Читать онлайн Розовое дерево, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава XVIII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розовое дерево - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розовое дерево - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розовое дерево - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Розовое дерево

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава XVIII

Миллисент проснулась оттого, что о стену ее дома кто-то бросал камешки. Озадаченно нахмурясь, она встала с кровати и подошла к окну. На улице еще было темно, и только далеко на востоке засветились первые розово-золотистые лучи. Милли услышала внизу «тс-с-с…» и выглянула наружу. Во дворе, сразу под ее окном, стояли Джонатан и Бетси. Бетси размахивала руками, словно делая какие-то таинственные знаки. Миллисент недоуменно смотрела на эту парочку. Еще даже не начинало рассветать. Для чего они встали? Еще более странно — что они делают здесь?
Но она не смогла не улыбнуться им; кажется, при виде Лоуренсов улыбка всегда возникала сама собой. Она открыла створки и выглянула из окна.
— Что вы здесь делаете? — тихо спросила она. — Еще даже не начинало светать.
Джонатан помахал ей рукой:
— Спускайтесь… — Его голос был каким-то разбойничьим. — У нас для вас есть сюрприз.
— В такое время? — голос Миллисент был скептическим, но она прикрыла окно и пошла накинуть одежду.
Став подальше от окна, чтобы не было видно с улицы, она быстро оделась. Она не стала укладывать косу, оставив ее свободно лежать на спине, и на цыпочках, стараясь ступать как можно тише, чтобы не разбудить малыша, стала спускаться по лестнице.
— И что вы тут делаете? — спросила она громким шепотом, выйдя на крыльцо и обнаружив Джонатана и Бетси у входа.
— Мы хотели вам что-то показать, — сказал улыбающийся Джонатан и взял ее за руку, увлекая за собой. Ей не нужно было помогать сходить по ступенькам, но она ничего не имела против того, чтобы он держал ее за руку.
— Что?
Он отрицательно покачал головой.
— Здесь вы этого не увидите! Вам нужно пойти с нами. Мы с Бетси обнаружили это еще месяц назад, но сегодня Бетси предложила, чтобы мы поделились с вами. Я подумал, вы по достоинству оцените наше открытие…
— Звучит очень подозрительно, — скептически заметила Милли, но заинтригованная и удивленная, сразу пошла за ними. На самом деле она бы пошла за ними хоть на край света, но не видела необходимости в том, чтобы Джонатан знал об этих мыслях.
Джонатан продолжал крепко сжимать ее руку. Бетси тоже взяла ее за руку, и они втроем направились через задний двор на боковую улицу. Они шли по этой улочке, пока она не превратилась в узенький переулок, а потом почти совсем исчезла. Эта дорога вела к пруду, и Мил-лисент, когда была маленькой, тысячу раз ходила по ней. Но в начинающем брезжить рассвете, в туманной легкой дымке дорога смотрелась по-иному, немного таинственно. В воздухе чувствовался аромат свехескошен-ного сена, и уже начинали щебетать птицы.
Милли стало интересно, зачем они идут к пруду, но она решила не спрашивать. Было очень приятно идти вот так, держась за руки с Джонатаном. Дойдя до пруда, они обогнули его с западной стороны. На земле лежали две удочки.
— Вы собираетесь ловить рыбу! — воскликнула она. — Но зачем вы привели меня?
Бетси хихикала и прыгала вокруг в полном восторге.
— Потому что мы хотели, чтобы вы рыбачили с нами! — кричала она, объясняя то, что и так ясно.
— Понятно… — от слов девочки в душе Миллисент потеплело. — Но, боюсь, из меня плохой рыбак.
— А вы что, никогда не ловили рыбу на рассвете?
— Нет, — честно призналась Миллисент. — Вообще-то, я никогда не ловила рыбу, если не считать, что пару раз подержала удочку для Алана.
Бетси уставилась на нее.
— Никогда? Честно?
— Честно. — Миллисент дожала плечами. — У меня никогда не было удочки. Я никогда… даже не думала об этом. — Она не стала добавлять, что рыбалка — это занятие мальчиков и мужчин. Она знала, что у Джонатана было вполне сложившееся мнение по поводу женских и мужских развлечений. И сейчас, когда Милли задумалась об этом, хотя раньше подобное никогда не приходило ей в голову, она сама удивилась, почему рыбалка должна быть исключительно мужским занятием.
— Тогда вы непременно должны попробовать, и прямо сейчас! — настойчиво произнес Джонатан и вложил ей в руку одну из удочек.
— Бетси, давай-ка покажем, как это делается!
А потом, пока солнце не поднялось над горизонтом, Миллисент сидела на корточках, с удочкой в руках и неподвижно смотрела в одну точку на глади маленького пруда.
— Вы здесь когда-нибудь что-нибудь поймали? — спросила она.
Бетси сморщила нос, обдумывая ответ.
— Так, давайте вспомним… однажды я поймала старую перчатку…
Миллисент рассмеялась.
— Нет, я имею в виду из рыбы.
— Не-а… — Бетси потрясла головой. — Но здесь есть рыба! Я видела! Мы с папой иногда ходим сюда плавать, бывает, что вдруг почувствуешь, как к тебе прикасается рыбка. — Воспоминания отразились на ее лице выражением радости и удовольствия.
Миллисент улыбнулась:
— Я помню. Я тоже плавала здесь, когда была маленькой.
— Правда? — Джонатан с вызовом смотрел на нее. — Удивительно, как это вам разрешили родители?
— А-а, они не разрешали, — ответила Милли.
— Вот как, мисс Хэйз! — поддразнил он ее. — Вы хотите сказать, что обманывали родителей?
Милли бросила многозначительный взгляд на Бетси. Ей это казалось неподходящей темой для обсуждения в присутствии ребенка.
— Нет, почему же, я… я не обманывала их…
— Понятно, просто не считали нужным говорить им об этом. — Глаза его искрились от смеха. Он обернулся в сторону дочери.
— Бетси, тебе этого лучше не слышать. Мисс Хэйз боится, что это собъет тебя с правильного пути. Бетси озадаченно взглянула на отца:
— Что ты имеешь в виду?
— Что ты последуешь ее дурному примеру и будешь скрывать от меня все, что ты делаешь.
— Зачем мне от тебя скрывать?
— Я должна бы догадаться, — резко сказала Милли. — Ребенок не стесняется говорить вам абсолютно ничего!
— А разве это так плохо? — он теперь выглядел серьезным.
Миллисент вздохнула.
— Все дело в том, что она уверена: вас абсолютно ничего не расстроит! У вас нет строгих требований к поведению!
— Нет строгих требований? — Он поднял брови. — Ну почему же, я учу Бетси быть честной, прямой, порядочной…
— Я не говорю сейчас о глобальных понятиях. Речь идет о ежедневных поступках. И здесь у вас достаточно неординарный взгляд на воспитание.
Бетси с интересом наблюдала за ними и теперь спросила:
— Вы опять воюете?
— Да, — сказала Миллисент.
— Нет, — в то же самое время ответил Джонатан. Они удивленно взглянули друг на друга и расхохотались. Бетси состроила гримаску и махнула рукой, будто говоря, что никогда не поймет этих взрослых, и вновь вернулась к рыбалке.
Джонатан, успокоившись, вытянулся на земле рядом с Миллисент, опершись на локоть.
— Я бы хотел увидеть вас маленькой девочкой, — сказал он мягким голосом. — Ваши косички, наверное, всегда были аккуратно заплетенными, а фартучки — накрахмаленными и белоснежными.
— С утра — да. — Она хотела бросить на него неодобрительный взгляд, но он у нее получился слишком легкомысленным. — И еще у меня были всегда зашнурованные ботинки, чистые носочки и платья достаточной длины.
— 0-ох! — он смешно сморщился. — Вы опять за свое. — Он помолчал, потом грустно произнес:
— Вы многое делаете для Бетси. Я благодарен вам. — Он посмотрел ей в глаза, и Милли всем своим существом почувствовала магнетизм этого взгляда.
Она отвела в сторону глаза.
— Не за что.
— Нет! Вовсе не «не за что». Вы ничего не обещали, но вы… ну, вы ей как мать. Ей нужна мать.
Милли напряглась. Она не желала говорить ничего подобного, но эти слова как-то сами собой слетели с губ:
— Вам нужно жениться еще раз, чтобы у девочки была мама.
Джонатан пожал плечами.
— Я не могу. — На минуту в его глазах мелькнула грусть, что так не вязалось со всем его обликом. — Никто никогда не сможет заменить ее мать. Я… я думаю, не нужно так делать. Жениться только для того, чтобы у Бетси появилась мать. И потом, я с тех пор никогда не влюблялся…
— Ваша жена, должно быть, была замечательная женщина. — Голос Миллисент был твердым, все внутри напряглось. Она все еще держала в руках удочку, не замечая ее.
— Да. — Джонатан неподвижно смотрел на воду. Поднималось огромное золотое солнце и отражалось в дрожащей глади пруда. Но Джонатан не замечал красоты пейзажа; его взгляд был направлен куда-то в прошлое; он был увлечен картиной, открывшейся только ему одному. — Она была милой и доброй — не женщина, а маленькая кукла. Я знал ее много лет, с тех пор, когда она еще была девочкой. Ее отец был тем самым владельцем газеты, о котором я вам рассказывал, тем самым, который взял меня под свою опеку. Я не смел и мечтать, что понравлюсь ей. Когда она согласилась выйти за меня, казалось, я — самый счастливый человек на свете.
Милли почувствовала, что ей тяжело и больно. Она никогда не думала, что от простых слов можно испытывать настоящее физическое страдание, но, однако, так оно и было. Лицо Джонатана светилось любовью к жене — так казалось Милли. Было очевидным, что он боготворил ее, что он никогда не переставал ее любить.
— Она была намного лучше меня. Изящная, добрая, все и всех прощающая. Настоящая леди в полном смысле этого слова.
Миллисент представила себе хрупкую красавицу, несомненно, блондинку. Совсем не похожую на нее. Она никогда не спорила, не взрывалась гневом, не командовала — словом, у нее не было ни одного из тех грехов, в которых можно было обвинить Миллисент. Он назвал ее леди, хотя Джонатан, наверняка, никогда не считал ее чопорной или чересчур прямолинейной. Нет сомнения, что он никогда не повышал на нее голос и не советовал не совать нос в чужие дела. Миллисент знала, что ей никогда не сравниться с его женой.
Теперь она поняла, почему Джонатан заинтересовался ею, почему просил разрешения ухаживать. Ему нужен друг, взрослый человек, с кем он может поболтать и посмеяться, но ему не нужна любовь. Он любил только свою жену. Миллисент видела, что не представляла никакой опасности даже для умершей, но по-прежнему любимой Элизабет, и это причиняло ей боль.
— В чем дело? — спросил Джонатан. Миллисент повернулась к нему и удивленно взглянула.
— Что? Что вы имеете в виду?
— Вы выглядите — я не знаю… грустной, что ли. Она не собиралась объяснять ему, что ревнует к мертвой. Милли пожала плечами:
— Вы говорили о грустном.
Он, казалось, был не совсем удовлетворен ответом, но оставил все как есть и, кивнув, произнес:
— Да. Но это уже в прошлом. Боль притупилась. Вначале я думал, что легче никогда не станет, что эта нестерпимая боль останется навечно. Но понял, что со временем все проходит.
— Не все.
— О чем вы?
— Ну, вы же так и не женились. У вас нет… подруги.
— Нет? — он улыбнулся. — Ну почему же, я думал, что такая подруга у меня есть. Это вы. Моя «настоящая подруга».
Милли отвела взгляд, не в силах встретиться со взглядом Джонатана. Она испугалась, что он заметит, как блеснула надежда в ее глазах.
— Это действительно так?
— Конечно.
Милли чувствовала, что он, не отрываясь, испытыва-юще смотрит на нее, но волнение все не проходило.
— Кого же еще я могу пригласить на рыбалку в такой час? — шутливым тоном продолжал он.
Миллисент изо всех сил пыталась сдержать подступивши смешок.
— Так вот зачем нужна «настоящая подруга»? — Она, наконец, взглянула на него и встретилась с его неожиданно серьезным взглядом.
— Думаю, да, — без улыбки ответил он. — Встретить восход солнца на берегу пруда можно не с каждым, а только с тем, кто тебе дорог.
Ее сердце учащенно забилось. Все нужные слова куда-то исчезли. Милли хотелось спросить, действительно ли она дорога ему, но звуки словно застряли в горле. Нервы были напряжены до предела.
Джонатан наклонился к ней. Милли сидела неподвижно, а сердце ее стало колотиться еще быстрее.
Очень нежно он прикоснулся губами к ее рту. Поцелуй был легким, словно дуновение крыльев бабочки, но от него затоепетало все ее тело. У Миллисент появилось абсолютно не подобающее леди желание броситься в объятия этого мужчины. Ее ногти до боли впились в собственные ладони.
— Спасибо за то, что пошла с нами сегодня, — мягко прошептал он.
Миллисент несмело улыбнулась.
— Спасибо, что пригласили.
Они сидели рядом, в сказачной тишине, не глядя друг на друга, но чувствуя, что соединены какими-то нежными хрупкими нитями. Они сидели и смотрели на Бетси с удочкой в руках и на занимающийся день. Наконец, выйдя из оцепенения, Джонатан пошевелился.
— Становится совсем светло.
Они поднялись, отряхиваясь, и позвали Бетси. Прошло еще немного времени, прежде чем удалось уговорить ее закончить рыбалку, но, наконец, они втроем, держась за руки, направились к дому. Миллисент знала, что если кто-нибудь увидит ее с Лоуренсами, небрежно одетую, да еще в такой ранний час, это будет ужасно. Но она старалась не думать об этом, чтобы не портить себе настроение. Ей было слишком хорошо.
Той же дорогой они вернулись обратно и подошли к крыльцу Миллисент. Она обернулась к Джонатану, оттягивая минуту расставания.
— Не хотите выпить по чашке кофе?
Джонатан лениво улыбнулся.
— Пожалуй, меня можно уговорить.
— Да! — возбужденно воскликнула Бетси, прислонив удочки к стене. — Может быть, мы увидим ребеночка! А то он все время спит, когда я прихожу…
— Это верно. Сейчас как раз можно застать этого малыша бодрствующим, — согласилась Миллисент. Она взглянула на Джонатана. Он смотрел на нее и, казалось, спокойно реагировал на разговоры о новорожденных, кормлениях или кофе.
— С удовольствием, — сказал он.
Миллисент почувствовала внутри какое-то волнующее ощущение. Она была не в силах понять, как простой звук его голоса мог творить с ней такое.
Они вошли в гостиную. Ида накрывала стол для завтрака, а Алан с ребенком на коленях сидел в своем кресле.
— Ты хочешь мне что-то сказать? — наклонившись над малышом, спрашивал Алан абсолютную бессмыслицу. Мальчик смотрел на Алана, двигая ручками и ножками и корча смешные рожицы с очень серьезным видом. Алан склонился еще ниже и потерся носом о носик малютки. — Хмм-м? Ты хочешь что-то сказать?
— О чем вы, мистер Алан? — удивленно спросила Ида. — Он еще ничего не может сказать!
— Знаю. Но он выглядит так, будто вот-вот заговорит. — Алан заметил Миллисент и Джонатана и улыбнулся. Обычно он вел себя настороженно по отношению к Джонатану, но, сегодня, занимаясь с ребенком, был настроен дружелюбно и весело.
— Милли, подойди, взгляни на него. Правда, он кажется серьезным, как судья? Такое впечатление, что он вот-вот произнесет приговор.
Миллисент улыбнулась. Алан, возясь с сыном Опал, сам становился похожим на ребенка.
— Да, точно, — согласилась она.
Джонатан и Бетси побыли с ними еще какое-то время, поохав и поахав над младенцем, как и полагается в таких случаях. Когда они ушли, Миллисент поднялась к себе наверх, причесалась и надела свежеотглаженное платье. Неожиданно для себя она решила навестить Сьюзан. Уже очень давно у них не было возможности поболтать. С тех пор, как Сьюзан перешла на постельный режим, Милли видела ее всего раз или два, да и то всегда в присутствии каких-нибудь родственниц. Сьюзан выглядела такой бледной и усталой, что Милли боялась лишний раз ее беспокоить. Полли была далеко, а у Милли накопилось так много всего, что она испытывала потребность поболтать с подругой.
Сьюзан встретила ее с радостью и провела в гостиную «для своих».
— Я так рада, что ты зашла! Нам повезло: только что уложила Аманду, а мальчики ушли гулять. Мы можем вдоволь наговориться.
Они устроились рядом на софе. Глаза Сьюзан светились неподдельным интересом. Она повернулась к Миллисент.
— Итак, расскажи мне все. Что это я все время слышу о тебе и Джонатане Лоуренсе?
— В действительности нечего и рассказывать. Все сильно преувеличено. Ты же знаешь, как Эмметсвилл любит сплетни.
— Конечно! Но не бывает дыма… и так далее. — Она весело подтолкнула Милли локтем. — Мама рассказывала мне, как ты танцевала на балу у Миллеров и как сердилась тетушка Ораделли. — Сьюзан хихикнула. — Жаль, что меня там не было и я не видела этого!
Миллисент улыбнулась.
— Да, это верно. Я действительно танцевала с ним, и я — оо-о, Сьюзан, я так веселилась! — лицо Милли посветлело. — Знаешь, я не чувствовала себя так уже несколько лет. Он такой… ну, я не знаю, как его описать. «Хороший», «милый» — абсолютно не подходит, но все равно он такой. Он милый и хороший. Но он еще и такой… смешной. Он… с ним очень… волнующе.
— И еще он очень красивый…
— Да. И красивый. Он постоянно смешит меня. С нами происходит такое, во что я сама не поверила бы. Я снова чувствую себя девчонкой!
— А ты и есть девчонка!
— Нет. Я — взрослая женщина. — Миллисент слегка нахмурилась. — Но я забываю об этом, когда рядом Джонатан Лоуренс. Он — абсолютно сумасшедший, но, знаешь, мы убеждены, что все, что мы делаем — это правильно.
— Ты в него влюблена, — прямо сказала Сьюзан.
— Нет! — Миллисент резко откинулась назад. — Конечно же, нет. Мне просто весело с ним, я же говорю тебе. Ничего серьезного.
Сьюзан скептически подняла брови.
— Миллисент, не знаю, кого ты хочешь одурачить, но только не меня. Я с первого взгляда определяю влюбленную женщину. А, судя по тому, что я слышу, вот-вот нужно ожидать объявления о помолвке.
— Нет, Сьюзан, честное слово, ты далека от истины! Мы не собираемся объявлять ни о какой помолвке. Я же говорила, в нашем городе все придают этому слишком большое значение. Просто нам с Джонатаном нравится вместе проводить время. Я вообще не собираюсь ни за кого выходить замуж; я не могу. Ты же знаешь, у меня Алан. Да и Джонатан интересуется женитьбой не больше, чем я. Он все еще любит умершую жену. Все, что тебе в таких случаях остается делать — это слушать о ней, ну и самой тоже иногда говорить. Ему нужна дружба, вот и все. Вот почему он почти ухаживает за старой девой.
Сьюзан фыркнула, совершенно позабыв о приличиях:
— Он ухаживает не за «старой девой», а за милой, интеллигентной женщиной, так как он, очевидно, мужчина с хорошим вкусом. Я не знаю, насколько он любил свою жену, но ее больше нет с нами, а он здесь, и он заметил тебя. Более того, думаю, ты завладела его сердцем.
— Не глупи!
— Это не глупости, — твердо ответила Сьюзан. Она наклонилась, взяла Милли за руку и серьезно сказала:
— Милая, не убегай от этого шанса! Ты заслужила счастье!
— Я счастлива.
— Это очевидно. Но я говорю о будущем. Не хочу, чтобы ты думала, будто именно это и есть все счастье. Существуют другие ощущения, удивительные, которые ты можешь испытать только… — Она поколебалась, в лицо бросилась краска, затем продолжала. — … только с мужчиной. Когда ты выйдешь замуж… это будет совсем другое, совершенно не похожее на то, что ты знаешь сейчас. Это глубже, больше, и… о-о, Милли, я не могу этого описать! Я не умею говорить об этом.
Миллисент смотрела на лежащие на коленях руки, не смея посмотреть в глаза кузине. Именно это в последнее время полностью занимало ее мысли, хотя она не могла поговорить об этом ни с кем, даже со своей кузиной и близкой подругой. Все, что она рассказала Сьюзан, было правдой; она действительно веселилась с Джонатаном и с ним действительно было приятно разговаривать, танцевать, да и просто общаться. Но не только рядом с ним она испытывала сильное душевное смятение. Когда он брал ее руку или обнимал за талию, кружась в вальсе, ее охватывал жар от этих прикосновений. Когда он целовал ее, сердце учащенно билось, кровь по жилам текла быстрее, где-то внизу живота ее пронзали острые шипы желания. Она физически ощущала, хотела такого, о чем никогда в жизни не мечтала. Она была уверена, что это страшно неприлично, и думая об этом, чувствовала себя виноватой, но в то же время жаждала этого, желала так сильно, так жадно, что ее саму это пугало.
Джонатан поступал как настоящий джентльмен. Он не позволял себе ничего большего, кроме нескольких поцелуев наедине. Нет сомнения, что это было непристойно и грешно, но ей хотелось, чтобы он ввел ее в этот пламенный, дрожащий мир страсти. Прошлым вечером он сказал ей «до свидания» и уже спустился с крыльца, но потом внезапно вернулся обнял и поцеловал глубоко, жарко и нежно, не заботясь о том, что в любую минуту их могут увидеть. А потом он резко оттолкнул ее и ушел быстрыми шагами. Милли почти болезненно вновь ощутила прикосновение его тела, вкус его губ. Каждый нерв ее был напряжен, и потом еще несколько часов ей не удавалось заснуть. Да, ей хотелось именно его близости, именно того, что должно происходить в супружеской постели.
— Это правда, Сьюзан? — мягко, все еще избегая взгляда кузины, спросила Миллисент. Это, наверное, должно быть неописуемо, болезненно сладко, как обещали поцелуи Джонатана.
— О, да! — Сьюзан сжала ее руку. — Да, да — по крайней мере, если ты любишь этого мужчину. Поверь мне! И я очень хочу этого для тебя.
Миллисент знала, что сама хотела того же. Она любила Джонатана.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Розовое дерево - Кэмп Кэндис



очень хороший роман о такой разной любви к себе к семье к мужчине
Розовое дерево - Кэмп Кэндисарина
9.10.2012, 7.35





Прочитала с удовольствием. Отрицательное- очень много опечаток, такого я еще не встречала. Надо предупредить тех, кто будет читать, это не наше время. Скорее начало 20 века. Советую.
Розовое дерево - Кэмп Кэндисиришка
20.08.2013, 13.52





Хороший, спокойный и вдумчивый роман о любви и долге. Читайте.
Розовое дерево - Кэмп Кэндисren
6.06.2014, 1.38





Один из лучших романов которые я читала. Хорошо прописаны характеры героев, их мотивы и поступки. Очень рекомендую почитать!!
Розовое дерево - Кэмп КэндисЕлена
20.07.2014, 14.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100