Читать онлайн Огненная лилия, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненная лилия - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Огненная лилия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Линетт Конвей тихо что-то сообщила своей падчерице, когда они расстилали скатерть на столе, и обе женщины улыбнулись. Они необычно смотрелись рядом за работой, расставляя посуду и кушанья, которые доставали из корзинки Линетт. Линетт, старшая из них двоих, была настоящей красавицей. Ее красота была живой, яркой, запоминающейся. Темные, густые и блестящие волосы мягко спадали на плечи, светло-голубые глаза были огромны. Можно было сказать, что все черты лица были безукориз-ненно правильны. За последние годы, после того как она вышла замуж за Бентона Конвоя, ее внешность слегка поблекла. Но ее все еще считали самой красивой женщиной в Пайн-Крике, а некоторые даже говорили, что не видели подобных красавиц во всем штате Арканзас.
Розмари, наоборот, никто бы не назвал красавицей. Она не была привлекательной, но иногда, как в данный момент, когда она улыбалась, была очень мила. Розмари относилась к числу тех женщин, которые всегда остаются в тени, не бросаются в глаза, поэтому ее никогда не приглашали на танцах. Она чаще всего старалась прошмыгнуть через задние дворы, желая остаться незамеченной. Это была маленькая, но не лишенная изящества женщина. Волосы ее были неброского русого цвета, гладко зачесанные назад и уложенные в тяжелый узел на затылке. Самыми привлекательными у нее были большие глаза, излучавшие тепло, светло-карие, их обрамляли густые прямые ресницы. Но, к сожалению, их скрывали сидящие на носу очки. Обычно Розмари носила некрасивые, мрачных тонов платья. Она не обращала внимания на попытки Линетт подобрать ей платье, подходящее по цвету к ее типу кожи или под цвет глаз. Розмари внимательно выслушивала советы мачехи, иногда даже восхищалась купленными для нее платьями, но рано или поздно эти наряды оказывались в самом дальнем углу гардероба, и она вновь одевалась в мышиные и какие-то выцветшие пастельные тона.
Линетт долгое время не могла понять, почему ее участие и старания спокойно игнорируются. Но потом она заметила, что как только Розмари наденет какое-нибудь нарядное платье, отец отпускает в ее адрес колкое замечание. После такого Розмари прячет новую одежду подальше в шкаф. Это бесило и раздражало Линетт, но никто, в том числе и она, не могли заставить Бентона не говорить или не делать что-либо, что ему нравилось. Поэтому, как ни пыталась Линетт убедить Розмари, что отличное светло-золотистое вечернее платье только придает ее коже теплый, персиковый оттенок, а вовсе не выделяет среди других девушек, ей так и не удалось ничего изменить.
Но сегодня Линетт была несколько удивлена, хотя, разумеется, было приятно видеть, что Розмари решилась надеть легкое платье, купленное по настоянию Линетт еще прошлым летом. Густой винно-красный цвет шелка придавал лицу девушки румянец. Но Линетт сдержалась и ничего не сказала Розмари о ее наряде. Это был бы вернейший способ заставить навсегда потом забыть о данном платье. Поэтому Линетт накрывала на стол и болтала о всяких пустяках.
— Правда, не смешно ли? — комментировала Розмари. Глаза ее смеялись за стеклами очков. — Это так мило с твоей стороны, что ты принесла мне поесть.
Когда отец женился на Линетт, Розмари встретила мачеху холодно и относилась безразлично, невольно завидуя ее красоте. Она не могла доверять женщине, вышедшей замуж за богатого, намного старше ее Бентона Конвея, хотя еще недавно была помолвлена с Хантером Тиррелом. Розмари до сих пор не знала, что толкнуло Линетт на этот шаг. Но чем больше она узнавала Линетт, тем меньше она догадывалась о причине этого поступка. Очень скоро Розмари убедилась, что мачеха добрая и щедрая женщина, а не зазнайка, упивающаяся своей красотой. Розмари боялась, что Линетт окажется именно такой. За несколько лет они стали близкими подругами.
У Розмари всегда становилось тепло на душе, когда она видела улыбающуюся Линетт или когда они вот так беззаботно болтали друг с другом. Поначалу, когда мачеха только поселилась у них в доме, казалось, что она вообще никогда не смеется.
— Сегодня утром Бентон ускакал к Шарпам, и я решила, что это удобное время, чтобы навестить тебя в библиотеке, — объясняла Линетт свой неожиданный визит. — А потом я подумала, почему бы не принести тебе что-нибудь поесть?
— Папа поехал к мистеру Джонсу? — спросила Розмари бесцветным голосом.
— Думаю, да.
Линетт бросила озабоченный взгляд на Розмари, которая невидяще уставилась на свои руки.
— Он сказал, что пообедает там, а затем встретится с полковником Томпсоном.
— Я… я не хотела бы, чтобы папа общался с мистером Джонсоном и всеми этими янки. Я начинаю чувствовать себя предательницей.
— Понимаю. Я тоже.
Линетт старалась не думать о политических взглядах своего мужа. Бентон Конвей был, как называют таких на Юге, скалавагом, то есть южанином, имеющим дела с янки после войны, общающимся с солдатами Союза и северянами. Это был человек, старающийся нажиться на нужде людей после падения Конфедерации. Бентон не воевал. Прошло уже шесть лет после окончания военных действий, а южане все еще боролись за восстановление экономики, а иногда и за сохранение своей жизни. Многие едва сводили концы с концами, питаясь только тем, что могли вырастить на огородах. Некоторые, такие как Тэсс, потеряли свою собственность и свое дело. Другие обнаружили, что им просто некуда и не к чему возвращаться. Но Бентон Конвей и многие другие, подобные ему, сделали во время войны себе состояние.
Линетт, как и некоторые горожане, презирала Бентона. Но Линетт была его женой, и жители Пайн-Крика относились к ней так же презрительно. Она знала, что болтают здесь, что она любит деньги и только поэтому вышла за Конвея замуж. Говорили, что она ему прекрасно подходит — такая же высокомерная и холодная. Кроме Розмари, у нее не было друзей в городе. Но Розмари была связана родственными узами с Бентоном, как и она сама. Линетт понимала, что если бы не Розмари да не семья ее матери, первой жены Бентона, очень уважаемой семьи в городе, никто бы в Пайн-Крике не общался бы с ним и, разумеется, кроме северных торговцев.
В то же время у Линетт не было иного выхода. Она была женой Бентона, а одним из условий их договора было — создать всеми возможными способами видимость, что у них образцовый брак. Она должна быть хозяйкой на вечеринках, выходить вместе с ним в гости, общаться с теми, с кем он считал нужным. Линетт должна была стать дополнением и примерной супругой преуспевающего делового мужчины. И хотя она не выносила приятелей мужа, но вынуждена была постоянно общаться с ними. Она выезжала на вечера, всегда мило улыбалась и подолгу беседовала с женами офицеров янки. Вскоре она научилась мысленно отвлекаться от окружающей обстановки, сидела, слушала, смеялась, как манекен. А в это время ее мысли витали где-то далеко.
— Не понимаю, что папа нашел в этом мистере Джонсе? — продолжала Розмари, нахмурившись. — Я надеюсь, он не станет настаивать на своем.
Фаркухар Джонс в последние месяцы неожиданно увлекся Розмари и по-всякому преследовал ее. Это был мужчина необъятных размеров, с круглой лысиной на макушке. Он очень комплексовал по поводу лысины и пытался скрыть свой недостаток. У него была манера расчесывать остатки волос от одного уха к другому. Лежащие на лысине пряди он намазывал макасаровым
type="note" l:href="#note1">[1]
маслом, чтобы закрепить их в этом неестественном положении. Но время от времени прядки распадались и смешно нависали ему на глаза. Еще у него были длинные, закручивающиеся кверху усы. Мистер Джонс был бы положительно комичной фигурой, если бы под обманчивой веселостью не скрывалось жестокое и холодное, как металл, сердце.
Линетт могла объяснить Розмари, что Бентон нашел в таком человеке. Прежде всего, это — возможность делать деньги. Но она воздерживалась прямо говорить о Бентоне его дочери. У Розмари все еще были иллюзии по поводу отца, а Линетт не хотела ее разуверять.
— Я думаю… Мне кажется, он хочет видеть тебя защищенной и ни в чем не нуждающейся, — произнесла Линетт. — А мистер Джонс может сделать это. Он очень богат.
— Но я не желаю выходить за него!
Розмари выразительно поежилась, в этот момент она выставила на стол последнее блюдо, затем убрала корзинку.
— Папа думает, что деньги решают все. Видимо, это потому, что когда-то в молодости он был очень беден. Но все равно он не прав. Я не вынесу жизни с Фаркухаром Джонсом, как бы много денег он не имел!
— Тогда тебе нужно сказать это отцу. Наверняка он не станет принуждать выходить замуж за человека, который тебе неприятен.
Розмари выглядела неуверенной.
— Нет, думаю, нет.
* * *
— Ладно, — сказала Линетт, переходя на легкомысленный тон. — Давай не будем говорить больше о мистере Джонсе, а то у меня пропадет всякий аппетит.
Розмари улыбнулась.
— Ты права. Блюда слишком хороши, чтобы от них отказаться из-за какого-то Джонса.
Розмари села за стол, Линетт придвинула себе стул.
Приступив к обеду, они болтали и хихикали, как школьницы, вспомнили смешной наряд миссис 0'Брайн, который та надела на бал, устроенный на прошлой неделе Лилибет Томпсон, живо обсуждали шансы жены министра на победу в борьбе с тетушкой Шарлоттой, теткой Тэсс.
Вдруг в коридоре послышалось покашливание. Розмари вскочила и взглянула на дверь. На ее щеках выступил нежный румянец, а лицо осветилось широкой улыбкой. Смотревшая на нее Линетт сощурилась и обернулась, заинтересовавшись, чье присутствие смогло вызвать такую перемену в лице падчерицы.
Вошел Сэт Маннинг, новый учитель, худой парень с приятным, серьезным лицом и песочного цвета волосами. В одной руке он держал стопку книг, другой рукав его пиджака был пуст и заложен в карман. Он потерял на войне левую руку.
— Здравствуйте, мисс Конвей.
Он улыбнулся Розмари, затем, повернувшись, как показалось Линетт, неохотно, кивнул ей.
— Мэм.
— Ой, извините. Вы, кажется, незнакомы. Линетт, это мистер Маннинг, школьный учитель. Мистер Маннинг, это жена моего отца, миссис Конвей.
— Очень приятно, мэм.
Линетт улыбнулась и кивнула гостю.
— Я узнала вас. Я много о вас слышала, хотя мы и не были знакомы. Знаете, сейчас вы очень известный человек в нашем городе. Уже несколько лет в Пайн-Крике не было учителя.
Маннинг появился в Пайн-Крике всего несколько месяцев назад. Его привез Рейд Прескот, городской врач, который познакомился с Сэтом во время войны. Горожане могли платить за обучение своих детей только очень маленькие суммы, но зато компенсировали оплату тем, что часто приносили продукты, дрова. Лига Леди сдавала ему небольшой домик на заднем дворе библиотеки.
— Да, я знаю. Здесь все так добры ко мне.
Взгляд Линетт снова вернулся к Розмари.
— Я принес Розмари книги, как и обещал.
Итак, Розмари ждала школьного учителя, подумала заинтригованная Линетт. Этим естественно и объяснялось ее решение надеть сегодня привлекательное, густо-красное платье.
— О-о, спасибо. Положите их на стол.
Розмари поспешила освободить место для книг, а Линетт уступила дорогу, судорожно пытаясь придумать какую-нибудь подходящую причину, чтобы оставить парочку одну. Может быть, это было бы и неправильно, но меньше всего Розмари нуждалась в присутствии еще одной дамы. Она была очень застенчивой и чем больше было рядом людей, тем более робела.
Вдруг Линетт с облегчением услышала стук входной двери.
— Кто-то пришел. Не беспокойся, Розмари. Я приму посетителя, — сказала она.
Линетт понимала, что едва ли сможет оказать реальную помощь клиенту в выборе книг. Сейчас это не имело значения. Она понадеялась, что и Розмари не обратит внимания на этот факт, так как была слишком поглощена своим гостем.
— А ты помоги мистеру Маннингу разобрать книги. Может быть, у него есть время задержаться, тогда мы пообедали бы втроем. Я принесла угощений больше чем достаточно.
Линетт улыбнулась им обоим и поспешно вышла из комнаты. Главное, чтобы у Розмари не успело взять верх чувство ответственности и чтобы она не решила заняться посетителями сама. Не переставая улыбаться, Линетт направилась ко входу, но увидев, кто пришел, резко остановилась.
Мэгги Тиррел! Нет, вернее, теперь уже Прескот.
Линетт колебалась, зная, что Мэгги ее терпеть не может. Да и все Тиррелы так же относятся к ней. Она признавала, что у них есть на то причины. То, что она сделала, расстроило личную жизнь Хантера, и никто из его семьи не знал до сих пор, почему она так поспешно выскочила замуж за Бентона. Поэтому Линетт было нелегко встречаться с любым из них. Обычно и она, и Тиррелы старались избегать друг друга.
— Мэгги?.. Я хотела сказать, миссис Прескот.
— Миссис Конвей.
Голос Мэгги был холоден. А выглядела она такой же неуверенной, как и Линетт. Линетт приблизилась.
— Вам нужна книга? Боюсь, я не очень хороший консультант, но….
— Вообще-то я пришла, чтобы увидеться с Розмари. Она здесь?
Покусывая губы, Линетт бросила взгляд через плечо на закрытую дверь кабинета.
— Она сейчас очень занята.
— Понятно.
Мэгги как-то напряглась и Линетт подумала, что та посчитала ее просто невежливой.
— Извините. Почему бы вам не пройти в одну из комнат и не подождать? Розмари скоро освободится. Я уверена, она захочет вас видеть и поговорить с вами.
Линетт указала на переднюю комнату. Сама быстро прошла туда, так что Мэгги ничего не оставалось, как пойти вслед за ней. В этой комнате стояли стол и два стула. Линетт присела на один из них. Мэгги последовала ее примеру. Некоторое время они просто сидели, молча глядя друг на друга.
— Я только хотела сообщить Розмари, что у Тэсс вчера родился ребенок, — сказала наконец Мэгги.
— Правда?
В душе Линетт странным образом соединились боль и радость. Неожиданно она почувствовала, что ее рукам нечем заняться. В суставах пальцев что-то покалывало. Затем она ощутила ноющую боль.
— И… И кто же это?
— Мальчик. Они назвали его Уильям.
На глазах Мэгги вдруг появились непрошенные слезы.
— В честь вашего мужа? Как мило.
Мэгги кивнула.
— Да, мне было очень приятно, когда они сказали это мне. Гидеон и Уилл были близкими друзьями.
Линетт улыбнулась, хотя ей было тяжело. Она подумала о малыше, таком мягком и теплом, с головкой, покрытой светлым пушком.
— Я так рада за них.
Мэгги пристально наблюдала за ней.
— Да, кажется, ты действительно рада. — В ее голосе слышалось удивление. Линнет горько улыбнулась.
— Знаешь, я не такая бессердечная, как вы, вероятно, думаете. Тэсс когда-то была моей лучшей подругой.
— Я знаю. Я… знаешь… я несколько раз порывалась сказать тебе, но так и не смогла. Наверное, у меня не хватило смелости. Мы все тебе очень признательны за то, что в прошлом году ты помогла Тэсс отстоять дом.
Когда-то богатая семья Тэсс потеряла в войну все свое состояние. Тэсс не могла больше платить за огромный дом и чуть было не потеряла его. Именно Линетт посоветовала ей предложить дом Лиге Леди для размещения новой городской библиотеки. Но чтобы за Тэсс сохранялось право жить в нем до конца своих дней.
— Думаю, я ничего особенного не сделала, — возразила Линетт, смущенно ерзая на стуле. Благодаря советам Линетт семья Тэсс могла оставаться в доме, и хотя только на втором этаже, все равно это значило для них много. Потом Тэсс переехала к Гидеону.
В конце концов, именно муж Линетт подтолкнул своих друзей-реконструкционистов повысить плату за это строение. Бентон хотел купить дом Колдуэллов, потому что это был самый добротный дом в округе. А Бентон всегда желал иметь все самое лучшее, самое красивое. По сути дела, только из-за этой слабости он и женился на Линетт.
— И, кроме того, все, что я могла сделать, было недостаточно, чтобы… чтобы как-то компенси-ровать…
Мэгги кивнула. Она была довольно справедливой и не стала делать вид, что не понимает, о чем ведет речь Линетт.
— И все-таки, — произнесла она, — ты не обязана была об этом хлопотать.
— Нет, — медленно выговорила Линетт. — Понимаешь, обязана.
— Ну что ж, я знаю, для Тэсс это очень важно. И для всех нас тоже. Мы благодарны тебе за это.
— Спасибо.
Линетт посмотрела на свои руки, лежащие на коленях. Ей не приходило в голову, что еще можно обсуждать. Очень хотелось спросить о Хантере, но она не смела. Доброжелательное отношение Мэгги к ней могло тут же исчезнуть.
Гостья поднялась. Похоже, она чувствовала себя не в своей тарелке, как и миссис Конвей.
— Мне нужно идти.
— Я схожу за Розмари, — предложила Линетт. — У нее посетитель, но я уверена, она захочет услышать эту новость от тебя.
— Нет, не надо. Не отвлекай. Ты сама можешь сказать ей. Я просто хотела, чтобы она знала, Тэсс очень ее любит.
Линетт улыбнулась.
— Розмари трудно не любить.
— Конечно.
Мэгги застыла на минуточку, глядя на Линетт. Ее лоб пересекла поперечная морщинка. Потом лицо разгладилось, она натянуто улыбнулась, как бы отбросив мучившие ее мысли.
— До свидания. Я рада, что мы смогли поболтать.
Мэгги направилась к выходу, затем обернулась, бросив взгляд на Линетт, потом быстро вышла и закрыла за собой дверь. Еще какое-то время Линетт тупо смотрела на закрытую дверь, душу переполняли смутные и противоречивые чувства.
Ей было приятно, что у Тэсс родился ребенок. В то же время она не хотела об этом думать. И Хантер… Она не желала ничего знать. Но в дальнейшем мысли об этом человеке уже не выходили у нее из головы.
Так случалось всегда, когда она встречала Мэгги. Глаза у сестры были серые, а не ярко-зеленые, как у Хантера. Ее темно-каштановые волосы казались все-таки светлее его черных кудрей. Черты лица Мэгги были более мягкими, женственными, чем у брата. Но, несмотря на все это, они поразительно походили друг на друга. Полноватые губы Мэгги были копией его, а иногда на ее лице появлялась точно такая же, как у Хантера, улыбка. Что-то в выражении глаз, или то, как она нахмурит брови, нет-нет да и напоминало Хантера, да так живо, что у молодой женщины замирало всякий раз сердце.
Линетт прислонилась к одному из книжных шкафов. Так она простояла несколько минут, слепо уставившись на потолок, затем перевела взгляд на корешки стоящих в шкафу книг. Постояв, она выбрала один том и села с ним в кресло, но читать не могла, просто сидела, глядя перед собой на открытую страницу. Она сожалела, что еще раз довелось встретиться с Мэгги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненная лилия - Кэмп Кэндис



странно что нет коментов! книга чудесная! столько накалов страстей, лихой сюжет и интересная развязка...очень рекомендую...коменты очень положительные и на других сайтах ЧИТАТь!!! ЧИТАТЬ!!!ЧИТАТЬ!!!10 из 10
Огненная лилия - Кэмп Кэндисещё наталья
28.12.2012, 0.40





прекрасно но сколько нужно иметь мужества чтобы оставить своего ребенка другой семье которая уже удочерила девочку это подвиг на который не каждый человек способен роман интересный чувства героев прекрасны герои смогли вернуть свою любовь которую потеряли когда-то чувства вспыхнули с новой силой и новый ребенок и удочеренная девочка наполнили жизнь главных героев счастьем радостью
Огненная лилия - Кэмп Кэндиснаталия
27.02.2013, 15.32





Супер советую, это про брата Меги и Гедиона, Хантера поверьте эту книгу стоит прочитать. Я согласна с Натальей нужно быть мужественым чтобы оставить своего ребёнка в другой семье. 10из10.
Огненная лилия - Кэмп КэндисРада
14.11.2014, 8.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100