Читать онлайн Свет и тень, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет и тень - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 142)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет и тень - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет и тень - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Свет и тень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Каролин продолжала твердо стоять на своем, хотя угроза Джейсона потрясла се. Высоко подняв голову, она смотрела ему прямо в лицо и потом, в знак того, что поняла его слова, кивнула. Сомервилл гордо зашагал прочь, оставив ее в парке одну. Каролин направилась к каменной скамейке, что стояла возле клумбы с хризантемами. Яростный поцелуй Джейсона глубоко потряс девушку, но не из-за того чувства ненависти, которое скрывалось за этим поцелуем, а из-за ее собственной реакции на издевательскую ласку Джейсона. Она испытала волну страсти, безумное желание обвить его руками и ответить на поцелуй. Каролин вспомнила, как от его прикосновений воспламенилась ее кожа, как затвердели соски. До чего же унизительно было реагировать таким образом на поцелуй, которым Джейсон всего лишь хотел напомнить Синтии о том, как груб он бывал с ней в постели!
Каролин не узнавала сама себя. Она испытала страсть с Китом, но никогда не бывала увлечена так, как сам муж. Кит всегда уверял ее, что для леди ее воспитания некоторая холодность в амурной возне только естественна. Он научил ее, как доставлять удовольствие ему. Она с радостью делала все, о чем он просил, но сама едва ли испытывала нечто необычное. После смерти Кита у нее не было проблем с отваживанием своих бесчисленных поклонников. Она не имела ни малейшего желания иметь что-либо с ними. Но вот теперь она испытала вспышку страсти к мужу своей сестры, к человеку, который обращался с Синтией до последней степени скверно и от которого с первого дня их встречи в Антигуа она не видела ничего, кроме гнусного презрения и неуважения.
Каролин переполняли бурные и противоречивые эмоции. Когда она была моложе, то всегда избавлялась от подобных чувств, и самым действенным средством избавления была верховая прогулка: неистовый аллюр, дующий прямо в лицо ветер. Каролин с тоской во взоре посмотрела на конюшню. Ах, если бы сегодня ей удалось прокатиться!..
Нет, она не могла, ибо Синтия, чью роль приходилось так или иначе играть, почти никогда не ездила верхом. Посему Каролин старалась держаться подальше от лошадей, чтобы не искушать сидевших в ней бесов, то и дело нашептывавших ей про развевающиеся гривы, про свист в ушах, про неистовую скачку… Верховая езда была ее любимым времяпрепровождением до тех пор, пока состояние кошелька позволяло развлекаться подобным образом. Со вздохом Каролин поднялась и направилась к дому, но и там, в доме, не могла найти успокоение для своих расшалившихся нервов. Обстановка спальни с ее бесчисленными мелкими и довольно безвкусными украшениями душила Каролин. У нее было чувство, что жизнь Синтии загнала ее в капкан и теперь выбраться становилось все труднее. Ей нестерпимо хотелось глотнуть свежего ветра стремительной скачки!
Каролин широко распахнула дверцу шкафа и стала рыться среди платьев, пока наконец не отыскала амазонку из королевского голубого бархата. Наверняка Синтия все же по временам выезжала на лошади, иначе костюм для верховых прогулок был бы ей попросту ни к чему. Быстро, даже не удосужившись обратиться за помощью к Присцилле, Каролин стянула с себя одежду. Отбросив всю эту массу, включавшую в себя платье, нижние юбки и обручи, она облачилась в амазонку строгого покроя. Цвет был очень к лицу ей, так же как и простой военный стиль жакета. На ноги она натянула блестящие мягкие сапожки и стала искать хлыстик. Наконец хлыстик был найден в дальнем углу шкафа. К счастью, гораздо легче удалось ей отыскать кожаные краги для верховой езды и изысканную голубую шляпу под стать амазонке. Водрузив шляпу на голову, она закрепила ее длинной шляпочной булавкой и, посмотрев в зеркало, улыбнулась. Шляпа с длинным пером фазана, плавно изгибавшимся и касавшимся се щеки, была невероятно мила. Каролин вышла из спальни, взяв хлыстик и перчатки. В коридоре она несколько помедлила и огляделась, потом с быстротой молнии устремилась вниз по лестнице к задней двери, подумав, что чем меньше людей она встретит на своем пути, тем лучше, тем вероятнее, что Джейсон не узнает о ее прогулке. Выйдя из дому, Каролин пересекла парк и направилась к конюшням, располагавшимся сразу за этим парком. Вступив после яркого дневного света в полумрак стойла, она несколько помедлила и зажмурилась, чтобы попривыкнуть к темноте. К ней немедленно направился помощник конюха. Челюсть его от удивления отвисла. Сняв с головы кепи, он выдавил из себя только:
— Миледи! Я… я не ожидал вас здесь увидеть!..
— Меня внезапно охватило желание покататься верхом, — ослепительно улыбнулась в ответ Каролин. — Подготовь мне, пожалуйста, лошадь поспокойнее.
Нельзя было просить такую лошадь, которую бы она выбрала сама. Это показалось бы слишком нелепым, но Синтия, не исключено, дерзала прогуливаться верхом на какой-нибудь смирной лошаденке.
Юноша, продолжая мять в руках свою шапку, мигом скрылся и вскоре вернулся, ведя за собой раскормленную кобылу. Каролин, подавив вздох разочарования, улыбнулась юноше, а тот, казалось, был совершенно подавлен присутствием «миледи». Девушка решила воспользоваться этим своим преимуществом. Она доверительно наклонилась к нему и проговорила:
— Пожалуйста, никому об этом не рассказывай. Понимаешь, я хочу хорошо научиться ездить на лошади, чтобы приятно удивить его светлость!
— О да, миледи, ни одна душа не узнает об этом!
— Благодарю, — сказала Каролин и села в седло. Поскольку она уже давно ничего подобного не делала, то ей пришлось особенно стараться, чтобы выглядеть неуклюжей. Она вывела кобылу со двора и поехала по дорожке, ведущей в западном направлении. Сначала ею руководило желание как можно быстрее скрыться из виду, но едва она очутилась под прикрытием деревьев, то расслабилась и стала спокойно наслаждаться раскинувшимся перед ней пейзажем. Каролин вспомнила, что где-то здесь, по словам Бонни, находилась сторожевая башня — любимое место Синтии. Совсем неплохо было направиться туда. Раз Синтия часто бывала там, то Каролин следовало хотя бы знать, как то место выглядело.
Чтобы достичь развалин, Каролин не потребовалось много времени. Синтия, несомненно, ходила сюда пешком. Крепость Хемби была квадратной, из числа тех, что строились в Кенте норманнами несколько столетий назад для того, чтобы отражать возможные атаки с пролива. Она была сложена из такого же серо-коричневого камня, что и Браутон-Курт. В более поздние времена к ней пристроили два крыла. Теперь оставались только две полуразрушенные стены, все остальное, включая пристройки, лежало в руинах. Каролин спешилась и направилась к башне.
Дверь находилась на уровне второго этажа, что часто встречалось в этих старых крепостях, сооруженных специально для военных действий. Родной дом близнецов, который тоже когда-то служил сторожевой башней, был устроен аналогичным образом. Правда, позже захватчики превратили высокую дверь в окно. В крепость входили по веревочной лестнице, которую в ходе сражения поднимали, что затрудняло проникновение внутрь. Но теперь высокая дверь выглядела нелепо, потому что с двух сторон разрушенный форт оказывался открытым. Каролин, побродив кругами, вошла наконец в пролом в стене. Она посмотрела вверх, и у нее закружилась голова, так как стены казались наклоненными внутрь. Каролин поспешно опустила глаза и направилась в другое место. Там, куда она пришла, также отсутствовали крыша и часть стены. Удивляло то, что большинство внутренних перегородок уцелело. Бонни говорила, что камень сторожевой башни Хемби использовался при сооружении Браутон-Курта, что, по всей видимости, и способствовало быстрому разрушению пристроек.
В крыльях было более сумрачно, чем в самой крепости, потому что стены здесь были выше и в меньшей степени тронуты неумолимым временем и хозяйничанием провинциалов. В одной или даже двух, так сказать, кельях было совершенно темно. Каролин прошлась по всему строению, осторожно обходя валуны, щебенку. Вдруг она услышала, как камень чиркнул по камню, как будто что-то упало. Каролин огляделась, но ничего не увидела в сумраке развалин. И все-таки по спине пробежали мурашки. Если бы это был человек, он бы непременно окликнул ее. Напряглась. Прислушалась. Нет, кругом царила абсолютная тишина.
Каролин действовала так, словно бы играла некую роль в мелодраме. По-видимому, само место так повлияло на нее. Наверное, какое-то мелкое животное сдвинуло камешек с места, и тот покатился. Может, это крыса? Каролин стрелой понеслась прочь, придерживая юбки амазонки. Снаружи было приятно, тепло и солнечно. Стоял прекрасный осенний день, и Каролин мгновенно почувствовала несостоятельность и глупость всех страхов. Противоположное крыло, надо полагать, когда-то пострадало от пожара, поэтому-то изнутри там все было покрыто сажей и отовсюду торчали обугленные балки. Ей незачем было туда идти. Оглядевшись, она зашагала к лошади. Понять пристрастия Синтии к столь малопривлекательному месту Каролин не могла. Конечно, крепость имела довольно романтический вид, но в то же время была слишком грязна и зловеща.
Чтобы оседлать кобылу, Каролин пришлось подвести ее к дереву. Как только девушка вскочила в седло и удобно в нем устроилась, у нее снова возникло чувство, будто кто-то наблюдает за, ней. Она почувствовала себя беззащитной и стала нервничать. Пристально вглядывалась Каролин в деревья, росшие вдоль тропинок. Они были густыми, часто располагались группками, и гипотетический наблюдатель мог оставаться в них вполне незамеченным. Возможно, Джейсон, завидя, что супруга куда-то поехала верхом, отправился вслед, чтобы вызнать, не обманывает ли она его.
Впрочем, подобные предположения были более чем нелепы. Если бы Сомервилл и заподозрил обман, то вряд ли стал бы скрывать свои домыслы. Он использовал бы такое открытие и дразнил Каролин. Каким бы неприятным человеком он ни был, он все же не взялся за столь гадкую слежку. Его средство — это прямое нападение!..
Однако так же маловероятно, чтобы кто-нибудь еще мог следить за ней. Каролин твердо решила умерить свои интуитивные предположения и сильнее вдавила каблуки в бока кобылы.
Как только Серая Леди устремилась вперед своей причудливой иноходью, Каролин захохотала. На такой дивной кобыле она от своих преследователей, если эти преследователи действительно окажутся не просто плодами расстроенного воображения, не убежит!
Девушка остановилась во дворе, напротив стойла и, будучи в силах соскочить с лошади сама, дождалась тем не менее, когда подойдет парень, помощник конюха, и любезно стащит на землю, как сие и приличествует. Юноша повел лошадь в конюшню, а Каролин, влекомая любопытством и любовью к животным последовала за ним. В одном стойле находился замечательный белый жеребец, который при приближении женщины начал прядать ушами и настороженно коситься в ее сторону. Она уже знала, что то был конь Джейсона. Раз или два с большого расстояния она видела его на этом жеребце. Тогда Каролин решила, что конь просто великолепен. Но увидев его вблизи, она поразилась еще сильнее. В конце ряда стойл появилась изящная черная кобыла из арабских скакунов со звездочкой на лбу. Каролин прислонилась к деревянной перекладине и восхищенно посмотрела на лошадь. Лошадь явно предназначалась для женщин: небольшого размера, с ясным взором и, судя по всему, резвая.
Помощник конюха уже снял седло с Серой Леди и чистил кобыле спину. Каролин повернулась к нему и спросила:
— Послушай, любезный, как зовут вот эту красавицу со звездчатым пятном на лбу?
Брови паренька поползли вверх от изумления, но он тут же спохватился и придал лицу обычное выражение.
— Неужели забыли? Это Фелиция, миледи! Кобыла, которую вам подарили его светлость несколько лет назад.
Каролин приложила все усилия к тому, чтобы как-то спасти ситуацию:
— Между прочим, я именно так и подумала! Не правда ли, жаль, что такая красавица может внушать девушкам вроде меня столь сильный страх.
— Да, миледи.
Каролин поняла, что помощник конюха мысленно пожал плечами. Ее поведение могло показаться ему предосудительным, но это вполне соответствовало духу Синтии.
Вернувшись в свою комнату, Каролин тут же сняла костюм для верховых прогулок, и очень кстати, так как в ту же минуту явилась Присцилла и сообщила, что для госпожи уже приготовлена ванна. После долгого и приятного купания Каролин позволила служанке перед камином расчесывать себе волосы. Та свернула их узлом на хозяйкином затылке, накрутив на палец свободные и все еще влажные прядки. Каролин надела шелковое платье цвета белой лаванды и накинула на голые плечи белую кружевную накидку тонкой работы, прикрыв таким образом глубокий вырез платья. Небольшая брошь стягивала у нее на груди шарф. Каролин заметила, что золотистый цвет ее кожи стал пропадать. Теперь ее бледнеющее лицо все более соответствовало идеалу британца.
Когда она спустилась в гостиную, то нашла там Джейсона со стаканом в руке. Каролин с ужасом сознавала, что это будет их первый вечер и первый ужин без Селены. Сомервилл выпил содержимое бокала и повернулся к супруге. Глаза его блестели.
— Ты сегодня прекрасно выглядишь, — сказал он. — Как и всегда. Шерри?
— Да, если можно.
Взгляд Джейсона выбил Каролин из колеи. Муженек, очевидно, выпил больше своего обычного стакана виски.
Сомервилл протянул ей шерри, а себе налил еще один полный стакан. Он сел напротив Каролин. Оба они, чувствуя себя довольно неуютно, напряженно смотрели друг на друга.
— Полагаю, что у вас с Селеной было приятное путешествие, — попыталась Каролин завязать беседу.
— Вполне нормальное, как обычно, — пожал плечами Джейсон.
— Она успела к обеду?
— К какому обеду?
— Она говорила мне, что была приглашена на обед какой-то своей подругой. Та вводит в общество свою невестку.
— Ах, вон оно что… — Джейсон словно пребывал в замешательстве и не знал, что делать, что говорить. — Да, мать потащила меня за собой. Чертовски скучный прием.
При этих своих словах Сомервилл изрядно отхлебнул из своего бокала.
— А ее невестка оказалась такой же ужасной, как ожидалось?
Джейсон вновь отпил.
— Да нет, вполне спокойная и даже милая девочка… Но послушай, дорогуша, тебе совершенно незачем вести со мной так называемую светскую беседу. У меня нет настроения. Кроме того, здесь нет ни единого человека, ради которого нужно было бы ломать всю эту комедию.
— Здесь есть слуги.
— Которые поголовно осведомлены о нашей с тобой взаимной неприязни!
Каролин почувствовала, как ее спина напряглась и румянец покрыл щеки.
— У меня сложилось впечатление, что ты хотел бы сохранить хотя бы внешние приличия и именно по этой причине приволок меня в Браутон-Курт.
Джейсон осушил бокал и шумно опустил его на стол.
— Сохранить приличия — это не значит притворяться, что интересуешься жизнью противного тебе человека. Зачем тебе знать о моих делах в Лондоне?
— Понимаю. Выходит, я должна держать рот на замке.
— Вот именно!
— Что ж, я запомню это. Поверь, у меня нет ни малейшего желания продолжать беседу с тобой. Нет никакой необходимости спрашивать о том, что ты делал в Лондоне, ибо, как мне кажется, я знаю ответ.
Джейсон издал некий звук, который с равным успехом мог называться и смехом, и стоном.
— Знаешь ответ? В самом деле? Умоляю, открой мне, что же такое поделывал я в столице?
— Странная просьба, — криво усмехнулась Каролин, — мне казалось, что я не должна разговаривать с тобой, а должна держать рот на запоре, как только что было условлено!
Джейсон свирепо зыркнул на свою строптивую женушку и вновь направился к буфету, чтобы налить в бокал новую порцию виски.
— Судя по всему, ты полагаешь, будто я навещал любовницу, да?
«Значит, у него есть любовница», — заключила Каролин, и внутри у нее все вскипело. Надо же, он мог преследовать Синтию за неверность, в то время как сам отнюдь не блистал добродетелями. И это нормально! Несомненно, Сомервилл был крайне сдержан на этот счет.
— В чем дело, Синтия? Ты что, пьяна? Мне казалось, что ты будешь только приветствовать мои связи на стороне. Кроме того, мерка, приложимая водному… ну и так дале…
— Поверь, мне нет никакого дела до твоей личной жизни!
— Верю!
Каролин упрямо поджала губы. Сомервилл был ужасным человеком, а сегодня еще вдобавок и как следует выпившим. Наконец дворецкий позвал к ужину. Джейсон поднялся и предложил Каролин руку. С приливом отвращения она осознала, что ей тоже придется взять его под руку, причем делать это изо дня в день. Теперь, когда Селена уехала, Джейсон будет сопровождать ее к обеду. Хотя их разделяли кружевные митенки и ткань жакета и рубашки, прикосновение для Каролин оказалось слишком интимным, и это никоим образом ее не устраивало. Она могла чувствовать тепло его тела, ей приходилось находиться слишком близко от него. Ее рука слегка вздрагивала. Каролин надеялась, что Джейсон не заметит этого подрагивания. Меньше всего ей хотелось, чтобы он догадался, как его боятся…
Они прошли в столовую и уселись за стол. Каролин гадала, сколько еще может выпить Сомервилл. В его движениях была некоторая развинченность, эмоции довольно ясно отражались на липе, что раньше случалось с ним довольно редко. Правда, походка оставалась такой же ровной и твердой, как обычно. Когда он отодвигал для нее стул, то не сделал ни одного лишнего движения. На протяжении всего ужина он продолжал вливать в себя спиртное.
— Тебе не кажется, что уже хватит прикладываться к бутылке? — вырвалось у Каролин, когда Сомервилл выплеснул себе в глотку третий бокал вина.
— Что, где и в каком количестве я буду пить, тебя никак не касается, — проскрежетал он, и глаза его от злости сузились.
Чтобы выразить свое полное равнодушие к Джейсону, Каролин сосредоточилась на созерцании собственной тарелки. До окончания ужина не было больше вымолвлено ни слова. Только один раз, почувствовав на себе тяжелый взгляд, Каролин на секунду вскинула глаза и тут же их опустила. Она предпочла бы не видеть яростного и обвиняющего выражения на лице Джсйсона. За десертом Каролин заявила:
— Прошу меня извинить!
Сомервилл слегка пожал плечами.
Как только девушка добралась до своей комнаты, то немедленно бросилась в кресло, тяжело дыша от бега по крутым лестницам. Нужно было немедленно ослабить шнуровку. Когда пришла Присцилла, Каролин с ее помощью облачилась в свою излюбленную ночную сорочку, накинув сверху бледно-розовый атласный пеньюар и подвязавшись пояском. Присцилла тщательно причесала ей золотисто-рыжие волосы, пока те не стали потрескивать от скопившегося в них электричества и не заблестели, как отполированный металл.
Связав волосы сзади простой бархатной лентой, Каролин отправилась в комнату Лорел, чтобы перед сном поговорить с малышкой. Бон ни приготовила для них по чашечке какао, что уже сделалось традицией. Затем Лорел забралась к севшей в кресло-качалку Каролин на колени, и лицо ее расплылось в блаженной улыбке, когда полилась из уст мамочки колыбельная песенка. Лорел часами могла слушать песни Каролин, на сей раз головка ее довольно быстро склонилась на бочок, и певунья быстро уложила крошку в постель, нежно поцеловав на прощание.
Возвращаясь к себе в комнату, Каролин остановилась на лестнице и прислушалась. В доме было темно и тихо, свет горел только в нескольких комнатах. Слуги, видимо, уже закончили на кухне все свои дела и разошлись спать. Никаких признаков Джейсона поблизости не обнаруживалось. Странно, но теперь Каролин думала о себе уже как о леди Браутон, супруге Сомервилла. Такие мысли несколько беспокоили ее. Ей вовсе не хотелось думать в таком ключе. Джейсон должен был оставаться для нее посторонним человеком, мужем ее сестры, который для нее, для самозванки, ничего не мог значить.
В спальне Каролин уселась поудобнее в плетеное кресло, чтобы немного почитать перед сном. В загроможденной мебелью комнате ей стало душно и тревожно. Она открыла окно, но это помогло довольно мало. Отложив книгу, Каролин забралась на кровать и устремила взгляд на оборчатый голубовато-белый балдахин. Текли минуты. Была почти половина двенадцатого. Несомненно, в доме все давно спали. Она же одна продолжала бодрствовать.
Раздавшийся внизу лестницы звук — как будто упал некий твердый предмет — расколол тишину. Каролин вскочила с постели. Не обращая внимания на босые ноги и легкость своей одежды, быть может, мало приличную для леди, она выбежала в коридор и свесилась с перил лестницы, чтобы посмотреть, что же такое случилось. Но внизу, кроме узкой полоски света, она ничего не могла различить. С громко бьющимся сердцем девушка, подобрав подол ночной рубашки, бросилась вниз по ступенькам. Осторожно проследовала она по погруженному во тьму коридору, двигаясь в направлении источника света. Дверь кабинета была слегка приотворена, и она толкнула ее, просовывая голову внутрь.
В тесно обставленном кабинете, вытянувшись в кресле, сидел Джейсон, глаза его были закрыты.
Прямо напротив его висел большой портрет Синтии, где она была изображена одетой во что-то воздушное и голубое, улыбающейся, с букетиком роз в руках. Огромное пятно, однако, закрывало часть ее милого личика, с которого тонкими струями стекала жидкость. На полу перед картинкой валялся небольшой металлический кубок с каплями вина на донце. Этим кубком Сомервилл запустил в изображение Синтии. Должно быть, таким образом он дал выход скопившейся в нем злобе.
Услышав вздох Каролин, он открыл глаза.
— Какого черта ты здесь делаешь?
Голос его прозвучал грубо и хрипло, и девушка поняла, что Сомервилл находился в сильнейшем опьянении.
— Что и говорить, спиртное не в силах изменить к лучшему твой характер. Ты даже не становишься более метким от вина!
На губах Джсйсона промелькнула тень улыбки.
— Мне повезло, что я вообще попал в эту чертову вещицу… Эх, если б я был уверен, что таким образом можно выколотить тебя из собственной глупой башки! Тогда бы я вовсе уничтожил портрет.
— Удивляюсь, что ты до сих пор еще не сделал этого. Впрочем, постой, я, кажется, догадываюсь о причине твоей нерешительности: нужно соблюдать приличия, не так ли?
— Ах, приличия, ясное дело… — Джейсон устало провел по лицу рукой и заморгал глазами. — Господи, я напился. Никогда я так не напивался с того самого дня, когда понял, что ты вовсе не была стеснительна, а просто холодна как лед. Холодна по отношению ко мне, впрочем…
Сомервилл сосредоточил взгляд на Каролин.
— А с другими ты не такая? Твои любовники знают, как разжечь тебя? Скажи, есть в тебе хоть капля страсти?!
Краска покрыла щеки Каролин.
— Мужчины всегда так реагируют, не правда ли? Когда женщина холодна и безучастна, когда она не желает принимать скотских предложений!
— Нужно ли говорить, что этот хлюст Бингем не был скотиной, — съязвил Джейсон, причем рот искривился: некое мрачное подобие улыбки! — Надо полагать, он обращался с тобою весьма уважительно… пока не сбежал от тебя!
— Ты словно собака на сене! Ты же не сомневаясь заявил мне, что не желаешь меня больше и тем не менее ревнуешь к человеку, который когда-то желал меня.
— Я не ревную! — прорычал он и вскочил со стула.
— Конечно, нет! — успокоительно отозвалась Каролин. — Именно поэтому ты швырнул бокал с вином в мой портрет!
Джейсон хмуро смотрел на жену и слегка раскачивался на каблуках. Теперь Каролин не боялась его. Она знала, как справиться с подвыпившим мужчиной. Много раз заставала она в таком состоянии Кита и ловко укладывала его спать. Настроения их могли быть различны, но в одном они были похожи: к определенному моменту сбивались с толку и нуждались в помощи. Каролин подошла к Джейсону и взяла его руку. Жакета на Сомервилле не было, только легкая ткань рубашки прикрывала его грудь. Как только она прикоснулась к нему, дрожь пробежала по ее пальцам. Под теплой кожей чувствовалась каменная твердость мышц. Раздраженная собственным волнением, Каролин сильнее сжала пальцы.
— Пойдем, Джейсон. Думаю, тебе пора отправляться спать.
Она ощутила, как напряглись мускулы его руки, словно он хотел выдернуть ее. Потом мышцы расслабились.
— Хорошо, пойду. Я могу справиться и сам.
— Неужели? — с сомнением отозвалась Каролин. — Нет, уж лучше я провожу тебя. А потом позовем камердинера.
Она взяла свечу и зажгла ее. Затем повернулась и погасила газовый фонарь. Джейсон, к изумлению Каролин, положил ей на плечо руку. Когда они начали продвижение вперед, она поняла, что Сомервилл нуждался в дополнительной опоре. Она обхватила его за талию. Он тяжело навалился, и Каролин почувствовала твердость мужского тела. Хуже всего было то, что Джейсон не мог не ощущать плавные изгибы се собственного тела, прикрытого только тонкой ночной сорочкой. Бедная девушка рассчитывала единственно на то, что Сомервилл пьян и ничего не вспомнит наутро.
Они медленно поднимались по лестнице. Его рука тяжело свисала с се плеча, а ее рука, державшая свечу, начала затекать. Каролин недоумевала, почему не оставила это пьяное чудовище в кабинете и не позвонила камердинеру для того, чтобы тот помог хозяину взобраться по лестнице. С облегчением толкнула она дверь спальни, и оба ввалились внутрь. Она подвела мужа к креслу, в которое тот не замедлил упасть, уперев локти в колени и закрыв руками лицо.
— Я позову камердинера, — строго сказала Каролин и направилась к сонетке.
Рука Джейсона внезапно взметнулась и ухватила Каролин за ночную сорочку.
— Нет, не делай этого. Я же сказал, что справлюсь сам. Джозеф отослан спать полтора часа назад. Нет нужды беспокоить старика.
Он снова погрузился в свое кресло, смежил веки и откинул голову. На его лбу и верхней губе выступили капельки пота. Она, поразмыслив, решила помочь бедняге, ведь алкоголь сделал его совершенно беспомощным. Встав перед ним на колени, она стала стаскивать с него за каблук и носок сапоги и бросать их на ковер. С колен она украдкой посмотрела на него и с ужасом заметила, что его глаза открыты. Он наблюдал за ней таким взглядом, которого она никогда не видела и не знала, увидит ли когда-нибудь еще.
Холодная ледяная маска растаяла, обнажились мягкие, незащищенные черты лица. Губы были полными, ноздри трепетали. В глазах Сомервилла Каролин могла угадать все признаки мужского желания. У нее перехватило дыхание, и она вмиг как бы окаменела. Джейсон протянул руки и обхватил лицо Каролин. Он запустил пальцы в ее волосы, отчего девушка не могла даже пошевелить головой. Она почувствовала, что руки его отлично слушались, следовательно, он был вовсе не так пьян, как казалось. Каролин судорожно сглотнула.
— Похоже, ты хорошо управляешься с укушенными зеленым змием мужчинами.
Голос Сомервилла был низок и хрипл.
— Я часто помогала отцу!
Не могла же она упомянуть о Ките.
Джейсон плотоядно рассматривал ее губы, пухлые и влажные. Круговыми движениями больших пальцев начал он ласкать ее щеки. Каролин вздрогнула. Она была поймана и молча смотрела ему в глаза.
— Ты была просто обворожительна сегодня во время демонстрации собственного неповиновения! Мне хотелось разорвать тебе платье и овладеть тобой прямо в парке. Где ты находишь силы, чтобы так мучить меня? Я думал пригрозить тебе своим грубым поцелуем, но вместо этого сам попался в капкан.
Руки Джейсона скользнули вниз по ее горлу, перешли на плечи, гладя атласную кожу. Он схватил ее руки и застонал, потом резким движением притянул ее к себе и припал к очаровательным губам.
С жадностью он начал целовать ее, настойчиво требуя языком взаимности. Он рухнул на спинку кресла, увлекая ее за собой. Ноги его при этом обхватили ее и прижали по всей длине тела так, что она ощутила тугой комок его желания. Испуганная этим проявлением страсти, Каролин попробовала закричать. В ответ его ноги расслабились, согнулись и потом еще сильнее прижали ее тело. Одна рука обнимала ее, в то время как другая зарылась в ее волосы и сорвала бархатную ленточку. Распущенные локоны упали им на лица, как золотой занавес.
Джейсон окроплял поцелуями ее губы, прятал свое лицо в ее волосах.
— Я люблю, когда твои волосы неприбраны и свободны, как сейчас. Они кажутся золотой пряжей с драгоценным красноватым мерцанием! Я хочу завернуться в них и раствориться!
Он прикусил мочку ее уха, причем его горячее срывающееся дыхание щекотало ей щеку и приводила в трепет все существо. Кончиком языка он проследил форму ее ушной раковины.
Каролин вскрикивала и извивалась в его объятиях, но это, казалось, еще больше возбуждало Джейсона. Пальцы девушки вцепились в его рубашку. Она понимала, что ей следовало с ним бороться, чтобы попытаться освободиться из его объятий. Сомервилл был пьян, и она могла с легкостью выиграть схватку. Однако стремительный натиск новых ощущений надежно удерживал ее на месте. В его руках она была бессильна. Кроме Кита, ее никогда не целовал ни один мужчина. Но поцелуи Мейбри никогда не были такими страстными, жадными и отчаянными, как поцелуи этого изувера.
Джейсон целовал ее так, словно делал это последний раз в своей жизни, и то чувство, которое он возбудил в Каролин, было новым и устрашающе радостным. Когда он поцеловал ее, она ощутила, как волна огня пробежала по всему се телу и достигла его сокровенного центра, затопив все сознание сладостным желанием. Его рот хранил вкус бренди, был теплым и манящим. Его запах дразнил се, она видела, слышала и ощущала его одного. Мир не существовал, время остановилось, было только данное мгновение и то ранее неведомое чувство, что пробудил в ней Джейсон.
Его ноги расслабились и освободили ее ровно настолько, чтобы он мог повернуть ее и посадить к себе на колени, придерживая рукой ее спину. Голова у нее безвольно откинулась… Она не сопротивлялась, переполненная блаженством. Губы Сомервилла наслаждались ее белой шеей. Девушка трепетала от удовольствия и желания. Целуя ее шею, он положил руки ей на грудь и начал ласкать ее. Под его пальцами соски се затвердели. Он снова и снова терзал ее груди, сжимая кончиками пальцев соски. Она страстно желала его. Ее бедра, грудь, живот — все жаждало его прикосновений. Он издал странный звук, словно задыхался, и его рука, скользнув по ее плоскому животу, устремилась ниже. Пальцы его ритмично работали, пока рубашка у нее не стала мокрой. Джейсон, точно от боли, закрыл глаза и хохотнул:
— Ах, Синтия, Синтия! Ты никогда…
Он прекратил свои сладкие истязания и перешел к крошечным пуговицам ее сорочки. Расстегнуть их было непросто. Покончив с последними двумя, он выругался. Его рука вторглась в открывшееся пространство и нашла божественные груди Каролин. Однако та, услышав, что ее назвали не по имени, вся напряглась. Синтия! Джейсон был мужем Синтии, а не ее. Она не имела права находиться здесь. Слова, прикосновения, поцелуи и стоны — все предназначалось Синтии! Жар иссяк, Каролин начало трясти.
— Нет! — воскликнула она, толкая Сомервилла руками в грудь. — Отпусти меня! Ты совершенно пьян и не ведаешь, что творишь!
— Никогда, нет, нет!
От страсти напряжение с его лица сошло, и это лицо стало мягким, красивым. Теперь от ее внезапного отказа по нему прокатилась волна изумления. Он отпустил ее руки и снова обхватил ладонями грудь. Каролин изо всех сил оттолкнула его и попыталась спрыгнуть с коленей. Но прежде, чем ее ноги коснулись пола, Джейсон успел остановить ее, снова притянув к себе и заключив в объятия.
— Нет, нет, — молила она, вглядываясь в его лицо и разрываясь между желанием и гневом. Видя его губы и жадные глаза, она чувствовала, как вся тает, как к ней возвращается предательское тепло. Он желал ее, и это его желание требовало немедленного удовлетворения. Каролин закрыла глаза. Ей не следовало думать об этом. Нельзя было допустить, чтобы он соблазнил ее. Джейсон — животное, обидевшее Синтию. Он груб и жесток.
— Ты же обещал, обещал, что ничего подобного между нами не будет. Прошу, отпусти меня!
— Будь ты проклята! — взревел Сомервилл и отшвырнул от себя упрямую девчонку. Роскошные волосы разметались вокруг нее. Он нетвердо поднялся на ноги и, пошатываясь, отошел от нее. Стал возле окна. Прислонился лбом к холодному стеклу. Каролин лежала и наблюдала за Джексоном. Он повернулся к ней, в его глазах вспыхнул огонь ненависти.
— Должно быть, — заговорил он раздраженно, — ты получила настоящее наслаждение от своей игры. Ну что? Я теперь снова повергнут к твоим ногам, да? Ты снова ощутила собственные силы? Соблазнить меня, отчаянно заставить возжелать, а потом оттолкнуть! Здорово! Видимо, твое самолюбие было несколько уязвлено тем, что последние недели я совсем не обращал на тебя внимания. Что ж, теперь я опять буду дураком в твоих глазах!
Его горькие слова вернули ее к жизни.
— Пытаться соблазнить тебя? Ты слишком высокого мнения о себе! Я и не думала соблазнять тебя. Я просто хотела помочь, старалась быть доброй. А ты набросился на меня, как какой-нибудь пьянчуга, хищник!
— Напал на тебя? Едва ли. Ты не оказывала мне сопротивления до того самого момента, когда поняла, что я попался в твои сети…
Разгневанная, Каролин хотела опровергнуть подобные высказывания, но не могла найти подходящих аргументов. Она и в самом деле без всякого сопротивления позволила ему целовать себя! Она безвольно лежала в его руках, пока он не назвал ее Синтией. Только это последнее разбудило и отрезвило ее. Она отвела взгляд в сторону.
— Что, не знаешь, что сказать? Нет готового ханжеского ответа? Господи! Как бы мне хотелось, Синтия, никогда тебя больше не видеть. Убирайся из этой комнаты. Вон!
Каролин повернулась и выбежала, запахивая открытый ворот сорочки. Она летела так, словно черти из преисподней гнались за ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет и тень - Кэмп Кэндис



о близнецах, прочла с удовольствием
Свет и тень - Кэмп Кэндиса
27.07.2012, 8.11





Очень понравился роман))))
Свет и тень - Кэмп КэндисМария
20.12.2012, 22.28





Почитать можно. Не хватило более закрученной интриги. Многое было понятно с самого начала.
Свет и тень - Кэмп Кэндисиришка
23.08.2013, 19.03





приятно провела время..
Свет и тень - Кэмп Кэндисмася
2.12.2013, 6.58





Приятный роман. Не затянутый, что не может не радовать.
Свет и тень - Кэмп КэндисВеруся
22.02.2014, 10.34





о,это классный роман!у Джейсона такая любовь к жене! мне очень понравился роман!
Свет и тень - Кэмп КэндисОльга П.
9.12.2014, 19.55





Классный роман, захватывает с первых страниц:-)
Свет и тень - Кэмп Кэндисjuli
14.12.2014, 21.09





На мой взгляд роман затянут, много всяких размышлений, мало диалогов, сюжет хоть и не оригинальный, но сама история интересна.
Свет и тень - Кэмп КэндисТаня Д
19.01.2015, 0.03





Интересный. Понравились оба ггероея.
Свет и тень - Кэмп КэндисФайзула
25.04.2015, 22.28





Очень понравилось!
Свет и тень - Кэмп КэндисНадежда
28.08.2015, 19.26





Я очень давно читала этот роман и забыв его название, отчаянно пыталась его найти. Наконец я его нашла и перечитала. Ну что я могу сказать? Роман супер, сюжет потрясающий, главные герои ничем не раздражают, обоих можно понять. Вообще, я в восторге, как и когда то давно. Советую почитать тем, кто любит романы с элементами детектива с интригами, ревностью и конечно же любовью))))
Свет и тень - Кэмп КэндисЕкатерина
7.09.2015, 0.05





Да. Хороший роман. Интересный. Хотя начало не зацепило. Потом не могла оторваться.
Свет и тень - Кэмп КэндисНюра
14.09.2015, 16.26





Роман интересный, история близнецов, увлекательный, прочла за вечер, рекомендую!
Свет и тень - Кэмп КэндисЭля
19.09.2015, 9.46





Шикарный роман, читала 3 раза, жалко не сняли по нему фильм
Свет и тень - Кэмп КэндисАлина
12.10.2015, 23.13





Я бы прочла еще такой же. Классный роман.
Свет и тень - Кэмп Кэндислана
24.12.2015, 6.30





роман -супер. читала каждое слово. а уж интригаааа. охренеть просто. оч понравилось.
Свет и тень - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 18.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100