Читать онлайн Свет и тень, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет и тень - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 142)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет и тень - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет и тень - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Свет и тень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

На следующее утро, верная своему обещанию, леди Браутон взяла Каролин с собой, и они отправились по магазинам. Был закуплен целый набор одежды, включая шляпку густо-синего цвета, башмаки из мягчайшей кожи козленка с бахромой по верхнему краю, перчатки, отороченные лентами панталоны, лифчики и даже белые хлопчатобумажные чулки. К тому времени, когда Селена закончила покупки, на теле Каролин не осталось ни единой старой вещи. Все было новым и наилучшего качества. Селена умудрилась так задобрить и умаслить модного портного, что уговорила его Немедленно сшить для любезной невестки два платья для путешествий.
Много лет прошло с тех пор, как Каролин, прогуливаясь по элегантным магазинам и выбирая ткани и модели, могла позволить себе свободно, без оглядки тратить деньги. Но и сейчас она ограничила свои желания, остановившись только на самых необходимых вещах, которые могли пригодиться ей во время поездки в Англию. В конце концов, в Браутон-Курт в ее распоряжении окажется достаточно нарядов, принадлежащих Синтии. Каролин чувствовала себя виноватой в том, что обманывает Селену, хотя по поводу мистификации Джейсона не испытывала никаких угрызений совести. Конечно, лгать убеленной сединами матери этого чудовища с непроницаемым лицом, которая, по-дружески взяв Каролин за локоток, таскала ее по магазинам и, не скупясь, приобретала для нее дорогие вещи, было некрасиво.
Каролин была также благодарна представившейся ей возможности получить короткий урок о последних направлениях современной моды. Долгие годы, проведенные в Индии и обеих Америках, разучили се следить за прихотливыми изменениями общественного вкуса, и она боялась проявить свою неосведомленность в этом вопросе, как только придется столкнуться с высшим светом Англии. Однако день, проведенный у Уорта вместе с Селеной, которая заказала там несколько ансамблей для осенне-зимнего сезона, позволили Каролин узнать, что, скажем, кисточки и бахрома, которые, казалось, присутствовали повсюду, являлись, так сказать, последним писком. Юбки уже утратили свою округлость и сделались слегка плоскими впереди и выпуклыми сзади, часто с небольшим шлейфом. Кашемировые шали отчасти потеряли свою былую популярность, но их все еще носили. В моду входили искусно сшитые комнатные туфли с перфорированным верхом, позволявшим демонстрировать цветные чулки.
Походы по магазинам вместе с леди Браутон оказались настоящим удовольствием, причем за этим занятием Каролин не только счастливо избегала малоприятного общества Джейсона, но и получала возможность насладиться компанией Селены. Эта милейшая женщина, в чьих голубовато-зеленых глазах ни на мгновение не угасал какой-то невероятно притягательный, озорной блеск, взирала на мир не без улыбки, с оттенком крайне своеобразного юмора, скорее, впрочем, доброго и снисходительного, нежели циничного. Ее спокойная манера держаться на людях располагала к доверительному общению с ней. Сидя за чашкой кофе с пирожным в одном из парижских кафе, Каролин недоумевала, как у столь милой женщины мог вырасти такой угрюмый, бездушный сын. Видимо, мальчик пошел в отца, у которого был довольно крутой нрав. К тому же не исключено, что жизнь Селены была более суровой, чем это могло показаться при беглом взгляде на ее безмятежное лицо. А ведь ей приходилось мириться с не знающими сострадания мужем и сыном.
Джейсон обычно присоединялся к женщинам за ужином, проходившим, как правило, либо в гостиной отеля, либо в каком-либо фешенебельном парижском ресторане. Теперь, когда Каролин была принаряжена надлежащим образом, она могла принимать живейшее участие в фантастической ночной жизни французской столицы. Между прочим, несколько платьев Селены по ее собственному распоряжению были ушиты и подогнаны к стройной фигурке невестки. По цвету и фасону они несколько не соответствовали возрасту Каролин, но благодаря их добротности и своеобразному изяществу она могла посещать в них самые изысканные места развлечений.
Джейсон по-прежнему оставался молчалив, и саркастическая гримаска все так же не сходила с его физиономии. Тем не менее Селена взирала на него скорее с мягким участием, нежели с раздражением. Что до Каролин, то она прилагала все зависящие от нес усилия к тому, чтобы не обращать на него внимания вообще. Однако поведение женщин никак не отражалось на самочувствии Сомервилла. С каждым днем он становился все более мрачным и напряженным, и Каролин очень обрадовалась, когда в их апартаменты были доставлены платья от Дюмона — для путешествий. Теперь они могли покинуть Париж и направиться в Англию. Там, как все надеялись, настроение Джейсона улучшится.
— Конечно, это не самые хорошие платья, — критически заметила Селена, изучив новые поступления, — но для путешествий вполне сгодятся. Коричневый цвет довольно скучен, но на нем практически незаметны грязь и сажа. Кроме того, качество их превосходное. Каждое утро я буду присылать к тебе Изабелл, чтобы она заботилась о твоей прическе. Ты больше никогда не будешь выглядеть неопрятной. Мне, между прочим, нравится, что ты наконец избавилась от этих пошленьких локонов вокруг лица. Довольно мило, конечно, но мне кажется, что тебе больше подойдет несколько более строгий стиль. Ты сделаешься более привлекательна. Джейсон, тебе так не кажется?
Сомервилл, сидя в кресле и читая «Тайме», даже не взглянул на Каролин, когда она прошлась по гостиной, демонстрируя свои туалеты. На секунду опустив газету, он промямлил: «Да, матушка, твой вкус всегда был безупречен», — и потом тотчас уткнулся носом в колонки передовицы.
Каролин проигнорировала его столь кислое замечание, не желая портить себе удовольствие от ношения сделанных на заказ платьев — чудных, из приглушенно-коричневой и зеленой ткани. Их превосходный покрой выгодно подчеркивал ее прекрасную фигуру, а богатая ткань оттеняла цвет кожи.
Джейсон свернул газету в трубку, поднялся с кресла и проговорил:
— Надо полагать, матушка, уж теперь-то мы вполне готовы к поездке, не так ли?
— Почему бы и нет. Конечно же!
— Прошу меня извинить, но я вынужден немедленно пойти и сделать все необходимые приготовления к тому, чтобы отправиться завтра же.
Селена вздохнула и, посмотрев вслед уходившему из комнаты сыну, покачала головой. Каролин поняла, что свекрови не терпелось забросать невестку градом вопросов. Пожилая дама повернулась к Каролин, но та отвела взгляд. Да, момент был упущен.
— Что ж, — несколько разочарованно пробормотала Селена, — тогда и мне нужно шевелиться. Пойду скажу Изабелл, чтобы начинала укладывать вещи.
— Да, конечно. Кстати, от всей души благодарю вас за платья. Они просто восхитительны.
Селена взмахнула рукой и ласково улыбнулась:
— Не стоит благодарности, моя милочка. Ты же прекрасно знаешь, как я люблю покупать платья.
Каролин проследовала в свою комнату, не желая встречаться с Джейсоном в случае его возвращения. Она сама упаковала вещи, купленные для нее Селеной здесь, в Париже, а старую одежду трогать не стала. Маленькая лакированная шкатулка, где хранились всяческие дорогие сердцу безделушки — подлинные сокровища для Каролин, были тем состоянием, которое она унаследовала от своей прежней жизни. Ничего более девушка с собой брать не собиралась. Прежде чем опустить шкатулку в новый кожаный саквояж, она присела на край кровати и открыла ярко блестевшую крышку. Тотчас ей на глаза попалась золотая пуговица. Каролин тщательно протерла ее большим и указательным пальцами. Если бы Джейсон хотел убить ее, то возможностей для этого у него на острове было больше чем достаточно. И все-таки его фигура в точности походила на фигуру того человека, что когда-то напал на нее ночью в Антигуа. Каролин нахмурилась. Возможно, Джейсон, а не она имел преимущество в настоящей ситуации. Не исключено, что она возвращалась на родину с человеком, который некогда пытался ее убить.
Она бросила пуговицу назад в шкатулку и захлопнула крышку. Нет, безусловно, все это были домыслы ошибочные. Нападавший на нее бандит, несомненно, остался в Антигуа. Единственная опасность, которая ее может подстерегать, — это опасность быть уличенной в самозванстве. Спрятав шкатулку под кипой новых шелковых шарфов, Каролин решила немедленно забыть о своей жизни в Вест-Индии и все начать с нуля. Теперь ее имя Синтия Сомервилл из Браутон-Курт.
Трое путешественников сели на поезд, добрались на нем до Кале, где мигом погрузились на пассажирское судно и пересекли Ла-Манш. В каюте, которую Каролин делила с леди Браутон, она, сказавшись больною, без проволочек завалилась в постель. К счастью для лицедейки, во время морского путешествия Селена едва обращала на нее внимание, поскольку сама, повернувшись лицом к стене, лежала на койке и изо всех сил пыталась одолеть тошноту и головокружение.
Ночь все трое провели в Дувре, а наутро опять сели на поезд. В вагоне Каролин прикрыла глаза и довольно скоро уснула, убаюканная мерным перестуком колес. Пробудившись спустя по меньшей мере час, она украдкой огляделась. Джейсон исчез, а матушка его спокойно посапывала, погрузившись в дрему. Что ж, теперь можно было безбоязненно любоваться милыми сердцу британскими ландшафтами!
Каролин смотрела на мелькавшие за окном поля, уже вовсю зеленевшие, извилистые дороги, крохотные ручьи, при пересечении которых поезд коротко грохотал на небольших мостках. Все кругом было таким красивым, что девушка не уставала удивляться тому, как это ей удалось столь долгое время обходиться без отчих красот, в какой-то дыре… Раньше ей не случалось бывать в графстве Кент, потому что оно лежало достаточно далеко от ее родного Озерного края, но сочная зелень, степенная, мягкая прелесть окружающей природы были в высшей степени английскими. Совсем недавно она была совершенно уверена в том, что увидеть родную землю ей больше никогда не доведется. Теперь ей до боли хотелось оказаться снаружи вагона, кожей ощутить влажный, теплый воздух, вдохнуть всей грудью аромат английской деревни.
Каролин знала только то, что фамильный дом Сомервиллов находился в Кенте. Селена, надо полагать, прямо оттуда отправится в свой лондонский дом. Сопоставив кое-какие факты, девушка пришла к заключению, что Джейсон и Синтия столичной сутолоке предпочитали свое загородное обиталище. Что ж, это было вполне в духе сестрицы, поскольку она, как и сама Каролин, была уроженкой отнюдь не промышленных вавилонов, но тихого и спокойного Озерного края.
Поскольку никто, ни Джейсон, ни Селена, ни разу не упомянули названия какого-либо городка, вблизи которого мог находиться Браутон-Курт, Каролин не составила себе ясного представления об их времени прибытия в конечный пункт. Посему крайне трудно было удержаться от распиравших ее вопросов и скрывать волнение.
Джейсон вернулся сразу, как только проснулась Селена.
— Подъезжаем к Барему, — улыбнулся он матери.
— Благодарю, дорогой. Господи, Синтия, наверное, я была ужасающе скучна, да?
— Что вы, что вы, какая чепуха! Леди, вы даже во сне сплетничали напропалую и восхитительнейшим образом острили. Я в общем-то сама всю дорогу спала, но все-таки кое-что уловила из ваших речей. Повторяю, восхитительно!
— Спасибо, милочка, но надо признать тем не менее, что я уже старею, да, старею…
Джейсон протянул обеим дамам шляпки. Селена тотчас свою нацепила и завязала под подбородком ленточки. Каролин последовала ее примеру. Вероятно, в Бареме нужно будет выходить…
— Броддас будет встречать нас? — осведомилась Селена.
— Да, — сказал Джейсон, — я отправил ему из Дувра телеграмму и попросил прислать карету. Путешествовать станет гораздо проще, когда власти закончат ветку на Хокли.
— Но с этими чадящими железными монстрами пейзаж вряд ли сделается более привлекателен. Синтия, ты как думаешь?
— Думаю, технический прогресс только изуродует это райское местечко.
Хокли! Вот еще одно название, которое ей нужно сохранить в памяти. По всей видимости, Барем отстоит несколько дальше от Браутон-Курт, нежели Хокли.
Въехав в небольшой городок, поезд замедлил ход и, издав шипение, остановился. Джейсон проводил своих спутниц через вокзал и подвел к элегантному экипажу, уже дожидавшемуся их. Лошадьми управлял одетый в ливрею мужчина, другой мужчина, также в ливрее, встретил их у дверей станции; как только в этих дверях появился Джейсон, он немедленно выпалил: «Милорд», — и лицо его осветилось широкой улыбкой. Подав знак кучеру и сорвав с головы шляпу, он стремглав бросился навстречу Сомервиллу.
— Рад тебя видеть, Броддас.
— Миледи! Миледи! — прокричал Броддас, усердно кивая Селене и Каролин. Он открыл дверь кареты и опустил металлические ступеньки. Трое путешественников, пока кучер следил за тем, как двое дюжих молодцев грузили багаж, удобно расположились в карете. Броддас вскарабкался на сиденье, и все отправились дальше. Каролин, чтобы скрыть охватившее ее возбуждение, скрестила руки на коленках.
Увидеть городок Барем ей не пришлось, так как открывать занавески на окнах Джейсон не стал. Но вскоре в темной карете стало очень жарко.
— Может быть, немного проветрить? — серьезно спросил Сомервилл у дам. — Похоже, становится душно.
— Да, пожалуйста, проветри, — поспешила ответить Каролин.
Джейсон поднял с ее стороны занавеску. Каролин, в надежде, что ее любопытство будет принято за желание несколько скрасить дорожную скуку, выглянула в окно и с интересом стала наблюдать за беспрестанно сменявшими друг друга картинами. Все вокруг было окутано серым густым туманом, который тем не менее ничуть не походил на тропический. Они проезжали мимо яблоневых садов и полей с какой-то низкорослой травкой. Какой культуры был этот урожай, Каролин не признала. Но тут, словно отвечая на ее немой вопрос, Джейсон заметил, обращаясь к матери:
— Похоже, урожай хмеля мы в этом году соберем отменный, как думаешь? Через недельку-другую сюда начнут отовсюду стекаться сезонные рабочие.
— Они все такие противные, — поморщилась Селена, — ну прямо как цыгане. Надо не забыть убраться в Лондон к этому времени.
Джейсон рассмеялся и снова обратил взгляд на поля. В отдалении Каролин заметила блестевшую на солнце воду. По пути она то и дело теряла ее из виду, но потом она неизменно появлялась вновь. То была река, и дорога тянулась почти параллельно ей! Уже далеко за полдень они оказались на верху долгого подъема, и их взглядам открылся роскошный вид на эту реку.
— А вот и Тиз! — воскликнул Джейсон и улыбнулся.
«Ему дорога эта местность», — подумала Каролин. Теперь нужно было запомнить еще и название реки. Возможно, скоро она приведет свои знания в порядок и почувствует себя вполне привольно в дебрях всех этих новых дат, имен, географических названий.
Очень скоро они проехали деревушку Хокли. Когда солнце начало клониться к закату, путешественники оставили главную дорогу и перебрались на сравнительно узкую тропу, вдоль которой тянулись яблоневые сады. Сквозь гущу плодовых деревьев часто виднелись крыши скромных, но чрезвычайно опрятных домиков. Завидев в карсте Джейсона, стайка детишек, игравшая у крыльца одного из подобных домиков, выразила радостными криками самый неподдельный восторг: казалось, они счастливы были видеть знакомое лицо. На пороге следующего, столь же аккуратного и ухоженного жилища стояла женщина и мела пол. При виде кареты ее лицо озарилось широкой улыбкой, и она со всех ног бросилась к дороге. Джейсон подал знак Броддасу, и тот остановил экипаж.
— Милорд! Ах, милорд, я хотела сообщить вам, что Джеми на следующей неделе возвращается домой!
— Вот как? — с удовольствием отозвался Сомервилл. — Замечательно. Я уверен, — добавил он, слегка высовываясь из окна (женщина немедленно сделала ему на это очаровательнейший книксен), — уверен, что наш молодчага чувствует себя уже вполне хорошо!
— В общем, да. И хотя он уже никогда не будет так же здоров, как прежде, но если бы вы, милорд, не отослали его к тому чудесному доктору, бедняга попросту бы умер или в лучшем случае лишился ноги. Доктор сам сказал мне об этом. Так что мы с Клайдом в вечном долгу перед вами. Вы добрейший человек на земле!
При этих словах у Каролин широко раскрылись глаза — от удивления. Видно было, что слышанные ею излияния — не пустая лесть со стороны семьи, которая, как могло показаться, дешево арендовала у Джейсона землю. Женщина испытывала настоящую благодарность и истинное восхищение. Когда экипаж вновь тронулся, Селена, оглянувшись на все еще стоявшую у дороги селянку, спросила:
— О чем это вы разговаривали, сынок?
— Да ничего особенного, — небрежно ответил Джейсон и пожал плечами.
— Но похоже, для Мэри Фентон все сказанное было чрезвычайно важно!
— Полагаю, что так. Ее сын Джеми, латая крышу хмелесушилки, свалился на землю и сломал ногу. У него началось заражение крови, и я поспешил отвезти его в Танбридж-Уэлс к одному знакомому доктору. Очевидно, парнишка поправляется.
Каролин едва справилась со своим изумлением. Как Джейсон мог быть участлив к чужому горю и не испытывать ни капли жалости к собственной жене и ее страданиям?
Экипаж въехал в красивую буковую аллею, устье которой раскрывалось на просторной зеленой лужайке, где возвышался довольно большой дом. Вот и добрались, подумала Каролин, — Браутон-Курт.
Здание было сложено из серо-коричневого кентского камня, линии имело необыкновенно чистые, хорошо продуманные. На фасаде не замечалось никаких излишеств: ни колонн, ни вычурной лепки. Дом был простой четырехугольной формы, в три этажа. На крыше вздымались четыре дымохода. По переднему скату располагались мансардные окна. Строение не поражало ни своими размерами, ни возрастом, ни изысканностью, к чему, например, привыкла Каролин в Грешам-Холл, но сама эта безыскусность дышала таким величием, таким изяществом, что приходилось только диву даваться.
Каролин представляла себе, что ее встретит темное, мрачное местечко, что-нибудь вроде заново отстроенного старинного аббатства или, скажем, норманнского замка, холодного и чопорного. Но этот дом и его окрестности пронизаны были светом, теплотою. Дух гостеприимства, казалось, почивал на этих камнях, лужайках, аллеях. Каролин недоумевала, что заставило Синтию покинуть столь прекрасный, почти райский уголок.
Броддас остановил экипаж у высокого крыльца и, спрыгнув с облучка, открыл дверцу кареты. Прежде чем он успел опустить ступеньки, парадные двойные двери широко распахнулись, и вперед вышел седовласый, строгого вида старец:
— Добро пожаловать, милорд!
— Барлоу!
Джейсон выскочил из кареты и развернулся, чтобы помочь сойти дамам.
— Здравствуй, Барлоу, — улыбнулась Селена и по выщербленным каменным ступеням стала подниматься в дом Сурово, сановно поджатые губы Барлоу наконец расползлись в широчайшей ответной улыбке.
— Как приятно снова увидеть вас, миледи! Мы и не подозревали, что вы тоже приедете!
— Да, миссис Морли придется теперь позаботиться о том, чтобы горничные приготовили еще одну комнату — Она с удовольствием сделает это, миледи.
Джейсон протянул руку Каролин, и та приняла ее с благодарностью. Сейчас, когда ей предстояло вступить в дом, она особенно нуждалась в поддержке, кто бы се ни оказывал. Бедняжка очень нервничала, так как не знала имен слуг Между тем, когда Барлоу ввел их в дом, эти слуги уже выстроились вереницей. Каролин судорожно сглотнула: Боже, как много! И каким же образом с ними справляться? Впрочем, она знала, что все они выстроились в соответствии с рангами. Первой шла миссис Морли, о которой уже успела упомянуть Селена. Каролин несколько смятенно улыбнулась ей и поздоровалась.
— Добро пожаловать, миледи! — был, как водится, ответ.
Проходя вдоль шеренги и любезно отвечая приветствиями на поклоны, Каролин успела заметить, что оказываемый ей прием был заметно прохладнее того, что оказывался Джейсону и Селене. Очевидно, Синтия своим побегом глубоко задела честь семьи Сомервилл, которой, надо полагать, большинство слуг и принадлежало. И что бы ни придумывал Джейсон, как бы ни старался скрыть скандал от преданных ему людей, на чьих глазах Синтия покинула дом, это ему не удастся: едва ли они поверят в его итальянскую сказку. Ясно, что Синтия сыскалась отнюдь не во Флоренции!..
Впрочем, не слишком приветливые лица прислуги весьма в малой степени обескураживали Каролин: подобную встречу нетрудно было предвидеть. И вдруг в толпе ей бросилось в глаза до боли знакомое лицо, благословенное лицо…
— Бонни! — воскликнула она и протянула вперед руки.
— Миледи! — Руки служанки встретились с руками госпожи и успокоительно погладили их.
Бонни была женщина довольно худая, плоскогрудая, с невозмутимым выражением лица и поразительно маленьким и бледным ртом. Однажды в детстве Каролин видела ее с распущенными волосами и поразилась тогда их пышности. Однако Бонни постоянно собирала их на макушке в тугой узел, таким образом утаивая свое сокровище ото всех решительно. Да, не узнать ее было невозможно, хотя в ней уже и не осталось ничего от прежней пухлощекой няни. Бонни присматривала за сестрами, пока те не вступили в пору своего отрочества. Она была весьма строга к близнецам, но все же любила их до безумия, хотя чувство к Каролин приправлялось обычно изрядной толикой досады. Но, как ни верти, Бонни была тем единственным человеком, который был вполне знаком Каролин в этом доме. Ласкал слух даже легкий северный акцент няни.
— У вас очень усталый вид, миледи.
— Боюсь, что ты права, — пробурчала Каролин, стараясь не выказать своей радости.
Когда наконец все слуги были обойдены, Бонни бросилась к своей воспитаннице.
— Позвольте мне проводить вас в комнату, миледи, — попросила она, — я помогу вам раздеться. Потом вы согласитесь, надеюсь, на чашечку горячего шоколада. Ладно? Это будет как раз то, что надо, не правда ли?
— Да, пожалуй!.. Джейсон, ты извинишь меня?
— Ну конечно же! — согласился тот с поспешностью почти неприличною, будто ему не терпелось избавиться от присутствия благоверной.
Бонни проводила ее наверх, в комнату Синтии. Каролин была признательна няне за то, что та показывала дорогу, которую в лабиринте многочисленных коридоров очень трудно найти без посторонней помощи. Бонни отступила в сторонку и пропустила Каролин вперед. Та вошла в освещенную лучами заходящего солнца комнату, довольно просторную. Нарядная массивная мебель, покрытая искусной резьбой, несколько гнетуще подействовала на привыкшую к куда более скромной обстановке лицедейку. Украшенное бахромой постельное покрывало, тяжелая, синего бархата, драпировка, обои, испещренные огромными нежно-розовыми маками, — все это казалось излишне громоздким даже в такой просторной комнате.
— Присядьте здесь, — указала Бонни на стул перед туалетным столиком, — а я расчешу вам волосы.
— Что ж, было бы неплохо. Благодарю тебя, милая Бонни!
С этими словами Каролин сняла шляпку и положила ее на столик. Быстрыми, ловкими руками Бонни вытащила из волос своей воспитанницы заколки, расплела косы, тотчас начав их расчесывать.
— Не рассказали бы вы мне, мисс Каролин, что вы такое натворили?
И голос, и сама фраза были настолько знакомы девушке, что она не сразу поняла, о чем речь.
— Как ты назвала меня? — спросила Каролин, пристально посмотрев на служанку.
— Я назвала вас Каролин. По-вашему, я ошиблась? Ну нет. Неужели вы думаете, что можете одурачить Бонни, а? Я всегда хорошо различала вас с Синтией. — Тут старушка прикоснулась к бледному шрамику на затылке Каролин и заявила:
— Вы обзавелись этой отметиной, когда упали, будучи всего трех лет от роду, и разбили голову о буфет вашей матушки. Кроме того, мисс Каролин, волосы у вас заметно светлее, нежели у сестры, а кожа, напротив, темнее. Это оттого, что много времени провели в жарких странах.
Каролин внимательно изучала себя в зеркале. Обо всем, что сейчас ей выложила Бонни, она и не задумывалась. Она пыталась когда-то защитить свою кожу, одевала широкополые шляпы и пользовалась зонтиком, но, несмотря на все ее ухищрения, лицо и руки сильно зато загорели. Волосы, разумеется, выцвели.
— Да, Бонни ты всегда была очень наблюдательна и умна.
— И слава Богу! Иначе вы заставили бы меня повертеться. Но теперь все-таки скажите, зачем вы здесь и зачем выдаете себя за Синтию?
Каролин с некоторым облегчением вздохнула: пускай она изобличена в своем притворстве, зато теперь появился человек, с которым можно поделиться чем угодно. Тем более замечательно, что этот человек — Бонни. Она всегда встанет на ее сторону и наверняка никому не сообщит о своем открытии.
— Я пока что и сама не знаю, зачем я здесь и для чего скрываюсь. Но в любом случае, Бонни, спасибо, что не выдала меня там, внизу!
— Можно подумать, — фыркнула Бонни, — я побегу ему обо всем докладывать. Что бы ни происходило, это не его ума дело!
— Его — лорда Браутона? — ухмыльнулась Каролин. — А мне, казалось, что если тебе вместо твоей супруги подсовывают какую-то левую бабенку, то это прежде всего тебя самого и касается!.. Ха-ха!.. Кстати, ты же знаешь, что Синтия сбежала?
— Конечно, знаю! Я так прямо вся и обмерла, когда его светлость прислали сообщение, что возвращаются-де домой с леди Селеной и леди Синтией. Сначала я не признала вас, мисс Каролин, но потом живо почувствовала разницу. А как распустила волосы и увидела небольшой шрам, этакий маленький шовчик на затылке, то убедилась в справедливости своих догадок. Но куда же подевалась настоящая Синтия?
— Мне бы и самой хотелось знать об этом, — проговорила Каролин, вставая со стула и запуская в волосы пальцы — но знаю-то я еще меньше твоего… Я находилась в Антигуа, когда ко мне пожаловал лорд Браутон. У меня не было ни малейшего представления о том, кто он и чего от меня добивается. Ты же помнишь, Бонни, я была отлучена от семьи задолго до свадьбы Синтии. Наконец догадалась, что передо мною, должно быть, муж моей дорогой сестрицы, ошибочно принявший провинциальную актрисочку за свою супругу. Он сказал, что выследил беглянку на островах, где она скрывалась с человеком по имени Деннис Бингем. Это правда?
— Да, как правда и то, что Деннис — настоящий джентльмен, — ответствовала Бонни. — Совсем не таков, как его светлость. Джейсон скорее настоящее животное, чем настоящий джентльмен!
— Я уже успела убедиться в справедливости твоих слов. Как есть животное! Тем не менее я также поняла, что окажу Синтии определенную услугу, если не стану разочаровывать Сомервилла и позволю ему и дальше думать, что я — это она.
— Верно, — согласилась Бонни, но тут же, поджав губы, добавила:
— Вам всегда нравилось попадать в переделки. Хотя на сей раз вы поступаете верно. Это поможет ей…
— Хорошо! Раз так, значит, ты поможешь мне!
— Конечно, нужно сделать все возможное, чтобы помочь бедняжке избавиться от этого изувера Джейсона. Но что могу сделать я?
— В твоих руках главное, что интересует меня: сведения, сведения и еще раз сведения. Обо всем, что творилось и творится в этом доме, в этой семье. За последние пять лет я ничего не слышала о жизни своей сестры. Мне не знакомо расположение комнат в этом здании. А для того, чтобы не допустить промаха, необходимо знать как можно больше!
— Я расскажу тебе все, что знаю.
— Но сначала объясни, что именно заставило Синтию сбежать? Джейсон обвинял ее в связи с этим Бингемом?
— Да нет, все стряслось не со зла! — поспешила заверить Каролин Бонни. — Синтия — настоящая леди. Но наш ангел не мог ужиться с этим дьяволом Сомервиллом. Она никогда не любила его и вышла замуж только потому, что таково было желание ее отца. Синтия хотела угодить сэру Невиллу, особенно после того, как вы удрали с юным господином Мейбри. Папаша бушевал неслыханно и повсюду болтал о том, сколь эгоистичны оказались его дочурки. Он умолял Синтию не покидать его, не следовать вашему, мисс Каролин, примеру. Ну, так она и вышла замуж за лорда Браутона, правда, тогда он был всего лишь Сомервиллом. Три года назад отец Джейсона умер. Его светлость, я разумею Джейсона, конечно, а не покойника-отца, тотчас бросились разыгрывать перед вашей наивной сестрицей целый спектакль, прикинулись обезумевшим от любви юнцом, таскали цветы и конфеты. Конфеты конфетами, однако сразу после свадьбы его светлость не замедлили обратиться в гнуснейшее животное, о чем уже, впрочем, было говорено.
Каролин не удивило то, что под затейливыми ухаживаниями порой скрывается натура грубая и деспотичная. Джейсон и Синтия могли сколько угодно кокетничать друг с другом, танцевать на приемах, сидеть рядышком за чаем, но наедине их никогда не оставляли. Беря в рассуждение наивность Синтии и то давление, которое на нее оказывал отец, можно было предположить, что она и в самом деле вышла замуж без любви. Восемнадцатилетней девчонке явно не хватало жизненного опыта, да и никакого представления о настоящей любви у нее быть не могло.
— Бедное дитя, — продолжала Бонни сокрушенно, — она иногда пыталась мне рассказывать о том, какие вещи выделывали его светлость.
— Вещи? Какие вещи?
— Отвратительные вещи, — мстительно сощурилась Бонни. — В постели. Синтия говорила мне, что его светлость требовали от нее в постели выполнения различных греховных, богомерзких действий. Бедняжка чувствовала себя униженной, раздавленной от унижения… Он хохотал над ней, глумился… Вы совсем не знаете его светлости, мисс Каролин. Одного их взгляда достаточно, чтобы обратить человека в глыбу льда. Он ужасный, ужасный человек.
Выходит, Браутон, подумала Каролин, принуждал ее бедную сестрицу утолять его ненасытную жажду всевозможных сексуальных извращений. Подобное открытие несколько смутило мнимую леди Браутон и навело на мысли, что настоящая леди Синтия Браутон могла и не вынести мужниного темперамента.
Каролин помнила, что отношение к ней Кита в постели было всегда теплым, ласковым, позитивным, но все же едва ли разделяла его восторг. Он научил ее доставлять удовольствие мужчине и получать его самой. Однако муженек никогда не увлекал се, ибо относился к ней не иначе, как : партнеру, — безусловно, партнеру уважаемому, добросовестному, но все же партнеру и только. Впрочем, иметь мужа неласкового и невнимательного, во главу угла ставящего силу и жеребячий нахрап, — еще хуже!
— Мисс Синтия очень обрадовалась, когда его светлость перестали приходить к ней в комнату по ночам. Джейсон сказал, что утратил к ней как к женщине всякий интерес. Бедняжка сокрушалась, что ей не суждено изведать в жизни ни любви, ни счастья. Что ж, по крайней мере ей больше не пришлось сносить боль и унижения. Тогда-то она и повстречалась с мистером Бингемом. Мистер Деннис Бингем — прекрасной души человек. Но он друг господина Хью.
— Кого?
— Хью Сент-Джонса, двоюродного брата его светлости. Он проживает в поместье Грейхилл. Он хороший человек, даром что друг его светлости. Оно и не мудрено, что друг: родственники, росли вместе…
— А мистер Бингем? Синтия полюбила его?
— О да!.. Однажды вечером она заглянула ко мне, глаза светятся, что твои звездочки, и говорит, значит: «Нянюшка, — говорит, — я, — говорит, — любовь свою нашла. Уж думала, любви-то и не бывает настоящей, а тут возьми и подвернись мистер Бингем». Ну, я знала, кого она имеет в виду. Хотя это было грешно: девушка замужняя и все такое! Но Деннис хорошо с ней обращался и любил ее люто! Просто-таки ужасно любил! Какая счастливая перемена после стольких лет унижения и скорби с его светлостью! Ну, когда она окончательно решилась сбежать с мистером Бингемом, я помогла ей упаковать вещи и улизнуть из дому. Также я позаботилась и о том, чтобы утром никто не пришел будить ее.
— А Джейсон Он разве не разозлился на тебя?
— Да он не знал, что я замешана в этом дельце. Тогда я уверила всех, что накануне побега Синтия просила не тревожить ее с утра. Было единодушно решено, что беглянка обманула и меня. А его светлость слишком слабо интересовались своей супругой, чтобы знать о ее близости со мною — А куда она отправилась, ты не знаешь?
— Нет, — покачала головой няня, — она не решилась открыть мне это. Видимо, из осторожности. Если б я была в курсе, то мне пришлось бы лгать его светлости. Синди же хотела, чтобы я всегда отвечала правдиво.
— Но укатить в Вест-Индию — это никак не похоже на нее, ведь верно?
— Индию? Проделать путешествие на корабле? Нет, не похоже. Я про себя решила, что она направилась во Францию или в Германию. Ей всегда там очень нравилось.
— Мне тоже приходила в голову такая мысль. Джейсон, очевидно, проследил ее до порта. Там он обнаружил, что беглецы заказали рейс до Антигуа на его имя. Ему показалось, что они были глупы и неопытны, раз оставили столь заметные следы. Но я подозреваю, что Синтия попросту ввела в заблуждение своего тирана-супруга. Джейсону просто повезло, что на островах он наткнулся на меня.
— Господь хранит наше бедное дитя! — заметила Бонни. — Он дает ей шанс.
Для Каролин внешне противоречивые верования Бонни всегда были непонятны Няня часто качала головой и предупреждала ее, что язычница и что в будущей жизни готовится принять на себя все адовы муки.
— Надеюсь, тебя минует чаша сия, — с отчасти кощунственной дипломатичностью ответствовала Каролин. — А теперь, няня, потрудись рассказать мне как можно подробнее об этом доме и о прилегающем к нему парке.
— Позади дома раскинулся сад, очень красивый, хотя в это время года большинство цветов уже осыпалось. В глубине сада протекает речка.
— Тиз?
— Верно. Кругом ничего особенного. Так, поля хмеля. Его светлость владеют превосходными землями…
— А что это за странные домишки с остроконечными, похожими на колпак, крышами?
— Это хмелесушилки. Хмель там высушивается в печах. О, тебе еще следует знать о сторожевой башне.
— Что это?
— Сторожевая башня Хемби. Сначала это была крепость. Но из семьи Хемби не осталось никого. Они каким-то образом были связаны с родом Сомервилл, обосновавшимся в Грейхилле. Сторожевая башня разрушилась. В шестнадцатом столетии Сомервиллы построили вот этот дом, причем для его возведения использовались камни, взятые с руин сторожевой башни. Развалины существуют и по сей день. Они лежат к югу отсюда, на холме. Туда без труда можно добраться пешком. Мисс Синтия часто хаживала в те края. Она говорила, что там ей очень спокойно и хорошо. Она любила бывать одна.
— Расскажи мне о деревне и о людях, которые живут поблизости. Сегодня я встретила женщину, которую леди Селена назвала Мэри Фентон.
— Видимо, это жена Клайда Фентона. Они у его светлости арендуют землю. Всегда арендовали и вообще испокон веков живут рядом с Сомервиллами.
Бонни продолжала называть имена важных людей в округе, имена многочисленных арендаторов, а также имена работников поместного парка. По просьбе Каролин она начертила приблизительный план дома, его первого и второго этажей, и назвала каждую комнату. Когда Каролин спросила о третьем этаже, Бонни лишь покачала головой.
— Он не используется, мисс, — сказала она, — конечно, если только не случается большой наплыв важных гостей. Мебель там обычно забрана чехлами. На чердаке устроены комнаты для прислуги. Но вам нет нужды изучать их. Я глубоко сомневаюсь в том, что мисс Синтия когда-либо наведывалась туда.
— На сегодня, думаю, достаточно, — вздохнула Каролин, потягиваясь. — Боюсь, я получила сведений гораздо больше, чем в силах переварить в один присест Ты была совершенно права, когда заикнулась о моем усталом виде. Нужно немного вздремнуть, перед тем как начать переодеваться к обеду.
— Очень хорошо, мисс Каролин. Когда понадоблюсь, позовете!
Как только Бонни вышла, Каролин бросилась обследовать комнату. Она открывала ящики и дверцы стенных шкафов, где бесчисленными рядками висели и лежали богатые наряды. Здесь были пеньюары и нижнее белье из шелка и кружев, чулки всех цветов, оборчатые нижние юбки, панталоны, отделанные кружевами, и сорочки, украшенные тонкими, нежных цветов, лентами. Она увидела высокую кипу льняных носовых платков с монограммой и опять-таки кружевным краем. Кружевные воротнички и косынки, переливающиеся шарфы, предназначенные для прикрытия плеч, лежали в стопках по дюжине. Лакированные шкатулки были переполнены серьгами из жемчуга, слоновой кости, жадеита и прочих камней красоты неописанной. В одном из ящичков она обнаружила убранные на лето меха: муфты и шляпки из лисы и шиншиллы, норковая накидка, подбитое соболем пальто. Другой ящик переполняли солнцезащитные зонтики, сделанные из шелка и тафты, с кружевами и бахромой. Матерчатые и кожаные перчатки различной длины и расцветки соседствовали с коллекцией раскрашенных пергаментных вееров на костяных ручках и в перламутровых чехольчиках.
На туалетном столике выстроилась батарея разнообразных флаконов. В ящиках лежали заколки и сеточки для волос, некоторые из которых были изготовлены из шелка, а некоторые из бархатной ленты, нарядные гребни, атласные ленточки для вечерних платьев. В другом ящике находились кашемировые и пайсельские шали, легкие накидки, сплетенные из шантильских и мальтийских кружев. В шкафу вишневого дерева на полках помешались шляпные картонки. Каролин снимала эти картонки одну за другой и изучала их содержимое. Там она обнаружила широкополую соломенную шляпу для жаркой погоды в деревне, зимний капор и множество шляп различного цвета и фасона, подходящих к отысканным там же платьям. Под шляпными картонками ровными рядами выстроилось почти такое же количество обуви: разного рода ботинки, мягкие домашние туфли из бархата, нарядные туфли на высоких каблуках для вечерних выходов. Богатство и разнообразие одежды и аксессуаров поражало. Среди этого великолепия, которое, казалось, жило своей собственной жизнью, Каролин почувствовала себя человеком маленьким и незначительным. Наконец, повернувшись к огромному, красного дерева шкафу, она увидела ряд туалетов, которые не могли ей присниться даже в самых смелых снах. Там были вечерние и дневные платья, платья для прогулок, бальные наряды. Все это оказалось сработанным из самых дорогих тканей, какие только ей когда-либо доводилось видеть: поплина, муслина, шелка, — тафты, бархата. Богатство расцветок поражало не меньше. Многие платья были пастельных тонов: бледно-желтые, голубые, розовые, с оборками и воланами. Но больше других внимание Каролин привлекли три платья в самой глубине шкафа: одно — цвета красного бургундского вина, другое — изумруда и третье — полночной сини. Жадно прикоснулась она к последнему платью, сшитому из атласа. С пологой линией выреза и широкой тафтяной лентой наряд дышал красотой и элегантностью. Каролин так давно не трогала своими руками подобных вещей, что только теперь поняла, как изголодалась по этому дивному ощущению — осязаемости изящества! Красота все время манила ее, но по бедности, в которой она жила, дорогие покупки делать не приходилось. Каролин понимала, что ее попросту мучило тщеславие, но остаться равнодушной к тем благам, которые с такой легкостью отринула Синтия, не представлялось возможным. Пусть только на краткий срок, но она позволит себе окунуться в эту роскошь, она оденет все эти богатейшие одежды и будет блистать в них, не испытывая ни малейшей неловкости.
Каролин немного вздремнула было, но какая-то девушка ее разбудила. Очевидно, это личная служанка Синтии, в ужасе подумала Каролин. Как же ее звать?
Полли? Памела?. Судорожно пыталась она вспомнить имя прислуги. Ах да! Присцилла!
— Прошу прощения за то, что разбудила вас, миледи, но уже скоро обед.
— Да, конечно, все в порядке!
Каролин села и потянулась. Она чувствовала себя достаточно отдохнувшей и желала без проволочек облачиться в выбранное ею платье.
— Как ты думаешь, Присцилла, у меня есть время для ванны? С дороги я кажусь себе крайне чумазой.
— Да, миледи, если вам угодно. Я приготовлю ванну немедленно.
— Спасибо, Присцилла, — улыбнулась Каролин.
Девушка сделала книксен и выскользнула из комнаты.
Через несколько мгновений она вернулась с другой служанкой. Вместе они втащили небольшую металлическую ванну, поставили се перед камином и ведрами живо наносили в нее воды. Потом Присцилла принесла горячий чайник и стала лить кипяток, что делала до тех пор, пока температура воды в ванне не стала приемлемой для вольготного купания в ней. Каролин издала вздох простого чувственного удовольствия, когда погрузилась в ванну. Ей подумалось, что она могла бы провести в этой ласковой, бережно обнимающей ее тело воде целую вечность.
По завершении процедуры Присцилла насухо вытерла свою госпожу, затем помогла одеть шелковое белье и принялась затягивать корсет, с каждым рывком значительно зажимая талию Каролин. Далее пришел черед нижней юбки, за которой последовал громоздкий каркас кринолина, удерживающий эти самые юбки на должной ширине. Присцилла собрала волосы Каролин в элегантный пучок, вокруг шеи повязала черную бархатную ленточку с перламутровой камеей. Серьги с такими же камеями она вдела в уши. Когда Каролин поднялась, Присцилла тщательно расправила на ней складки бирюзового вечернего платья и застегнула на спине пуговицы.
— Ах, миледи, вы всегда так чудесно выглядите, — восторженно прошептала Присцилла.
Стоя перед широким зеркалом, Каролин вынуждена была признать, что в самом деле выглядела обворожительно. Богатая ткань платья, волнение, охватившее ее оттого, что она надела его, окрасили кожу в алый цвет и зажгли огонь в глазах. Яркая бирюза углубила голубизну ее глаз, изумительный вырез платья подчеркивал совершенство фигуры. Каролин улыбнулась, почувствовав, как вселяются в нее уверенность и смелость. Пусть Джейсон ведет себя самым отвратительным образом, сегодня вечером она будет наверняка в силах противостоять ему!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет и тень - Кэмп Кэндис



о близнецах, прочла с удовольствием
Свет и тень - Кэмп Кэндиса
27.07.2012, 8.11





Очень понравился роман))))
Свет и тень - Кэмп КэндисМария
20.12.2012, 22.28





Почитать можно. Не хватило более закрученной интриги. Многое было понятно с самого начала.
Свет и тень - Кэмп Кэндисиришка
23.08.2013, 19.03





приятно провела время..
Свет и тень - Кэмп Кэндисмася
2.12.2013, 6.58





Приятный роман. Не затянутый, что не может не радовать.
Свет и тень - Кэмп КэндисВеруся
22.02.2014, 10.34





о,это классный роман!у Джейсона такая любовь к жене! мне очень понравился роман!
Свет и тень - Кэмп КэндисОльга П.
9.12.2014, 19.55





Классный роман, захватывает с первых страниц:-)
Свет и тень - Кэмп Кэндисjuli
14.12.2014, 21.09





На мой взгляд роман затянут, много всяких размышлений, мало диалогов, сюжет хоть и не оригинальный, но сама история интересна.
Свет и тень - Кэмп КэндисТаня Д
19.01.2015, 0.03





Интересный. Понравились оба ггероея.
Свет и тень - Кэмп КэндисФайзула
25.04.2015, 22.28





Очень понравилось!
Свет и тень - Кэмп КэндисНадежда
28.08.2015, 19.26





Я очень давно читала этот роман и забыв его название, отчаянно пыталась его найти. Наконец я его нашла и перечитала. Ну что я могу сказать? Роман супер, сюжет потрясающий, главные герои ничем не раздражают, обоих можно понять. Вообще, я в восторге, как и когда то давно. Советую почитать тем, кто любит романы с элементами детектива с интригами, ревностью и конечно же любовью))))
Свет и тень - Кэмп КэндисЕкатерина
7.09.2015, 0.05





Да. Хороший роман. Интересный. Хотя начало не зацепило. Потом не могла оторваться.
Свет и тень - Кэмп КэндисНюра
14.09.2015, 16.26





Роман интересный, история близнецов, увлекательный, прочла за вечер, рекомендую!
Свет и тень - Кэмп КэндисЭля
19.09.2015, 9.46





Шикарный роман, читала 3 раза, жалко не сняли по нему фильм
Свет и тень - Кэмп КэндисАлина
12.10.2015, 23.13





Я бы прочла еще такой же. Классный роман.
Свет и тень - Кэмп Кэндислана
24.12.2015, 6.30





роман -супер. читала каждое слово. а уж интригаааа. охренеть просто. оч понравилось.
Свет и тень - Кэмп Кэндислёлища
9.01.2016, 18.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100