Читать онлайн Узы любви, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Узы любви - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 115)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Узы любви - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Узы любви - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Узы любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Приглушенный, но достаточно громкий звук взрыва вырвал Кетрин из объятий сна. Она села на постели с застучавшим сильнее в груди сердцем и посмотрела на часы. Что же ее разбудило? Кетрин соскочила с кровати и подошла к окну, но кроме темных ветвей дуба ничего не увидела. На цыпочках пройдя холл, она оказалась у окна фасада. Вдали, должно быть на военно-морских верфях, в небе полыхало зарево. Пожар?
Вдруг ее охватила волна безотчетного страха: здесь не обошлось без Мэттью! Она вернулась в свою комнату и принялась лихорадочно одеваться. Сунув ноги в туфельки, она подхватила с комода шаль. Ночной воздух прохладен.
Кетрин направилась к двери, но остановилась. Если она выйдет через парадный вход, то разбудит Анжелу и слуг. Бросившись к окну и открыв его, Кетрин вытянула руку и смогла дотянуться до ветви дуба. Ребенком ей частенько доводилось удирать из дома через окно и спускаться вниз по дереву.
Глубоко вздохнув, она уцепилась за сук и, оттолкнувшись посильнее от подоконника ногами, благополучно перескочила на другую ветвь. Оказалось, она не забыла, как карабкаться по деревьям. Перебирая руками и ногами по стволу дуба и придерживая подол юбок, задравшихся к самой талии, она слезла с дерева. Спустившись на землю, она побежала. Ее гнал страх за Мэттью.
Пробегая улицы, она проклинала себя, что отказывалась от встреч с ним в эти последние два дня. Тогда, после свидания в парке, она принеслась домой охваченная гневом и бросилась, рыдая на кровать. Когда же, наконец, ей удалось прийти в себя и собраться с силами, она осознала, что рядом с Мэттью просто не в состоянии сдерживать себя. Для них обоих было бы лучше не видеться некоторое время. Именно поэтому Кетрин отказалась принимать Хэмптона, несмотря на его настойчивые попытки ее увидеть. Но теперь она ненавидела себя за безрассудный каприз. Если бы только она не давала волю своим чувствам и поговорила бы с ним серьезно, возможно, ей удалось бы удержать его от задуманного!
Ничего не замечая вокруг себя, она неслась по улицам в устремленном к докам беспорядочном потоке людей, движимых любопытством и желанием увидеть, что же произошло. Она окутала голову шарфом, чтобы скрыть распущенные волосы и свое лицо. У нее не было уверенности, туда ли она идет. Педжин сумела вызнать адрес Мэттью у какого-то штабного недотепы-писаря, они с ней проехали мимо его дома в кэбе: она не могла отказать себе в удовольствии взглянуть на дом, в котором жил Мэттью. Это было подобно тому, как язык пытается уменьшить свербящую боль и облизывает больной зуб, вызывая новые приступы боли.
Но пешком, да еще в темноте! Кетрин стала сомневаться в правильности выбранного пути, но упрямо продолжала бежать, даже не задумываясь, не совершает ли сейчас она очередной опрометчивый поступок. Ее разум сверлила лишь одна единственная, исступленная мысль: Мэттью нуждается в ее помощи!
* * *
Мэттью перешагнул порог и закрыл за собой дверь. Не в состоянии двигаться, он привалился спиной к двери. Голова у него кружилась. Он чувствовал сильную слабость. Каждый вдох и выдох отдавал невыносимой болью в ребрах.
— Значит, вы узнали меня, — сказал он, задыхаясь.
— Не сразу, — сказал Уильям, — но я вспомнил.
— Вы хотите убить меня?
— Нет, если вы не вынудите меня к этому. Я намереваюсь сдать вас властям. Вы беглый преступник и зассланный шпион.
— Диверсант, — поправил его Мэттью, хладнокровно вытирая рукой кровь на лбу.
— Значит, тот взрыв, что я недавно слышал, ваших рук дело?
Мэттью слегка довольно улыбнулся:
— Ваш новый броненосец!
— Капитан Хэмптон, отстегните кобуру с пистолетом и бросьте ее на пол! И ваш нож тоже! Я слышал, вы постоянно носите при себе нож.
— Боюсь, что нож свой я впопыхах оставил где-то, уж очень, знаете ли, пришлось спешить, — Мэттью от стегнул кобуру и разжал пальцы, раздался глухой стук падения кобуры с пистолетом на пол.
Мэттью внимательно наблюдал за мрачным лицом лейтенанта. Да, жалости от него ждать не было смысла! Единственная надежда теперь была, что удастся как-то отвлечь лейтенанта и вывести его из состояния напряженного внимания и бдительности.
Хэмптон презрительно выпятил нижнюю губу.
— Вы просто глупец, что не застрелили меня сразу. Я непременно так бы и поступил, окажись я на вашем месте.
— Да уж, в этом я не сомневаюсь, — Перкинс встал. — Однако, я собираюсь доставить вас в штаб.
Мэттью бессильно пожал плечами:
— Вы сегодня не видели Кетрин?
На мгновение в глазах Перкинса промелькнул страх, и Мэттью улыбнулся:
— Нет, о чем я спрашиваю! Конечно же, не видели! Ее ведь нет дома.
Как ни в чем не бывало он прошел по комнате и сел к столу.
— Что вы имеете в виду? — хмуро поинтересовался Перкинс.
— Только то, что она ждет не дождется меня в одном укромном местечке. Представляю себе, как она разволнуется, когда я не вернусь. Она ведь привязана к кровати.
Мэттью заметил, как рука, державшаяся пистолет, слегка дрогнула. Отлично! Удар достиг цели! Только бы не потерять сознание прежде, чем предоставится удобный случай выбить револьвер.
— Черт бы вас побрал, Хэмптон, если окажется, что вы снова хоть пальцем дотронулись до нее, я убью вас.
— Ну и как же тогда вы ее разыщете? — насмешливо ухмыльнулся Мэттью. — Я предлагаю вам более разумный подход к проблеме: обмен! Я отдаю вам девушку, а вы меня отпускаете.
Уильям молчал, пристально глядя на него.
— Разумеется, мне будет очень недоставать ее на обратном пути домой, поверьте, — продолжал Мэттью безжалостно посыпать солью душевную рану Уильяма. — она очень приятная курочка. С ней изумительно хорошо баловаться в постели.
— Заткнитесь!
— Ах да, я же забыл, что вы понятия не имеете о всех таких-этаких вещах! Вы всегда оставались слишком джентльменом, не так ли? Рассказать вам обо всем этом попоподробнее?
— Закрой грязную пасть, сукин ты сын!
Мэттью пожал плечами. Он опасался, что не сможет даже встать, не то что одолеть этого здоровяка с револьвером в руке. В глазах у него все плыло, он чувствовал, что вот-вот потеряет сознание.
— Ладно, — сказал Перкинс, немного успокоившись. — Отведите меня к ней, и я отпущу вас.
Внезапно дверь распахнулась и в комнату капитана Хэмптона влетела Кетрин, вскричав:
— Мэттью, с тобой все в…
Дальнейшие слова застряли у нее в горле при виде лейтенанта Перкинса, державшего Мэттью под прицелом.
— О, мой Бог!
— Кетрин? — Уильям в изумлении посмотрел на нее.
При других обстоятельствах Мэттью немедленно бы воспользовался возможностью и выбил бы револьвер из рук лейтенанта, но едва он дернулся телом в сторону Перкинса, как тот перевел на него глаза.
— Мэттью, что случилось? У тебя голова вся в крови! — забеспокоилась Кетрин.
Хэмптон обмяк, сидя на стуле. Он изо всех сил старался не упасть в обморок.
— Ты выбрала для своего визита чертовски не подходящий момент, Кетрин. Я только что сказал твоему приятелю, что оставил тебя связанной в одном укромном местечке.
— Кетрин, с тобой все хорошо? — с тревогой в голосе спросил Уильям.
— Разумеется! А что со мной должно было случиться?
— Он сказал…
— Он все наврал тебе! Он большой мастер на выдумки! Но, Уильям, что ты здесь делаешь?
— Я собираюсь отвести его в штаб. Хэмптон встаньте и повернитесь спиной. Кетрин, ты можешь связать ему руки?
— Конечно, могу, но не хочу! Уильям, неужели ты так и сделаешь? Ведь его же повесят!
— Да, и это наказание будет слишком малой карой за все его преступления.
— У твоего бывшего жениха очень тонкое понятие о чести, моя дорогая! Он хочет отомстить мне руками властей, — Мэттью задирал лейтенанта, и Перкинс, сжавшись от неудержимого гнева, испепелял его взглядом.
Кетрин почувствовала ту животную ненависть, которая связывала этих двоих мужчин, она просто витала в воздухе, распространившись по всему пространству комнаты.
— Мэттью! — резко произнесла она.
Хэмптон, казалось, нарочно злил Перкинса, стараясь довести его до белого каления.
— В твоем положении не стоит бросаться оскорблениями, — сказала Кетрин. — Уильям, послушай меня, ради Бога, не посылай его на смерть! Ну пожалуйста! Дело в том, что… он спас меня! И даже не один раз! Он провел наш корабль сквозь ужаснейший ураган Северной Атлантики, и он унес меня, когда я сама была совершенно беспомощна, из борделя.
— Кетрин!
— Я не могла рассказать тебе всего, Уильям. Мне было стыдно. Но то, что я говорю сейчас, правда, если бы не он, я, наверное, была бы уже мертва.
— Прежде всего, если бы не он, ты не попала бы в бордель — возразил Перкинс. — Кетрин, ты слишком добросердечна. Какое тебе дело до того, что с ним будет? Он похитил, изнасиловал тебя! Я не понимаю, почему ты просишь о его спасении!
— Потому что люблю его! — вспыхнула она.
Испуг в глазах Перкинса так поразил ее, что у нее перехватило от жалости горло. Тихо она продолжала:
— Прости меня, Уильям. Все это правда. Именно поэтому я не могла выйти за тебя замуж. Потому что полюбила его.
Потрясенный Уильям смотрел на нее, не зная, что и сказать. Ее голос упал до шепота:
— Я знаю, как плохо ты должен теперь думать обо мне, но, пожалуйста, если ты хоть когда-нибудь любил меня, пожалуйста, Уильям, отпусти его сейчас. Если его повесят, я тоже умру.
— Черт побери, Кети, не умоляй его из-за меня! — хрипло проговорил Мэттью.
— Значит… ты тогда убежала с ним по своей воле? — выдавил из себя нелепый вопрос Уильям, и в его голосе прозвучала мучительная боль.
— Нет! Она никогда не ложилась в мою постель добровольно! Каждый раз мне приходилось принуждать ее, — Мэттью с трудом оторвался от стула, пытаясь встать.
— Мэттью, ради Бога, посиди спокойно!
— Нет, я не могу сидеть спокойно, когда ты унижаешься перед этим…
— Мэттью, ты рехнулся! Сядь и держи свой рот на запоре, не то окажешься на виселице, если сейчас не получишь пулю в лоб. Так, Уильям, пожалуйста, отпусти его, ради меня!
— Хорошо, — устало проговорил Уильям.
Кетрин почувствовала, что слезы наворачиваются eй на глаза от вида страданий, отразившихся на лице Перкинса.
— Хорошо, — повторил Уильям, — я оставлю сейчас тебя с ним, и я никому не скажу, кто он на самом деле. Мой корабль завтра отплывает, вам нет нужды беспокоиться, что я могу переменить свое решение. Желаю тебе счастья, Кетрин.
Он вышел из комнаты, и Кетрин повернулась к Мэттью со слезами, струившимися потоком по ее щекам.
— Он дурак, — задыхаясь от злости, произнес Мэттью. — Я бы убил его, если бы оказался на его месте.
— Заткнись! — огрызнулась Кетрин. — Не все так жестоки, как ты. Он истинный джентльмен.
— Тогда почему же ты не пошла с ним, раз ты от него в таком восторге?
— Потому что я люблю тебя, черт возьми! — заорала Кетрин.
Он слабо улыбнулся:
— Кети, любовь моя, иди сюда! Боюсь, что я не могу… — он тяжело осел мимо стула на пол.
— Мэттью! — она бросилась к нему.
Хэмптон потерял сознание. Его лицо стало пепельносерым. Она схватила тряпку, намочила ее и промыла его рану: узкую канавку на левой стороне головы. Но что же делать дальше? Здесь ему нельзя оставаться! Они обязательно заподозрят капитана третьего ранга Форреста, когда он не явится на следующий день на службу, и тогда, начав поиски, они непременно придут к нему на квартиру. Но даже если он и очнется, то все равно не сможет самостоятельно идти. Ей нужно было придумать, где же укрыть его, пока он не придет в себя и не восстановит свои силы. О гостинице и речи не могло быть. Единственный выход — спрятать его в своей комнате.
— Мэттью, очнись! — она потрясла его и приложила к его лицу холодную мокрую ткань. — Мэттью, очнись!
Его веки задрожали и открылись.
— Кети, — произнес он хрипло — …проклятый барон… я убил его!
— Мэттью, ты должен встать, как бы это не было тебе трудно! Идем! Нам нужно уходить! Держись! Не теряй пожалуйста, сознание! Держись! Иначе мы оба пропадем! Ты понимаешь?
Он кивнул, его глаза прояснились.
— Понимаю. Прости меня за все, Кети. Помоги мне встать.
Кетрин подтянула его и положила его руку себе на плечо, чтобы он мог опереться. Его лицо исказила боль при ее прикосновении.
— Сильно болит бок, — пояснил он. — Наверно, ребро сломано. Я упал с высоты в несколько футов, когда меня подстрелили. Возможно, у меня еще сотрясение мозга. О Боже, ноги словно из резины.
— Обопрись на меня! Я постараюсь не причинять тебе боли. Но, пожалуйста, не теряй сознание!
Казалось, прошло много часов, прежде чем они добрались до дома Ван дер Брайзов. Иногда Мэттью приходил в себя и мог идти довольно хорошо, но временами он просто повисал без сил на Кетрин, и ей приходилось прислоняться к стене, чтобы не упасть. Прохожие, попадавшиеся им навстречу, думали, что Хэмптон сильно поднабрался, и не приставали к ним с расспросами.
Когда они подошли к дому, Кетрин остановилась, озадаченная. Как же ей провести его в свою комнату? Пройди они через парадный или черный вход дома, все равно они перебудят прислугу, но и на дерево он вряд ли сможет влезть.
— Мэттью, — прошептала она.
Он пробурчал что-то неразборчивое, уткнувшись носом ей в шею:
— …я застрелил его… нет, не так… я бы тоже отдал бы его тебе, если бы ты попросила…
— Мэттью, очнись! Мэттью!
Его остекленевшие глаза глупо ей улыбались:
— Я удерживал тебя… ты понимаешь?.. в залог?.. нет, потому что я не джентльмен.
— Я знаю это. Послушай меня, Мэттью. Можешь ли ты вскарабкаться по этому дереву вон в то окно? Нам нужно либо пройти через вход в дом, при этом не издав ни звука, или же залезть по этому дереву. Ты понимаешь? Очнись!
— Да, — он с трудом пробивался сквозь густой туман, воцарившийся в его голове, Кетрин ждала, и он в конце концов пришел в себя. — Я могу залезть по дереву.
— Ты уверен? Может, лучше спрятать тебя в будке садовника?
— Я могу вскарабкаться по дереву, — взгляд Мэттью прояснился и стал острее.
— Тогда быстрей, пока ты вновь не потерял сознание!
Он подтянулся на нижних ветках и пополз вверх по стволу, стараясь не заорать от боли, острым ножом вонзавшейся ему под ребра при каждом движении. Кетрин подоткнула юбки и последовала за ним. Мэттью карабкался быстро и уверенно, как будто был здоров, и вскоре уже он прополз по одной из ветвей в окно ее комнаты. И тут вдруг все поплыло у него перед глазами, и ом изо всех сил вцепился в оконную раму и перекинул свое тело через подоконник. Кетрин забралась в комнату сразу же вслед за ним. Мэттью бросил взгляд на ее обнаженные ноги и улыбнулся.
— Как неприлично, мисс Девер! — остался он верен своей ироничной улыбке.
— Кажется, ты уже выздоравливаешь, как я посмотрю, — отчеканила Кетрин.
— Да, — сказал Хэмптон и тут же бесшумно свалился в долгий обморок.
Кетрин поймала его прежде, чем он успел упасть на пол, и уложила на постель. Затем она разорвала свою нижнюю юбку на полосы и забинтовала ему голову. Она осторожно прощупала его ребра. Ей показалось, что несколько ребер сломано, но она не знала, что полагается делать при переломах ребер. Она сняла с него ботинки и накрыла его одеялом. После этого ноги ей отказали, и она опустилась в кресло.
Кетрин разбудил испуганный шепот Педжин.
— О, мисс Кетрин, что происходит?
Моргнув, Кетрин взглянула на нее, пытаясь привести свои мысли в порядок. Педжин закрыла дверь на ключ и подскочила к креслу, в котором сморил сон Кетрин.
— О Боже, так я, значит, забыла запереть дверь? — простонала Кетрин и подавила в себе истерический смех, грозивший вырваться наружу.
— Мэм, почему вы спите в кресле? И что он здесь делает? — Педжин залилась румянцем. — Я… я хотела сказать, почему он весь в бинтах? Он похож на мертве…
— Нет, он жив! — встрепенулась Кетрин. — Он без сознания!
Она вскочила и подошла к Мэттью, опустив руку на его запястье, чтобы прощупать пульс. Пульс был учащенным.
— О, Педжин, если б ты только знала, в какую переделку мы с ним попали! — она быстро описала ночные события. — Что же нам теперь делать? Я даже не знаю, как лечить сломанные ребра!
Кетрин была готова заплакать, но Педжин сказала:
— Моему брату Томми однажды в пивной сломали три ребра в пьяной драке, и все, что тогда велел сделать доктор, это туго перебинтовать ему туловище. Я могу это сделать, я видела, как его забинтовывали.
Кетрин разодрала на бинты еще одну юбку. Они подняли Мэттью, и Педжин туго обмотала его. К тому времени, как они закончили бинтовать его, Кетрин уже полиостью овладела собой.
— А теперь, Педжин, я на весь день останусь в комнате, а ты выйдешь и скажешь, что у меня разыгралась страшная ипохондрия из-за ночного взрыва. Позаботься, чтобы кроме тебя никто сюда не входил. Я буду держать дверь закрытой. Принеси мне еду на подносе, да побольше, ведь Мэттью тоже нужно будет поесть, но не слишком много, чтобы не возбудить подозрений. Не позволяй Анжеле вызвать врача, дай ей понять, что у меня обычные женские страхи и беспокойства. И выясни все, что только сможешь, о взрыве броненосца.
— А откуда вам известно, что… — начала Педжин, но замолкла с широко открытыми глазами, переведя взгляд на Хэмптона. — Вы подозреваете, что…
— Педжин, чем меньше ты будешь знать обо всем этом, тем лучше для тебя и для меня спокойнее. Если его найдут, то, считай, он уже покойник, да и я, вероятно, тоже.
Педжин судорожно вздохнула:
— Да, мисс, я понимаю. Я буду держать рот закрытым, а уши открытыми.
Когда Педжин ушла, Кетрин вновь уселась в кресло, не сводя взгляда с бледного лица Мэттью. Страх накатывал на нее волной, но она упорно его отгоняла. Удастся ей выпутаться как-нибудь! Она в это верила.
До середины следующего дня он не приходил в сознание. Она подпрыгнула с бешено застучавшим сердцем, когда, наконец, его ресницы задрожали и веки приподнялись. Его взгляд упал на нее, и Хэмптон чуть заметно улыбнулся:
— Кетрин.
— Шшш, — она бросилась к постели и, наклонившись к самому его лицу, прошептала:
— Ты не должен разговаривать! Нельзя шуметь! Ты в моей комнате в доме моей кузины, и тебя не должны здесь обнаружить!
Он кивнул в знак согласия, взял ее руку в свою и поднес к губам. Через секунду он снова спал, и весь день он то засыпал, то просыпался, но Кетрин все-таки удалось однажды продержать его в сознании достаточно долго, чтобы покормить.
Ночь она опять провела в кресле, опасаясь лечь с ним рядом, чтобы не задеть случайно во сне его сломанные ребра. Ближе к утру ее разбудил звук его голоса. Он бредил. Кетрин прикрыла его рот своей рукой, чтобы заглушить звуки. Он проснулся, поймал ее за запястье, отвел руку и попытался встать, но боль напомнила ему обо всем, и он расслабился, откинувшись на спину.
— Можно нам сейчас поговорить? — спросил он шепотом.
Кетрин села возле него на кровать и наклонилась к нему так близко, что их лица почти соприкасались.
— Да, можно, но очень тихо. Все уже давно спят, и стены здесь достаточно толстые, но все же осторожность не помешает нам.
— Кети, глупышка, зачем только ты привела меня сюда! Ведь ты головой своею рискуешь!
— Я не могла оставить тебя там, тебя схватили бы непременно!
— Ладно, не будем спорить, — он усмехнулся. — Я очень признателен тебе, но меня беспокоит не только моя, но и твоя судьба.
— Ничего с нами не случится, если мы будем сидеть в этой комнате тихонечно, как мышки. Никто ничего не заподозрит, вот увидишь! Сегодня я сказалась больной. Завтра я буду запирать за собой дверь, покидая комнату. Педжин — единственная, кто все знает, но она нас не выдаст. Анжела не зайдет в комнату, если меня в ней не будет. Пегги украдкой будет приносить тебе еду, чтобы ты не умер с голоду. Думаю, ты не откажешься полежать здесь в моей постели и побездельничать, пока власти не перестанут разыскивать тебя по всему городу. Но им никогда в голову не взбредет искать тебя в доме Ван дер Брайзов. Они посчитают, что ты скрылся из Нью-Йорка, когда их поиски окажутся напрасны.
— Но я же не могу оставаться здесь вечно!
— Нет, но несколько дней ты должен обождать, пока не прекратятся поиски и пока у тебя не отрастет борода, чтобы твоя внешность хоть немного изменилась. В любом случае, сейчас ты не в состоянии подняться с постели, не то чтобы куда-либо идти.
Он нахмурился и, неохотно согласившись, опять впал забытье. Кетрин, однако, не могла уснуть и с нетерпением ожидала, когда же Педжин принесет завтрак. Наконец, вошла Педжин с подносом, заваленным едой.
— И что только подумают на кухне? — усмехнулась Кетрин.
— Я объяснила им, что вы всегда едите, как лошадь, после своих приступов ипохондрии.
— Приступов? Боже милосердный! Педжин, что ты наговорила про меня?
Горничная весело рассмеялась и принялась показывать, как она изображала перед слугами приступы ипохондрии своей знатной госпожи. Кетрин запротестовала, в то же время охотно жуя булочку и запивая ее кофе.
— Мэттью, — прошептала она, — просыпайся! Принесли отличнейший горячий завтрак!
Она помогла ему сесть и заботливо обложила подушками, чтобы он не упал. Хэмптон жадно набросился на еду, в то время как Педжин делала Кетрин прическу. Горничная без умолку тараторила об огромном шуме, который наделал взрыв броненосца, приписываемый газетами местным сторонникам южан.
— О капитане третьего ранга Форресте я не слышала ни слова, — сказала она, положив расческу и отступив, чтобы полюбоваться своей работой.
— Чтобы это могло означать? — проговорила Кетрин, вставая.
Когда Педжин принялась помогать ей одеваться, она почувствовала на себе взгляд Мэттью и ответно искоса взглянула на него. Он взирал на нее с легкой улыбкою. Она залилась румянцем. Раздеваться и одеваться при нем было уже для нее делом привычным, но делать это и в присутствии Педжин… Она смутилась. Его улыбка стала еще шире, и она отвернулась.
Целый день она притворялась сильно напуганной взрывом.
— Сумасшедшие! — Заявила она Анжеле. — Полные идиоты! Круглые дураки! Их все еще не поймали? Нас всех могут умертвить прямо в постелях, а власти только руками разведут! Я знаю, что не смогу сомкнуть глаз, пока их не поймают. И я полагаю, мне следует поскорее покинуть Нью-Йорк и возвратиться в Бостон, где, конечно, безопаснее.
Кетрин сыграла свою роль настолько искусно, что заставила свою впечатлительную кузину призадумать не стоит ли ей переехать в летнее поместье на Гудзоне хотя сезон в Нью-Йорке был еще в полном разгаре. Кетрин не стала отговаривать ее: если Анжелы не будет в Нью-Йорке, то не будет и опасности разоблачения, когда вдруг отец пришлет ей письмо в Нью-Йорк, в то время как здесь все уже будут думать, что Кетрин давно в Бостоне. Ведь на самом деле Кетрин лишь прикидывалась, что хочет вернуться домой, истинным ее намерением было отвезти Мэттью на Юг. Но как им выбраться из Нью-Йорка?
* * *
Дни шли, у нее появилась еще одна проблема: как удержать Мэттью от поспешных решений? Его силы вскоре полностью восстановились, у него был сильный организм. Бог наградил его отменным здоровьем, и, выздоровев, Хэмптон на стену лез от нетерпения и скуки. Кетрин давала ему книги, но чтение мало привлекало его. Вынужденный покой и затворничество и напоминания Кетрин о сломанных ребрах приводили его в мрачное настроение.
— Кетрин, — прошептал он однажды вечером, после того как она разделась и накинула на себя ночную сорочку.
— Шшш, — пожурила она и подошла к нему ближе. — Тише! Что?
— Я уйду завтра.
— Не глупи! Далеко ли ты сможешь уйти? Ты же сам должен понимать, что твои сломанные ребра не позволят тебе ехать верхом на лошади, а за железнодорожным вокзалом наверняка ведется наблюдение.
— Все же это лучше, чем умереть здесь от голода!
— Как ты несправедлив к нам с Педжин! Мы приносим тебе достаточно много еды!
— Вас скоро поймают на этом! Кетрин, неужо до тебя не доходит, что чем дольше я остаюсь здесь, тем больше вероятность разоблачения?
Кетрин вздохнула:
— Ты прав.
Она задумчиво посмотрела на Хэмптона.
Сдается мне, борода у тебя уже достаточно отросла, и мы можем уехать послезавтра.
— Мы? — повторил он удивленно.
— Разумеется!
— Ты не поедешь!
— Поеду!
Их упрямые взгляды скрестились. Кетрин сказала:
— Будь разумен хоть раз в жизни, Мэттью! Тебе не обойтись без моей помощи, и ты это прекрасно понимаешь! Не за тем я тебя выхаживала, чтобы ты оказался на виселице! Кроме того, я придумала одну уловку, и чтобы она удалась, ты должен согласиться с тем, что я поеду с тобой.
— Что за уловка? — спросил он.
— Я как-то раз, посмотрев на твою забинтованную голову, подумала, что ведь можно забинтовать ее совершенно, даже глаза, и ты превратишься в бедного слепого солдата, а я в твою верную жену, которая, забрав из госпиталя, везет тебя домой.
— Нет, Кетрин!
— Почему?
— Это опасно! Могут потребовать опознания или документы о демобилизации.
— Да кто пристанет к слепому? А если кто и пристанет, то я, поверь, сумею расплакаться очень горько и тем самым приведу их в смущение, они будут рады любому нашему объяснению, лишь бы поскорей отделаться нас.
— Возможно, они захотят поискать капитана третьего ранга и среди слепых!
— Да, капитана третьего ранга, но не армейского рядового.
— Где же ты думаешь достать форму рядового?
Она улыбнулась: он уже был согласен!
— Здесь, в Нью-Йорке, у Педжин есть кузены, и один из них рядовой. Вернее, был рядовым. Ему подстрелили ногу, и теперь он дома. Он хочет продать свою старую форму.
Хэмптон тихо выругался.
— Ладно, девушка, твоя взяла, черт возьми! Тогда, может быть, ты скажешь мне также, куда мы отправимся?
— Вот этого я сказать не могу, — неуверенно произнесла Кетрин. — Я собиралась тебя спросить об этом.
— Я нахожу твое намерение удивительным!
— О, Мэттью, пожалуйста, не сердись! — на ее глазах появились слезы.
Хэмптон нежно притронулся к ее лицу.
— Прости меня, Кетрин, ты замечательная девушка. Ты такая храбрая и находчивая! Ты все делаешь, чтобы спасти меня, а я рычу на тебя, как медведь! Но я чувствую себя таким беспомощным, лежа здесь в твоей комнате целый день, что отвратителен сам себе, и я ненавижу себя еще и за то, что подвергаю тебя опасности, — он поцеловал ей руку. — Мы поедем в Филадельфию. Там есть у меня один знакомый предприниматель, торговавший с Югом и в войну. Думаю, я смогу отплыть на одном из его судов.
Он помолчал, прежде чем сказать:
— Если хочешь, ты можешь отправиться со мной.
— Благодарю тебя, но я не нуждаюсь в твоей снисходительной благодарности!
— Однако хочешь ты этого или нет, ты располагаешь ею, так же как и моим сердцем.
Она выдернула из его рук свою руку и, прерывесто дыша от волнения, вымолвила:
— Тихо! Спи!
— Кетрин, если ты опять устроишься спать в этом кресле, клянусь, я подыму шум на весь дом.
— Но я боюсь задеть твои ребра.
— Ложись, ложись, гусыня. Я хочу тебе кое-что сказать, а ты послушай меня.
Она легла рядом, примостившись поудобнее к его плечу.
— Кети, ты всерьез говорила тогда ночью Перкинсу, что любишь меня?
— Ну и что, если даже так?
— Не ершись, а то мне придется отстегать тебя, я же рабовладелец! Так ты любишь меня?
— Да, — прошипела она.
Он нежно поцеловал ее в ухо.
— И я люблю тебя. Только не возражай, что это не так! Если ты хоть на минутку задумаешься, то поймешь, что я не из тех, кто будет притворяться, изображай любовь из чувства благодарности.
Но тело Кетрин все еще было жестким и непокорным, и он это чувствовал.
— Тогда почему же ты отослал меня от себя прочь в Англии?
— Потому что понял, что люблю тебя! Я не хотел, чтобы ты уходила. Но ты вздрагивала и сжималась от моего прикосновения!
— О, Мэттью, я не могла допустить, чтобы ты дотронулся до меня тогда, я не хотела, чтобы ты пачкал свои руки, я казалась себе грязной…
— Кетрин, любовь моя, почему же ты не сказала мне об этом?
— Я не могла, мне было стыдно!
— О, девочка моя, я хотел оставить тебя с собой, хотел сжать тебя в своих объятиях и заставить тебя позабыть обо всех этих ублюдках, но я был уверен, что ты презираешь меня. Ты ведь не раз говорила мне об этом во время всего нашего плавания через океан, и кроме того, я был виноват в том, что ты сбежала от меня и попала в бордель. Я был так по-идиотски благороден и великодушен, что больше никогда в жизни не буду так себя вести, поверь мне.
— О, Мэттью, — смех соскользнул с ее губ.
— Я хочу, чтобы ты знала, на случай, если я погибну…
— Не говори так!
— …что я люблю тебя. Я никогда не любил так ни одной женщины в своей жизни, — он пощекотал носом ее шею — Ты самое прекрасное, самое умное, самое храброе, самое желанное создание, которое я когда-либо встречал.
— Мэттью, — выдохнула она и потянулась к нему губами.
Его рот жадно принял их.
— Кетрин, пожалуйста, позволь мне любить тебя. Подари мне ночь… ту, что ты мне предлагала давеча на балу! — его губы путешествовали по ее шее. — Ты всерьез тогда предложила?
— О да, Мэттью, но тебе нельзя… твои ребра!
Он хитро усмехнулся:
— Будь нежна со мной, любовь моя. Помни… мои ребра!
Его руки потянули ночную сорочку Кетрин, и она охотно помогла ему ее снять.
— Кети, — жарко задышал он, — ты так прелестна! Это стоит боли в ребрах!
Его руки бродили по ее телу. От его прикосновепт она задрожала, робкая и неуверенная, как девственница.
— Мэттью, я не знаю, что мне сделать, чтобы тебе было приятно. Я не буду сопротивляться, я хочу доставить тебе удовольствие, но я не знаю как.
— Расслабься, и мне будет тогда очень приятно, — Хэмптон глубоко поцеловал ее, не переставая ласкать руками.
Его рот прошелся по всему ее телу, его губы сжимали, вбирали в себя ее плоть, а его руки отыскали и стали возбуждать ее сокровенные уголки. Кетрин впервые сдалась мужчине. Она дрожала от страсти при его прикосновениях. Она отвечала на его ласки своими ласками и довольно улыбнулась, услышав, как он застонал от желания при ее неопытных прикосновениях.
Из ее горла вырвался стон, когда ее тело пронзило до боли прекрасное наслаждение.
— Мэттью, я люблю тебя, я хочу тебя. Люби меня… пожалуйста… — шептала она.
Его слова были неразборчивы, его губы произносили что-то, соприкасаясь с ее кожей. Он алчно завладел ее ртом в свирепом поцелуе, когда вошел в нее, их тела соединились, сплелись в потрясающем взрыве восторга и наслаждения, в ослепительном миге смерти и возрождения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Узы любви - Кэмп Кэндис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ 2

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ 3

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ 4

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Ваши комментарии
к роману Узы любви - Кэмп Кэндис



Мне этот роман понравился !! Он мне пришелся как то к душе ! Начало возможно кому то покажется жестоким , но это случается и в нашем мире . Читайте и оценивайте . Я поставлю 10 баллов !!! Мне главные герои понравились ! Молодцы , вышли победителями из сложившейся между ними ситуации !
Узы любви - Кэмп КэндисМари
25.05.2012, 17.36





отличные сильные герои,главная цель и для нее все средства хороши, слюнтяи и мямли тянут всех только назад
Узы любви - Кэмп Кэндисарина
10.09.2012, 18.14





мда конец какой-то скомканный а так неплохо на 9
Узы любви - Кэмп Кэндисэлли
10.09.2012, 23.00





класс
Узы любви - Кэмп Кэндис!!!
5.11.2012, 12.03





Я уже читала его 3 раза и ещё бы прочитала. Мне очень нравиться!!!
Узы любви - Кэмп КэндисЛена
20.02.2013, 18.02





Прикольно
Узы любви - Кэмп КэндисЕлена
21.02.2013, 16.50





Большую чушь читала только у Розмари Роджерс. Автор не знает историю, а именно то, что южане были воспитаны на уважительном отношении к леди, поэтому не поверю никогда, что южанин мог захватить в плен леди только из за похоти.Нет юмора, искрометности, изюминки....Моя оценка 2
Узы любви - Кэмп КэндисТатьяна
22.02.2013, 17.42





Великолепный роман! Моя оценка 10+ !!!rnЛучше этого романа читала только Ребекку... Затягивает, 18 глав прочитала за 2 дня и не заметила как...
Узы любви - Кэмп КэндисРоманистка
23.02.2013, 20.23





лучший. 10
Узы любви - Кэмп КэндисЕленка
25.06.2013, 16.10





чушь полная совершенно не понравился..на троечку..
Узы любви - Кэмп Кэндисмася
5.12.2013, 13.15





Чудесно, я рыдала.Очень эмоционально
Узы любви - Кэмп КэндисМари
16.08.2014, 15.40





Не люблю, когда насилуют героиню.
Узы любви - Кэмп КэндисКэт
26.10.2014, 12.57





В целом - не понравился. Изнасилования. бордель и шпиономания - тот еще винегрет. Какая-то чернуха, из которой непонятно каким образом вырастает "вроде бы любовь". Героиня - абсолютная дура, ждущая на ж... приключений. На "3"
Узы любви - Кэмп КэндисNice
11.01.2015, 15.00





Ужасное ощущение от романа. Начало просто захватило, даже когда герой ее похитил я не ожидала такого развития. Но потом столько насилия и жестокости. В шоке была, когда герой изнасиловал героиню под видом страсти. А уж когда героиня попала в бордель - полная чернуха. Читала другие романы автора и восхищалась, но этот какой-то кошмарный. Характеры героев и их поступки вобще не логичны. Вобщем не моя книга
Узы любви - Кэмп КэндисTosha
4.04.2015, 0.06





Хороший роман, но насилия в борделе слишком много. Автор переусердствовал 8 баллов
Узы любви - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.19





С Роджерс и сравнивать не стоит,Кэмп Кэндис пишет намного профессиональнее.Произведение не для девочек,оно о том,как девочка становится женщиной.Насилие используется,чтобы показать,оно не может сломить характер. Если в начале книги героиня -самоуверенная дурочка,то в конце ее уже нельзя не уважать.Автору удалось описать развитие характера. Комментарий Татьяны позабавил, южане,хотя и отличались от северян,но среди них в той же мере попадались негодяи и мерзавцы. Но главный герой на негодяя не похож,он,все же -благородный разбойник,которого изменила любовь.Все -по правилам любовного романа.
Узы любви - Кэмп Кэндисelku
16.04.2016, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100