Читать онлайн Роковая любовь, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковая любовь - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковая любовь - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковая любовь - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Роковая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Энэлайз быстро убедила Курта Миллера, что открывать новый магазин надо в Новом Орлеане. Она обратила его внимание на то, что после войны там многие разорились, поэтому и земля и рабочая сила, необходимая для постройки магазина, будет очень дешевой.
Когда Курт Миллер задумался над ее предложением, она добавила, что Новый Орлеан всегда был центром Юга, куда — рано или поздно — опять начнут стекаться богатые люди, и, кроме того, как и раньше с плантаций будут приезжать за покупками.
— Знаешь, — с энтузиазмом сказала Энэлайз, — мы сможем открыть там роскошный магазин, где будут продаваться последние модели одежды, кружева, фарфор и драгоценности. Уже сейчас есть множество выскочек, разбогатевших на спекуляции во время войны, и мы сможем помочь им потратить свои деньги. Я устрою там «Парижский салон», где будут работать обедневшие аристократки из Французского квартала, и где будем шить новые модели по парижским журналам. И, конечно, все наши обычные товары с простой обувью, одеждой, тканями, и еще обязательно нужна будет секция со скобяными товарами — гвозди, молотки, инструменты. Люди обязательно начнут восстанавливать разрушенные войной дома, и все это быстро пойдет в ход, Ты будешь совершать закупки на фабриках Севера и снабжать товарами магазин в Новом Орлеане. Я уверена, что у него большое будущее.
Курт внимательно выслушал все ее аргументы и, признав их убедительность, дал свое согласие, но поставив условием поездку в Новый Орлеан, где на месте будет все реально выяснено. Если открытие магазина действительно обойдется дешево, то она может приступить к работе, предоставив ему все необходимые сметы.
Это был деловой разговор деловых людей, и Энэлайз завершила его просьбой о повышении ей жалованья, так как она, став хозяйкой крупного магазина, возьмет на себя и большую ответственность.
Курт засмеялся:
— Ты уговариваешь меня открыть новый магазин в твоем родном городе за мой счет, полностью владеть им, да еще и просишь прибавку к жалованью?! — Он опять засмеялся, хотя в глазах его мелькнула печаль. — С реализацией этой идеи Энэлайз обретет еще большую независимость, и возможно будет для него потеряна навсегда.
— Хорошо, — сказал Курт, — а теперь давай договоримся о разделе прибыли. Пополам тебя устраивает?
Энэлайз улыбнулась и протянула ему руку.
— Идет! — ответила она.
Курт пожал ее руку и, на мгновенье задержав в своей руке, очень серьезно сказал:
— Энэлайз, мне очень трудно будет пережить твой отъезд, но я желаю тебе всего хорошего. Я надеюсь даже, что это принесет тебе счастье.
Грустно улыбнувшись, Энэлайз ответила:
— Сомневаюсь, что это принесет мне счастье, но я это должна сделать.
— Дай мне знать, если будет нужна моя помощь, я всегда приеду к тебе.
— Я всегда буду помнить о твоей дружбе, Курт. Я никогда бы не смогла ничего достичь без твоего участия.
Она закончила разговор и вышла из кабинета, а Курт Миллер долго смотрел ей вслед и думал, что, кажется, она ушла и из его жизни.
Заручившись согласием и обещанием помощи от Курта Миллера на открытие магазина в Новом Орлеане, Энэлайз стала активно готовиться к отъезду.
Она заказала билеты, оплатила все счета, помогала служанке паковать вещи, решала все возникавшие по ходу дела проблемы. Она не сделала только одного — не сообщила Марку о своем предстоящем отъезде и о том, что его она забирает с собой. Эту проблему, самую сложную, она отложила на последнюю минуту, рассудив, что чем меньше у Марка будет времени на сопротивление, тем будет лучше для всех. Хотя иногда ей становилось страшно при мысли о предстоящем разговоре с Марком, она все же продолжала активно готовиться к отъезду.
Наконец, когда сборы практически были завершены, Энэлайз отправилась к отцу Марка и рассказала ему о своих дальнейших планах. Она посвятила мистера Шэффера в то, как она собирается лечить Марка и легко доказала ему, что мягкость и снисходительность не только навредили Марку, но и очень скоро превратят его в полного инвалида. Отцу Марка было очень трудно признать правоту Энэлайз, но она была очевидной. Кроме того, он прекрасно видел, что тяжелая обстановка в доме отнюдь не улучшала угнетенность Марка. После признаний Фрэнсис он категорически отказался ее видеть, и та была близка к полному отчаянию.
— Только почему вы хотите увезти его в Новый Орлеан?
— Доктор рекомендовал ему сменить климат на более теплый. Это поможет его выздоровлению, — ответила Энэлайз. — Кроме того, я очень надеюсь на то, что тетушка Моника, о которой я вам рассказала, поможет Марку.
Мистер Шэффер недоверчиво посмотрел на Энэлайз, а она продолжила:
— С Новым Орлеаном у Марка связаны хорошие воспоминания — там мы встретились и полюбили друг друга. Там мы даже, хоть и недолго, были очень счастливы.
Мистер Шэффер тяжело вздохнул. Энэлайз была женой Марка и имела законное право распорядиться его дальнейшим лечением. И она была права, говоря, что Марк катится к гибели, и они не в силах его остановить.
Энэлайз предстоит одной попытаться исправить то, с чем они не справились все вместе.
Мистер Шэффер уже давно подозревал, что его красивая невестка — очень сильная духом женщина. Их последние разговоры полностью утвердили его в этом мнении. Все, кто сталкивался с ней, попадал в плен ее красоты и обаяния, не замечая сразу силы ее характера. И, пожалуй, только Марк был с ней на равных.
— Хорошо. Я согласен. Возможно Марку станет там лучше. Я надеюсь, что ты спасешь его, — завершил их сложный разговор мистер Шэффер.
Объясняться с Марком Энэлайз пришла в дом Шэфферов только за два дня до отплытия.
Для этого решающего визита она постаралась выглядеть как можно более эффектно и добилась своего. Она надела к темно-зеленой шелковой блузе с высоким воротничком новую юбку, волосы стянула в узел на затылке. Перчатки и шляпа с широкими полями дополняли туалет строгой, деловой женщины — именно так она хотела выглядеть сегодня.
Ее сердце замирало, но она, перешагнув порог, поздоровалась с ним, как можно более спокойно.
— Привет, Марк! Здравствуйте, сержант Джексон.
— Я… Я не думал, что ты вернешься, — охрипшим от волнения голосом ответил Марк.
«Похоже, он обрадован», — заметила Энэлайз, и это вселило в нее некоторую надежду, но тут Марк опомнился.
— Не понимаю, зачем ты пришла. Может быть тебе нравится, когда тебя прогоняют?
— Тебе представится возможность еще много узнать о том, что мне нравится, — не поддалась Энэлайз и ответила веселым тоном. — Даже не знаю, как ты во всем разберешься. Ведь сейчас ты совсем ни о чем не думаешь, кроме алкоголя, — съехидничала она, все же не удержавшись.
Марк никак не отреагировал на ее реплику. Он продолжал молчать. Энэлайз, все еще стоявшая у двери, прошла и села в кресло, стоявшее напротив дивана, на котором сидел Марк. Старательно расправив свои юбки, чтобы оттянуть момент продолжения разговора, она, чувствуя как тишина в комнате становится все более напряженной, улыбнувшись, храбро продолжила:
— Ты обрадовался, что я пришла?
Марк не отвечал.
— Ах да, я совсем забыла, что в этом доме редко отвечают искренне.
— Какого черта ты пришла? Что тебе нужно? — грубо закричал Марк.
— Я пришла сообщить тебе, что через два дня мы вместе отъезжаем в Новый Орлеан. Сержант Джексон, вы можете начинать упаковывать вещи полковника и свои тоже, если вы решите ехать с нами.
— В Новый Орлеан?! — сверкнул глазами Марк. — Ты что с ума сошла. Я никуда не поеду!
— Мой дорогой, я — твоя жена, и твой отец согласился, что жить тебе надо со мной, а не в его доме.
— Я никуда не поеду!
— Ты ничего не понял, милый. У тебя нет выбора. Просто двое сильных слуг придут и вынесут тебя отсюда. Что ты сможешь сделать? Драться с ними или, может быть, убежать? — язвительно спросила Энэлайз.
Бледное лицо Марка покраснело, и он набросился на нее:
— Думай, что ты говоришь!
— Я и так все обдумала. — Теперь Энэлайз полностью взяла себя в руки и говорила спокойно, но с легкой иронией в голосе. — Я все обдумала и хочу вернуть тебя к нормальной жизни и сделаю это. Я не знаю, понимаешь ли ты, что сделал с собой? В этом доме все настолько трусливы, что не решаются сопротивляться тебе, а тем более говорить тебе правду. Но я не из робких, и ты это прекрасно знаешь. Ты действительно искалечен, но ты можешь вылечиться, но не хочешь этого. А вот почему, это еще вопрос. Возможно, тебе понравилось жалеть себя и валяться в своей комнате как улитка в своей раковине. Возможно, ты просто трусишь или делаешь это из упрямства. Во всяком случае, ты не хочешь сам себе помочь и тебя устраивает постоянная пьянка. В результате ты уже превратился в слабовольного алкоголика и в этом доме справиться с тобой уже никто не может, — закончила она уже презрительно.
Помолчав немного, Энэлайз добавила:
— Марк, ведь у тебя был такой сильный характер.
Муж ненавидяще посмотрел на нее, но не обращая внимания на эти испепеляющие взгляды, Энэлайз продолжала:
— Я хочу спасти твою душу и покончить с пьянством раз и навсегда.
Сержант Джексон даже поперхнулся, — ну и язычок у этой женщины? — И как только полковник управлялся с ней?
Джексон и не подозревал, чего стоило Энэлайз сохранять спокойствие, когда она вся сжималась от страха, но твердо вела свою линию, понимая, что как бы ни оскорблял ее Марк, она должна выдержать все — ради его блага.
«Ничего, через два дня, как только они отплывут, его страсти поутихнут», — подумала Энэлайз.
— И как же ты собираешься меня спасать? — издевательски передразнил ее Марк.
— Во-первых, ты не получишь больше виски. Мы отплываем через два дня и больше никто не принесет его тебе. А когда прибудем в Новый Орлеан, каждый слуга, снабдивший тебя виски, будет немедленно уволен. То же относится и к сержанту Джексону. Если он не пожелает расстаться с тобой, то будет выполнять мои, а не твои, приказы.
— Это я плачу Джексону, а не ты! — зарычал Марк.
— О, это не проблема. Если потребуется, то я легко докажу в суде, что ты не в состоянии распоряжаться своими деньгами, потому что ты инвалид, но, главное — пьяница. Таким образом, я получу право распоряжаться твоей военной пенсией, и если сержант Джексон не захочет поддержать меня, то я его не задерживаю.
Марк забушевал, ругаясь последними словами, но тут сержант Джексон, до этого только наблюдавший за сражением супругов, вмешался в разговор:
— Не надо, сэр, она права. Я уже давно видел, что вы губите себя спиртным, но я не мог вас остановить. И, если миссис Шэффер собирается прекратить ваши пьянки, то я буду на ее стороне.
— Шли бы вы оба к черту! Проклятье! Я сам себе достану выпить! — прокричал Марк.
Энэлайз в ответ на это только улыбнулась и сказала:
— Достанешь не раньше, чем сможешь выходить из дома до магазина, а для этого будешь лечиться.
Марк побледнел от этих слов. Он откинулся назад и закрыл глаза. Тихим голосом он произнес:
— Боже! Какая же ты оказалась стервозная баба! Пожалуйста, уйди отсюда, оставь меня в покое, Энэлайз.
У Энэлайз защемило сердце: «Неужели она проиграла? Может быть, не стоило себя так с ним вести? Боже! Она перегнула палку и разрушила свои планы!»
— Марк, — вновь обратилась она к нему. — Доктор сказал, что есть надежда на твое выздоровление, что твои ноги можно разработать. Ты будешь ходить, если захочешь. В Новом Орлеане я покажу тебя тетушке Монике — это знаменитая знахарка. Она поможет тебе, и ты будешь ходить, и рука начнет действовать.
— Нет, всякие ведьмы не помогут мне обрести здоровье, — неожиданно с болью в голосе сказал Марк. — Твой немец-доктор сказал, что раз я не чувствую ничего, когда он иголкой колет ноги и руку, то мне мало, что поможет. В лучшем случае, я встану на костыли. И больше ничего. Как ты не можешь этого понять?
— Так ты отказываешься ехать и отказываешься лечиться? Зато я так легко не отказываюсь от своего долга как жены. Я хочу, чтобы ты выздоровел не только ради тебя. Бросить калеку я не могу. А вот, когда я вылечу тебя, когда ты встанешь на ноги и сможешь без моей помощи заботиться о себе, вот тогда я смогу оставить тебя и с чистой совестью развестись. Знай же, что тогда, когда Фрэнсис обвиняла меня в связи с Куртом Миллером, наши отношения были только дружескими.
Марк вопросительно взглянул на нее:
— Тогда? Ты хочешь сказать, что потом…
— Да. После того, как ты уехал, я еле пришла в себя. Но Курт был так добр и заботлив со мной, что я в него влюбилась. Я ведь уже говорила тебе, что рассчитывала на развод с тобой, после которого я смогу выйти замуж за Миллера. Но я не могу сделать этого, пока ты настолько беспомощен. Как видишь, мне придется немало потрудиться, чтобы ты как можно быстрее стал здоровым, а я — счастливой.
Их взгляды встретились, и Марк зашипел:
— Иди отсюда к черту! Я дал тебе согласие на развод! Оставь меня в покое и уходи немедленно!
— И не собираюсь. Я не такая как ты и от ответ-твенности не бегу. Пока ты — калека, я не разведусь с тобой, — сказала Энэлайз нарочно грубо.
Стиснув зубы, Марк ответил:
— Тогда, клянусь тебе Богом, я снова начну ходить. Мне больше ничего не остается делать. Только так мы сможем отделаться друг от друга! А сейчас — вон отсюда!
Энэлайз быстро поднялась и, не оглядываясь и не прощаясь, чтобы он не заметил радостного блеска в ее глазах, почти выбежала из комнаты.
Итак, сработало! Она сыграла на его самолюбии и ревности к Курту. Это настолько взорвало его, что от его апатии не осталось и следа. Теперь он так разозлился, что приложит все усилия и станет быстренько на ноги.
Закрыв за собой дверь, она, обессилевшая, почти рухнула на скамейку из красного дерева, что стояла в зале. Она дрожала от дикого напряжения как осиновый лист.
Удалось! Ей все удалось! Она расшевелила его и не важно, чего ей это стоило. Господи, но какими глазами он на нее глядел! Она никогда не забудет этого пронизывающего и зловещего взгляда.
За дверью еще слышалась брань, а затем послышался грохот и что-то разбилось о дверь. Она вскочила со скамейки, но тотчас схватилась за виски — там возникла резкая боль.
Ей пришлось опять опуститься на скамейку, чтобы не упасть от охватившей ее слабости. А за дверью опять послышался звон бьющегося стекла — это Марк в сильном гневе швырял вослед ей все, что попадалось ему под руку.


Энэлайз нетерпеливо расхаживала по своей крошечной каюте от двери к иллюминатору и обратно. Вот-вот должны были доставить Марка, если только его отец не передумал в последнюю минуту. Энэлайз закусила губу — надо было послать за Марком своих людей и экипаж, не доверяя мистеру Шэфферу.
Она оглядела каюту и на минуту отвлеклась, вспомнив, как они плыли с Марком из Нового Орлеана.
Но в этот раз все будет по-другому. Уже не будет тех страстных ночей, когда они не могли оторваться друг от друга, лежа в своей каюте на узкой койке. Не будет той любви, когда разрешив все недоразумения, они были так нежны друг с другом! И каюты у них в этот раз разные. Она будет жить с Джонни и Мэй, а Марк — в одной каюте с сержантом Джексоном, который будет ухаживать за ним.
Энэлайз вздохнула и поднялась на палубу, посмотреть Джонни. Она увидела его на другом конце корабля, где он быстро бегал с Мэй, крепко державшей его за руку. Убедившись, что Мэй хорошо смотрит за ребенком и с Джонни все в порядке, Энэлайз подошла к борту и стала высматривать — не везут ли Марка. И как раз вовремя — на пристани показался знакомый экипаж, из которого вышли сержант Джексон, мистер Шэффер и слуга. Они вынесли носилки, а затем — Марка, и втроем бережно уложили его на носилки.
Глаза Энэлайз наполнились слезами. Как ужасно чувствует сейчас себя ее гордый муж, находясь на глазах у всех в таком жалком виде!
Она не стала разглядывать дальше с палубы, как его будут заносить на корабль, а развернулась и пошла к Джонни.
Сын сразу же бросился ей в объятия и начал что-то лепетать ей на ухо. Но, полностью поглощенная Mapком, она почти не понимала. Она боялась даже обернуться, чтобы не встретиться своим взглядом с враждебным взглядом мужа, хотя уже прошло достаточно времени, и Марка должны были занести в его каюту.
Энэлайз оставалась на палубе до тех пор, пока корабль не отчалил. Мэй уже давно забрала ребенка, уставшего от обилия новых впечатлений и увела его в каюту, а Энэлайз все ходила по палубе и, только абсолютно устав, спустилась к себе. Она очень хотела навестить мужа, но понимала, как сейчас он переживает отъезд, и новый поворот своей судьбы, и поэтому его лучше не беспокоить.
А Джонни, как они встретятся? Ведь один раз Марк уже напугал сына! Может быть и не надо им здесь на корабле встречаться? Энэлайз совсем не хотела, чтобы Джонни привык пугаться отца, у которого не было к сыну никаких теплых чувств.
Но все-таки придется их знакомить и надо будет это начинать здесь, на корабле, где она в любой момент сможет вмешаться и утешить Джонни. Ведь им предстоит жить под одной крышей. И, может быть, Джонни растопит сердце отца, ведь и тогда он кричал не на мальчика, а на свою сестру.
Марк, конечно, очень беспокоится, что его шрамы и неподвижность испугают ребенка. Он стыдится своей беспомощности перед всеми, а перед сыном ему особенно плохо, но если он допустит к себе ребенка, детская непосредственность Джонни, его лепет, его бесконечные вопросы возможно поднимут настроение Марка и помогут ему, перенести путешествие. Возможно, он полюбит сына, и эта любовь даст новый стимул к жизни. Марк, лишенный спиртного, заключенный в каюту, наверняка, будет постоянно злиться, а Джонни отвлечет его от черных мыслей.
И решив завтра же представить их друг другу, Энэлайз наконец-то уснула.
Утром Энэлайз, одев и покормив сына, пошла с ним гулять на палубу и начала ему объяснять:
— Мой милый, помнишь, я говорила тебе о папе? Твой папа был командиром и сражался на войне. Он очень храбрый и хороший человек.
Джонни внимательно посмотрел на маму. Он что-то помнил и знал, что у всех детей должны быть «мама» и «папа». Но у него «папы» не было — он был на войне.
— Мой мальчик, мой дорогой мальчик, твой папа, наконец, вернулся с войны, но он был сильно ранен и теперь очень болен. У него болят ноги и рука, и он не может ходить, а на лице у него большой шрам… Это тот человек, которого ты видел в доме у дедушки.
Мальчик нахмурил свои бровки.
— Он кричал…. — вспомнил Джонни.
— Это потому, что он испугался. Он испугался, что не понравится тебе из-за своего шрама. Но вообще-то он очень хочет тебе понравиться. Когда тебе, Джонни, снится страшный сон, ты пугаешься и кричишь — вот и папа тогда испугался.
Джонни все так же внимательно смотрел на маму, а та продолжала:
— Ты хотел бы с ним встретиться? Он очень хочет повидать тебя. Папа здесь, рядом, вон за той дверью. Очень скоро мы будем жить все вместе.
Мальчик кивнул головой в знак согласия, и Энэлайз, ободряюще ему улыбнувшись, постучала в каюту Марка.
Им открыл сержант Джексон. Энэлайз попросила его подождать на палубе, пока она поговорит с мужем. Выражение лица сержанта совсем не было дружелюбным, и он молча прошел на палубу.
Энэлайз поняла, что Джексон считает ее холодной, рассчетливой дрянью, после того, как слышал ее последний разговор с Марком.
Но уже давно Энэлайз решила для себя, что на осуждение других людей нельзя обращать внимания, если хочешь добиться своей цели. Этому ее научила трудная жизнь, начавшаяся со встречи с Марком.
Она решительно вошла в каюту, крепко сжимая в своей руке ручку Джонни. Марк лежал в постели. Заметив их, он, ничего не говоря, стал рассматривать Джонни.
Его сын одной рукой держался за руку матери, а в другой крепко держал игрушечного солдатика.
— Папа?.. — неуверенно произнес Джонни.
Марк побледнел и бросил на Энэлайз негодующий взгляд. Она уже была готова повернуться и увести мальчика, но спохватилась.
«Никакой жалости, он должен начать новую жизнь — рано или поздно, — твердя это сама себе, Энэлайз не увела сына, а пропустив его вперед, оставила на середине каюты, а сама быстро ушла и плотно закрыла за собой дверь.
Марк тяжело вздохнул и посмотрел на ребенка. Он боялся, что Джонни сейчас закричит и убежит вдогонку за матерью. Но, к его удивлению, ничего подобного не произошло.
Без всякого страха Джонни прошел вперед и внимательно посмотрел на отца. Потом, подойдя еще ближе, он протянул Марку свою игрушку.
— Солдатик, — сообщил мальчик, как будто Марк мог принять ее за что-то другое.
Марк, облизнув пересохшие вдруг губы, ответил:
— Да, я вижу. Очень красивый солдатик.
— Ты…. — сказал мальчик и указал ручкой на Марка.
— О, ты даришь мне этого солдатика? — полыценно спросил Марк.
Джонни покачал головой:
— Нет. Ты тоже солдат.
— Ах, да, да… Я был солдатом, — сухо произнес Марк. Что он мог еще сказать двухлетнему малышу?
А Джонни смотрел на него все так же внимательно, как будто проверял что-то.
Марку тоже было интересно рассматривать сына. Он ни в чем здесь не мог упрекнуть Энэлайз — мальчик рос храбрым и смышленым, как настоящий мужчина.
Он был так похож на Марка в детстве — такие же черные волосы и темные блестящие глаза, упрямый подбородок. И в его маленькой фигурке и в его походке чувствовалось тоже что-то фамильное. Маленький Шэффер, его сын!
Какое-то странное чувство овладело Марком. А мальчик тем времнем, совсем осмелев, вскарабкался на постель и сел рядом с ним. Он сидел, болтая своими маленькими ножками, и рассматривал с любопытством шрам на щеке у отца. Сердце у Марка заныло. Он ожидал, что мальчик испугается и заплачет, но Джонни очень осторожно дотронулся до сине-багрового рубца и спросил:
— Что это такое?
— Шрам, — светил Марк. — Несколько острых кусков металла от снаряда угодили мне в лицо и разрезали его так.
Джонни нахмурил бровки и спросил:
— Больно?
Марк облегченно вздохнул. Его сын не напугался шрама, он только им интересовался.
— Сейчас не больно. Было больно, когда все случилось, — произнес Марк.
— А ты — мой папа? — спросил мальчик, удовлетворив свой интерес по поводу шрама.
— Да, я твой папа, — ответил Марк. Ребенок некоторое время переваривал всю эту информацию молча, а затем спросил:
— Что такое «папа»?
Марк слегка улыбнулся и задумался. Он не привык отвечать на детские вопросы.
— Ну, «папа», — это один из родителей. Папа — мужчина.
— А кто такой «родитель»? — вновь спросил мальчик.
— Твоя мама — родитель. Мама, такой же самый родитель, как и папа; только мама — женщина, а папа — мужчина.
Джонни восхищенно посмотрел на отца, а Марк продолжил:
— Это значит, что ты мой сын. Я женат на твоей маме.
Джонни вдруг улыбнулся.
— Мама очень красивая.
Глаза Марка сразу же потемнели, но он сказал равнодушно:
— Да, она красивая.
Джонни сполз с постели и начал исследовать каюту, а Марк с интересом наблюдал за ним. Затем Джонни вернулся к Марку и предложил, чтобы они вдвоем поиграли с солдатиком. Потом мальчик захотел, чтобы Марк рассказал ему сказку. Но Марк никак не мог вспомнить ни одной сказки из своего детства. Единственной сказкой, которую он вспомнил, была сказка о Короле Артуре. Они сидели вдвоем. Марк рассказывал ему сказку, а Джонни слушал. Вскоре Марк заметил, что глаза мальчика постепенно начинают закрываться. Еще немного и, подложив руку отца себе под голову, Джонни крепко заснул. А Марк долго наблюдал за спящим ребенком. Он любовался сыном, ему хотелось крепче прижать его к себе и защитить от всех возможных опасностей.
У Марка пробуждались отцовские чувства. Он осторожно обнял спящего ребенка, улегся с ним рядом и тоже стал дремать.
Похоже, с помощью Энэлайз, ему удалось вырваться из мрачного, пуританского дома отца и сестры и, может быть, он поправится…
Последней его мыслью перед тем, как он окончательно заснул, была следующая: «Что за чудный у него сын, Джонни Прентисс Шэффер!
Часом позже Энэлайз осторожно открыла дверь каюты и вошла туда. Она увидела своего мужа и своего сына мирно спящими, и у нее отлегло от сердца. Марк нежно обнимал здоровой рукой сына, и лицо его было умиротворенным и спокойным. Разгладились во сне горестные морщины и в эту минуту он был похож на того красивого и жизнерадостного человека, в которого она влюбилась.
И как был на него похож маленький Джонни!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковая любовь - Кэмп Кэндис



Затянуто, слишком много грязи со стороны ГГ-оя. Конец хоть и с ХЭ но прийдя к финалу чувства радости как-то не испытываешь. Короче ГГ-ой *волочь порядочная...
Роковая любовь - Кэмп КэндисдоБроЖелатель
5.03.2012, 17.20





Просто супер!!!!!!!
Роковая любовь - Кэмп КэндисЧитатель
25.11.2012, 13.43





Самый первый роман, который я прочла....rnИ сколько ему подобных,но помнится... И сюжет,и герои и даже имена...Роман очень хороший!!!!!
Роковая любовь - Кэмп Кэндисирина
2.04.2013, 9.37





жесток главный герой слишком много глупостей натворил что за дурацкая мужская гордость тщеславие наконец эгоизм признайся что любишь живи и радуйся жизни вместе с любимой женщиной так нет же вытворяет черти что но хорошо что успокоился когда все в руки взяла его любимая и доказала что и он любим и она и кто сказал что женщины не сильны они и мудры и умеют ценить чувства которые помогают им жить и быть счастливыми
Роковая любовь - Кэмп Кэндиснаталия
7.04.2013, 15.15





Потрясающий роман! Все 11 баллов. Какая сильная главная героиня, Энэлайз настоящая женщина, О а главный герой, какой мужчина, какая сильная любовь, столько боли и разочарований на пути соединения главных героев, любовь побеждает. Прочитайте , не пожалеете.
Роковая любовь - Кэмп КэндисВероника
12.09.2014, 20.59





Сюжет очень интересный а-ля Унесенные ветром. Но главный герой просто безумен, откровенно изменял своей жене, а она еще боролась за него. Ну не за что там уже было бороться, кроме похоти на самом деле любви уже давно не было ни с его ни с ее стороны.rnНе люблю я таких извращенных отношений, мне кажется автор "слегка" в этом перестаралась. Я оцениваю книгу на троечку
Роковая любовь - Кэмп КэндисTosha
4.04.2015, 10.58





СУПЕРРРР! первый мой роман кэмп.но конец немного разочаровал, нет взбесил, я бы Гг-я просто убила бы в той ванне, а так 11 из 10
Роковая любовь - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.14





Роман бесспорно хороший, но мне кажется перебор с жестокостью и женщинами главного героя. И я например не могу найти ему оправдание, как нашла героиня. Не знаю, как так можно любить, чтоб прощать бесконечные измены? Точно что надо было утопить его в этой ванне)))) Но после выше сказанного прочитать советую, действительно интересный сюжет и испытания героев. Точно что аля Унесённые ветром)))
Роковая любовь - Кэмп КэндисЕкатерина
21.09.2015, 22.51





не понравился. местами совершенно идиотский перевод и дебильное построение фраз. (простите меня пожалуйста, но меня это оттолкнуло) + сам роман о сильной женщине, которую ее муженек-мудак совершенно не заслужил. абсолютно не моя тема. кому-то может быть понравится. мне нет.
Роковая любовь - Кэмп Кэндислёлища
29.03.2016, 14.30





+ ощущение незаконченности. как будто на полуслове оборвали.
Роковая любовь - Кэмп Кэндислёлища
29.03.2016, 14.40





Ужасно корявый язык !!!переводчику двойка !сужет еще туда-сюда сойдет , почитать на один раз сойдет !!!
Роковая любовь - Кэмп КэндисПривет
1.05.2016, 16.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100