Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

К счастью, Мередит не пришлось видеться с соседями до свадьбы, а в тот день она слишком нервничала, чтобы беспокоиться о том, что о ней думают. Да и с Джереми ей не так уж часто доводилось встречаться тет-а-тет.
Девлин принимал на себя все больше и больше обязанностей Дэниэла. Он встречался с капитанами и купцами для продажи остатков урожая, ездил по полям, присматривал за деятельностью управляющего и по-прежнему продолжал вести счета плантации, подолгу просиживая в кабинете и обсуждая вместе с Харли свою работу. Джереми радовался такой занятости — это давало возможность пореже видеться с Мередит. Ведь ему становилось все труднее сдержать свое слово и не заняться с ней любовью до свадьбы. Даже после изнурительнейшего дня Девлин не спал по ночам, размышляя об Уитни, лежащей в постели всего в нескольких шагах по коридору, и отчаянно желал пойти к ней.
Почему эта женщина так околдовала его? Он застонал и спрятал лицо в подушку. В его жизни бывали другие, куда более привлекательные подруги. Джереми знал шлюх, которые могли превратить мужчину в безвольную медузоподобную массу. И тем не менее, эта высокая невзрачная колониальная девчонка разжигала его кровь больше, чем любая из них. Возможно, так происходит потому, что он очень долго не встречался с женщинами. Но почему тогда не воспользовался предложением Лидии? Или не принял аванса той ненасытной красотки Опал Гамильтон? Это не может быть только из-за воздержания. Он просто хочет Мередит, мечтает о восхитительно длинных ногах и полной груди, спрятанной под невзрачными нарядами.
Девлин улыбнулся, подумав, как превратит ее колкую язвительность в мягкую любвиобильную нежность. Вспоминая о робких, неопытных прикосновениях Уитни в ночь вечеринки, он погрузился в головокружительный вихрь желания. Может быть, все дело в ее свежести и проблесках нежности привлекательной женщины под застенчивой строгостью? Или во всем виновато его желание повелевать никому неподвластной Мередит? А вдруг ему просто приятно общество Уитни: ее остроумные колкости и неожиданный чистый смех при их горячих словесных перепалках? Словом, Джереми не был уверен ни в одном из своих умозаключений. Известно только то, что каждую ночь он ворочается в постели, терзая себя образами обнаженной Мередит, пылающей и извивающейся от страсти в его объятиях.
«Это ненадолго», — напомнил себе Девлин. Он страстно желал в своей жизни и других женщин, возбужденно-взволнованно добиваясь своей цели. Но когда достигал желаемого, их красота становилась знакомой и скучной. Даже уловки и искусство прославленных шлюх вскоре приедалось. И тогда Джереми переходил на более зеленые пастбища, как, он сильно верил в это, случилось и в сей раз. Лишь только он всласть насытится величавым телом Мередит я научит ее доставлять ему удовольствие, лишь только она признается, что любит, его интерес, без всякого сомнения, померкнет. После этого Девлин начнет искать щедрости других женщин.
Работа тоже потеряет свою привлекательность. В данный момент колониальная жизнь не кажется ему скучной. Управление фермой — это ново, это вызов, так же, как и сама Мередит. Конечно, приятно освободиться от тяжелого труда в конюшне, но постепенно и это приестся ему, лишь только померкнет искра радости от того, что он стал принадлежать к элите, к земельной знати. Все в жизни пресыщает его рано или поздно. Даже карты или выпивка, или самые утонченные женщины. Девлин знал, что его нынешнее состояние долго не продлится, и он должен приготовиться к этому. Что произойдет, когда однажды, оглянувшись вокруг и заметив, что Мередит больше не привлекает его или что колонисты — жуткие зануды, а землевладение — один лишь тяжелый, изнурительный труд и ничего больше? Что он тогда сделает, привязанный к «Мшистой заводи»? Земля, хотя и оставленная Уитни, будет находиться в полном его распоряжении — муж имеет полную власть над собственностью своей жены. Джереми знал, что может продать плантацию, забрать деньги и уплыть в Лондон, вернуться к своим старым излюбленным местечкам и занятиям. Когда бы такая мысль ни приходила ему в голову, он почему-то испытывал горькую необъяснимую тревогу. Неужели вся жизнь — не более чем сплошные кутежи и швыряние денег на ветер? Девлин вспомнил ту нежность, с которой Мередит промывала и бинтовала его раны. Он не хотел причинить ей боль. А ведь если Уитни полюбит, то будет страдать, когда он покинет ее. Чем она сможет заняться в случае продажи «Мшистой заводи»? Без собственности и без мужа Мередит будет оставлена на милость родственников. Джереми прекрасно понимал, насколько это немилосердно. Будучи замужем, она не сможет найти нового супруга, а женщина, оставшаяся в одиночестве, не ведет достойную жизнь. В принципе, Мередит могла бы стать гувернанткой или зарабатывать шитьем, но его сердце больно сжималось от подобной мысли. Или, быть может, взять ее с собой? Но будет ли это лучше и добрее? В Лондоне Мередит окажется в роли рыбы, выброшенной на берег; ее станут презирать искушенные светские львицы, она начнет тосковать по людям, которых знала, и по земле, которую любила.
Впервые в жизни Джереми задумался о последствиях своих беззаботных и бездумных поступков, боли, которую мог причинить кому-то другому, и осознал, каким подлецом станет, если поступит таким образом. И все же он помнил себя как эгоистичного легкомысленного любителя развлечений и почти не надеялся на собственное здравомыслие. Кстати, в свое время дядя не раз напоминал ему об этом, произнося одну и ту же фразу: «Когда ты пресытишься, то думаешь только о себе».
Такой своеобразный, столь нехарактерный для него самоанализ поднял Джереми из постели и привел к окну. Странная горечь щемила его душу, и он задумался. «Могу ли я быть лучше, измениться?» — снова и снова спрашивал себя Девлин. Впервые в жизни, вместо того, чтобы принять, как должное, свое капризное беззаботное поведение, он вдруг почувствовал отвращение к себе. Наверное, Мередит все-таки будет лучше выйти за своего ручного кузена. Мысль о том, чтобы отказаться от Уитни, всколыхнула его сознание. Нет! Он не позволит ей прозябать с такой тряпкой! Кроме ему совсем не хочется упускать шанс получить свободу, богатство и доступ к постели Мередит. Нет, Девлин научится жить с тем, что получит. Он уже пробовал поступать так в прошлой жизни, а месяцы рабства смягчили его нрав — вот и все.
Мередит, не догадываясь о желании, бурлящем в душе Джереми, и о том, каких усилий стоило ему держаться в стороне от нее, знала лишь, что крайне редко видится с ним.
Она шила, пока не начинало жечь глаза и сводить пальцы судорогой. Юбка свадебного платы имела ярды и ярды вышитой каймы, а с жестким корсажем дочти невозможно было справиться. Кроме этого, ей приходилось проверять качество уборки дома и подготовку к свадебному пиршеству, которое намечали провести еще грандиознее, чем вечеринку.
Хотя ее руки постоянно занимались каким-либо делом, работа, тем не менее, не занимала мысли, которые снова и снова возвращались к Джереми. Уитни была уверена, что он намеренно избегает ее. Должно быть, Девлин решил — в день скачек на него нашло временное затмение. Он не пришел к ней в комнату в ту ночь, как грозился при поцелуе (хотя, чопорно напомнила себе Мередит, она совсем этого не хотела). Джереми больше не поддразнивал и не целовал ее, даже не бросал многозначительных взглядов при случайных встречах. Если когда-то у него и существовало к ней некоторое влечение, то теперь оно, должно быть, умерло, исчезло безо всякого следа.
Мередит взглянула на Лидию, занимавшуюся шитьем рядом, и сказала себе: «Как глупо думать, что Джереми хочет меня, если у него в распоряжении такая восхитительная женщина, как миссис Чандлер».
С холодной рассудительностью взглянув на события прошлых дней, Уитни тут же решила: поцелуи Девлина после скачек являлись лишь плодами радостного возбуждения от выигрыша. Даже ее тогда охватило торжество победы. А что же говорить о мужчине, который первым пришел к финишу? Когда она рванулась к нему, словно последняя потаскушка, Джереми просто воспользовался подвернувшейся возможностью. С любой другой женщиной он вел бы себя точно так же. Ему хотелось дать выход своему всплеску эмоций.
Существовало вполне подходящее объяснение и для других случаев, когда Девлин проявлял страсть к .ней. До помолвки он, без сомнения, пытался завлечь ее, чтобы Уитни помогла бежать. Вполне возможно, Джереми даже строил планы и о женитьбе, как и предложил Дэниэл. А в ночь вечеринки он боялся, что она откажется от обручения, и своими авансами старался убедить ее не делать ничего подобного. Джереми просто не мог желать по-настоящему! Даже сама мысль об этом абсурдна и смешна.
День за днем Мередит трудилась до изнеможения. Мысль о замужестве и брачной ночи пугало ее просто потому, что она слишком мало знала об этом. Уитни уже не надеялась выйти замуж, кроме разве что за Галена, а такой союз не заключал бы в себе ничего неожиданного или пугающего. Но Джереми может сделать что-то ужасное, как только она окажется в его власти. А может, ей унизиться, поддавшись искушению его поцелуев, словно и прежде? Кроме всего прочего, ей не давала покоя интрижка Девлина, возможно, продолжавшаяся до сих пор, которая может опозорить ее перед всей округой; но как выведать об этом у Лидии, Мередит не знала. Впрочем, он в состоянии завести шашни еще и с Опал Гамильтон. Эта куколка так бегает за ним, что он, конечно, не преминет воспользоваться такой возможностью.
Словом, ко дню свадьбы Мередит просто онемела от страха, двигаясь, словно зомби, пока облачалась в парадное платье, специально пошитое к этой церемонии. Бетси помогала ей управляться с кринолином и многочисленными подъюбниками. Все одеяние Уитни смотрелось великолепно: от кружева и шелка нижнего белья до пышных складок нижних юбок и жесткого парчового платья оно сияло новизной и изяществом.
Парча была цвета слоновой кости, как и подъюбник с прелестными кружевными оборками. Вставку для корсажа расшили золотыми нитками, а кружево светлых тонов струилось из манжет и оборками лежало вдоль квадратного выреза. Золотистые атласные бантики схватывали юбку сзади, из-под которой кокетливо выглядывали изящные парчовые туфельки. Лидия настояла на том, чтобы самой соорудить прическу Мередит. Она уложила ее волосы каскадом локонов, переплетя их с флердоранжем.
— Ты делаешь меня похожей на Цереру, — запротестовала Уитни.
— А что плохого в том, чтобы выглядеть как богиня? — тут же возразила Чандлер.
— Мне это не идет.
— Чепуха. Мне виднее… Ты мила и действительно похожа на невесту. Если, конечно, немного пощипать щечки, чтобы они чуть-чуть порозовели, а то ты бледная, словно покойник. — Внезапно хорошее настроение Лидии исчезло,
и Мередит поняла, что, произнеся слово «покойник», та подумала о Дэниэле. Волна печали на мгновение затопила даже страх Уитни. Харли с каждым днем становилось все хуже и хуже. Он так похудел и осунулся, что стал почти не похож на прежнего грубоватого бодрячка. Обе женщины понимали: Дэниэл цепляется за жизнь, чтобы увидеть Мередит замужем. Они боялись, что после свадьбы он станет угасать еще стремительнее.
Харли ждал падчерицу на верхней площадке лестницы. Хотя он заметно похудел и кожа на лице обвисла, весь его облик излучал гордость, придавая ему обманчиво-здоровый вид. Дэниэл сунул руку Мередит в изгиб своего локтя и лучезарно улыбнулся.
— Ты прелестна, моя дорогая. Разумеется, вы тоже, мисс Уитни, — добавил он, обращаясь к Алтее, которая вышла вместе со своей подругой из ее комнаты. .
Алтея сегодня исполняла роль подружки невесты, и на ней было красивое светло-зеленое платье из бархата. Лидия поколебалась, испытывая неуверенность перед обычной сдержанностью мисс Уитни, когда делала прическу Мередит, но потом все-таки решилась и предложила ей уложить и ее волосы. К удивлению миссис Чандлер, та с восторгом согласилась. Лидия собрала светлые льняные волосы Алтеи в замысловатое сооружение из локонов и завитков, переплетенных с зеленой лентой. И хотя прическа получилась очаровательной и модной, она все равно подчеркивала индивидуальность ее обладательницы.
Теперь Чандлер, ослепительно улыбнувшись собравшимся на лестничной площадке, проплыла мимо, шелестя ярко-зеленым атласом наряда. Из чистой вежливости Мередит пригласила ее быть одной из сопровождающих, хотя и страшилась красоты Лидии, которая смотрелась особенно ярко рядом с ней, но та торопливо отказалась. Предложение согрело ее сердце, но она прекрасно понимала, что появление на людях в такой день шокировало бы всю округу. Кроме того, Чандлер очень хотела, чтобы свадьба Мередит прошла без сучка и задоринки.
Они спустились по лестнице — Алтея впереди — и вошли в бальную залу. Это было единственное достаточно большое помещение, чтобы вместить всех их многочисленных гостей. Мисс Уитни грациозно проплыла вдоль прохода, образованного расступившимися людьми, туда, где их ожидал приглашенный англиканский священник. Мередит, зная, что не может надеяться на собственное изящество, пыталась, по крайней мере, двигаться с достоинством. Шаг Дэниэла замедлился, и она прекрасно понимала, как тяжело ему идти, преодолевая такое расстояние. Он ненавязчиво опирался на ее руку.
Мередит взглянула вперед, где стоял Джереми, выглядевший просто великолепно в своем светло-коричневом бархатном камзоле, бриджах цвета слоновой кости и красиво расшитом жилете. Кружево жабо струилось поверх рубашки, приколотое брошью с одной-единственной жемчужиной. Мередит вручила ему это украшение как свадебный подарок, а он подарил ей изящное серебряное колечко, оказавшееся столь маленьким, что годилось только на мизинец. Его украшала замысловатая резьба, в центре которой лежал темно-синий сапфир. «Это, конечно, красивое кольцо, — неожиданно подумала она, — но оно почти ничего не значит, поскольку его купил, скорее всего, Дэниэл».
Когда они подошли к священнику, Харли передал ее руку Джереми, лицо которого вдруг стало необычайно серьезным, а взгляд — твердым. Он посмотрел на Мередит, мгновенно отметив легкую дрожь рук и бледность кожи.
Началась служба. Она тянулась почти бесконечно, и она обнаружила, что опирается на руку Девлина, чтобы тверже стоять на ногах, начавших почему-то подгибаться. Священник говорил о долге и обязанностях брака, о благословении детьми и утешении в старости. Когда подошло время произносить слова клятвы, Джереми выговорил их спокойно и серьезно. Мередит же чуть слышно бормотала, даже позабыв в одном месте, что нужно сказать. Дрожь усилилась, и Девлин накрыл ее руку своей теплой спокойной ладонью. Как ни странно, — ведь она боялась именно брака с ним — но этот жест немного успокоил Мередит.
Блейн Рэндалл стоял рядом с ними в качестве друга жениха. После проигрыша на скачках он предложил Джереми свою дружбу и не проявлял ни предубежденности, ни мстительности. Мастерство Девлина в верховой езде оказалось более чем достаточной рекомендацией, чтобы его приняли в дружеский круг Рэндалла. Мередит заметила, как Блейн обменялся взглядом с Алтеей, что подтвердило все ее прежние догадки относительно их отношений. Совершенно ясно, парочка представляла себя на их месте.
Когда служба наконец закончилась, Джереми шагнул к проходу, увлекая за собой Мередит. Вместе с Дэниэлом и их сопровождающими они быстро сформировали своеобразную парадную линию для приглашения и приветствия гостей, которые начали переходить из бальной залы в столовую, где длинный стол уже ломился от яств. Далей просто превзошла саму себя, готовя для этого свадебного пиршества. Гостей сразу же поразило изобилие мяса и блюд из него, включая ветчину, жаркое, гусей, фазанов и кушанья из оленины. Довершали сей ряд мясные пироги самых всевозможных форм и размеров. Радовали глаз и возбуждали аппетит батат, картофель и кукуруза, бисквит и свежевыпеченные буханки хлеба. Все это великолепие венчали сахарные конфеты и пироги, начиненные крыжовником, вишней, пироги с начинкой из смеси миндаля, изюма и сахара, пироги с бататом, считавшиеся одним из фирменных блюд Далей.
Когда они закончили приветствовать гостей, Джереми заботливо усадил свою молодую жену в высокое кресло в гостиной и принес ей тарелку, полную различных закусок. Мередит с ужасом посмотрела на блюдо. Она сомневались, что сможет проглотить хоть кусочек, а от созерцания этой горы кушаний ей стало почти плохо.
— Я не смогу столько съесть, — запротестовала она слабым голосом.
— И не надо. Я постараюсь закончить за тебя. Сегодня у меня прямо-таки волчий аппетит.
Мерцание его глаз придавало двойное значение его, казалось бы, безобидным словам. Мередит отвела взгляд и подумала: «Действительно ли он подразумевает это или все дело в моем буйном воображении?»
Джереми протянул бокал.
— Вот, выпей для начала глоток бренди.
— О, нет. Только не это. Этот напиток слишком крепок для меня.
— Но оно поможет тебе не упасть в обморок.
— Я никогда не делаю таких глупостей.
— Значит, сегодня такое может случиться в первый раз, потому что ты бледна, как смерть.
— Покорно благодарю.
Он поморщился и качнул бокалом.
— Все-таки… выпей.
Мередит сжала губы. Если она и дальше станет отказываться, Джереми уж точно устроит сцену. Уитни взяла бокал и чопорно отхлебнула глоток. Тепло моментально растеклось по жилам. Она и не осознавала, насколько замерзла. Тарелка с едой показалась теперь не такой непривлекательной, и Мередит робко взяла первый попавшийся кусочек. Джереми беззаботно болтал, словно присутствовал на обычном обеде. Она дивилась его спокойствию. Они же совсем недавно дали друг другу клятвы верности на всю жизнь. Значит ли это хоть что-нибудь для него?
Мередит, даже не заметив, съела почти половину содержимого блюда, а Девлин подчистил остальное. После этого он усмехнулся и заметил:
— Утром я слишком сильно волновался, чтобы нормально поесть. — Он сдержался и не добавил, что последние недели у него пропал аппетит из-за желания, прямо-таки сжигавшего его.
— В самом деле? — удивилась она. — А мне казалось, ты вполне спокоен.
— Просто я хороший актер. Видишь ли, мне приходилось выживать в обществе… — отозвался Девлин и положил последний кусок вишневого пирога в рот. — Восхитительно. Это, должно быть, лучшее изобретение колонии.
Мередит наблюдала, как он поднял кружку с пивом и выпил напиток большими глотками. Кадык заходил вверх-вниз. Она никогда раньше не замечала этого. Но, с другой стороны, ей не было знакомо и очертание его челюсти и шеи, кожа на которой казалась намного нежнее, чем на руках и лице, и более ранима. «Он великан, — мелькнуло в ее голове. — И человек огромного аппетита…» Мередит представила руку, державшую сейчас пивную кружку, на своей груди, большой рот, втягивающий ее сосок, и непроизвольно вздрогнула. «Он опасный, сильный, ненасытный…» Джереми поставил бокал и повернулся к ней. Их взгляды встретились, и его глаза отразили ее мысли, полыхающие в глубине сознания синим огнем. Он поднес руку Мередит к губам и поцеловал ладонь. Уста Девлина показались обжигающими. Они заключали в себе все богатство обещаний, которые она ощущала, но не понимала. Мередит с трепетом убрала руку.
— Кажется, сейчас начнутся танцы.
— Ага, значит, мы должны идти. — Джереми с готовностью поднялся и помог ей встать с кресла. — Нам нужно открывать их.
Мередит не подумала об этом раньше. Ее ноги сразу же стали ватными. По обычаю, жених с невестой танцуют первый танец одни, а все остальные только смотрят на них. Она станет центром внимания. Все увидят ее неуклюжесть, будут говорить, как тяжеловесна и неповоротлива молодая жена. Как бы ей хотелось избежать этого, но ничего нельзя изменить: Девлин держал слишком крепко, и кроме того, она не могла выставить себя еще большей дурой, убежав с круга. Он повел Мередит на середину залы.
Зазвучал менуэт. Джереми уверенно вел ее через все па, шепча указания перед особо трудными движениями и фигурами. Мередит удалось завершить танец, не опозорившись перед гостями, и она благодарно улыбнулась ему.
— Спасибо.
— Не стоит. Я только жалею, что у меня не хватило времени дать тебе несколько уроков, как обещал.
К ним присоединились другие пары. Девлин передал ее отчиму, а сам кружился с Лидией. Мередит внимательно наблюдала за красивой парой и отчетливо ощущала боль ревности. Они намного больше подходили друг к другу, чем она к Джереми. На следующий танец ее пригласил Блейн на правах друга жениха, затем — Девлин, с которым пришлось отплясывать лихого «сэра Роджера де Коверли». Он убеждал Мередит потанцевать еще, но она взмолилась о пощаде, сославшись на усталость. На самом же деле ей хотелось убежать от назойливой толпы и подавляющего присутствия Джереми.
Покинув бальную залу, Мередит прошла в пустую гостиную и встала у окна, уставившись в него невидящим взором. Немного погодя послышался звук шагов по твердому полу. Обернувшись, она увидела кузена, стоящего в дверях.
— Гален!
Мередит обрадовалась, что он сумел найти ее, но все еще чувствовала себя неловко в его обществе. Она не разговаривала с ним со дня объявления о помолвке.
— Кузина Мередит… — произнес мистер Уитни, угрюмо кивнул и прошел в комнату. — Я пришел предложить вам мои поздравления… — Он помолчал. — Если это действительно то, что требуется в данный момент.
— Что ты имеешь в виду?
— Ты действительно этого хочешь?
— Да, конечно. Иначе зачем бы я так делала.
— Не знаю… Возможно, Харли принудил тебя… Хотя… зачем ему желать видеть тебя замужем за простолюдином — выше моего понимания.
— Джереми — не простолюдин, — инстинктивно возразила Мередит. — Он намного родовитее любого из нас. Его дядя — пэр королевства.
Гален в притворном изумлении вскинул брови.
— Разумеется. Вполне обычное дело среди лондонской знати отправлять своих родственников в колонии, чтобы они поработали наемными слугами.
— Это правда! Ты бы все понял, если бы побеседовал с ним. Он, без сомнений, получил воспитание истинного джентльмена, а его манеры изысканнее, чем у любого из здешних дворян.
— Умный мошенник вполне способен подражать тем, кто выше него.
— Он незаконный сын Джереми Уэксхэма, брата лорда Уэксхэма.
— Мередит, ради Бога, тебе нет нужды пытаться обелить его передо мной. Меня совершенно не интересует генеалогическое древо этого… человека. Будь он хоть сам принц Уэльский — мне все равно. А вот твое счастье меня сильно беспокоит. Он вульгарный грубиян, посягающий…
— Гален! Не забывай! Девлин — теперь мой муж.
— Да, да, извини… Я понимаю, что ты чувствуешь определенный долг защищать его… Хотя, — можешь быть уверена — он никогда не станет проявлять такой же преданности по отношению к тебе.
Слезы начали жечь глаза. Сам того не понимая, Гален задел ее за живое.
— Ты не понимаешь…
— Да, я не понимаю! — рявкнул он с нехарактерной для него эмоциональностью. — Почему ты согласилась выйти за него? Я считал тебя последней из всех людей, кто мог бы прельститься смазливым лицом или горой мускулов. Это вульгарная, низменная реакция, типичная для женщин, подобных Опал Гамильтон. В Девлине нет ничего, что могло бы доставить удовольствие ни твоему уму, ни твоей душе. Зачем ты вышла за него?
Мередит ощутила необъяснимое болезненное чувство, услышав его слова. Галена, похоже, больше ужасал ее грубый социальный просчет, чем то, что другой мужчина увел ее у него. Она напомнила себе — эта новость оказалась тяжелым ударом для кузена. Они вместе выросли, и вдруг он обнаружил, что более или менее уже отрезан от ее жизни. Казалось само собой разумеющимся: Мередит и Гален когда-нибудь поженятся. И хотя он никогда не говорил о помолвке, наверняка чувствовал себя преданным. Окажись она на его месте, ей пришлось бы переживать нечто подобное. Представив глубину переживаний Галена, Мередит смягчилась.
— Мне очень жаль. Правда, жаль. Следовало бы обо всем сказать тебе до вечеринки. Я… Я должна была это сделать.
Его глаза ошеломленно округлились и расширились.
— Ты же не хочешь сказать…
— Нет! — вскрикнула Мередит. — Как ты мог даже подумать такое?!
— Я вообще не знаю, что думать! — резко огрызнулся он.
Мередит вздохнула: «Он не поймет, если я расскажу о просьбе Дэниэла, и возненавидит Харли за то, что принудил меня выйти за Джереми. Ему не понять мою искреннюю любовь к отчиму. А ведь по его желанию я могу сделать все-все…»
Она прикусила губу и нахмурилась, а затем произнесла:
— Гален, у меня нет возможности объяснить происшедшее.
На его лице мелькнуло явное разочарование.
— Никогда не думал, что такое может случиться с нами.
Он вздохнул, отвернулся и ушел, даже не оглянувшись. Мередит обессиленно опустилась в кресло. Казалось, ее сердце сейчас разорвется на части. Она теряет все и всех — Галена, Дэниэла, плантацию… Что станет с ней? Харли верит, что его план обеспечит ее защищенность, а на самом Деле он бросает свою падчерицу на милость человека, который, вполне возможно, ненавидит ее. Она глаза. — Ага! Ты сбежала от гостей? — протянул нежный голосок.
Мередит приоткрыла веки, смутившись, что кто-то обнаружил сей тихий уголок, служивший ей убежищем. Но хуже всего — перед ней застыла Опал Гамильтон, сверкая своим великолепным платьем и золотыми бабочками в высоко уложенных и напудренных волосах. Эта куколка впорхнула в комнату, и Мередит удивленно подумала: «Господи! Как же ей удается так соблазнительно раскачивать юбками при каждом шаге? Это, должно быть, требует долгой тренировки».
— Я немного устала и решила отдохнуть от танцев, — ответила Мередит, силясь набросить на лицо маску спокойствия и непринужденности,
— Уверена, это мудрое решение, учитывая ожидающую тебя ночь, — язвительно улыбаясь, заметила Опал.
— Что? — уставилась на нее Мередит. Даже Гамильтон обычно не делает таких вульгарных замечаний.
— Я имею в виду… с таким мужчиной, как Джереми, столь… э… неопытная.. — тянула она, подбирая слово так осторожно, что Мередит сразу же поняла, что эта красавица хотела сказать другое, менее лестное словцо, — девушка будет очень… занята.
— Опал, в самом деле, едва ли это подходящая тема для разговора.
— Поскольку у тебя нет матери иди другой женщины-родственницы, которая могла бы дать совет, я подумала, что мне следует подготовить тебя к предстоящей брачной ночи. — Миссис Гамильтон опустила глаза и подняла веер жестом скромницы. — Конечно, мы с тобой одного возраста, но я замужем уже четыре года и вполне компетентна просветить тебя на сей счет. «О, да, — гневно подумала Мередит, — не сомневаюсь в твоей осведомленности в этой области. Ты способна говорить о сексе не только со своим мужем, но и другими мужчинами, с которыми успела переспать». Она стиснула руки, внутренне сжалась, но все-таки смогла проглотить язвительные слова, вертевшиеся у нее на языке.
— Ну, ну… Не стоит стесняться, — поддразнила Опал. — Наверняка у тебя есть вопросы, на которые хотелось бы получить ответ.
— Нет. — Голос Мередит прозвучал натянуто. — Я в полном порядке, Опал. Тебе нет нужды…
— Ах, даже не думай об этом! — прервала ее миссис Гамильтон. — В конце концов, все мы сестры, не так ли? На мой взгляд, женщины должны помогать друг другу пройти через такое испытание.
— Испытание? — переспросила Мередит, несмотря на свое желание прекратить неприятный разговор.
— Да. То, что мужья требуют от нас в… э… супружеских спальнях… Другое дело, конечно, если ты не замужем. Тогда мужчина полон любви и остроумия, всегда старается рассмешить и доставить тебе удовольствие. — Она отклонила назад голову и погладила обнаженную белую шею длинными, в кольцах, пальцами — чувственный жест, говорящий о большом опыте в подобных отношениях с поклонниками. — Но от жены они требуют совершенно иного. Любовницу обхаживают, а супругой командуют. И в этом заключается все различие.
Мередит закусила губу. Ей бы хотелось остановить Опал, но она попала в паутину ее слов. Возникло желание услышать побольше о предмете, которого Мередит страшилась и все же страстно желала. Интересно, чего потребует в постели Джереми? Будет ли это ошеломляющее наслаждение, которое он дарил ей прежде, или что-то болезненное, ужасное и унизительное?
— Любой мужчина не упускает случая получить удовольствие, а уж Девлин — и подавно. — Опал метнула на нее многозначительный взгляд, словно просверлив ее насквозь. Мередит подозревала, что он спал с Гамильтон, но не хотела убедиться в этом. Джереми просто не мог пропустить такой обольстительницы, как Опал. — Он мужчина с ненасытным аппетитом. Такой огромный и сильный! — Глаза Гамильтон заблестели, а розовый язычок метнулся, облизывая губы. — Мередит, могу я поговорить с тобой откровенно? Помни, я беседую чисто по-матерински… Боль будет ужасной, ибо он нарушит твою девственность. Так происходит всегда в первый раз, тем более с мужчиной таких размеров, как Девлин. Не могу даже передать это!
Мередит понимала, что ее собеседница явно злобствует. Без сомнения, ей неприятно представлять своего любовника в постели с другой женщиной. Но в предостережениях Опал есть и своя доля истины. Мередит вспомнила юную рабыню, изнасилованную одним из полевых работников. Девушка всхлипывала от боли, рана кровоточила. Она представила мускулистые бедра Девлина, сжимающие лошадиный круп, его железные руки, с легкостью поднимающие ее в седло. Опал права: он огромный и сильный. Скорее всего, Джереми немилосердно поранит ее. Видит Бог, он не станет задумываться и рассуждать. Мередит боялась, что Девлин злорадно посмеется над ее муками. Возможно, это станет его местью.
— Мужчины любят, чтобы их жены были девственницами… Любовница — для удовольствия, но супруга должна исполнять свой долг, не более того. Горе той, которая станет искать наслаждения в супружеской постели. Ты, надеюсь, понимаешь, о чем я?
Мередит пожала плечами.
— Не думаю…
— Мужчины хотят видеть в жене добродетель и невинность, а не вожделение. Супруга должна лежать неподвижно, как бревно, иначе что-то иное будет означать, что у нее распутная натура.
Опал нахмурилась, нарушая совершенные линии своего лица. Мередит предположила: «Она говорит, основываясь на собственном опыте… Я слышу нотки убежденности в ее голосе, но… Очевидно, сказанное — истинная правда в отношении Ангуса. Но, с другой стороны, он всем известен как суровый, добродетельный и строгий пресвитерианец. Будет ли то, что верно в его отношении к данному вопросу, характерно для других мужчин, особенно для такого веселого и страстного человека, как Джереми Девлин? Что ж, в любом случае, это не имеет никакого значения. Мне ведь совсем не нужно притворяться и изображать неопытность. Это ведь на самом деле так».
— Так что помни, моя дорогая, если почувствуешь желание к мужу, то не должна его показывать. Ему это не понравится, уверяю тебя.
— Опал, я ценю твое желание помочь, — начала Мередит.
— О, не стоит, право… Я бы сделала это для любой девушки, выросшей без матери. Или женщины… как в твоем случае. Ведь ты старше, чем большинство невест, не так ли?
Гамильтон встала, распространяя вокруг слабое облако лавандового аромата. Она мило улыбнулась, и Мередит выдавила в ответ вымученную Улыбку.
Долгое время после ухода Опал она сидела, продолжая размышлять над услышанными словами и поучениями. Каждое новое повторение «истин Гамильтон» усиливало ее страхи. Мередит тщетно уверяла себя, что Джереми не станет делить постель с ней и не может желать ее. Но он сказал — правда, очень давно — о мести. Вспомнив это обещание, она стала думать о боли и неизвестности.
Они будут спать вместе, Мередит это знала. Но что еще? Джереми увидит ее раздетой? Сможет ли она остаться в рубашке? Или Девлин снимет с нее и это?
Мередит трепетала при мысли, что мужчина увидит ее обнаженное тело. Нет, сие просто ужасно, даже если бы она считалась красавицей. Но чтобы он смотрел на смехотворно длинные ноги, долговязое и неуклюжее тело — это невыносимо даже представить! Джереми уж точно станет смеяться сначала над ее уродливостью, а потом — над неловкостью в постели. Она будет делать все не так, а он — хохотать и подшучивать. Затем, при любом удобном случае, Девлин станет унижать ее, припомня все происшедшее.
Мередит почти вслух всхлипнула. Как она сможет это вынести?
Вошедший в комнату Джереми нарушил ход ее мрачных мыслей.
— Ага! Вот ты где! Прячешься? Идем, ты должна станцевать со мной. И так уже все спрашивают, что случилось с невестой.
Его глаза блестели, лицо раскраснелось; когда Мередит подошла к нему, от него пахнуло бренди, а на лбу заблестели капельки испарины. Он выглядел необузданным, безрассудным и слишком пьяным, что явно не уменьшило ее тревогу.
Положив ладонь ему на руку, она позволила увести себя в бальную залу на «кантри».
Уже рассвело, но веселье только-только по-настоящему разгорелось, и оно будет продолжаться даже после того, как новобрачные уйдут в спальню. Гости продолжат пир, станут пить и танцевать, все время отпуская непристойные шуточки по поводу того, что происходит в комнате молодоженов наверху.
Мередит станцевала еще несколько танцев с Джереми и другими мужчинами, но отказывалась от новых приглашений при малейшей возможности и предпочитала постоять у стены или прогуляться по холлу. Попутно она кивала одним и беседовала с другими, почти не понимая, о чем говорит.
Банкетный стол постоянно пополнялся, и гости возвращались к нему снова и снова. Напитки тоже исчезали мгновенно и так же быстро восполнялись их запасы.
Мередит недовольно отметила, что Девлин слишком часто останавливается у стола со спиртным. Он находился в прекрасном расположении духа и смеялся с другими мужчинами, явно обращая их недоверие и сомнения в дружбу. Еще она заметила, как Джереми дважды танцевал с Опал и один раз — с Лидией. Впрочем, он не забывал и об остальных женщинах. Это едва ли казалось приличным поведением для жениха, но Мередит не собиралась доставлять ему удовольствие, дав понять, что это ей неприятно. Если сказать Девлину о своем недовольстве, он обязательно ухмыльнется и непременно пошутит насчет ревности. Но это совсем не так! Просто ее смущает, что Джереми так усердно ищет общества других женщин, — вот и все.
Вечер продолжался, и Мередит все больше уставала. Ей приходилось улыбаться и выглядеть бодрой, хотя на душе у нее скребли кошки, а живот подводило от страха.
К тому времени, когда на дом опустились сумерки и зажгли восковые свечи в медных канделябрах, Мередит заледенела от ужаса. Прошел еще один час усиливающейся напряженности, прежде чем подошла Лидия и доверительно положила ладонь ей на руку.
— Идем, Мередит. Тебе пора уходить, как ты считаешь?
— Что?
Лидия понимающе улыбнулась.
— Уже поздно… Пора готовиться к постели.
— О! Да… Полагаю, что так.
— Хорошо. Поднимайся. Я скажу Джереми примерно через полчаса.
Лидия отошла.
Мередит, едва переставляя ноги, покинула бальную залу и поднялась по лестнице. Откладывать больше нельзя. Пришел час расплаты. Сердце бешено колотилось, и она подумала, что может запросто замерзнуть от охватившего ее ужаса.
Лестница еще никогда не казалась Мередит такой бесконечной.
Наконец она добралась до спальни, в которой возвышалась огромная кровать с пологом.
Впервые в жизни ей придется делить ложе с мужчиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100