Читать онлайн Вершина счастья, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вершина счастья - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вершина счастья - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Вершина счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

Мередит закрыла дверь кабинета и нервной походкой направилась к дому. Ярость кипела в ее душе — казалось, вот-вот пар повалит из пор. Как Дэниэл мог предложить такое?! Как мог так унизить ее?! Как посмел подумать, что обжигающие губы и руки Девлина заменят дружбу и чистую любовь Галена? Совершенно неожиданно Мередит представила себя лежащей в одной постели с Джереми, вспомнила свои ощущения при прикосновении его пальцев к ее телу, нежные поцелуи. Она ясно почувствовала горячее и мускулистое тело Девлина, его запах, заполняющий все вокруг… Мередит заставила себя успокоиться. Нет нужды кричать и горячиться. Она сказала Харли, что не выйдет за Девлина, и это ее окончательный ответ. Дэниэлу придется или отказаться от своего плана, или сделать так, как он грозился, и оставить «Мшистую заводь» кому-либо другому. В любом случае, Мередит будет спасена от унижения и брака с мужчиной, который берет ее в жены, лишь бы заполучить свободу и огромную плантацию. Она избавится от боли и позора, от неверного мужа, а сие — уже немалое завоевание-
Уитни вышла в боковую дверь и направилась к лестнице. Ступив на первую ступеньку, она заметила Девлина, который мило любезничал с Лидией. Словно нож вонзился ей в сердце: без сомнения, он сообщает Чандлер о своей величайшей удаче, описывает свалившееся на него богатство, которое скоро будет делить с ней,
Мередит решительно зашагала навстречу им. Лидия, заметив ее разъяренное лицо, мудро удалилась в свою комнату. Джереми, однако, не двинулся с места.
— Полагаю, вы уже слышали новость.
Его подвижные выразительные губы насмешливо изогнулись.
— Мерзавец! — прошипела Уитни. — Это вы вложили такую безумную идею в голову Дэниэла, не так ли?
— Нет! Я удивлен не меньше вас. Когда Харли сказал мне этим утром о…
— Ха! — оборвала она собеседника. — Ну, что ж… У меня для вас еще один сюрприз: я не выхожу за вас. Вам не удастся заполучить «Мшистую заводь», жалкий интриган!
— Вы хотите сказать, что предпочитаете отказаться от своей бесценной земли, только бы не выходить за меня?
Уитни резко остановилась и прижала ладони к пылающим щекам. Как она может даже думать о таком? Секс не сделает ее счастливой, как считает Дэниэл. Кроме того, Харли совсем не знает Джереми. Он даже не подозревает, что Девлин хочет не Мередит, а Лидию. Боже, да если Джереми Женится на ней, он будет иметь все, чего только можно пожелать в семейной жизни. И Девлин, Конечно, не станет утруждать себя тем, чтобы спать с ней. Нет, он станет, забираться в постель к Чандлер, наставляя рога тому самому человеку, который дал ему все это.
Сделав глубокий вдох и судорожно выдохнув, — Я сделаю все возможное, лишь бы не стать вашей женой, — огрызнулась Уитни. — Вы подлая презренная змея! Как вы могли подумать, что я попадусь на вашу удочку? Неужели вам так присуща самонадеянность и самовлюбленность? Вы воображаете, что являетесь неотразимым для всех женщин на земле? Считаете себя настолько хорошеньким? Думаете, я преподнесу вам на блюдечке все, что имею, только бы стать вашей?
— Конечно, нет. Но, Бог мой, с таким злым язычком, как у вас!.. Теперь мне понятно, почему Харли приходится платить мужчине, чтобы он спал с вами! — не остался в долгу Девлин.
Мередит хотела ударить его, но вспомнив прежние подобные попытки, остановилась. Такой шаг лишь еще больше смутил ее. Она намеренно подобрала юбки, дабы не коснуться этого насмешника невзначай, и прошла мимо него в свою спальню, частично утолив ярость, хлопнув перед носом Девлина дверью.
Уитни оставалась в комнате до конца дня и не выходила большую часть следующего. Не в ее характере было прятаться, словно обиженному ребенку, но она просто не могла смотреть в лицо трем другим обитателям дома.
Позднее раздался стук в дверь, и Харли вошел прежде, чем Мередит успела поинтересоваться личностью визитера. Она прямо-таки подскочила в кресле при появлении отчима.
— Дэниэл?! — Уитни скрестила руки на груди, крепко обняв себя за плечи. — Что ты здесь делаешь? Если думаешь, я приняла решение, — твое решение! — можешь не беспокоиться.
Он слабо улыбнулся.
— Я хорошо знаком с твоим упрямством, Мередит. Тебе нет нужды предупреждать меня. Харли вздохнул. — Мне так хотелось верить, что не придется говорить тебе это, но, видно, по-другому ты меня не послушаешь. У меня есть особая причина желать твоего скорейшего замужества.. Я бы предпочел, чтобы вы с Девлином самым естественным образом полюбили друг друга… Мне не доставляет удовольствия принуждать вас, но я должен позаботиться о твоем устройстве. Очень скоро я буду должен передать управление плантацией вам двоим. Совсем нет времени для естественного хода событий. Мередит, дело в том… э… что я умираю.
Уитни была настолько поражена услышанным, что едва не захихикала от явной абсурдности последних слов отчима. Дэниэл умирает? Да он один из самых здоровых людей, известных ей! Вот ее мать угасла быстро, просто сгорела от лихорадки, средства от которой Мередит не смогла найти. Уитни всегда представляла себе переход в мир иной как нечто стремительное, моментальное, похожее на происшедшее с Анной. Поэтому она почти не замечала постепенного ухудшения состояния Дэниэла в течение нескольких последних месяцев. Теперь же Мередит неожиданно все увидела и поняла: щеки обвисли из-за быстрой потери веса, глаза запали, под ними — темные круги… Она вспомнила, как обратила внимание на усталость Харли, а тот решительно отверг ее озабоченность. Уитни припомнила тот день, когда застала его отдыхающим средь бела дня. Сие показалось ей крайне странным и необычным для энергичного Дэниэла.
Мередит посмотрела на руки Харли. Они слегка дрожали, на них явственно проступали вены. Когда же эти ладони, сжимавшиеся в кулаки, подобные кувалдам, успели стать такими худыми и слабыми, что она даже не заметила? Внезапно ее охватила дрожь.
Уитни сейчас взглянула на отчима совсем другими глазами и увидела ослабевшего, больного человека. Он действительно говорил правду. Но она сделала одну, последнюю, отчаянную попытку.
— Нет! Ты глубоко ошибаешься! Этого не может быть! В чем дело? Уверена, я могу помочь тебе. Ты же знаешь мои способности.
Улыбка Харли показалась слабым подобием той, что играла — когда-то на его губах. Мередит вспомнила его громогласную бодрость во время их вчерашнего разговора и осознала, насколько трудно ему казаться прежним. Буквально один день состарил Дэниэла на много-много лет.
— О, да, я знаю, ты у меня прекрасный лекарь. Но никто не может помочь человеку, чьи внутренности пожирает огонь болезни.
— Что ты имеешь в виду?
— Уже в течение многих месяцев у меня постоянные боли в животе. Лидия знает, во всяком случае, подозревает… Я не был для нее мужчиной так долго… Правда, она никогда не приставала с расспросами, поэтому мне можно не говорить ни о чем. Впрочем, Лидия и не хочет ничего знать наверняка. Мои кишки кровоточат, живот вздулся, хотя эти камзолы с жесткими полами и скрывают это; все тело потеряло прежнюю бодрость и похудело. Я раздуваюсь, будто дохлая кобыла… Ах, Мередит, Мередит, девочка моя, смирись. Смирись и поверь мне. Даже тебе не под силу изменить хоть что-либо. Да ладно мне плакаться… Все равно ты станешь пичкать меня лекарствами…
Уитни стиснула зубы, чтобы унять разгоравшуюся дрожь во всем теле. Сейчас, конечно, она испугана, испугана точно так же, как тогда, когда умирала мать. Что же делать?
— Доктор… — в отчаянии предложила Мере — — Я пошлю за доктором Драйтоном.
Дэниэл фыркнул:
— Если уж ты не можешь помочь мне, то что сделает этот шарлатан? Пустить кровь и прописать сушеных жаб или еще какую-либо мерзость? По крайней мере, позволь мне уйти в мир иной спокойно.
Мередит знала, что отчим прав. Доктор не спасет его. Он сможет сделать кровопускание, к тому же грязнейшим ланцетом (от одного вида этого «медицинского» инструмента человека может вывернуть наизнанку), — только и всего. Уитни никогда не верила — да и не поверит — в действенность такого метода лечения. Как может помочь отторжение жизненно необходимой влаги из организма? Это все равно, что доказывать: смертельный удар по черепу моментально избавит от надоевшей головной боли.
— Но я могу хотя бы облегчить твои страдания.
— Можешь?
— Конечно!
— Я скажу тебе честно, что сможет помочь мне… Если я буду знать о твоем замужестве и устройстве на будущее, прежде чем умру…
— О, Дэниэл, нет. — Ее слова прозвучали подобно стону. Она отступила назад и медленно покачала головой. — Не проси меня об этом.
— Я должен… Я должен быть уверен — мною сделано все возможное для твоего счастья.
— Дэниэл, нет! Уверяю тебя, Джереми никогда не сделает меня счастливой.
Как убедить его? Она не могла раскрыть предательства Лидии и Девлина по отношению к Харли.
— Пожалуйста, Мередит. Это мое — последнее желание. Неужели ты сможешь отказать умирающему?
Уитни стиснула руки, к ее глазам подступили слезы и потекли по щекам. Она тяжело вздохнула и сдавленно произнесла:
— Ладно, Дэниэл. Я выйду за него.
— Хорошая девочка.
Мало что осталось от прежней живости в этих словах Харли. Мередит поняла — она исчезла навсегда и никогда, никогда не вернется. Но Дэниэл улыбнулся и обнял ее. Она прильнула к нему, словно ребенок. От Харли пахло, как и всегда, табаком и пивом. Уитни вспомнила, когда вот так же плакала у него на плече, а он печально-сочувственно гладил ее спину. Тогда умерла мама, а теперь близок к этому Дэниэл.
— Ты приняла правильное решение, уверен. У умирающего не так уж много шансов на ошибку…
Мередит захотелось зарыдать еще сильнее, но она проглотила слезы. Возможно, ей удастся сделать Харли счастливым и тем не менее, не выйти за Девлина. Она ведь может сделать вид, что готовится к предстоящему бракосочетанию — закажет наряды в Чарлстоне, начнет строить свадебные планы… На это уйдет месяц, возможно, даже целый год. Вполне приличный срок для обручения.
Словно угадав ее замыслы, отчим заговорил о дате.
— Я хочу, чтобы со свадьбой не затянулось. Хотелось бы выдать тебя замуж, прежде чем слягу на смертном одре. Я лично сам намереваюсь повести тебя к алтарю.
— Будет неприлично так спешить. Люди подумают…
— Плевать, что они там подумают! Я тебя слишком хорошо знаю… Если ты не выйдешь замуж до моей смерти, то отложишь свадьбу еще на год из-за траура. Ни в коем случае! Кроме того, я не собираюсь никому уступать свое законное место посаженного отца.
— Тебе так не терпится избавиться от меня? — спросила она, слабо улыбаясь сквозь слезы.
— Ну, конечно, несносная ты девчонка, — поддразнил отчим, ласково касаясь ее щеки. — Итак, когда?
— Может, где-то после скачек? — неуверенно предложила Уитни.
— Рождество? Прекрасное время для свадьбы! — Он, кстати, уже думал об этом. — Ну, до этого дня я уж как-нибудь протяну. Чуть больше полутора месяцев… Хорошо, скажем так — за неделю до Рождества, а? Идет? И я хочу, чтобы ты устроила вечеринку, где мы объявим о твоей помолвке.
— Нет! О, Дэниэл, ради Бога, нет.
Мередит в душе застонала от мысли об унижении перед толпой людей. С таким же успехом Харли может объявить во всеуслышание, что ему пришлось купить мужчину, чтобы выдать свою падчерицу замуж.
— А я настаиваю. Пусть все знают — Джереми становится моим зятем. Он больше не наемный работник, а их ровня. В конце концов, мне нужно быть уверенным, что ему позволят принять участие в ярмарочных скачках.
— Но они же через три недели! Я не могу подготовить вечеринку за такое короткое время. Да у многих есть и собственные планы…
— Ерунда! Пропустят одни танцы, которые уже не в диковинку. Все слетятся к нам только из одного любопытства.
— Дэниэл, как ты можешь беспокоиться о каких-то глупых скачках?
— А как бы ты думала?! — Он сурово взглянул на падчерицу. — Ведь я собираюсь положить на лопатки этих заносчивых ублюдков, прежде чем отойду в мир иной. Они смотрели на меня сверху вниз с того самого дня, как я женился на твоей матери. Мне не дано умение ездить верхом, я не разбираюсь в лошадях, как джентльмен. Я всего лишь торговец, невоспитанный и грубый торговец — Поэтому мне нужно обойти их — пусть и. с помощью наемного слуги, чье воспитание и манеры получше, чем у любого из них. Кроме того, я планирую крепко-накрепко связать тебя, чтобы ты уж обязательно вышла замуж за Девлина: во время соревнований ты заявишь об этом в своем кругу. Возможно, мне не удастся дотянуть…
Харли оборвал сам себя, проковылял к двери и ушел.
Еще долго после его ухода Мередит стояла, уставившись на тяжелую дверь. Со стороны могло показаться, что она старается изучить строение массивной створки. Единственная мысль заполняла ее сознание — Дэниэл умирает. Уитни просто не могла выйти из состояния ужаса, охватившего все естество. Как же все смешалось в жизни! Чтобы доставить удовольствие умирающему, Мередит приговорила себя к браку, который, она уверена, станет настоящим адом.
Уитни не спустилась к ужину, чувствуя себя не совсем хорошо и балансируя между страхом перед замужеством и ужасом смерти отчима. Она мечтала о лекарстве, которое спасло бы Дэниэла, и Даже пыталась убедить себя, что он солгал, чтобы принудить выйти за Девлина. В глубине души Мередит не верила ни в то, ни в другое, но не могла смириться с мыслью о смерти Харли.
Легче все-таки размышлять о предстоящем замужестве. Отчим, конечно, верит, что обеспечивает ее мужем, на которого можно положиться после его ухода из жизни, но вся правда кроется в совершенно другом: она сумеет позаботиться о себе куда лучше, чем это сделает Джереми Девлин. Боже! Да ведь он ненавидит ее! А как же иначе — ведь Уитни приказала высечь его. Если Девлин действительно вышел из той среды, о которой рассказывал, унижение было почти таким же ужасным, как и физическая боль. Он обязательно отыграется за это, когда они станут мужем и женой. После свадьбы у Джереми будут все права и вдобавок ко всему — ее собственность. Он сможет сделать все, что только пожелает, с ней и с плантацией. Если захочет, даже убьет ее — и возмездия не последует. Как же поступит Девлин? Каким образом осуществит свою месть?
И еще Мередит очень интересовала реакция Лидии на это событие. Она всегда считалась подругой Уитни, но уже не будет ею, если выйдет замуж за мужчину, которого любит Чандлер. Впрочем, действительно ли Лидия любит его или их отношения чисто физические? Это одна из причин, по которой Мередит предпочла не спускаться к ужину. Она не хотела присутствовать за столом, когда Дэниэл объявит о ее согласии Джереми и Чандлер. Уитни не желала видеть выражение разочарования, ненависти или ревности в глазах Лидии. А что так и будет, в этом она нисколько не сомневалась. Но самое главное… Мередит не смогла бы перенести торжества Девлина — ведь он должен праздновать свою победу над ней. Возможно, завтра она сумеет более достойно ответить ему и сможет лучше справиться со свалившимся на ее голову несчастьем.
После бессонной ночи Мередит обнаружила, что отнюдь не готова справиться с чем бы то ни было. Но не могла же она вечно оставаться в своей спальне.
Уитни оделась и тихо спустилась вниз, надеясь хотя бы до завтрака никого не встретить. Но не успела она ступить на последнюю ступеньку, как вошел Джереми, что-то весело насвистывая. Заметив Мередит, он дерзко улыбнулся.
— А! Пылкая невеста!
Девлин пересек холл, протянул руки и сжал ее ладони.
Уитни тут же постаралась вырваться.
— Пусти меня!
— Как! — Одна из его бровей насмешливо изогнулась. — Ты разве не собираешься поцеловать своего жениха?
— Нет! И прекрати ломать эту комедию. Ты прекрасно знаешь, что у меня нет ни малейшего желания выходить за тебя. Кому хочется мужа, которого можно купить?
Улыбка мгновенно исчезла с его лица.
— Ну, это обычное дело. Деньги или земля — с одной стороны, происхождение — с другой.
— Дэниэла не интересует твое происхождение!
— Гм… Он считает, что я могу «управиться» с тобой. — И вновь нахальная усмешка осветила лицо Девлина. — Бьюсь об заклад, могу. Кстати, о продажности… Кто бы и говорил, моя дорогая… Ты продаешь свою бесценную девственность, чтобы унаследовать эту плантацию.
— Неправда, — горячо возразила Уитни. — Я делаю это лишь ради Дэниэла.
— Какая любовь дочери! — Он сделал торжественное лицо.
— Ну, тебе все равно этого не понять! Он заботился обо мне, был добр… Я обязана отчиму всем и не могу отвергнуть желание умирающего.
Что? — Джереми нахмурился и серьезно взглянул на нее. — О чем ты говоришь? Желание умирающего?
— Да! Ему осталось жить совсем немного. Дэниэл умолял меня согласиться, называя этот шаг предсмертной просьбой. Долг чести заставил меня сделать так, как он просил. Но, уверяю тебя, ничто другое не смогло бы заставить меня согласиться… Я бы предпочла, чтобы меня скормили волкам, чем выходить за тебя! В принципе, это одно и то же.
Уитни развернулась и почти убежала от Девлина в общую залу, плотно закрыв за собой дверь.
— Мередит, постой! Я ведь и понятия не имел… — успел крикнуть вслед Джереми, но… Он отвернулся к окну и задумался: «Значит, старик умирает… Так вот в чем причина его странного плана выдать Мередит замуж за меня! Выходит, Дэниэлу осталось недолго жить, и у него небогатый выбор. Единственная альтернатива — позволить ее кузену жениться на ней, а это, естественно, наихудший вариант. Джереми поморщился. Он кое-что узнал о Галене Уитни из сплетен слуг и отрывочных замечаний Лидии, когда они разговаривали за столом. Гален решил посвятить все свое время поэзии и музыке, бросив ферму и саму Мередит на произвол судьбы. Ей еще бы повезло, если бы удалось хоть раз в месяц затащить этого хлыща в постель. Джереми был больше чем уверен: Мередит не получила бы от него никакого удовольствия.
Бедняжка Уитни… Та вспышка света, которую успел заметить Девлин в ее глазах, — отнюдь не преданность отчиму, а чистейшая неподдельная боль. Она любит Дэниэла Харли как родного отца, хоть и пытается делать вид, что это совсем не так. Сие давало Джереми возможность лучше понять Мередит, осознать ее настоящей личностью. По какой-то непонятной причине Уитни упорно не признавала своих глубоких чувств. Она испытывала любовь, но отрицала это; переживала страсть, но боролась с ней. Почему-то Мередит убеждена, что ей следует подавлять в себе все чувства и эмоции. Девлин продолжал гадать, почему она стала такой.
Неожиданно он улыбнулся, прикрыв глаза. Джереми теперь нисколько не сомневался — в его силах изменить ее сдержанность. Он вытащит на поверхность океана по имени Мередит все таящиеся желания и чувства, которые у нее существуют в потаенных глубинах души, и тогда получит от сего несказанное удовольствие.
Пока Девлин оставался в холле, погруженный в раздумья, Уитни прислонилась к двери и перевела дух. Она не заметила Лидию, сидящую в кресле у окна и даже вздрогнула, когда та заговорила.
— Мередит! Я так рада видеть тебя! Давай-ка присядем и поговорим…
— Что? О, извини, Лидия, я не видела, что ты здесь.
Чандлер просияла, и Уитни изумленно уставилась на нее. Она совсем не походила на ревнивую женщину, нарисованную в ее воображении. Лидия улыбалась, почти смеялась, ее глаза светились любовью и интересом. Мередит заколебалась. Кто из них более сумасшедший, она или Чандлер? Уитни выходит замуж за ее любовника, а та не проявляет ни малейшего признака ненависти. Напротив, Лидия кажется совершенно счастливой и полной энтузиазма
— Присядь и расскажи мне о своих свадебных планах. На какой день назначили свадьбу? Вчера вечером Дэниэл чувствовал себя явно не в своей тарелке… Он только сказал, что вы с Джереми поженитесь — и больше ни слова.
— Я… э… В общем, мой отчим хочет, чтобы свадьба состоялась поскорее. Он… он сказал… где-то на Рождество.
— Ой, как здорово! Зимнее семейное торжество!
— Через две недели мы даем вечеринку, чтобы объявить о помолвке. Не знаю, успею ли я все приготовить за столь короткий срок.
— Ерунда, я помогу тебе. У меня красивый почерк, да ты и сама знаешь… Моя мама служила гувернанткой, а потом сбежала с актером. Жили мы бедно, но я получила неплохое образование, поэтому помогу написать приглашения. Мы справимся с этим делом очень быстро. Слуги будут так взволнованы, что и без понуканий и строгого контроля вымоют и вычистят все до блеска, а нам с тобой нужно сосредоточиться на твоем приданом.
— Моем приданом? — неожиданно для самой себя писклявым голоском переспросила Мередит.
— Ну, да, разумеется. Тебе понадобятся новые платья… По крайней мере, одно — для свадьбы и еще одно — для вечеринки. Вообще-то, нужно побольше модных нарядов, но, я уверена, у нас еще хватит времени. — Лидия задумчиво нахмурила брови. — Так… Несколько ночных рубашек… и красивое ажурное нижнее белье…
Мередит вспыхнула.
— Ну что ты, в самом деле! Чандлер рассмеялась:
— Сейчас не самое подходящее время для скромности, моя дорогая. Какой женщине хочется, чтобы муж видел ее в невзрачных толстых ночных рубашках и грубом белье? К счастью, тебе не понадобятся новые простыни, скатерти, салфетки и все такое прочее, что нужно другим невестам, поскольку ты остаешься здесь после свадьбы.
— Лидия, это не будет нормальным бракосочетанием! Я хочу сказать — нет никакой нужды в кружевах и рюшах. Джереми не… Он женится на мне, чтобы получить плантацию.
— Ох, какие глупости! Разве сие означает, что ты не должна выглядеть соблазнительно? Может, Девлин женится на тебе поэтому, а может, и нет. Но даже если предполагать худшее, тебе просто необходимо повернуть его мысли в новом направлении.
Мередит плотно сжала губы. Этот разговор становился, с ее точки зрения, абсолютно бессмысленным. Зачем Лидии нужно, чтобы она завлекала Джереми? Ее ведь должна переполнять горечь ревности. Чандлер должна вредить своей сопернице, а не помогать ей. «Ага! Вот оно что! Очевидно, Лидия знает, что ей не стоит ревновать меня, — осознала Мередит. — Она просто уверена в себе и надеется удержать Девлина даже после женитьбы. Что ж, ей можно позволить себе такое великодушие, зная, — как бы ни старалась я соблазнить Джереми, это лишь сделает меня еще более смешной и неуклюжей. Я не соперница для нее и никогда не буду ею. Ладно, стану женой, а потом…»
Уитни с трудом выдавила из себя улыбку.
— Спасибо, что предложила помочь с приглашениями… Я сейчас же прикину список гостей. Но что касается платьев… и… остального… Об это не стоит беспокоиться. У меня и так полно одежды.
— И ничего подходящего, — решительно прервала ее Лидия. — Мы сошьем тебе наряд для вечеринки… Я даже уже знаю, из какой ткани. Помнишь тот чудесный розовый бархат, купленный мной в прошлом году? Он, конечно, великолепен, а вот цвет для меня слишком насыщен. Тебе же все это будет к лицу.
— Но бархат очень ярок! — запротестовала Мередит.
— Ну и что здесь плохого?
— Я буду выделяться, буду слишком заметна. ~ Разумеется… тебе и нужно выделяться. Ведь ты должна стать центром внимания. Вечеринка-то в твою честь.
— Но я буду смешно выглядеть! У меня и так огромный рост, а в ярко-розовом наряде я стану походить на кусок бекона для великана.
— Глупости! Ты просто чересчур чувствительна по поводу своего роста. Не хочу больше слышать ни слова против розового бархата. Твой цвет кожи, цвет волос будет прекрасно гармонировать с ним. Сей материал, конечно, подавляюще ярок для такой маленькой куклы типа Опал Гамильтон и совершенно не гармонирует с моими локонами и кудряшками…
— Лидия, ради Бога, нет! — простонала Мередит.
Но на сей раз Чандлер оказалась непреклонна и впервые одержала победу. Дело в том, что она испытывала чувство вины с того самого дня, когда вошла в комнату Девлина. Лишь чистейшая удача предотвратила несчастье, иначе бы Лидия разрушила сама все свои планы свести вместе Джереми и Мередит: если бы у них с Девлином завязалась интрижка, это, в конце концов, дошло бы до Уитни. Хотя Чандлер и знала, что происшедшее не имело ничего общего с любовью, ревность Мередит разрушила бы все надежды на брак с Девлином. Возможно, единственная причина их союза — плантация, как утверждает сама Уитни, но Лидия видела «искры», проскакивавшие между ними и решительно настроилась сделать все возможное, чтобы благоприятствовать развитию отношений этой, на первый взгляд, странной пары.
Следующие несколько дней были заполнены составлением списка гостей и аккуратно-тщательному написанию приглашений. Потом Мередит и Лидия занялись розовым платьем для вечеринки. У Чандлер имелась «крошка-модница», привезенная из Лондона месяца два-три назад, — миниатюрное изображение леди, одетой по последнему «писку».
Лидия сняла с Мередит мерки и искусно вычертила выкройки на плотной бумаге, используя с соответствующими поправками — размеры и наряд игрушки в качестве руководства. Служанка-рабыня перенесла детали на ткань и стачала их по швам. Уитни закончила более сложную обработку манжет, горловины и пышной каймы, а Чандлер в это время, немного переконструировав фасон, выкроила свадебное платье из парчи цвета слоновой кости.
Мередит вначале возражала против того, чтобы шить еще один новый наряд, но вскоре сдалась, поняв, насколько бесполезно спорить с Лидией: ее просто невозможно было отклонить от намеченной цели.
Вообще-то, Уитни не имела ничего против модных нарядов и прекрасно понимала, что они необходимы для таких важных жизненных событий. Но от ярко-розового цвета ей становилось не по себе. Люди наверняка станут смеяться и подтрунивать над «аистом, пытающимся стать павлином». Более того, Мередит испытывала отвращение от того, что прилагается столько усилий, чтобы сделать это событие особым или похожим на другие свадьбы. А ведь данное бракосочетание — всего лишь чисто деловое соглашение. Нет речи ни о какой любви. Все, скорее, наоборот. Уитни казалось почти святотатством притворяться, что предстоящее заключение союза между ней и Девлином — радостное событие.
Однако Лидию не остановишь, и Мередит не охотно подчинилась ее планам. Она даже позволила Чандлер сшить несколько ночных рубашек из яркого шелка, все — шокирующе открытые, слишком облегающие.
В конце концов, ее подруга может заниматься сорочками, но это еще не значит, что Уитни придется надевать их. Она уверяла себя, вбивала в голову одну-единственную мысль: Джереми нисколько не интересуется ею и никогда не увидит кружевного белья и рубашек. Это бессмысленное расточительство, но Мередит позволит его, чтобы ублажить Лидию. Возможно, Чандлер пытается загладить свою вину, словно сделанная ею красивая одежда может быть равноценной заменой любящего мужа.
Мередит волей-неволей оказалась постоянно занятой либо шитьем, либо бесконечной работой по дому, которую приходилось выполнять, чтобы приготовить все к грандиозной вечеринке.
Ответы на приглашения стекались в течение нескольких дней, и Уитни в испуге осознала, что все в округе намерены посетить «Мшистую заводь». Южные колонии широко известны своей любовью к танцам и развлечениям, и редко кто упускает возможность повеселиться и развлечься. К тому же Дэниэл и Мередит очень редко устраивали такие праздники, и всех снедало любопытство: в чем же все-таки причина такого внезапного отклонения от нормы.
Уитни пришлось лично самой удостовериться, что нигде нет ни пылинки, и слуги приготовили огромное количество различных яств. Открыли бальную залу и вымыли, тщательно навощили и натерли полы в ней. Сняли длинные бархатные портьеры, выбили от пыли, проветрили и снова аккуратно разместили по своим местам. Всю мебель слуги основательно перетерли, каминные ре щетки и подставки для дров отполировали до блеска. Огромная гостиная и холл подверглись «урагану очищения», поскольку гости, которые отдыхали или не хотели танцевать, могли заглянуть для беседы и сюда. Лестничные перила тоже отполировали до блеска, а верхнюю гостиную убрали и приготовили специально для дам, чтобы они могли там снять лишнюю одежду и поправить прически и платья.
Оловянные чашки для напитков стараниями слуг сияли, а изящные серебряные кубки, кружки, бокалы и кувшины тоже отполированы и выставлены на большом столе в холле. На одном краю столешницы водрузили огромную серебряную чашу для пива, на другом — редкую фарфоровую крюшонницу. Тут предполагалось разливать импортируемое бургундское и бренди для мужчин вкупе с пуншем и пивом домашнего приготовления. Для дам предлагался богатейший выбор фруктовых вин.
Уже зарезали быка и подвесили тушу в погребе до дня вечеринки. Ветчину принесли из коптильни и вымачивали в течение двух дней, затем кипятили несколько часов, чтобы придать грубоватому мясу нежность.
Рабов разослали по окрестностям за дичью и рыбой. Несколько десятков домашних гусей и цыплят лишились голов.
В прямоугольных сковородах пеклись мясные пироги — либо «ловушки» без верхней корочки, либо «гробы», прячущие свое содержимое в горячей середине.
Каменные кувшины с фруктовыми джемами и сладкими соусами извлекли из кладовых, а картошку, кукурузу и бататы — из погреба.
Далей со своими помощницами пекла пудинги, торты и пирожные, варила конфеты. За день до вечеринки они разожгли огонь внутри очаг для выпечки хлеба. Когда под раскалился, вытащили угли и поставили туда сковороды и форм с тестом.
В течение нескольких дней кухня в самом буквальном смысле этого слова кипела приготовлениями к пиршеству. Дом гудел и бурлил энергией.
К тому времени, когда все сверкало чистотой и еда была готова к подаче на длинный, покрытый дамасской скатертью стол, все слуги и члены семьи падали от усталости.
Вообще-то Мередит радовалась свалившимся на нее заботам, потому что они не оставляли ей времени думать о болезни Дэниэла или надвигающемся замужестве. К тому же все эти хлопоты позволяли избегать общения с Девлином и отклонять его предложения покататься с ним верхом. После каждой трапезы Уитни поспешно возвращалась к прерванным занятиям по хозяйству. Ей приходилось терпеть его присутствие лишь за общим столом, где она всячески уклонялась от бесед, если только Джереми не заговаривал первым. Он видел уловки Мередит и отмечал их коварной улыбкой. Она, конечно, могла уйти, но они оба прекрасно знали, что, как ни изворачивайся, Уитни! все равно будет принадлежать Девлину. Поэтому он разрешал себе проявлять терпение.
Наконец наступил день вечеринки.
После обеда Лидия вытащила Мередит из кухни и повела наверх мыться, приводить себя в порядок и одеваться. Уитни очень неохотно подчинилась. Она страшилась предстоящего вечера и унижения, которое ей придется вынести перед лицом друзей и родственников. Что только подумают о ней Гален и Алтея?! Мередит даже не могла помыслить об этом. Под ложечкой постепенно разрастался снежный ком, пока Бетси таскала в комнату ведра с горячей водой и выливала их Б узкую сидячую ванну. Потом она мылась и с помощью служанки облачалась в нижнее белье и новое розовое платье, и холод распространялся к рукам и ногам. В конце концов, Мередит превратилась в снежную статую; правда, это внешне не бросалось в глаза, зато в душе царил лед и снег ожидания предстоящего позора.
Лидия настояла на том, чтобы самой уложить волосы Уитни в прическу. Хотя Мередит наотрез отказалась заколоть локоны на макушке в высокое сооружение, она все-таки разрешила немного смягчить свой обычный суровый стиль. Чандлер выпустила одну длинную прядь из низкого узла на затылке, которая опускалась на плечо, а тонкие завитушки волос обрамляли лицо Уитни. От применения красок и другого макияжа Мередит настойчиво отказалась. Ее лицо выглядело бледным, и любая попытка подкрасить его привела бы к еще худшему результату. Скоро на ней и так окажется слишком много краски, краски стыда и унижения. Дрожащими руками она натянула кружевные перчатки, взяла веер и заставила себя спуститься по лестнице, чтобы предстать перед прибывающими гостями, словно на эшафоте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вершина счастья - Кэмп Кэндис



Роман просто супер! Мне очень понравился! Вообще романы писательницы интересны, но этот лучше всех!
Вершина счастья - Кэмп КэндисАнеза
14.09.2011, 7.41





Очень понравилась книга! Настоятельно рекомендую!
Вершина счастья - Кэмп КэндисNissa
15.02.2012, 8.25





Роман бесподобный. По-моему автор недостаточна известна читательницам, поэтому мало отзывов. рекомендую к прочтению.
Вершина счастья - Кэмп КэндисВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.02





Очень колоритно, чувственно и захватывающе, меня роман увлёк с первых страниц и держал в тонусе до конца. Здесь события развиваются постепенно и, возможно, в этом свой шарм...
Вершина счастья - Кэмп КэндисItis
30.07.2014, 1.06





очень понравилось.давненько не читала такого романа.!!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисчитатель)
31.07.2014, 10.53





Не могу дальше читать. Задумка хорошая.. Но автор так описал главную героиню, будто она вообще уродец и ходит в коричневых жутких платьях, А после такого постоянно всплывающего казуса трудновато представить себе хорошенькую женщину. rnА когда он в порыве обозвал ее шлюхой, вот уж избавьте от такого мужчины.
Вершина счастья - Кэмп КэндисОльга
31.07.2014, 23.53





Отличный роман.10
Вершина счастья - Кэмп Кэндисслава
4.08.2014, 17.54





Бросила читать на середине. Такая тупая героиня!!!!! Сил не было дочитывать. Бред полный, и зачем таких дур добиваются мужчины, да так упорно??? Только нервы трепать.....Не советую!
Вершина счастья - Кэмп Кэндисsvet
3.08.2015, 23.49





Не люблю некрасивых Гг-в. Как он мог в нее влюбиться? Сюжет хороший
Вершина счастья - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.05





насыщенный роман, нагромождение подозрений между гг-ями. исправление грешников, укрощение строптивых. все есть.)
Вершина счастья - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100