Читать онлайн Огненная лилия, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненная лилия - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Огненная лилия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Позже, этим же днем, Линетт, Хантер и Мэри Маргарет сели в дилижанс, оставалось преодолеть последний переезд. Вечером они прибыли в Сан-Антонио, где задержались на двое суток, пока Хантер организовывал все необходимое для их поездки на север, во Фредериксберг. После долгого и утомительного путешествия в дилижансе провести время в уютной гостинице было просто наслаждением. Единственное неудобство сейчас состояло в том, что Мэри Маргарет ночевала с ними в одной комнате. Линетт с Хантером не могли заняться любовью. Но зато теперь их сексуальное влечение друг к другу стало более волнующим, а не болезненным, как раньше. Они знали, что у них еще будет возможность вновь отдаться друг другу и удовлетворить свое ненасытное желание.
Но последующие дни Линетт чувствовала себя как на иголках, приближаясь к моменту возможной встречи с дочерью, теперь ставшей уже близкой реальностью. Несмотря на усталость от их длительной дороги, она не могла вынести сколько-нибудь продолжительного отдыха и рвалась вперед, не в силах даже отдыхать, зная, что ее дочь, может быть, совсем рядом.
Мэри Маргарет наблюдала за вышагивающей по комнате Линетт, томившейся в ожидании Хантера, который должен был нанять лошадей для дальнейшего пути. Девочка спокойно спросила вдруг:
— Вы и на самом деле так взволнованы поисками этой девочки, да?
Линетт повернулась и натянуто улыбнулась.
— Моей дочери? О-о, да. Конечно, взволнована.
— А вы уверены, что это именно та девочка? — Мэри Маргарет пристально посмотрела ей в лицо.
В глазах Линетт промелькнул страх, но она быстро подавила его.
— Должно быть, она. Ее принесли в приют как раз на следующий день после рождения моей дочери, и в тот самый приют, куда ее отдала Луиза. Это она. Луиза была слишком напугана, чтобы соврать. — Линетт решительно кивнула. — Я уверена, что, когда мы туда приедем, мы это увидим. Я почувствую. Я узнаю собственную дочь.
— О-о, да. Думаю, вы и вправду узнаете. «Зов крови» — это мне однажды сказала одна из подружек отца.
— Да. Верно. Должно быть, так. — Линетт посмотрела в окно, выглядывая Хантера, и не заметила, как погрустнело личико Мэри Маргарет. Когда она снова повернулась, девочка придала лицу свое обычное, веселое выражение.
Хантер вернулся с лошадьми и со всем необходимым для дороги. Он также добыл план, где указывалось, как добраться до немецкого поселения, которое они ищут. На следующее утро все трое отправились в путь верхом.
На этой же улице, через дорогу, за углом здания, напротив, стоял мужчина и пристально наблюдал за гостиницей. Шляпа была низко надвинута на глаза, а воротник пальто поднят. Увидев, что Хантер и Линетт седлают лошадей, он подошел к дереву, где была привязана его собственная лошадь, отвязал ее и оседлал. Он не спеша поехал за троицей по улицам города, держась от них на значительном расстоянии. Когда же они выехали из города, незнакомец приотстал, потом совсем потерял их из виду. Но теперь это было не важно, они выехали на дорогу, ведущую во Фредериксберг. Он знал точно, куда они направляются. Самое главное то, что его никто не заметил.
Позже, к вечеру, трое путешественников прибыли во Фредериксберг. Расспросив нескольких человек, они быстро нашли дом Шереров. Он находился в противоположном конце города. Такой аккуратный маленький домик. Его каменные стены были покрашены в белый цвет, но ставни черные, недавно обновленные. Низкий железный заборчик окружал внутренний дворик. Какая-то девочка там играла. Нагнувшись, она что-то чертила палкой на земле, а услышав топот подъехавших лошадей, с любопытством повернулась в их сторону. Когда Хантер, Линетт и Мэри Маргарет остановились у калитки, она пошла им навстречу.
Линетт, не ожидая, пока Хантер подаст ей руку, спрыгнула с коня. Сердце бешено колотилось и, казалось, вот-вот выскочит из груди. Девочка, идущая навстречу, могла быть только той, которую они искали. Ее дочерью!
Хантер взял из рук Линетт поводья, но она даже не заметила. Взволнованная женщина не обратила внимания, как Хантер снял с лошади Мэри Маргарет и привязал коней к забору. Она не видела ничего и никого, кроме девочки, стоящей у калитки и с интересом разглядывающей гостей.
Лицо маленькой незнакомки обрамляли черные волосы, заплетенные в аккуратные косички, лежащие на спине. Она была худенькой, а личико — овальной формы, с очень красиво очерченными носом и губами. Большие ярко-голубые глаза смотрели на них. Линетт стояла и рассматривала девочку, создавалось впечатление, что она увидела себя ребенком. И если бы у их дочери вместо черных волос Хантера волосы были бы рыжевато-золотистые и отсутствовал упрямый тирреловский подбородок, она выглядела бы точной копией Линетт. Ее черты лица удивительно точно соединяли в себе черты Линетт и Хантера. Поиски, наконец, завершились. Перед ними стояла их дочь. Их Джулия!
Линетт с трудом могла дышать, испытывая одновременно испуг, волнение и счастье. Будто бы потеряв дар речи, она взглянула на Хантера, тот тоже смотрел на девочку, а почувствовав взгляд Линетт, повернулся к ней. Их глаза на мгновение встретились. Почувствовав как бы физическое соприкосновение, они соединились, стали единым целым друг с другом и с ребенком. В глазах Линетт стояли слезы. Она никогда не испытывала такой острой, почти болезненной любви к Хантеру и к этой малютке, которую совсем не знала и в то же время знала, как свое собственное сердце.
— Здравствуйте, — произнесла девочка, так как никто не начинал говорить. — Кто вы?
— Я — Хантер Тиррел, — ответил Хантер тихим и необычно неуверенным голосом. — Я… А это Линетт Сандерс, то есть, Конвей.
Он слегка покраснел и бросил извиняющийся взгляд на Линетт.
— А я Мэри Маргарет Кинан, — сказала Мэри Маргарет, выходя из-за спины Хантера и становясь рядом с девочкой, которую внимательно разглядывала, а потом повернулась к взрослым.
Линетт заметила ее взгляд: смесь счастья, боли и страха, который, правда, быстро исчез. Впервые Линетт поняла, какие противоречивые эмоции испытывает Мэри Маргарет. Она, должно быть, волнуется: что ждет ее, когда Хантер и Линетт вернут свою собственную дочь? Сердце Линетт сжалось от жалости к бедному ребенку, и захотелось заверить ее, что они все так же дорожат и ею, Мэри Маргарет. Но сейчас было не время и не место для таких объяснений.
— Твои мама и папа дома? — спросил девочку Хантер.
Она вежливо кивнула и показала рукой, чтобы они следовали за ней.
— Пойдемте, я позову их.
В голосе ее слышался небольшой акцент. Все трое направились за ней к дому. В это время на крыльцо вышла женщина, улыбаясь и вытирая мокрые руки о передник.
— Гуттен таг, — весело поздоровалась она. — Здравствуйте.
Она говорила с сильным немецким акцентом.
— Я — фрау Шерер. Входите, пожалуйста. Предстала невысокая полная женщина, круглолицая, розовощекая. Видимо, она только что работала на жаркой кухне. Черты ее лица были простые, даже некрасивые, но веселая улыбка придавала ей очарование.
— Вы хотите увидеть герра Шерера? — спросила она. — Кузнеца, да?
— Нет… честно говоря, мы хотели бы переговорить с вами обоими, с вашим мужем и вами, — сказал Хантер, снимая шляпу и входя за женщиной в дом. Ему пришлось нагнуться перед низким входом.
Миссис Шерер поколебалась и с любопытством оглянулась на них.
— А-а, да, присаживайтесь, а я схожу за мужем.
Она указала на маленькую гостиную, чистую и опрятную, и исчезла где-то в дальних комнатах дома. Они слышали ее высокий голос, зовущий мужа по-немецки, и густой мужской говор откуда-то из глубины дома.
Хантер и Линетт присели на диван в гостиной. Джулия пошла следом и остановилась около Линетт. Мэри Маргарет задержалась у дверей, переводя взгляд с Хантера на Линетт, а с Линетт на их дочь.
— Вы красивая, — просто сказала девочка Линетт. Потом добавила: — Не такая, конечно, как моя мама, но… очень симпатичная.
Это было забавно. Ни один посторонний человек никогда бы не стал сравнивать толстоватую некрасивую немку с Линетт. Но девочка говорила как дочь миссис Шерер, воспринимая ее любящими глазами. И именно любовь ее родной дочери к другой женщине пронзила сердце Линетт болью.
Через несколько минут в гостиную вошла миссис Шерер с подносом в руках.
— Муж сейчас придет, — весело объявила она, ставя поднос на стол. — Вы, должно быть, хотите чего-нибудь перекусить, да? По-моему, вы прибыли издалека?
— Из Сан-Антонио, — ответил ей Хантер. Он посмотрел на маленькую девочку. — У вас очень хорошенькая дочь, фрау Шерер.
Женщина улыбнулась.
— Ах, герр, спасибо. Она такая… радость для нас. Джованна, поздоровайся с добрыми джентльменом и леди.
— Добрый день, сэр… мэм, — послушно сказала Джованна и сделала реверанс.
— У вас тоже дочь, да? — спросила миссис Шерер, указывая на Мэри Маргарет, стоящую у дверей. — Иди сюда, девочка, возьми что-нибудь.
— Нет, спасибо, мэм.
Мэри Маргарет покачала головой. Но не бросилась немедленно к еде, как обычно. Она казалась почти робкой.
В этот момент в комнату вошел мистер Шерер. Как и его жена, он выглядел невысоким и грузным. Плечи и руки были мускулистыми и непропорциональными по отношению ко всей фигуре. Линетт вспомнила, что его жена упоминала, будто он кузнец, человек, который использует мышцы верхней половины туловища намного чаще. Он представился и, взяв тарелку, которую ему протянула жена, сел на скамейку. Этот неразговорчивый человек молча ел и смотрел на гостей, в то время как его жена, не переставая, щебетала о погоде и о дороге из Сан-Антонио.
Наконец мистер Шерер спросил:
— Герта сказала, что вы хотели меня видеть?
— Да. Вас обоих.
Хантер перевел дыхание. Посмотрев на Линетт, он начал:
— У меня и у Линетт есть дочь. Не Мэри Маргарет, а другая девочка, которой сейчас девять лет.
— Нашей Джованне как раз столько же! — весело воскликнула миссис Шерер. Муж ее озабоченно нахмурился.
— Это верно. По сути дела, поэтому мы и здесь. Видите ли… Произошла ужасная вещь.
Миссис Шерер схватилась за сердце, а на лице появилось сочувствующее выражение.
— Нет! Она умерла?
— Нет. Моя… Линетт думала, что она умерла. После родов Линетт постигла серьезная болезнь. Меня не было, я был на войне и не мог помочь или защитить ее. Ей пришлось давать жизнь нашему ребенку в доме у чужих, которые оказались к тому же очень страшными людьми. Они забрали ребенка, а Линетт сказали, что девочка умерла.
— Нет!
Миссис Шерер в волнении округлила глаза. Она посмотрела на Линетт, и та кивнула.
— Это правда. Я очень болела и какое-то время вообще ничего не соображала. Я не знала, что произошло, поэтому поверила, когда мне сказали, что ребенок родился мертвым.
— Ах, бедняжка. Я не знаю, что бы я делала без нашей Джованны.
Почувствовав в голосе миссис Шерер теплоту и любовь, Джованна подошла к ней и стала рядом. Немка улыбнулась девочке, в глазах ее светилась любовь. Она одной рукой обняла девочку за талию и притянула к себе. На секунду она прижалась щекой к ладони Джованны.
Наблюдая за ними, Линетт почувствовала, как к горлу подступил комок. Это ее дочь, она знала наверняка. И она, Линетт, должна была сейчас сидеть рядом с ней, а не миссис Шерер. Вспомнились годы, когда она страдала и скорбела по дочери. Она подумала о любви, общих радостях и неудачах, которых она не разделила со своим ребенком. А вот миссис Шерер все это имела. Как несправедливо! Так жестоко!
— Точно, — задумчиво согласился мистер Шерер. — Минувшей зимой Джованна болела очень сильно, с высокой температурой.
— Да, она почти не могла дышать по ночам, — добавила миссис Шерер, качая головой, глаза ее затуманились грустью при воспоминании. — Я даже боялась, что наша Джованна отправится к ангелам.
— Герта сидела с ней все ночи напролет. Она кипятила воду и ставила тазы с кипятком под тент, где лежала дочка, чтобы ей легче дышалось.
— Я вся извелась. Хуже всего было, когда Джованна смотрела на меня своими огромными глазами и говорила: «Мама, мне больно».
В глазах Герты заблестели слезы, ей пришлось замолчать, и она тихонько всхлипнула.
— Но она жива, благодаря Герте.
— И тебе, — вставила его жена, решительно кивнув в сторону мистера Шерера. — Не я одна с ней возилась. Пока я спала днем, ты сменял меня.
Она улыбнулась ему и повернулась к Хантеру и Линетт.
— Мой Джозеф — хороший отец. Он очень любит Джованну. Видели бы вы кроватку, которую он для нее сделал. А-ах! Такая красивая!
Линетт почувствовала, что вот-вот расплачется. Она никогда не думала о семье, в которой росла ее дочь. Даже в ту ночь, когда Хантер заговорил с ней об этом, она отказалась беседовать на данную тему. Единственное, что она могла обсуждать, — это как вернуть дочь, не задумываясь о родительской любви, которую дарили девочке Шереры.
Боже праведный, что было бы сейчас с малышкой, если бы не эти люди, не их заботы и уход во время ее болезней!.. Никогда раньше Линетт не размышляла о будничной жизни дочери, о простудах», болячках, о днях ее рождения и о любовно сшитых для нее маленьких платьицах и заплетенных косичках.
В этот момент в памяти Линетт всплыло время, проведенное на корабле с Мэри Маргарет. Они вместе болтали, смеялись. Она расчесывала волосы девочки, завивая их локонами, слушала ее молитвы и болтовню. Молодая женщина вспомнила, как сжималось у нее в груди сердце, глядя на спящую девочку. Линетт привязалась к ней и полюбила за такое короткое время. А что же чувствует женщина, которая проводила с девочкой каждый день в течение девяти лет, которая стала ей матерью!
Она беспомощно взглянула на Хантера, в глазах стояли слезы. Линетт пронзила боль в сердце. Хантер сжал ее руку. Затем он взглянул на мистера Шерера.
— Сэр, можно Джованна пойдет во двор с Мэри Маргарет, и они поиграют немножко? Мы… мы хотели бы с вами кое-что обсудить.
— Конечно.
Он казался озабоченным, но посмотрел на Джованну и сказал:
— Иди поиграй, дочка. Нам нужно обговорить кое-какие дела.
— Хорошо, папа.
Взрослые подождали, пока дети выйдут и закроют за собой дверь. Потом Шереры с любопытством повернулись к Хантеру и Линетт.
— Чем мы можем вам помочь? — спросил мистер Шерер.
— Люди, которые украли нашего ребенка, — начал Хантер, — отдали его в приют Святой Анны в Батон-Руже.
Миссис Шерер вытаращила глаза.
— Но это…
— Да, мэм, мы знаем. Так получилось, что вы… взяли нашу дочь.
Лицо немки исказил ужас.
— Мы просмотрели карточку нашей дочери и узнали, что ее отдали немецкой семье, вам. Джованна — наша дочь, миссис Шерер.
— Нет!
Женщина вскочила на ноги с перекошенным от гнева лицом.
— Нет! Убирайтесь, из моего дома! Джованна моя!
Она обернулась к мужу и стала быстро говорить по-немецки.
Джозеф Шерер поднялся, в отличие от своей жены, медленно, лицо его было неподвижным, как камень.
— Вы расстроили мою жену. Теперь вы должны уйти.
— Пожалуйста, — закричала Линетт, сложив в молящем жесте руки и глядя на миссис Шерер. — Вы должны догадываться, что я чувствую. Вы как мать должны знать. Я была без дочери девять лет. Я оплакивала ее, думая, что она умерла. Узнав, что она жива, я испытала безумное счастье. Меня просто переполняла радость. У меня так долго ничего не было в жизни, и я не могу…
— Джованна моя! — произнесла миссис Шерер побелевшими губами, сжимая кулаки. — Я никогда не отдам ее. Никому!
— Пожалуйста, просто выслушайте меня.
— Нет! Послушайте! Вы отдали ее. Вы не сможете забрать Джованну обратно, как игрушку!
— Она не отдавала ее, — громко сказал Хантер. — Джованну у нее забрали, украли!
— Тогда вы должны знать, что я чувствую! Вы собираетесь отобрать у меня ребенка, украсть ее!
— Нет, нет.
По щекам Линетт покатились слезы.
— Честное слово. Я ничего не хочу забирать, но она — мой ребенок! Только нужно внимательно посмотреть на нее. Вы увидите, это наша дочь. Ее волосы, глаза…
Мистер Шерер выступил вперед, загородив жену.
— Я сочувствую вашему горю, фрау…
— Конвей.
— Фрау Конвей. Но вы тоже должны считаться и с нашими чувствами. Моя жена… Герта очень сильно хотела детей, но мы не можем их иметь. Как видите, мы немного староваты для родителей Джованны. Много лет пытались завести ребенка… Моя жена была очень несчастна. Тогда мы удочерили Джованну, и девочка стала для нас всем. Вы и ваш муж молоды, вы еще сможете иметь детей. У вас есть и ваша Мэри. А Джованна — это единственное, что есть у нас с женой. И она для нас значит все в жизни.
— О Боже…
Линетт громко заплакала. Она закрыла лицо руками и согнулась, опустив голову на колени. Плечи вздрагивали от рыданий.
— Линетт… родная.
Хантер опустился рядом с ней на колени, взяв ее руку.
— Милая моя, я верну ее, — шептал он ей на ухо. — Я обещаю тебе, чего бы это ни стоило. Ты ведь меня знаешь — я сделаю все. Вспомни, что я обещал.
Линетт представила, как Хантер ночью тайком похищает Джованну. Хантер мог бы побороть мистера Шерера и силой отнять девочку. Но Джованна будет запугана. Для нее это — единственный дом, который она знает всю свою жизнь. Эти люди — ее родители. Они любили свою дочь, заботились о ней. Джованна могла быть плотью и кровью Линетт, но она стала дочерью этой женщины. Линетт не сможет так обойтись со своим единственным ребенком.
Линетт судорожно вздохнула и, вытирая слезы, подняла голову.
— Нет, — с трудом сказала она осипшим от слез голосом.
Она посмотрела в глаза Хантера и увидела в их зеленой глубине любовь и решимость. Он сделает все, что она скажет, попытается выполнить ее желание, чего бы это ни стоило.
На свете не существует более сильной любви, преданности и верности! Что бы ни случилось с ней всегда будет Хантер. С ним Линеттг начнет строить новую жизнь.
— Нет, — уже твердо сказала она. — Я не хочу, чтобы ты это делал. Когда-то я сломала обе наши жизни. И не хочу поступать так же с нашей дочерью, из-за того, что мне так хочется. Миссис Шерер права. Джованна выросла здесь, с ее родителями. Пусть будет все так, как есть.
Она посмотрела на миссис Шерер и безуспешно попыталась улыбнуться. Немка взглянула на Линетт. Ее лицо, до этого упрямо решительное и злое, сейчас смягчилось, и она тоже начала плакать.
— Ну, ну, любимая.
Мистер Шерер обнял ее за плечи и прижал к груди.
— Теперь все в порядке, все хорошо.
Хантер встал с колен, Линетт тоже поднялась. Он обнял ее, и она благодарно прильнула к нему, ощущая его тепло и силу.
— Спасибо, — прошептала она. Хантер наклонился и поцеловал ее в макушку.
— Ты поступила правильно.
— Да? — Линетт неуверенно улыбнулась. — Почему же мне так тяжело?
Они задержались у дверей и снова повернулись к Шерерам.
— Можно нам… Ничего, если мы иногда будем присылать Джованне что-нибудь к Рождеству или ко дню рождения? Вы можете просто сказать, что это от той леди, которая к вам когда-то заезжала.
— Да, да, это будет хорошо. — Миссис Шерер улыбнулась ей. — Вы хорошая женщина. Мне очень жаль, что у вас так все сложилось в жизни.
— Спасибо.
Хантер открыл дверь, и Линетт шагнула на крыльцо, но вдруг резко остановилась.
— Бентон, — выдохнула Линетт. Бентон Конвей, присев на корточки рядом с Джованной, о чем-то разговаривал с ней. Мэри Маргарет стояла поодаль, скрестив на груди руки и подозрительно глядя на чужака. Услышав голос Линетт, Бентон поднялся. Он лениво улыбнулся и взял Джованну за плечо.
— Здравствуй, Линетт.
— Но что… Как ты нас нашел?
Он опять лениво улыбнулся.
— Ты что, на самом деле считала, что я не узнаю, куда вы поскакали? За вами в Новом Орлеане следил мой человек, он сказал, куда вы направились. В Новом Орлеане вы задержались, поэтому догнать вас не составляло абсолютно никакого труда.
— Зачем тебе это надо? — резко спросила Линетт. — Я все равно не вернусь к тебе.
Она посмотрела на стоящую рядом с Бентоном дочь и насколько могла ровным голосом произнесла:
— Джованна, кажется, твоя мама звала тебя?
Девочка хотела было уйти, но Бентон остановил ее, вцепившись пальцами в плечо так сильно, что у той вырвался испуганный крик. Девочка недоуменно посмотрела на мужчину. Хантер бросился в их сторону, Линетт последовала за ним.
Бентон прижал Джованну к себе, вытащил из кармана пальто револьвер и приставил его дуло к виску девочки. Хантер резко остановился. Линетт ахнула и замерла.
— Бентон! Ты что, потерял последний рассудок?
Он усмехнулся.
— Нет. Просто я наконец понял, что, если хочу, чтобы дело было выполнено, я должен взяться за это сам. Хантер, разряди свою пушку и брось ее сюда.
Хантер колебался, и Конвей заметно еще сильнее прижал дуло к виску Джованны.
Хантер быстро исполнил то, что Бентон приказал. Он разрядил магазин револьвера и бросил его к ногам Конвея.
— Все. Порядок? Я не могу застрелить тебя. А теперь отпусти девочку. Конвей засмеялся.
— Ты считаешь меня абсолютным идиотом? Она — мой козырь, моя палочка-выручалочка! Я хочу, чтобы ты подошел ближе.
— Хантер, нет! — закричала Линетт. — Он убьет тебя!
— Какая ты догадливая, дорогая, ехидно процедил Конвей.
— Что же я могу еще сделать? — тихо спросил ее Хантер и медленно направился к Бентону.
— Бентон, не глупи! — крикнула Линетт. — Отпусти девочку, и с тобой ничего не будет. Если ты убьешь ее, Хантера или меня, тебя будут судить. Тебя повесят. Это Техас, а не Пайн-Крик. Никого из твоих всемогущих друзей здесь нет.
— Ну, нет, мы вернемся назад вместе: ты, я и эта девчонка. Я был дураком, когда первым делом избавился от вашего ублюдка. Если бы только я раньше знал, как ты будешь по ней убиваться! Я понял, что лучший способ держать тебя в узде — это иметь рядом твою дочь. Вот почему сейчас мы отправимся домой втроем. Мы вернем твою дочь в лоно нашей семьи.
— Она не моя. Она дочь людей, которые живут в этом доме.
Конвей засмеялся.
— Ты и в самом деле не умеешь врать, Линетт. Это смешно. Чтобы узнать, чей это ребенок, надо просто посмотреть внимательно.
— В мире много людей с голубыми глазами.
— Но никого, кто бы выглядел точной твоей копией.
К этому моменту Хантер близко подошел к Конвею и Джованне, и Конвей коротко кивнул ему.
— Достаточно. Повернись лицом к дому. Руки за спину.
Хантер послушно все исполнил. Сердце Линетт оборвалось. Он убьет Хантера прямо здесь, сейчас, на ее глазах! И она ничего не может сделать, чтобы спасти.
— На колени.
Хантер опустился на колени.
— Бентон, нет! — закричала Линетт. — Не смей! Я поеду с тобой! Я сделаю все, что ты захочешь. Только не убивай его! Отпусти его и Джованну, и я уеду с тобой сейчас же.
Бентон поморщился.
— Не будь дурой. Пока он жив, ты никогда не будешь принадлежать мне.
— Пожалуйста, нет!
Линетт замерла, оцепенев от ужаса, видя, как Бентон переводит револьвер от виска Джованны и направляет его на Хантера.
Раздался выстрел. Линетт метнулась вперед, а из груди вырвался душераздирающий визг. Но в эту же секунду она поняла, что выстрел донесся из-за ее спины, потом увидела, что Хантер цел и невредим. Он все так же стоял на коленях. А Бентон согнулся, и револьвер выпал из его руки, на рубашке расплылось пятно крови.
— Папа! Папа! — закричала Джованна, бросившись к дому.
Линетт обернулась и увидела стоящего на крыльце мистера Шерера. У него было хмурое выражение лица, в руке он сжимал ружье. У Линетт вырвался всхлип облегчения, и она побежала к Хантеру.
— О-о, Хантер, Хантер.
Он встал на ноги, и она кинулась к нему в объятия, плача и смеясь, дрожа от пережитых волнений. В следующую секунду на них обоих набросилась Мэри Маргарет, обхватив их руками широко, насколько могла.
— Мария, Иисус и Иосиф! — громко воскликнула девочка. — Я считала вас уже мертвым.
Хантер крепко стиснул их обеих.
— Уже во второй раз я побывал на волосок от смерти. Но, моя девочка, нет силы, которая может меня убить. Ты еще убедишься в этом.
— Хантер, как ты можешь шутить? Я так перепугалась, что меня до сих пор бьет дрожь.
Наконец Хантер отпустил их и пошел туда, где лежал Конвей. Рядом с телом стоял мистер Шерер и молча смотрел.
— Он мертв, — просто сказал Шерер.
— Спасибо, — произнес Хантер, бросив быстрый взгляд на тело своего бывшего врага. Он пожал руку мистеру Шереру. — Я обязан вам жизнью.
Шерер пожал плечами.
— Я обязан вам жизнью моей дочери. Он убил бы ее, если бы не вы.
Шерер извиняюще улыбнулся Хантеру.
— Простите, что я так долго тянул, но я боялся выстрелить, пока он держал револьвер у виска дочки.
— Конечно. — Хантер оглянулся на лежащего Конвея. — Думаю, нам лучше послать за шерифом.
— Да. Я позабочусь об этом. — Шерер хитровато прищурился.
— Но думаю, вам, даме и маленькой девочке лучше поскорее уехать. А то будут лишние вопросы, на которые у меня нет желания отвечать.
— Но…
— Обо мне не беспокойтесь. Со мной не будет неприятностей. Здесь меня хорошо знают. И все мы тут понимаем, как поступить с сумасшедшим, который собирается причинить ребенку зло.
Он помолчал, глядя на убитого Конвея.
— Это и есть тот человек, кто украл у леди ребенка?
— Он совершил много проступков, но, смею вас уверить, вот то было самое ужасное.
Потрясенные Хантер, Линетт и Мэри Маргарет сели на коней и отправились в обратный путь. Линетт оглянулась на стоящих у дома Шереров. Миссис Шерер обнимала Джованну. Линетт отвернулась, скрывая выступившие слезы.
Мэри Маргарет ехала на своей невысокой лошадке рядом с Линетт.
— Мне очень жаль, мэм, — серьезным тоном произнесла она.
Линетт выдавила улыбку.
— Нет, не надо ни о чем жалеть. Мы с Хантером приняли единственно правильное решение.
— Но грустно, что у вас не будет дочери. После того как вы проделали такой долгий путь, чтобы найти ее…
Линетт смахнула незаметно слезы и, протянув руку, взяла ладошку Мэри Маргарет.
— Дочери? Да что ты имеешь в виду? У меня уже есть дочь. Вот она — рядом со мной.
Улыбка, словно солнышко, озарила личико Мэри Маргарет.
— Вы и вправду так думаете?
— Ну, конечно.
Мэри Маргарет испустила радостный вопль и пустила свою лошадь вскачь, чтобы догнать ехавшего впереди Хантера.
— Вы слышали? Я буду вашей дочерью!
— А что же нам еще делать с такой маленькой мошенницей, как ты? — шутливо ответил Хантер.
Он оглянулся на Линетт и попридержал своего коня, поджидая ее, затем протянул ей руку, и Линетт доверчиво подала ему свою. Он поднес ее к губам и поцеловал.
— Клянусь, что у нас все равно будет отличная семья.
Линетт улыбнулась ему.
— Да.
Какое-то мгновение они молча смотрели друг другу в глаза, прочтя то, что говорили их сердца. Потом Хантер сказал:
— Итак, мадам, куда вам угодно поехать? Весь мир перед вами.
Линетт помедлила, а затем ответила:
— Назад, домой. Туда, где мы родились. Как же мы сможем продолжить род Тиррелов где-то еще?
— Отлично, — Хантер ухмыльнулся. — Но вначале в Сан-Антонио мы повенчаемся. На этот раз я не упущу своего шанса. Ничто и никто не сможет помешать нам.
Линетт улыбнулась ему и ответила:
— Да, ничто и никто.
Не разжимая рук, они поехали дальше. Мэри Маргарет на своей лошадке ехала рядом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненная лилия - Кэмп Кэндис



странно что нет коментов! книга чудесная! столько накалов страстей, лихой сюжет и интересная развязка...очень рекомендую...коменты очень положительные и на других сайтах ЧИТАТь!!! ЧИТАТЬ!!!ЧИТАТЬ!!!10 из 10
Огненная лилия - Кэмп Кэндисещё наталья
28.12.2012, 0.40





прекрасно но сколько нужно иметь мужества чтобы оставить своего ребенка другой семье которая уже удочерила девочку это подвиг на который не каждый человек способен роман интересный чувства героев прекрасны герои смогли вернуть свою любовь которую потеряли когда-то чувства вспыхнули с новой силой и новый ребенок и удочеренная девочка наполнили жизнь главных героев счастьем радостью
Огненная лилия - Кэмп Кэндиснаталия
27.02.2013, 15.32





Супер советую, это про брата Меги и Гедиона, Хантера поверьте эту книгу стоит прочитать. Я согласна с Натальей нужно быть мужественым чтобы оставить своего ребёнка в другой семье. 10из10.
Огненная лилия - Кэмп КэндисРада
14.11.2014, 8.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100