заключила: Гален и его отец отказали Алтее в разрешении посетить «Мшистую заводь». Казалось совершенно несправедливым видеться с подругой лишь в случае, когда кузен или Френсис сочтут это возможным. Конечно, Гален не появится потому, что до сих пор злится из-за ее замужества. «Алтея оказалась права, — в сердцах подумала Мередит. — У него было более чем достаточно времени и шансов, но он не воспользовался ими, поэтому у него нет никакого права теперь упрекать меня».
Но мысли о Галене быстро улетучились из ее головы, когда Джереми пришел в спальню и занялся с ней медленной сладкой любовью, тщательно разжигая костер страсти. Она пылко отвечала на его ласки, безумно скользя ладонями по груди мужа и языком поддразнивая плоские соски, доводя их до твердого «пуговичного» состояния.
Позже, совершенно удовлетворенная, Мередит лежала, положив голову ему на плечо, и это казалось ей совершенно правильным и естественным. ОНИ знала, что никогда еще в жизни не чувствовала себя такой счастливой, но не позволяла приходить в голову мыслям о сроках этого блаженного состояния.
Однажды, через несколько дней после Рождества, Мередит пошла в конюшню, надеясь найти там Девлина. У нее возникла срочная необходимость уточнить кое-какие записи в отчетах по Плантации. Конечно, она могла бы подождать и до Ужина, но ей просто хотелось увидеть его: в течение всего дня Мередит постоянно думала о нем. Да и Поль сообщил, что мистер Девлин отправился потренировать Акробата. Словом, все эти обстоятельства и привели ее на конюшенный двор.
Дойдя до подъездной аллеи, усыпанной ракушечником, она увидела надсмотрщика Джексона. Он шел ей наперерез. На мгновение Мередит приостановилась, подумав было вернуться в дом, но потом решила, что это будет выглядеть явной трусостью. Хотя сей человек ей и не нравился, приходилось терпеть его до тех пор, пока Джереми подберет нового управляющего. Она холодно кивнула Джексону и пошла дальше. Однако надсмотрщик нагнал ее и схватил за руку. Мередит резко обернулась.
— Что вы делаете?! Тот насупился.
— Почему, черт побери, ты предпочла мне этого подонка?
— Прошу прощения?
— Я предлагал жениться на тебе, все чин по чину… Но ты отвергла меня. Считаешь себя слишком благородной для таких, как я? И тут же ухватилась за возможность подцепить наемного слугу… Наемного слугу!
— Мне жаль, если ваша гордость оказалась уязвлена, — ледяным тоном заявила Мередит, — однако за кого бы я ни вышла — совершенно не ваше дело. А теперь, пожалуйста, отпустите мою руку.
— «Пожалуйста, отпустите мою руку», — зло передразнил ее Джексон. — Всегда такая правильная, да? Но под этой твоей невзрачной чопорностью явно прячется сущность настоящей шлюхи! А Девлин-то… Ничего себе жеребец, не так ли? Поэтому ты и затащила его в постель. Тебе так не терпелось иметь мужика, что ты ухватилась за того, кого купил твой папаша! Жаль я не знал, чего ты хочешь… А я-то, дурак, обращался с тобой уважительно… Нужно было сделать вот так…
Джексон схватил Мередит за другую руку и дернул на себя, впиваясь ртом в ее губы.
На мгновение она оказалась настолько разъяренной, что не смогла ничего предпринять, но потом принялась неистово сопротивляться, лягая его ногами и размахивая руками, старалась отвернуть голову. Наконец наглец получил по голени и испустил вопль от острой боли, зло сощурив глаза. Вскинув руку, Джексон ударил Мередит, сбив ее на землю. По-настоящему перепуганная случившимся, она закричала, называя единственное имя, которое всегда жило в сердце, не покидая его ни на секунду.
— Джереми! Джереми!
Мередит больше не удалось издать ни звука, потому что надсмотрщик сразу же навалился на нее, зажимая ей рот рукой. Она кусалась, царапалась и лягалась, часто попадая в цель. Мередит была сильная женщина, и пытаться удержать ее — все равно что бороться со львицей. Но ему все-таки удалось крепко зажать ей рот и лишить возможности свободно дышать. Чернота закружилась перед глазами Мередит, и она рванулась, стараясь сделать хоть глоток воздуха.
Затем перед ней возникло какое-то расплывчатое пятно, — его сопровождал громкий стук — и внезапно рот освободился. Тела двух мужчин покатились по усыпанной ракушками дорожке, и хотя Мередит не могла видеть их лица, одна голова венчалась очень знакомой золотой шапкой волос. Джереми! Слава Богу! Сквозь дурноту она смогла разобрать, как ее муж придавил Джексона к земле, впечатывая свои кулаки в физиономию надсмотрщика. Мередит уже достаточно пришла в себя, чтобы сообразить, что если Девлин будет продолжать в том же духе, то непременно убьет насильника.
— Джереми! Джереми! — Она подбежала и потянула мужа за плечо. — Прекрати! Пожалуйста… Я в порядке… Ты убьешь его!
Он остановился и поднял лицо к Мередит. Волосы выбились из его всегда аккуратной косицы и беспорядочно рассыпались по плечам; их густо покрывал слой пыли. Глаза горели жаждой крови, а губы растянулись в угрюмом и диком подобии улыбки. Девлин закрыл глаза, и большие плечи расслабились. Он торопливо поднялся на ноги и прижал Мередит к себе.
— Ты уверена? Что произошло? Я услышал твой крик и пустил Акробата во весь опор… До смерти испугался, что не успею вовремя, — добавил Джереми, нежно и бережно обнимая жену.
Только теперь Мередит заметила огромного гнедого, нервно приплясывающего неподалеку. Девлин, наверное, прыгнул на Джексона прямо с лошадиной спины. Акробат фыркал и дергал головой, растревоженный шумом и дракой. Джереми успокаивающе заговорил с животным, тихо приближаясь к нему. Не. отпуская руку Мередит, он взял свисающие поводья и повернулся к поверженному надсмотрщику, который с трудом поднимался с земли, тщетно стараясь вытереть кровь вокруг рта.
— Я хочу, чтобы к вечеру ты убрался с плантации, — сказал ему Девлин холодным и твердым, как кремень, голосом.
Джексон осторожно дотронулся до разбитых и распухших губ.
— Ты не имеешь права, — заартачился он. — Меня нанял мистер Харли, и только он может уволить. Ты еще не хозяин здесь.
— Я не вмешиваюсь в дела Дэниэла и не выгоняю тебя со службы… — резонно произнес Джереми, — я просто говорю, что если еще раз поймаю тебя на этой плантации, то переломаю пополам.
Надсмотрщик метнул на него бессильный и ненавидящий взгляд и заковылял по дорожке, чтобы подобрать свой скрученный хлыст, свалившийся с плеча во время драки. На какое-то мгновение Мередит испугалась, что он ударит им Девлина. Ее муж тоже напрягся, стиснув кулаки и сверкнув глазами. Ей даже показалось, Джереми надеется, что Джексон именно так и поступит. Однако тот только перебросил плеть через плечо и захромал в сторону своей хижины. Мередит не сомневалась, что с наступлением ночи он исчезнет.
— Что все это значит? — Девлин повернулся к ней. — Как этот идиот посмел тронуть тебя?
— Отвергнутый поклонник, — усмехнувшись, ответила Мередит, стараясь хоть как-то разрядить грозу.
— Что? Ты хочешь сказать, он действительно имел наглость верить, что ты выйдешь за него?
С ее губ сорвался нервный смешок.
— Ну, Джексон ужаснулся: как это я вышла замуж за тебя, а не за него… Он считал, надсмотрщик — лучшая партия, чем наемный слуга.
Девлин слабо рассмеялся, покачав головой.
— Ах, Мередит, Мередит, видишь, какой роковой женщиной ты стала… Заставляешь мужчин рычать и грызться из-за себя.
— Господи, Джереми, ты говоришь это так, будто две собаки подрались из-за кости.
Он рассмеялся.
— А что? Какое-то сходство есть.
— Выходит, я кость? Не очень-то лестное сравнение.
— Мередит!
Их пикировку неожиданно прервал настоятельный крик Лидии. Повернувшись, они увидели ее бегущей через сад с приподнятыми почти до колен юбками.
— Мередит! Идем скорее!
— О, Боже! — На мгновение она застыла, рука метнулась к горлу. — Дэниэл!..
Девлин стиснул ее плечи и подтолкнул вперед.
— Иди! Я отведу лошадь на место и сразу же вернусь.
Это вывело Мередит из оцепенения, и она бросилась навстречу Лидии, лицо которой казалось мертвенно-бледным, несмотря на быстрый бег. Она слепо потянулась за руками Мередит, ничего не видя из-за застилающих глаза слез.
— Дэниэл… он…
— Он умер?
Чандлер покачала головой.
— Нет… но он дышит так странно… Пожалуйста, сделай что-нибудь.
Они побежали в дом, в комнату Харли, в испуге продолжая держаться за руки, словно две школьницы.
В спальне царил сумрак, портьеры закрыты; стоял сильный зловонный запах давно застоявшейся болезни.
— Открой шторы, ничего не видно.
— Это Дэниэл просил меня закрыть их. Ему не нравится свет.
— О! — Мередит взяла свечу и наклонилась над постелью, чтобы увидеть лицо отчима.
Оно выглядело болезненно-желтым и вялым, глаза закрыты. Казалось, он спал, но пальцы конвульсивно сжимали край одеяла. Дыхание прямо-таки клокотало в горле и груди, но, ПОХОЖЕ Дэниэл не мог откашляться. «Он словно тонет», подумала Мередит. Она позвонила, вызывая Джозефа, лакея Харли, и как только слуга вошел, приказала ему повернуть отчима на бок. Они взбили подушки у него за спиной, чтобы он не заваливался. За это время Дэниэлу, кажется, стало немного легче дышать.
Мередит присела у кровати, ее глаза не могли оторваться от созерцания пальцев Харли, беспрерывно комкающих одеяло. Она знакома с болезнью и смертью, видела, как умирали ее мать и несколько рабов, которых ей не удалось спасти. Самое ужасное, что Мередит присутствовала при уходе в мир иной множества детей, пораженных или корью, или скарлатиной, или дифтерией. Она замечала этот жест много раз раньше: беспокойное, бесцельное движение рук и пальцев — и…
Мередит стиснула руки на коленях и уставилась на них сквозь пелену слез. Она уже несколько недель знала, что это случится, но как-то старалась не думать о столь трагическом событии. Они с Лидией ухаживали за Дэниэлом, облегчали боль, но от смерти нет медицинских средств, нет никаких лекарств. Все знали об этом. И тем не менее, Мередит надеялась и отказывалась принять даже мысль о смерти. Теперь же придется.
Но в эту ночь Дэниэл выкарабкался. Он упрямо цеплялся за жизнь еще два дня. Клокотание в груди становилось все сильнее и сильнее. Уже не помогала никакая смена положения тела. Время от времени Харли приходил в себя, но лихорадка Усиливалась, и скоро слова превратились в бессмысленную беседу с людьми из прошлого. Мередит пыталась отвечать ему, если знала, о чем идет Речь. Часто Дэниэлу казалось, что она — это ее мать, Анна; потом он несколько раз назвал ее мамой.
Они с Лидией оставались рядом с ним, дежуря по очереди. Джереми находился рядом с женой при любой возможности, хотя дела плантации часто отвлекали его.
Наступила полночь. Мередит сидела у кровати больного, когда его дыхание резко изменилось. Дэниэл сделал странный глубокий вдох, затем долгий судорожный выдох. Мередит, полудремавшая в кресле, подскочила.
— Лидия! — резко позвала она. Ей уже приходилось ранее слышать подобный звук.
Чандлер инстинктивно соскочила с кровати, поставленной специально для них в комнате Харли, и подбежала к Мередит раньше, чем успела проснуться.
— Что? Что такое?
— Мне кажется… Я боюсь… — она запнулась, не в силах закончить фразу, но Лидия все поняла. Она сжала руку Мередит, такую же холодную, как и у нее.
Дыхание Дэниэла замедлилось и стало почти неслышным. Мередит потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что произошло, прежде чем оно совсем прекратилось. Она закрыла глаза, словно отгораживаясь от потока слез.
— Он ушел…
Лидия разрыдалась, опустившись на колени перед кроватью и положив голову на одеяло. Ее руки обняли Дэниэла, и она заплакала так, словно ее сердце разрывали на части. Мередит положила ладонь ей на затылок, зная, что Лидию ничем не утешишь. Она погладила голову женщины и тихо вышла, оставив Чандлер наедине с мужчиной, который делил с ней свою жизнь и состояние.
Мередит медленно направилась в свою комнату. Она не могла ня о чем думать, хотя понимала, что нужно сделать очень многое. Дэниэла необходимо одеть, потом появятся соболезнующие визитеры и… Но ведь можно все это предоставить Джереми. Он сильный и справится со всеми этими хлопотами.
Она открыла и вошла в спальню. Девлин мгновенно проснулся.
— Мередит? — Да?
Он повернулся на бок, протянул руки, чтобы обнять ее. Когда она вяло уклонилась от его объятий, Джереми соскочил с кровати.
— Мередит, что случилось? Дэниэл?..
— Он умер, — бессильно произнесла она и внезапно расплакалась: долго сдерживаемые всхлипы разрывали горло. — Ох, Джереми! — Мередит бросилась к нему на грудь, и он успокаивающе обнял ее, одной рукой гладя волосы и спину.
— Да, любовь моя, да… Вот так, хорошо… Поплачь, поплачь.
— Я никогда, никогда не сознавала, как сильно любила его. Всегда думала… — Слезы душили ее, заглушая слова.
— Ничего… Просто поплачь, а потом все скажешь.
Наконец буря слез стихла, и Девлин подвел жену к креслу. Он сел и усадил ее к себе на колени, словно маленького ребенка. Она положила голову на плечо.
— Я все время говорила себе, что Дэниэл мне не нравится, что он вульгарный и самонадеянный, неровня моей маме или всем Уитни… Мне казалось, я терпела его ради матери и ради «Мшистой заводи»… Но в эти дни стало ясно, насколько я сама себя обманывала. Он был для меня больше отцом, чем мой родной папа. Ведь Бенджамин Уитни считался книжным отшельником, а я… я была для него не более чем надоевшей помехой. Именно Дэниэл начал относиться ко мне с любо вью, дарил мне подарки и всему учил. Отчим помогал, подбадривал, смеялся и спорил со мной… Отец — это лишь тень, а Дэниэл — настоящая реальность. Но я не позволяла признаться себе в этом из-за своей гордости! Глупо, как глупо! Ну почему я не сказала ему? Он так ничего и не узнал, а теперь уже поздно.
— Не тревожься, — заверил ее Джереми. — Дэниэл знал, что ты любишь его. Он сам очень сильно любил тебя и никогда не сомневался в твоей привязанности. Даже я знал о твоей любви к нему. Ты, возможно, единственная, кто не осознавал этого. А ведь твоя искренняя любовь жила в твоих жестах и словах, в том, как ты улыбалась Дэниэлу и смеялась его грубоватым шуткам, даже в том, как ты спорила с ним… Он все прекрасно знал…
— Надеюсь.
Ее голос звучал слабо и несчастно. Девлин поцеловал жену в волосы и стер слезы с лица своими большими мозолистыми пальцами. Мередит судорожно вздохнула. В ее голове мелькнуло:
«Как хорошо и покойно здесь, в кольце его рук… Благодарение Богу, что Джереми со мной, такой заботливый и нежный… Мой мир развалился на части, а его крепкая рука — защита для меня». Она так и уснула, свернувшись клубочком на коленях Девлина.
Джереми положил голову на спинку кресла и вздохнул. Его разрывало сочувствие к Мередит. Ее муки терзали душу. Девлин проклинал свою беспомощность изменить хоть что-либо, чтобы снять боль жены. Как бы ему хотелось взять ее скорбь на себя! Еще раз поцеловав Мередит в голову, он осторожно поднялся с ней на руках и перенес в кровать. Накрыв ее одеялом, Джереми вышел в коридор, чтобы разбудить лакея Дэниэла. Голова Мередит болела от слез и переживаний, когда она проснулась следующим утром. Б комнате пусто, Девлин, видимо, ушел по делам. Хотелось, чтобы он находился рядом, ободряюще улыбаясь ей.
Мередит позвонила Бетси, дабы та помогла ей одеться, вытащив черное платье из гардероба. Облачившись в траурный наряд, она послала служанку на чердак за сундуком с черными одеждами, которые хранились со времени похорон матери. «Придется сказать одной из девушек, чтобы покрасила в черное еще несколько платьев Лидии, — как-то обессилено подумала Мередит. — Потом нужно отдать распоряжение поварам приготовить пищу для множества посетителей, которые вот-вот прибудут, чтобы выразить свои соболезнования». Ее оцепенелый мозг медленно отмечал множество дел, требующих немедленного ее вмешательства.
Однако спустившись вниз, она обнаружила, что Джереми уже позаботился о многом. Прежде всего, он собрал слуг и сообщил о смерти Дэниэла, потом разослал сообщения о скорбном событии соседям-плантаторам. Кухня, возглавляемая заплаканной Далей, бурлила приготовлениями к траурному обеду, который будет накрыт в столовой для посетителей после похорон. Джереми к тому же дал указание плотникам сделать гроб из досок кипарисового дерева. Поль и Джозеф одели тело Дэниэла в его лучший черный костюм и положили на дощатый настил в комнате, чтобы позже переложить в гроб и установить в гостиной для прощания. Хотя в жарком колониальном климате покойников обычно хоронили сразу же и не оставляли в доме надолго, они все-таки решили на сей раз позволить это, поскольку стоял январь и погода была довольно прохладной.
Мередит осталась благодарна Девлину за быструю и действенную организацию приготовлений к похоронам. Оказывается, так приятно переложить груз и ответственность на кого-то другого и иметь возможность не быть сильной и стойкой.
Они с Лидией сидели наверху в общей комнате, иногда вместе плакали и утешали друг друга, иногда, обливаясь слезами, вспоминали Дэниэла. Укутавшись от холода, Мередит совершила несколько прогулок, давая свежему воздуху прояснить туман и мрак у нее в голове. Конечно, приходилось принимать участие в необходимом бодрствовании у тела покойного и приеме гостей, которые приезжали, чтобы выразить соболезнования.
Хотя их аристократические соседи частенько смотрели на Харли свысока, он был влиятельнейшим человеком в округе, одним из богатейших плантаторов и самым удачливым в сделках с торговцами как в Лондоне, так и в колониях. Многие время от времени обращались к нему за советом или даже заемом, чтобы продержаться до следующего урожая. Дэниэла также любили в соседнем городке, Гринуоке, ибо в нем совсем отсутствовала надменность, так присущая другим плантаторам. Он оставался неизменно вежлив с представителями средних и низших классов, поэтому торговые и рабочие люди тоже отдавали ему дань уважения, заходя в боковую дверь со шляпой в руках. Мередит приходилось выслушивать слова соболезнований, и она была благодарна Джереми за то, что он постоянно находился рядом с ней. Мередит устало пожимала руку за рукой и предлагала закуски с общего стола.
Девлин взял на себя большую часть любезностей, непринужденно беседуя е гостями, всегда вежливый и знающий что сказать в тот или иной момент разговора.
После целого дня таких светских церемоний Дэниэла похоронили на кладбище Уитни, которое лежало к северо-востоку от дома, на высоком холме у реки. На короткую службу, проводимую англиканским священником, прибыло много народу. Даже пришли ее кузены Уитни. Мередит поняла по сжатым губам Галена, что он совершенно против похорон Харли на этом кладбище. Но она рассудила: оскорбительно хоронить хозяина «Мшистой заводи» около церкви, тем более вдали от любимой им Анны.
Позже, уже в доме, к Мередит подошла Алтея, чтобы сочувственно пожать руку и выразить свое соболезнование. Она предложила постоянно навещать друг друга.
Мередит вяло улыбнулась. Алтея — настоящий друг. Вслед за сестрой подошел Гален. Его глаза многозначительно поблескивали.
— Я очень сожалею, кузина, — произнес он, но Мередит поняла, что кузен Уитни имел в виду не смерть ее отчима. Его взгляд скользнул мимо нее к Девлину, и до нее сразу же дошло: Гален больше сожалеет о «недостойном» браке, чем об уходе в мир иной человека, которого он не любил.
— Да, мне очень будет недоставать Дэниэла, — твердо ответила Мередит, вызывающе посмотрев кузену в глаза. Он, похоже, совсем не ожидал такой реакции. — Харли был для меня прекрасньщ отчимом и спас «Мшистую заводь» от разорения. Думаю, всем нам, Уитни, есть за что благодарить его, — продолжила она. Девлин, стоящий рядом, обнял ее за плечи. Его рука оказалась такой теплой и надежной, что подействовала успокаивающе. «Слава Богу, что я не вышла за Галена», — неожиданно для самой себя подумала Мередит. Эта мысль поразила ее, но еще раз повторив эту фразу, она осознала, насколько это верно. Дэниэл оказался прав: в ней много эмоций и чувств, которые никогда бы не удовлетворились кузеном. У них общая наследственность, схожие вкусы в области литературы и музыки, и детство, проведенное в компании друг друга. Но все это — недостаточная основа для брака и для настоящей любви.
Мередит взглянула на мужа и тепло улыбнулась. Она любит Джереми. Странно, но понимание этого пришло внезапно и окончательно. Его быстрая улыбка, красивое лицо, любовное мастерство — все волновало ее до самых кончиков пальцев. Мередит любила быть с ним и чувствовала одиночество, когда Девлин уезжал на поля. Он смешил ее и превращал разговор в удовольствие. Джереми помогал Мередит, всегда находился рядом и утешал, если в этом возникала необходимость. Именно эти качества она ценила в своем муже. Девлин тот, кого Мередит любит по-настоящему. Единственная проблема в том, что хотя она и полюбила его, он, по ее мнению, не отвечает взаимностью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100