Читать онлайн Огненная лилия, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненная лилия - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Огненная лилия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Линетт обернулась к Хантеру, её лицо горело злостью и отчаянием.
— Хантер!
— Пойдем. — Он взял ее за руку и повел к выходу. — Нужно идти. Здесь мы ничего не добьемся.
— Но, Хантер, мы не можем уйти! — запротестовала Линетт, останавливаясь и упираясь.
Ему пришлось почти силой вести ее к двери. В этот момент он заговорил с ней тихим голосом.
— Брось, Лин. Она никогда не даст тебе сведения. Не упорствуй, так будет разумней, — уверял он.
— Но, Хантер! — голос Линетт стал сиплым, а по щекам заструились слезы. Я должна попытаться! Должна что-то сделать!
— Но ты же видишь! Все бесполезно. — Хантер через плечо обернулся к монахине.
— До свидания, мэм. Спасибо, что уделили нам время.
Сестра Матильда кивнула.
— До свидания. Я уверена, что если вы получше подумаете, то сами поймете, что это наилучший для всех выход.
— Наилучший выход! — взорвалась Линетт. Гнев переполнял все ее существо. Она больше не могла сдерживаться. Но Хантер подталкивал ее к двери. Как только они вышли за порог, монахиня быстро закрыла за ними дверь.
Линетт стала вырываться из рук Хантера, пытаясь вновь вернуться в комнату монахини.
— Отпусти меня! Я должна с ней поговорить. Что с тобой, Хантер? — гневно повторяла она, пытаясь освободиться от руки Хантера и порываясь вернуться.
Хантер прижал Линетт к себе, и, пока они спускались по лестнице, наклонившись к ней, тихо прошептал:
— Она не скажет нам ничего. Нет смысла спорить с ней дальше. Мне надо вернуться сегодня ночью и пробраться в кабинет, — объяснил он свои намерения.
— Что? — Линетт уставилась на него, но не замедлила шага. Хантер хитро улыбнулся:
— Как ты могла подумать, что я так просто откажусь от нашей дочери? Плохо ты меня знаешь!
Линетт расслабилась. На какое-то мгновение она действительно испугалась, что Хантер так легко сдался, что поиски дочери потеряли для него смысл. Естественно, это было не так. Следовало бы знать его получше. Она должна доверять Хантеру. Глаза ее наполнились слезами.
— Спасибо, — прошептала она.
— Вот так-то лучше. Положись на меня.
Они проследовали по коридору к выходу. Хантер с невозмутимым видом огляделся, и Линетт поняла, что он запоминает расположение помещений и прикидывает, как проникнуть сюда ночью, чтобы найти необходимую запись.
— Тссс!
Они остановились и огляделись.
— Эй, мистер, — послышался громкий шепот.
Они повернулись назад и стали осматриваться. Большое, почти во всю стену окно было задрапировано тяжелыми длинными портьерами. Одна из портьер немного отодвинулась в сторону и из-за нее показалось хитрое веснушчатое личико.
Линетт и Хантер молча уставились на него.
Портьера отодвинулась еще больше, и они увидели худенькую девочку с нескладной фигуркой в бесформенном сером платьице. Эта шустрая девчушка очень походила на мальчика. Линетт не могла понять, какого она может быть возраста. Если судить по росту, то ей — лет семь-восемь. Но черты лица говорили, что она несколько старше.
— Привет.
— Привет и тебе.
Линетт улыбнулась девочке и сама удивилась, что ей больше не больно видеть детей. Теперь, когда она знает, что ее дочь жива, она не испытывает больше тягостного чувства.
Девочка высунула голову из-за портьер и, вытянув шею, осмотрелась по сторонам. Убедившись, что рядом никого нет, она вышла из своего укрытия. Платье девочки было выпачкано в грязь. Один гольф, когда-то, видимо, белый, а теперь серый и выцветший от многочисленных стирок, сполз, обнажив поцарапанную ногу. Светлые грязноватые пряди волос спадали на глаза. Грязью был запачкан даже нос. Щеки были усыпаны яркими оранжевыми веснушками, а раскосые серые глаза хитро блестели.
Ее никак нельзя было назвать привлекательной и милой девочкой. К тому же маленькая расчесанная до крови ссадина на подбородке совсем не добавляла красоты.
Когда она улыбнулась, а ее серые глаза засветились весельем, к удивлению Линетт, она показалась даже очень симпатичной. Линетт посмотрела на Хантера. Он тоже с интересом рассматривал девочку, на губах играло некоторое подобие улыбки.
— Привет, — сказал он. — Я — Хантер Тиррел.
— А я — Мэри Маргарет Кинан. — В ее речи слышался легкий мелодичный акцент. Со взрослыми она держалась непринужденно и уверенно.
— Вы ищете, кого бы взять к себе? Я имею в виду, удочерить или усыновить?
— Мы ищем нашу дочь, — ответил ей Хантер.
Девочка уставилась на них.
— Это правда, — подтвердила Линетт.
— Да ну! Здесь? Что станет делать дочь таких как вы людей в нашей чертовой дыре?
Линетт, услышав ее рассуждения, затаила от удивления дыхание. Мэри Маргарет сбоку посмотрела на нее и ухмыльнулась.
— А вы думали: я «маленькое милое создание»?
Последние слова она произнесла с настоящим южным акцентом, с привкусом слащавой патоки, а потом рассмеялась:
— Я не такая. Сестра Мэри Луиза говорит, что я — «сатанинское отродье».
— Не может быть?
Она помолчала в раздумье.
— Но это неправда, потому что, на самом деле, я мисс Файтина Джимми Кинан, — быстро выпалила их собеседница.
Ни Хантер, ни Линетт не нашлись, что ответить, и просто молча продолжали смотреть на нее.
— Кажется, вы не нашли здесь свою дочь, да? Почему бы вам не взять меня? Я очень работящая, а ем немного. Если я постараюсь, то не буду упрямой, по крайней мере, большую часть времени. Папка всегда говорил, что я смышленая. Даже сама мать-настоятельница говорит, что я умная. — Она ухмыльнулась.
— А ты не врешь?
— Ну, правда, она говорит, что я слишком умна, — добавила мисс Кинан, немного подумав.
— Правда, — сыронизировал Хантер. Линетт не смогла не улыбнуться.
— Мэри Маргарет, я уверена, что кто-нибудь с радостью удочерит тебя. Но мы ищем дочь, мы должны взять именно ее.
Мэри Маргарет философски пожала плечами.
— А сестра Матильда сказала, где ее искать?
— Нет, боюсь, что нет.
Лицо Линетт снова стало печальным. — Она сказала, что не может сообщить нам эту информацию.
— Ту, что хранится в ее комнате? В одном из огромных деревянных шкафов?
— В самом большом.
— А-а… Тогда, значит, ее здесь нет. Счастливчики некоторые. Так или иначе они удрали отсюда…
Она поспешно прервалась и, помолчав, приняла озабоченный вид.
— Я могла бы вам помочь… и доказать, что я кое-чего значу и умею. Если, конечно, вы тоже мне что-нибудь сделаете.
Лицо Хантера посветлело, и в глазах появились веселые искорки.
— В самом деле, могла бы? А как же, хотел бы я знать, ты собираешься это осуществить?
— Я натворю что-нибудь во дворе, что заставит сестру Матильду выйти из кабинета. Ну, буду шуметь, скорее всего… А вы уж решайте сами, что вам делать в ее отсутствие.
Хантер прикрыл ладонью рот, чтобы скрыть улыбку. Линетт усмехнулась.
— Похоже, Хантер, ты нашел родственную душу, — проговорила она небрежным тоном.
Он бросил на даму хорошо знакомый ей взгляд, который одновременно означал вызов и шутливое обещание возмездия, такой дразнящий, чисто мужской взгляд, намекающий на что-то интимное. Внезапно Линетт почувствовала, как обмякли ноги, как это бывало уже не раз. На щеках заиграл румянец, и она смущенно отвернулась в сторону. Взгляд Хантера задержался на ней чуть-чуть дольше, затем Хантер почти неохотно вновь обернулся к своей добровольной помощнице.
— Сколько тебе лет? — спросил он.
— Ну какое это имеет отношение к делу? — презрительно заявила Мэри Маргарет. — Если вы так уж хотите знать, мне одиннадцать.
Хантер приподнял одну бровь.
— Сколько, ты говоришь ?
— О-о, ну хорошо, десять… будет через два месяца. Но это не значит, что я не смогу выполнить то, что пообещала. Я никогда не отступаю от своих обязательств. Спросите кого угодно! Я даже покажу вам, где можно спрятаться близко от двери в кабинет, чтобы сразу туда проскользнуть.
— Я уверен, что ты человек слова, — серьезно произнес Хантер. — Мне просто интересно, как ты в своем возрасте уже научилась выполнять такие трудные поручения и стала таким дельцом.
— Да ладно вам!
Но на ее бледных щеках выступил от удовольствия румянец.
— Нет, серьезно, я очень удивлен.
Линетт ревниво подумала, что обаяние Хантера действует на представительниц женского пола любого возраста.
Хантер вопросительно посмотрел на Линетт. Та в ответ пожала плечами.
— Мы можем попробовать. Похоже, это безопаснее, чем то, что ты предлагал раньше.
Он кивнул:
— Хорошо.
Хантер обернулся к Мэри Маргарэт, сунул руку в карман, достал серебряную монету и протянул девочке.
— Этого достаточно, чтобы оценить твои способности?
Девочка с любопытством взглянула на монету, и ее глаза загорелись.
— Мария, Иисус и Иосиф! Так за это я продержу ее во дворе целых полчаса!
— Нам столько не понадобится, — улыбнулся Хантер.
В нем загорелся азарт охотника.
— Ну, вперед тогда.
— Да, давайте попробуем.
Мэри Маргарет на цыпочках отправилась по коридору к кабинету сестры Матильды. Хантер и Линетт проследовали за ней, тоже стараясь все делать бесшумно.
Сердце Линетт взволнованно стучало. Она не знала, можно ли доверять девочке. И возможно, с их стороны просто непорядочно провоцировать такое поведение ребенка. Но Линетт понимала, что ради того, чтобы отыскать дочь, она способна и на более худшее. Ничто не остановит ее на пути к намеченной цели. Она обязательно должна узнать, что случилось с Джулией и где она сейчас, чего бы это ни стоило. А осознание, что цель так близка, что через несколько минут в их руках будет заветная карточка, вызывало даже легкое подташнивание от сильного волнения. Надежда и страх заставляли сердце учащенно биться.
Мэри Маргарет повернула из главного широкого коридора в боковой, маленький, где находилась комната сестры Матильды. С серьезным видом, приложив палец к губам, она проскользнула мимо двери в кабинет сестры к следующей и легко открыла ее. Это оказалась кладовка. У одной стены стояли метлы и веники, рядом два ведра, а на полках лежали тряпки, щетки и другие подобные вещи, предназначен-ные для уборки. Линетт с сомнением посмотрела на все это. Возможно, здесь превосходное укрытие для ребенка, но для двух взрослых людей едва ли хватит места.
Мэри Маргарет состроила им гримасу и пальцем показала на кладовку. Хантер вошел туда и за руку провел и Линетт. Мэри Маргарет закрыла за ними дверь, послышались удаляющиеся шаги.
Внутри было очень темно. Линетт едва видела лицо Хантера, не различая выражения, так как его глаза были вне поля зрения. Он смотрел на нее сверху вниз, а она, не дыша, смотрела на него. Они стояли совсем рядом, их тела почти касались друг друга. Линетт казалось, что она чувствует тепло, ощущает именно его запах. Вдруг неожиданно вспомнилась излучина реки, где они оказапись в ту ночь много лет назад, и показалось, что она ясно ощущает дурманящий аромат диких роз, разросшихся на берегу, перемешанный с запахом их разгоряченных тел и резким настоем полевой мяты. И то состояние упоения начало возвращаться к ней.
Линетт слегка поежилась. Не хотелось вспоминать сейчас то время. Это было как наваждение. Хантер коснулся ее плеч. Линетт испуганно дернулась и посмотрела на него. Его ладони были необыкновенно горячими, она ощущала тепло через ткань блузки и почувствовала, как всегда могла безошибочно угадать, что он хочет ее. Близость ее тела напомнила и ему о прошлом или, может быть, об их недавней ночи. Воздух в кладовке вдруг показался Линетт душным и жарким. Она непроизвольно подалась к Хантеру. Он обнял ее.
Из коридора вдруг донесся громкий стук в дверь, заставивший их подпрыгнуть.
— Сестра! Сестра, Катерина срочно зовет вас. Она во дворе.
Было слышно, как открылась соседняя дверь и сестра Матильда вышла.
— Что случилось? — спросила она, недовольная тем, что ее отвлекают от серьезных занятий.
— Это опять Мэри Маргарет Кинан, сестра.
— Ну конечно, — сестра Матильда тяжело вздохнула.
— На нее опять что-то нашло, — добавил незнакомый голос. — Помогите нам, сестра Матильда.
Послышались их гулкие шаги по каменному полу, которые стали тише, когда они повернули, очевидно, за угол. Хантер немного приоткрыл дверь и осторожно выглянул в щелочку, чтобы убедиться, что в коридоре никого нет. Потом он быстро выскользнул из кладовки и тихонько вошел в кабинет сестры Матильды. Линетт не отставала от него ни на шаг. Он направился прямо к столу сестры Матильды и выдвинул верхний ящик, достав связку ключей, подошел к высокому шкафу и стал вставлять в замочную скважину ключ за ключом. Линетт нетерпеливо наблюдала. Пока он подбирал нужный ключ, ладони ее вспотели.
Наконец один ключ подошел. Хантер выдвинул ящик и стал искать нужную карточку среди прочих бумаг.
— Ренар. Вот она.
— Что там? — спросила Линетт заплетающимся языком.
Он развернул карточку и начал читать первый лист, бормоча себе под нос.
— Девочка, семь фунтов, три унции, черные волосы, голубые глаза.
Лицо его как-то смягчилось, и он посмотрел на Линетт. У нее в глазах стояли слезы. Тихо шурша страницами, он вырвал первую и сунул ее во внутренний карман жакета.
— Просмотрим это на досуге. Сейчас нет времени, — пробормотал он, перекладывая листы.
Он поставил карточку на место, в ящик, и задвинул его обратно в шкаф. Закрыв дверь шкафа, он замкнул ее на ключ и бросил ключи в стол. Они тихо направились к выходу. На пороге Хантер обернулся, проверяя, все ли так, как было до их появления.
Послышались приближающиеся голоса.
— …настоящее дьявольское отродье! Мэри Маргарет, что я должна с тобой делать?
— Не знаю, сестра, — ответил знакомый детский голосок неестественно громко. — Честное слово, я прошу прощения, но, откровенно говоря, я сама не знаю, что на меня находит, — голос девочки звучал громко, но спокойно. Видимо отвечать за проступки ей было не впервой.
Линетт быстро схватила Хантера за руку и потащила к кладовке, в которой прятались раньше. Хантер послушно последовал за ней. Он закрыл за ними дверь, оставив маленькую щель, через которую можно видеть все, что происходило в коридоре.
Голос монахини по мере приближения становился все громче, и Хантер, наблюдающий в щелочку, увидел женщину, ведущую за руку Мэри Маргарет.
— Ты разве не знаешь, что, поступая так, ты оскорбляешь Бога? Иисус видит все твои грехи.
— Да, сестра. Извините.
— Не пытайся меня обманывать, юная леди, — злилась монахиня.
— Ну что вы! Я ни о чем дурном и не помышляю, — покорно бормотала девочка и одновременно пыталась высвободить свою руку.
Сестра Матильда задержалась у входа в свой кабинет, строго, сверху вниз глядя на Мэри Маргарет.
— Я слишком хорошо тебя знаю. Ты совершенно не раскаиваешься в том, что бросила в церковь лягушку. И это ты делаешь уже не в первый раз. Я хочу сказать тебе, что это очень расстроило сестру Катерину. Я удивляюсь, как она не упала в обморок прямо там.
Линетт прикрыла рукой рот, сдерживая смех. Хантер смотрел на нее, тоже пытаясь подавить рвущийся наружу смех. Линетт вспомнилась история, которую он однажды рассказал.
Когда они дружили, то часто болтали. Хантер как-то раз подложил в постель к старшему брату лягушку, и Гидеон гнался за ним до самой реки. Бегая так, они оказались далеко от дома. И потом возвращались назад уже среди ночи.
Сестра Матильда важно прошествовала в свой кабинет, ведя за собой Мэри Маргарет.
— Моя обязанность — воспитать из тебя богобоязненную уважительную молодую девушку. Не знаю почему, но только одному Богу известно, сколько на этом пути у меня едва преодолимых препятствий! А теперь, милая, подними-ка свою юбчонку.
Монахиня закрыла за собой дверь, заглушив последние слова, хотя тон безошибочно подсказывал смысл. Резкий шлепок по чему-то мягкому был отлично слышен, как будто немного приглушенный выстрел.
Линетт нахмурилась и виновато посмотрела на Хантера. Тот тоже недовольно смотрел на нее.
— Хантер… нельзя допускать, чтобы ее наказывали за то, что она натворила что-то, желая нам помочь, — решительно прошептала Линетт. Сердце разрывалось, когда она представляла, как веселое, хитрое, маленькое личико девочки морщится от боли. Какое строгое наказание следует за обыкновенную детскую шалость!
— Знаю. Но что делать? Она должна здесь остаться. У нас нет власти над благочестивой сестрой.
В голосе Хантера сквозила горькая ирония.
Вдруг послышался резкий окрик на французском языке, затем раздался вопль:
— Ах ты, маленькая негодяйка! Как ты смеешь? — кричала монахиня.
Потом донесся звук чего-то падающего. Хантер больше не мог этого выносить, выскочил из кладовки и громко постучал в комнату монахини.
— Не сейчас! — крикнула изнутри сестра Матильда. — Придите позже!
— Что здесь происходит? — громко спросил он.
— Нельзя.
Хантер толкнул дверь, не обратив внимания на ее команду, и вошел. Линетт шла следом. И женщина, и девочка одновременно обернулись на шум и, увидев Хантера и Линетт, застыли на месте.
Мэри Маргарет, держа в руках деревянную указку, стояла на одном из низеньких шкафчиков. Монахиня, с багровым от злости лицом, сжимала длинную деревянную линейку в поднятой руке, очевидно, собираясь ударить девочку.
Линетт не поверила глазам.
— Нет!
Она бросилась к монахине и ухватилась за линейку.
— Не смейте бить ребенка!
Монахиня, онемев от неожиданности, просто смотрела на нее.
— Что?
Она с силой дернула на себя линейку, но Линетт не отпускала.
Линетт думала, что разозлится так же сильно, как и тогда, когда сестра Матильда не хотела сообщать данные об их дочери. Но тот бессильный гнев не мог сравниться с тем, что она почувствовала сейчас, видя, как эта женщина собирается ударить девочку деревянной линейкой. Она изо всей силы рванула линейку, и та выскользнула из рук монахини. Линетт быстро спрятала ее за своей спиной. Уже успокоившийся Хантер подошел, взял из рук Линетт линейку и, разломав на две части, бросил в мусорную корзину.
— Вот и все, — только и произнес он. Лицо сестры Матильды еще больше побагровело, если это вообще было возможно.
— Как вы смеете вмешиваться! Я отвечаю за этого ребенка! — гневно выкрикнула она.
— Это не дает вам права бить ее, — спокойно заметил Хантер.
— Я не била! Я занималась ее воспитанием. Моя обязанность — воспитывать, вырастить из нее добрую христианку.
— И вы исполняете это при помощи побоев?
— Я не била! Я только дотронулась до ее ног указкой, как это сатанинское отродье выхватило у меня ее! — в негодовании воскликнула сестра Матильда. — Она не уважает ни старших, ни своих сверстниц.
Монахиня обернулась и бросила на Мэри Маргарет злой взгляд. Девочка сидела на шкафу и с интересом наблюдала за развернувшейся перед ней сценой.
— Маленькая негодяйка! — с чувством произнесла монахиня. — Она точная копия своего отца, да упокой Господь его душу. Ее папочка пил и дебоширил до последнего своего дня. И погиб во время драки в кабаке.
— Неправда! — взорвалась Мэри Маргарет. — Вы лжете! Папа не был пьяницей. А уметь защищать себя — это не грех! Только кулаками можно пробить себе дорогу в этой жизни!
Линетт округлила глаза.
— Как вы можете говорить подобное об ее отце? Прямо в присутствии ребенка? И вы называете себя христианкой! Да в вас нет ни капли христианского милосердия или доброты. — Линетт непроизвольно сжала кулаки. — Когда я думаю о годах моих страданий, когда я носила траур по моей малышке, а мое сердце разрывалось от горя… В это время таким, как вы, доверялись судьбы детей! Бить, унижать их! Это преступление.
Сестра Матильда высоко подняла голову.
— Думаю, я знаю лучше вас, молодая леди, какие у меня обязанности. Бедные, брошенные дети должны иметь крышу над головой, одежду и пищу. Я должна быть уверена, что они вырастут ответственными, серьезными, трудолюбивыми людьми, станут мужчинами и женщинами, которые сумеют занять достойное место в жизни. И нельзя возиться, нянчиться с ними или позволять им дикие, недопустимые выходки.
— Все, о чем вы говорите, — это обязанности, — холодно заметила Линетт. — Но в вас нет любви. А дети прежде всего нуждаются именно в любви. А не только в крыше, одежде и еде.
— Иначе это не по-христиански, — поддержал Линетт Хантер.
— То, что вы думаете, не имеет значения, — произнесла сестра Матильда. — Вам здесь не место. Только я в ответе за эту девочку. И только я решаю, как мне поступать с ней.
— Позор!
Линетт оглянулась. Глаза сверкали, вся она напряглась и почти дрожала от гнева.
Хантер, глядя на нее, был поражен ее новой, более зрелой красотой. Линетт всегда была симпатичной, но сейчас, когда эмоции охватили всю ее, она была просто захватывающе обворожительной. Возникло теплое, согревающее душу чувство к этой женщине.
— Позор? А позвольте мне спросить, кто вы, чтобы судить? — раздраженно продолжала спорить сестра Матильда.
Лицо монахини приняло важное, строгое выражение.
— Женщина, которая произвела на свет незаконнорожденное дитя и отдала его сюда? Я что-то не слышала, чтобы вы изъявили желание взять одну из этих бедных сироток, не видела, чтобы вы пытались накормить, одеть и присмотреть вот за такими непослушными сорванцами! Думаю, вам лучше вспомнить свои собственные грехи, чем начинать обвинять меня.
Линетт выглядела шокированной. Хантер быстро выступил вперед и взял ее за руку.
— Вы не правы, сестра. Именно это мы и собирались сделать. Поэтому мы и вернулись к вам. Мы хотим забрать ребенка.
Он взглянул на Мэри Маргарет. Девочка с раскрытым ртом смотрела на него широко распахнутыми глазами.
— И мы выбрали эту девочку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненная лилия - Кэмп Кэндис



странно что нет коментов! книга чудесная! столько накалов страстей, лихой сюжет и интересная развязка...очень рекомендую...коменты очень положительные и на других сайтах ЧИТАТь!!! ЧИТАТЬ!!!ЧИТАТЬ!!!10 из 10
Огненная лилия - Кэмп Кэндисещё наталья
28.12.2012, 0.40





прекрасно но сколько нужно иметь мужества чтобы оставить своего ребенка другой семье которая уже удочерила девочку это подвиг на который не каждый человек способен роман интересный чувства героев прекрасны герои смогли вернуть свою любовь которую потеряли когда-то чувства вспыхнули с новой силой и новый ребенок и удочеренная девочка наполнили жизнь главных героев счастьем радостью
Огненная лилия - Кэмп Кэндиснаталия
27.02.2013, 15.32





Супер советую, это про брата Меги и Гедиона, Хантера поверьте эту книгу стоит прочитать. Я согласна с Натальей нужно быть мужественым чтобы оставить своего ребёнка в другой семье. 10из10.
Огненная лилия - Кэмп КэндисРада
14.11.2014, 8.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100