Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Бетси взволнованно подскочила со стула.
— Мисс Мерри!
Мередит повернулась к ней и попыталась улыбнуться.
— Привет, Бетси.
— Я первый раз вижу вас, мэм… Ну, с тех пор, как вы вышли замуж. Я так рада за вас, мисс Мерри.
— Спасибо, Бетси.
Служанка усмехнулась, сверкнув белыми зубами.
— Уверена, вы будете очень хорошо жить с таким красивым мужчиной, как ваш муж.
— Внешность — еще не все.
— Нет, конечно, нет, но она помогает, — авторитетно заявила Бетси.
Мередит не могла не улыбнуться на эти слова. — Думаю, тут ты права. Я… Теперь мне нужно переодеться ко сну.
— Да, мэм. Я приготовила одну из рубашек, которые миссис Лидия сшила для вас.
Служанка принялась расстегивать бесконечный ряд пуговиц на спинке платья Мередит.
Новобрачная взглянула на постель, где Бетси разложила рубашку, которая выглядела просто великолепно: ведь Лидия сшила ее специально для брачной ночи. Служанка, конечно, сочтет весьма странным, если она сейчас попросит старую толстую сорочку. В конце концов. Бетси же не знает, что эта ночь может получиться совершенно обычной.
Негритянка помогла ей снять платье и повесила его в гардероб, пока Мередит освобождалась от подъюбников и кринолина. Служанка убрала ее вещи и продолжала все время щебетать о Джереми и великолепной ночи.
— О, мисс Мерри, вы везучая женщина. Ваш муж будет очень хорош в постели. Он большой и сильный, как мой Неб. Словом, мужчина, что надо.
«Что надо… Даже больше, чем надо», — угрюмо подумала Мередит. Но вслух она ничего не сказала, а просто стиснула зубы и попыталась отгородиться от болтовни Бетси.
Раздевшись, Мередит искупалась в маленькой сидячей ванне, которую служанка притащила наверх и наполнила водой. Она мылась чисто механически, размышляя над тем, как нелепо готовить себя для жениха, который презирает ее. Бетси плеснула в воду духов, и даже после того, как Мередит вытерлась, кожа продолжала источать приятный аромат. Чернокожая рабыня надела ей через голову тонкую рубашку и принялась вынимать шпильки из волос.
— Нет, я сама, — коротко сказала Мередит, вырывая цветы, которые Лидия вплела в ее подколотые локоны. — Иди спать, Бетси.
Служанка заговорщицки улыбнулась, полагая, что хозяйке не терпится поскорее остаться одной, чтобы Джереми пришел к ней. На самом же деле Мередит больше не могла выносить трескотню девушки.
Когда Бетси ушла, она неуверенно подошла к зеркалу. Ее поразила чувственность собственного отражения. Рубашка была из тончайшего белого батиста, не совсем прозрачная, но приближавшаяся к тому. Линии тела проступали как сквозь дымку. Вырез Лидия сделала очень низким, и он открывал вершины грудей во всей их полноте. Темные соски виднелись сквозь просвечивающуюся ткань. Они сейчас напряглись в ответ на вечернюю прохладу и ее страх, их выпуклость явственно выпячивалась вперед.
Мередит закуталась в теплый бархатный халат и сунула ноги в отороченные мехом шлепанцы, затем села в кресло и стала ждать своего приговора. Казалось, прошли часы, а Джереми все не шел. А явится ли он вообще? Как глупо сидеть и поджидать его. Впрочем, зачем ему приходить? Та ночь в кабинете была лишь игрой. Девлин хотел умаслить ее, чтобы она не отказалась от брака. Как хорошо он изображал хриплый голос и неровное дыхание, как убедительно звучал его низкий стон желания! Джереми играл с ней, как с рыбешкой, то ловя на крючок, то отпуская. Но теперь, когда они поженились, ему нет надобности притворяться. Он не желает спать с ней и предпочтет другую комнату. Возможно, Девлин уже так и сделал и погрузился в сладкие объятия Морфея. Но нет, Мередит расслышала его смех внизу, где продолжалось веселье.
Она сцепила руки. Нужно лечь в кровать и немного поспать. Если завтра у нее будут темные круги под глазами, не избежать непристойных комментариев. А вдруг Девлин все-таки придет? Увидев ее в постели, он подумает, что она ждет его с нетерпением, словно какая-то распутница.
Мередит нервно покусала губы, пытаясь угомонить судорожно сжимающийся живот, но не смогла. Руки еще сильнее похолодели, в то время, как сердце бешено металось в груди, а в голове стучало: «Придет или не придет?»
Дверь открылась, скрипом нарушая тишину, и Мередит вскочила на ноги, словно услышала оглушительный выстрел. В дверном проеме стоял Девлин, положив одну руку на косяк. Кто-то в коридоре отпустил в его адрес шуточку, но он не обратил никакого внимания на этот выпад. Его взгляд оказался прикованным к Мередит, полуопущенные тяжелые ресницы скрывали выражение его сапфировых глаз. Она сжала пальцы и приготовилась к тому, что последует дальше.
Джереми уже снял камзол и небрежно перебросил его через плечо; жилет распахнулся, а тонкая батистовая рубашка по бокам выехала из-за пояса бриджей. Он слегка покачнулся. «Интересно, сколько он выпил? — подумала Мередит. — Каким бывает навеселе? Может, завалится на кровать и отключится?»
— Джереми! — послышался мужской голос с лестницы. — Помочь тебе раздеться?
Девлин усмехнулся и ответил намеренно сердитым голосом:
— Даже и не думай приближаться к комнате! Мне поможет жена.
Он вошел и закрыл за собой дверь.
Мередит облизала губы, посматривая на него, как зверек в клетке. Девлин швырнул камзол на спинку кресла, сбросил жилет и отправил его вслед за камзолом. Его руки поднялись к горлу, отстегивая кружевное жабо. Проделывая все это, он не сводил с нее глаз и ничего не говорил, словно не доверял своему голосу.
В конце концов, доведенная до отчаяния его молчанием, Мередит выпалила:
— Джереми, что ты собираешься делать? Ты же не можешь всерьез иметь намерение спать здесь. Он непонимающе захлопал ресницами.
— А где бы ты хотела спать?
— Разумеется, здесь. Это моя комната.
— Отныне и моя тоже, если только ради формальности не хочешь, чтобы у меня существовала своя… Но предупреждаю — я не буду проводить в ней много времени.
— Почему?
— Почему? Мередит, не говори глупостей.
— Ты не можешь желать спать со мной, — не унималась она, упрямо настаивая на своем.
— Почему не могу? — он усмехнулся, присел на стул, расстегнул и снял туфли с чулками. — Это именно то, что я и хочу сделать. — Его неутомимые пальцы взялись за пуговицы рубашки.
— Нет! — почти закричала Мередит. — Пожалуйста, не надо.
Девлин нахмурился, затем поднялся и подошел ближе, протянув руку, чтобы приподнять ее лицо.
— Ты боишься, да? — Его голос смягчился. — Не волнуйся. Я буду очень нежен, знакомя тебя с наслаждениями любви.
— Любви? — саркастически переспросила Мередит. — Я не так уж наивна. Мы оба знаем, что любовь не имеет никакого отношения к этому браку. Ты женился, чтобы получить свободу и богатство. Я вышла замуж, дабы доставить удовольствие умирающему. Нет смысла продолжать этот фарс в спальне. Лучше иметь отдельные комнаты и жить настолько цивилизованно, насколько это возможно.
Его рот скривился в непонятной усмешке, брови приподнялись.
— «Цивилизованная», как ты говоришь, жизнь не является моей главной целью.
— Джереми, пожалуйста, позволь мне сохранить хоть немного достоинства.
— Достоинство не согреет твою постель ночью и не даст тебе детей. Разве тебе не хочется иметь наследников «Мшистой заводи»?
Эта мысль на мгновение остановила ее. Она как-то не думала об этом. Что станет с любимой плантацией после ее смерти, если у нее действительно не будет детей? Она, наверное, сможет оставить «Мшистую заводь» сыновьям Галена или Алтеи, если, конечно, кто-то из них обзаведется спутником жизни и заимеет наследников.
— У всех Уитни маленькие семьи, — пробормотала она, следуя за своими мыслями.
— И я не могу понять почему, учитывая интересы, которым они себя посвящают. — Джереми снова усмехнулся. — Думаю, я смогу обещать тебе несколько сильных сыновей, наследников твоей земли. У нас с тобой должны получиться настоящие великаны, а?
Мередит нервно опустила глаза и немного отклонилась назад, словно отгораживаясь от столь интимной темы.
— Джереми, Бога ради, конечно, ты не можешь на самом деле спать со мной.
— Почему бы и нет? Мне кажется, я достаточно ясно выразил свои чувства по этому поводу.
Он придвигался все ближе и ближе, пока не оказался в паре дюймов от нее, возвышаясь и подавляя растерявшуюся Мередит. Она облизала пересохшие губы и безучастно смотрела куда угодно, но только не на него.
Легко и вкрадчиво пальцы Девлина пробежали вверх по рукам Мередит. Его голос зазвучал низко и хрипло, завораживая и околдовывая.
— Я собираюсь воспользоваться своим супружеским правом в полной мере… Твоя земля — не единственное сокровище, которое ты можешь предоставить мне. Руки Джереми спустились к поясу халата, развязали узел и позволили поясу упасть на пол. Медленно, наслаждаясь мгновением, он сдвинул с плеч тяжелое бархатное одеяние, открывая ее тело, облаченное в одну лишь полупрозрачную рубашку. Она услышала, как Девлин задержал дыхание, и подняла глаза. Его лицо пылало, веки отяжелели, скрывая напряженный синий взгляд. Халат бесшумно свалился на пол, пока он пристально разглядывал ее.
Вся насмешливость мгновенно слетела с его лица, когда он увидел манящие выпуклости груди и соски, темнеющие под тонкой тканью. Глаза Джереми скользнули вниз, охватывая ровную линию живота и плавный переход в стройные бедра, длинные красивые ноги, туманно виднеющиеся под рубашкой, и оттого еще более соблазнительные. Мередит наблюдала за ним, заранее приготовившись к шутке или оскорбительному замечанию, но ни того ни другого не последовало. Она закусила нижнюю губу. Его глаза потемнели до полуночной синевы.
— Мередит…
Он привлек ее к своему крепкому мускулистому телу, не прижимая, а позволяя расслабиться на его теплой коже и твердых, как камень, мускулах под ней. Мередит еще никогда не казалась себе такой маленькой рядом с мужчиной. Физически Девлин может сделать с ней все, что хочет, да и по закону имеет на это право. Что же будет дальше? Она ждала его последующих действий, охваченная страхом, волнением и трепетом возбуждения.
— Твои рука холодны, словно лед, — пробормотал Джереми. — Как в ночь вечеринки… Снова боишься? На сей раз рядом никого нет. Только я. — Он завораживающе-нежно помассировал ее ладони. — Я хорошо позабочусь о тебе, милая. — Его губы слегка коснулись виска и лба, нежные и мягкие, будто крылышки мотылька. — Первый раз всегда страшно. Мои колени тоже стучали, как кастаньеты…
Непроизвольный смешок сорвался с губ Мередит.
— Ты же никогда в жизни ничего не боялся. Девлин рассмеялся.
— Скажи это той красотке, что сделала меня мужчиной. — Он подвел ее к кровати, усадил на край и сам опустился рядом. Его руки поднялись к шпилькам, все еще удерживающим локоны. — Не возражаешь, если я распущу тебе волосы?
Мередит молча кивнула, не в силах произнести хоть слово.
Джереми продолжал говорить тем же непринужденным полушутливым тоном, вытаскивая одну за другой шпильки из ее прически и швыряя их на туалетный столик рядом с кроватью.
— Помню, девица сняла кофточку, как только мы вошли в комнату, и у нее оказался огромный бюст. Никогда в жизни не видел такого. Да что там скрывать — я тогда еще ни разу не созерцал голую женскую грудь. Я вытаращился и весь задрожал, как малыш, делающий первые шаги. Она, должно быть, удивилась, что это случилось с таким бойким молодцом, который без всякого согласился с ее ценой.
Его ловкие пальцы, теребящие ее волосы, волновали Мередит, а непристойная история вытворяла странные вещи, заставляя содрогаться все тело. Она понимала, что ее должны шокировать подобные рассказы, должны оскорблять ее девичьи уши. Порядочная женщина давно бы приказала замолчать, но Мередит хотелось услышать окончание истории. Тем более, шутливое изложение расслабляло, делало Девлина не таким страшным.
— И что же произошло дальше? Джереми усмехнулся.
— Я не мог расстегнуть рубашку и бриджи, заикался и краснел… Но она лишь рассмеялась и сказала, что мой рост ввел ее в заблуждение. Оказывается, девица не поняла и посчитала меня взрослым мужчиной, а я на самом деле оказался зеленым мальчишкой. Весьма любезно она помогла мне раздеться и подвела к кровати.
Девлин покончил со шпильками, и волосы Мередит свободно рассыпались по плечам. Он ненадолго замолчал, взял с комода расческу и принялся неторопливыми ровными движениями расчесывать перепутавшиеся пряди. Снова зазвучал его голос, ставший глубоким и теплым от приятных воспоминаний.
— Она научила меня всему, что я должен был знать, и даже немного больше. Моя молодость не позволяла мне сдерживаться. За время урока я доходил до точки, наверное, раза четыре. Но она продолжала терпеливо ласкать меня, нашептывая на ухо и водя мою руку по своему телу, пока мне не стали известны все женские места наслаждения.
Мередит сглотнула, закрыв глаза. Ее муж описывает ей свой первый опыт с другой женщиной. Это должно казаться неприятным, но слова, произносимые низким завораживающим голосом, лишь согревали и расслабляли ее изнутри. Язык так распух, что Мередит не могла пошевелить им, а не то чтобы что-то сказать.
— Каждому нужен опытный учитель, — между тем продолжал он. — Кто-то, кто сделает это красивым, а не пугающим.
Девлин пригладил густую копну ее волос и поднял их в руках. Она слегка повернулась к нему спиной, чтобы облегчить ему расчесывание. Придерживая массу локонов, Джереми запечатлел мягкий поцелуй на чувствительной коже затылка.
Мередит прямо-таки затрепетала от смеси наслаждения и страха. Лучше бы он остановился. Она не могла вынести, что Девлин увидит ее нелепо длинные ноги и крупный торс. Возможно, если бы он лицезрел Мередит только одетой, у него бы создалось обманчивое впечатление о ее хрупкости и изящности.
Джереми покусывал ее шею, и перед мысленным взором Мередит промелькнула картина, заставившая содрогнуться: жеребец в охоте гоняется за кобылицей и жестко хватает ее зубами за холку, чтобы подчинить себе.
— Расслабься, любовь моя, расслабься, — прошептал Девлин. — Доверься мне. Я хорошо позабочусь о тебе.
— Нет, Джереми, нет.
В ее голосе зазвучало неподдельное отчаяние.
— Почему ты так напугана? — Он был, казалось, больше озадачен, чем рассержен. — Неужели я такое чудовище?
— Нет… Да… Я не знаю. Ты сказал, что отомстишь за… за то, что я сделала с тобой.
Джереми настолько поразился, что даже замолк на некоторое время.
— Ты думаешь, я собираюсь в отместку причинить тебе боль? Считаешь, я настолько жесток, что могу превратить твою первую ночь любви в ад?
— Ты… Ты смеялся, словно подразумевал наказание в постели.
— Я не говорил «накажу».
— Но сказал, что отомстишь? — не унималась Мередит.
Джереми вздохнул и уложил ее на спину, не отрывая глаз от лица жены.
— И обязательно сделаю это… Но сие не всегда означает наказание в том смысле, как ты привыкла понимать. Моя месть заключается в том, чтобы дать тебе такое наслаждение, от которого ты пожалеешь о порке.
— Я уже сожалею! — жалобно и обреченно простонала она.
— Вот и хорошо. Тогда, возможно, моя месть будет состоять в том, чтобы ты признала во мне своего господина и страстно желала моей ласки. Я постараюсь так хорошо привязать тебя к себе, что ты даже и не подумаешь взглянуть в сторону других мужчин.
— Я никогда не изменю своему мужу! — горячо запротестовала Мередит.
— Знаю. И поэтому убью любого, кто посмеет коснуться тебя.
Она была изумлена. В его словах не прозвучало ни кичливости, ни бравады — только спокойная констатация факта. Мередит не знала, как отреагировать на это, и ухватилась за ранее сказанную фразу.
— Ты никогда не будешь моим господином. Девлин улыбнулся и заговорил с ней таким же бархатистым голосом, как и губы на ее шее.
— Нет? Я уже умею разжечь тебя, а сегодня постараюсь узнать и другое Мне хочется доставить тебе настоящее наслаждение… Только нужно определить — каким именно образом. Что еще мне нужно знать?
— Тысячи вещей, на которые ты не способен.
Она теряла нить разговора. Рука Джереми лежала у нее на животе, своим жаром обжигая тело сквозь ткань сорочки. Его рот покусывал шею, язык эротично кружил по коже. Мередит испытывала замешательство и какую-то неопределенность.
— Зачем тебе это? Почему ты хочешь доставить мне удовольствие?
— Потому что мне это приятно, — искренне ответил Девлин. — Позднее я научу тебя доставлять Удовольствие мне. Но чтобы нам обоим было хорошо, я должен вначале научить тебя испытывать наслаждение.
Его рука скользнула вверх по грудной клетке и мучительно-соблазнительно задержалась под мягкой выпуклостью груди. Пальцы смяли ткань, сдвигая вырез рубашки до тех пор, пока розовый кружок соска не выглянул наружу, потемневший и набухший. Он остановил неугомонное путешествие губ, чтобы полюбоваться полуобнаженной сферой. Мередит стыдливо закрыла глаза, тем не менее ощущая горячее покалывание во всем теле. Его тяжелый жаждущий взгляд, буквально пожирающий ее, тревожил больше, чем собственная нагота.
Джереми сел, поднял руки к бретелям и опустил их. Она чисто инстинктивно ухватилась за вырез рубашки. Он проглотил ком, вставший в горле, и тихо произнес:
— Я хочу посмотреть на тебя, Мередит. Не бойся… Я хочу видеть тебя всю-всю. — Его голос звучал хрипло, а слабая дрожь свидетельствовала о большом чувстве намного яснее, чем слова.
— Пожалуйста, нет, — прошептала она, презирая себя за то, что умоляет этого мужчину. — Я… Я не вещь, чтобы меня разглядывать.
— Заметь — восхищенно разглядывать. Конечно, ты не вещь, но принадлежишь мне. Ты — моя жена. И тебе пришлось видеть меня выставленным на обозрение перед толпой…
— Но не совсем же обнаженным!
— Зато лишенным достоинства да еще при огромном стечении людей… Действительно, как вещь, а не человек.
— Мне очень жаль. Если бы я как-то могла избавить тебя от позора, то обязательно сделала бы это. — Она открыла большие, полные слез глаза. — Тебе действительно нужно подвергать меня такому же унижению, чтобы облегчить свою боль? — Это не одно и то же. — Его мозолистая рука настойчиво погладила живот и ноги. — Я смотрю на тебя один… Нет ничего постыдного, когда ты делаешь это добровольно.
— Но ты ведь принуждаешь меня.
— Неправда, я прошу. Я твой муж. Мы теперь одно целое, помнишь?
— И ты веришь в это?
— Что мы одно тело, единая плоть? — Девлин наклонил голову, задумался. — Очень скоро мы сольемся воедино. Ты почувствуешь разницу и особенность такого соединения.
— Ты делал то же самое тысячи раз со многими женщинами.
— Но никогда — со своей женой, — возразил Джереми. — Мередит, ну как же мне объяснить тебе? Каждый раз это бывает особенным, неповторимым… Ты сама убедишься. Убедишься и поймешь, что любовники не стесняются друг друга. — Он поднес ее руку к губам и прижался обжигающим поцелуем к середине ладони. — Я весь горю для тебя… Позволь мне снять с тебя рубашку.
— Хорошо.
Отведя глаза, Мередит поднялась и начала стаскивать сорочку, но Девлин остановил ее и проделал это своими руками. Он спустил рубашку с плеч, вдоль всего тела, мимо бедер, и дал ей соскользнуть на пол. У него пересохло во рту, когда взгляд задержался на теле Мередит, охватывая каждую подробность: тяжелые округлости грудей с розовыми вершинами сосков, тонкую талию, крупные ягодицы, длинные и красивые ноги. Она обнаружила, что если закрыть глаза и не видеть его лица, то все не так уж и плохо. К тому же так не увидишь разочарования или насмешливости Джереми.
Но Девлин не удовлетворился одним любованием. Начав с шеи, он прошелся руками вдоль ее тела, скользнув через полушария грудей и мягкий живот к основанию бедер. Щеки Мередит заполыхали, когда Джереми коснулся ее там, и она приглушенно ахнула. Он улыбнулся, тронутый невинностью Мередит. «Будет чертовски трудно продвигаться медленно», — мелькнуло в его голове. Сердце Девлина стучало, словно молот, при виде ее обнаженного тела цвета слоновой кости, гибкого и стройного; восхитительно длинные ноги прямо-таки манили к себе. И все же он понимал, что должен действовать неторопливо, мягко раскрывая Мередит навстречу наслаждению. Ему нельзя идти на поводу у своего колотящегося безумного желания. Джереми на миг отвел глаза от Мередит, пытаясь немного расслабиться. Она почувствовала какую-то перемену и, не выдержав, открыла глаза. Увидев, что он отвернулся, Мередит со смиренным ужасом осознала: ее тело вызвало у него отвращение. Хорошенько разглядев свою жену обнаженной, Девлин прекратил ласки… Она потянулась за рубашкой, дабы прикрыть отвергнутую наготу. Почувствовав ее движение, Джереми повернулся.
— Замерзла? Извини. — В его голосе не было ничего, кроме заботливости, когда он набросил на нее одеяло. Отбросив ее сорочку в кресло, Девлин начал раздеваться. Глаза Мередит расширились, и она отвернула лицо. — Будет вполне справедливо, — весело заметил он, — если я тоже предстану перед тобой обнаженным, как по-твоему?
— Меня это не интересует. Я уже видела тебя в таком виде.
Девлин ухмыльнулся.
— Конечно, видела, но, насколько мне помнится, у тебя не хватило времени, чтобы все хорошенько рассмотреть.
Он сбросил рубашку, бриджи и встал у кровати. В конце концов, любопытство Мередит победило решение казаться равнодушной. Она повела глазами, стараясь украдкой взглянуть на обнаженное мужское тело. Ее робкому взору предстали рыжевато-золотистые завитки, покрывающие грудь, шрам, пересекающий ребра, широкие сильные плечи и плоский живот. Солнце Каролины позолотило его кожу, но загар резко обрывался у пояса брюк. Взгляд Мередит опустился ниже, и она открыто уставилась на его мужское достоинство, пораженная настолько, что начисто позабыла о своей клятве.
— Что такое? — быстро спросил Джереми, увидев ее ошеломленное лицо.
— Как ты можешь быть таким… большим? Раньше ты не казался… ну…
Он сразу же понял, о чем она бормочет, и громко расхохотался.
— Я преобразился, как только увидел твои голые ноги. Теперь же любуюсь твоим прекрасным обнаженным телом… Это желание, моя лапушка.
Мередит сглотнула набежавшую слюну и бессознательно вжалась в подушку. Страх еще больше усилился. Как он может не причинить ей боли? Она имела представление о половом акте по животноводческим фермам и была уверена — это никогда не подойдет к ней. Ее затрясло при мысли о том, как Джереми разрывает нежную преграду, с силой входя в нее.
— Не бойся, — ласково произнес он, угадывая ход ее мыслей. — Боли почти не будет, потому что я все сделаю предельно осторожно.
Девлин скользнул на кровать рядом с ней, обнял одной рукой за шею. Мередит лежала неподвижно, как доска, когда он склонился над ней. Почему-то она запомнила все подробности его лица: голубые глаза, почти черные в сумрачном свете, щеки, еле затененные однодневной щетиной, тонкий прямой нос, золотистую кожу. Мередит ощутила и запах Джереми — острое сочетание мыла для бритья и аромата волос. Кроме того, к этому примешивался еще и запах бренди. Он надвигался все ближе и ближе, его лицо казалось огромным, и она закрыла глаза. Затем губы Девлина коснулись ее рта, легко, почти пробно. Он, словно изучая, исследовал тело Мередит, проявляя безграничное терпение и постепенно разжигая дремлющий в ней огонь.
Джереми раздвинул ей губы, и его язык начал свое танцующее овладение ее глубинами. Она почувствовала вкус бренди, и в это время поцелуй атаковал ощущения Мередит, закружив в безумном вихре наслаждения. Девлин, казалось, целовал бесконечно, вкушая и открывая ее губы до тех пор, пока ноги не стали подергиваться, и она вся изогнулась. Наконец его рот оторвался от уст Мередит, чтобы осыпать щеки и шею легкими поцелуями, овевая ее кожу слабыми дуновениями, которые приятно покалывали и обещали, не удовлетворяя. Губы Мередит припухли, она облизала их, почувствовав вкус Джереми, и поерзала на постели, слепо отыскивая его рот.
Щека Девлина обжигала ее щеку, дыхание стало тяжелым и неровным. Он принялся играть с ее телом руками, гладя и лаская груди, быстро превратив их вершины в бутоны желаний. Возникла какая-то влажная боль между ног, и его неутомимые пальцы отыскали ее центр. Мередит отшатнулась, стыдясь, что Девлин касается этой необъяснимой влажности, но он последовал за ней, явно еще более возбужденный этим. Его дыхание врывалось в ухо Мередит, когда он принялся исследовать губами ушную раковину, обводя контуры языком и посасывая мочку. Она начала буквально извиваться, не в силах вынести обольстительную смесь действий языка и пальцев.
Джереми оторвался от нее и откинулся на спину, ладонью прикрыв глаза.
— Боже! — судорожно выдохнул он. Изумленная Мередит уставилась на него. Что она сделала не так? Чем оскорбила его?
— Джереми? — Неуверенный вопрос вырвался хрипловатым полустоном. — Я… Мне нужно было что-то… У меня нет в этом опыта, ты же прекрасно знаешь! — вспылила она в отчаянии.
Он повернулся к ней и ласково погладил ладонью по щеке.
— Не волнуйся. Дело не в тебе… Я… слишком возбужден. Мне нужно немного успокоиться, иначе я возьму тебя слишком рано, когда ты еще не будешь готова,
— Все в порядке, — заверила Мередит, нахмурившись. Она слышала, что мужчины устроены несколько иначе и не могут долго сдерживать страсть, как женщины. Они физически нуждаются в высвобождении ее. — Я… Я не хочу… причинять тебе боль или… неудобство.
Девлин усмехнулся.
— Ничего, я выживу… Но это было так давно, а ты ужасно возбуждаешь меня… Один только взгляд на тебя в той прозрачной рубашке сделал мое естество твердым, как кирпич.
Мередит вспыхнула от его слов, отвела глаза. Ее голова кружилась от того, что он говорил и делал с ней. Неужели она смогла возбудить его? Неужели это ей удалось довести Джереми до такого состояния? Конечно, нет. Девлин сказал, прошло много времени. С каких пор? С тех самых, как он обладал женщиной? Может, Джереми встречался последнее время с Лидией? Возможно ли, желая Чандлер, использовал ее как отдушину для души? Но ход неприятных мыслей неожиданно прервался, потому что Девлин, преодолев дюймы, разделявшие их, накрыл ее своим большим мускулистым телом, вжимая Мередит в пуховой матрас. Показалось несколько странным чувствовать его тяжесть, но в то же время это сильно возбуждало. Она ощутила острое выпирание его тазовых костей и твердую настойчивость мужской плоти. Он вжимался в нее всем телом, двигаясь из стороны в сторону и блаженствуя в ощущениях, между тем как его рот вновь предъявил права на ее губы.
Когда он, наконец, оторвался ото рта Мередит и двинулся ниже, пришло почти полное забвение и нежелание контролировать свои эмоции. Джереми взял над ними полную власть, осыпая ее чувственными поцелуями и ласками. Его зубы слегка покусывали ее плоть, создавая крошечные источники легкой боли в эротическом контрасте с теплым и мягким языком. Он опустил голову до уровня ее груди, давая ей возможность почувствовать при этом каждый дюйм своей кожи. Продляя наслаждение до мучительного нетерпения, Девлин обхватил ее груди и слегка сжал так, что соски дерзко подались вперед. Его рот тут же накрыл один розовый кружок, втягивая внутрь и играя с ним языком. Мередит снова застонала и принялась извиваться под ним. Она трепетала, выгибала шею, пытаясь сдержать дрожь, вызванную его ласками. Это было восхитительно порочно, и трепет в животе нарастал и ширился.
Джереми двинулся к другому соску, лаская губами кремовую дрожащую плоть между ними. Одна рука забрела вниз, запутавшись в завитках и отыскивая средоточие женственности. Мередит издала короткий стон.
— Вот так, — пробормотал Девлин напряженным, едва сдерживаемым голосом, — все идет хорошо. — Его палец скользнул в интимный альков, и она застыла в изумлении. — Все в порядке. Расслабься… Я позабочусь обо всем… Просто расслабься… — Лоб Джереми покрылся каплями пота, но лицо сохраняло улыбку. — Мне следовало знать… Ты хорошо охраняешься. Ах, Мередит, Мередит… какая… ты… сладкая… — Его рот касался ее тела после каждого слова, пробираясь все ниже и ниже, — мука…
Она подумала, что ей бы следовало дать ему возможность отдохнуть, как раньше, но мысль как-то исчезла сама собой. Мередит не хотела никаких остановок. Во всем теле жила какая-то сладкая боль, и больше всего — в самом центре, где Девлин сейчас творил чудеса. Его палец выскальзывал, затем возвращался, наполняя ее наслаждением все больше. В конце концов, она поняла смысл его действий: он ослабляет плотный и надежный замок ее девственности, чтобы вторжение не причинило сильной боли. Слезы тут же подступили к глазам Мередит и где-то в глубине сознания мелькнуло: «Боже! Как заботливо и нежно он обращается со мной! А ведь сам мучительно нуждается в освобождении». Но и она тоже горела желанием. На нее нахлынула примитивная потребность ощутить его внутри себя, заставляя забыть о возможной боли.
— Джереми, пожалуйста, — выдохнула Мередит, уже совершенно не заботясь о том, что говорит и что о ней подумает Девлин, — пожалуйста, люби меня.
Его мышцы сжались от напряжения. Он облизал губы и посмотрел на нее. Больше всего ему хотелось верить ей, но у него почти не имелось опыта с девственницами и не хотелось причинять боль. Какое-то мгновение Девлин помедлил, затем раздвинул ее ноги коленом. Он просто не мог больше ждать. Джереми нащупал врата женственности. Длинные ноги Мередит инстинктивно обвились вокруг него, осуществляя его мечты. Он напряг мускулы и сделал резкий толчок, почувствовав, как разорвалась тайная перегородка ее девственности под натиском плоти. Мередит изогнулась от удивления или боли, но Девлин уже не мог думать о таких вещах. Его подхватила волна желания, и он стал двигаться в глубоком жестком ритме, погружаясь в нее. Животный стон поднялся к горлу и закончился коротким хриплым вскриком. На миг Джереми застыл над ней с искаженным экстазом лицом, затем обмяк. Его дыхание замедлилось, пока он делал еще несколько неглубоких движений, потом Девлин расслабился на ней, спрятав влажное лицо в изгибе ее шеи.
Мередит обвила его руками, ошеломленная пережитым. Резкая боль на какое-то мгновение прорезалась сквозь страсть, но когда он заполнил ее, уступила место более глубокой удовлетворенности.
— Мередит, — выдохнул Джереми, — ты в порядке?
— Да.
Она не упомянула о слабом ощущении, все еще пульсирующем у нее в паху, так как не знала, что это и можно ли что-нибудь сделать с этим. Его усталый мозг принял ее ответ, будучи слишком выдохшимся и купающимся в сладостном завершении, и не смог углубиться в смысл сказанного. Девлин провалился в сон.
Мередит слегка поерзала, приноравливаясь к его весу и тоже стала медленно погружаться в океан сновидений, оцепенелым разумом и чувствами пытаясь принять то, что произошло с ее телом, которое до сих пор принадлежало лишь ей одной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100