Читать онлайн Огненная лилия, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненная лилия - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Огненная лилия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Впереди, на их пути, стояла небольшая рощица, а за ней лежала совершенно открытая местность. На холме они были бы прекрасно видны со всех сторон. Как только они въехали в рощу, Хантер схватил повод коня Линетт и резко остановил его.
Линетт удивленно взглянула на-него.
— Хантер! Что ты?.. — воскликнула она от неожиданности.
Хантер уже почти соскочил со своей лошади, сделав предупреждающий знак рукой, чтобы она замолчала.
Линетт, встревожившись, тоже спрыгнула с лошади.
— Жди с лошадьми под этим деревом. Не выходи на дорогу, — распорядился он.
— Ладно, не буду, — Линетт тоже говорила тихим голосом, как и он. — Но в чем дело?
Хантер отвязал от седла ружье и протянул ей.
— Нет времени объяснять. Но я заметил кое-что на холме. Просто доверься мне. Я получше проверю дорогу. А ты будь готова использовать вот это, если кто-нибудь подойдет.
— Хорошо. — Линетт не колебалась, доверять ли ему свою жизнь. — Оно заряжено?
— Да. Разумеется.
Хантер быстро улыбнулся, приятно удивленный ее сообразительностью. За последние годы Линетт превратилась в светскую леди и в то же время сохранила сердце бесстрашной девчонки.
Он достал свой револьвер и мгновенно исчез за деревьями. Линетт положила руку вдоль ствола ружья и огляделась. Она не имела понятия, что обнаружил Хантер, но была уверена, что он действовал так не без причины. Сейчас она не собиралась его подводить. Она будет достойной помощницей, а не обузой.
Пока Линетт ждала, Хантер, пробравшись между деревьями, обогнул холм. Двигаясь почти бесшумно, он начал медленно взбираться на возвышенность. Долгое время поиски были безуспешными, но потом, наконец, он услышал мягкий хруст и всхрап лошади.
Хантер обернулся, прячась за деревьями, но листва была такой густой, что невозможно было увидеть ни человека, ни лошади. Он медленно пробирался сквозь кусты, стараясь ступать осторожно, и через несколько минут вышел к маленькой полянке.
К дереву была привязана лошадь, которая мирно ощипывала листочки небольшого кустика. Недалеко от нее, прислонившись к камню и положив на него ружье, сидел незнакомый мужчина. Хантер вскочил за куст, оценивая ситуацию. Мужчина оказался высоким, крепкого телосложения, и хотя носил ободранную, загрязненную одежду, ружье, лежащее рядом, было прекрасного качества. Он сидел спиной к Хантеру и смотрел вдаль на дорогу. Поза его тела говорила, что он долго и терпеливо ждет. Рядом находилось седло. Он, очевидно, устав от ожидания, немного прилег на него.
Хантер вышел из укрытия и ткнул дулом револьвера мужчине в спину.
— Встать! Руки вверх.
Голос его был холодный и спокойный, убедительнее любого выстрела. Человек, почувствовав настрой Хантера, немедленно поднялся и отступил в сторону от ружья. Движения его были медленны, он поднял руки вверх с большой предосторожностью.
— Повернись! — резко скомандовал Хантер, сам же оставался на месте, не двигаясь.
Мужчина повернулся. Лицо его было удлинненным и слишком узким, как мордочка у ласки, а глаза — впалые и ледяные, как смерть. Хантер холодно посмотрел на него.
— Ты меня ждешь? — довольно спокойно спросил он.
Человек не отвечал.
— Подойди сюда.
Хантер указал револьвером куда, и мужчина отошел вправо. Когда он удалился на достаточное расстояние от своего оружия, Хантер быстро метнулся к ружью, не отрывая глаз от человека. Схватив ружье, он подошел ближе к своему пленнику.
— Иди к лошади, отвяжи ее.
Человек выполнил все, как велел Хантер. Потом, опять по приказанию Хантера, он надел на лошадь седло и запряг. Они были готовы к передвижению.
Хантер взял поводья лошади и кивнул пленнику, чтобы тот шел впереди. Они медленно спустились с холма. Хантер все время не опускал наведенного на человека револьвера, постоянно был наготове.
Линетт услышала их приближение задолго до того, как мужчины показались из-за деревьев. Она вскинула ружье, заранее прицелившись в подходивших гостей. Из-за зелени появился незнакомец, и, когда увидел наведенный на него ствол, неожиданно споткнулся, грязно выругавшись.
— Хорошая девочка, — одобряюще сказал Хантер, появляясь за спиной пленника. — Я обнаружил его, поэтому можешь расслабиться.
— Я не девочка, Хантер, а взрослая женщина, — возразила Линетт, но в глазах ее плясали смешинки. — Я очень рада тебя видеть, а то уже начала беспокоиться.
— Извини. Это заняло какое-то время. Он повернулся к мужчине.
— Стань вон к тому дереву, руки подними вверх, чтобы я мог их видеть. — Не глядя на Линетт, Хантер обратился к ней: — Лин, принеси веревку.
Мужчина посмотрел на Хантера через плечо, его глаза расширились от ужаса. Вначале Хантер не понял, чем вызван этот внезапный страх в глазах незнакомца. Но потом до него дошло. Тот решил, что его собираются повесить. На лице Хантера мелькнула ухмылка. Он взял из рук Линетт веревку, а ей протянул ружье.
— Вот. Возьми его на мушку и внимательно следи.
Хантер подошел к человеку с одной стороны и кивнул своей соучастнице, чтобы та встала с другой. Линетт подняла ружье на уровень лица мужчины. Холодный металл дула коснулся его щеки.
— Руки за спину, — приказал Хантер, и незнакомец повиновался. Хантер быстро и крепко связал ему руки, обрезав конец веревки ножом, который вытащил из-за пояса, затем обошел пленника и встал перед ним.
— Как твое имя? — спросил он. Незнакомец молчал, тупо уставившись в лицо Хантеру.
— Кто послал тебя убить нас? — продолжал безрезультатно спрашивать Хантер. Мужчина пожал плечами.
— Я ничего не знаю.
На некоторое время опять установилась тишина, только дыхание пленника было громким.
— В общем-то, думаю, ты не врешь, — заметил Хантер. — Но вот то, что я спросил, ты, очевидно, знаешь. Не так ли?
— Я ничего не знаю.
Хантер недовольно кивнул толовой.
— А вот это очень плохо!
Он начал неспеша делать из веревки петлю. Лицо мужчины побледнело и вытянулось еще больше.
— Тогда клянусь, ты для нас бесполезен. Несколько последних лет я провел в Техасе. Там народ расправляется с преступниками на месте. Украл лошадь — тебя вздернули. А я бы сказал, что подкарауливать людей с целью убить их — это преступление страшнее, чем украсть лошадь. Ты согласна, Линетт?
Незнакомец перевел взгляд на Линетт, очевидно надеясь, что женщина проявит больше милосердия к его судьбе. Но Линетт, которая минуту назад сама с ужасом смотрела на Хантера, приняла безразличный вид.
— Да, согласна. Очень непристойный поступок, — холодно бросила она в ответ.
— Вот так. — Хантер забросил другой конец веревки на сук старого высокого дерева.
— Лин, почему бы тебе не привести сюда лошадь этого парня?
Линетт бросила на Хантера неуверенный взгляд, но направилась к месту, где была привязана лошадь их пленника, и подвела ее к Хантеру.
— Мистер! — закричал в панике мужчина. — Я ничего вам не сделал! Вы не можете просто так меня убить!
— Нет, конечно. Ты еще ничего не успел нам сделать, — медленно разговаривал с ним Хантер, укрепляя на спине лошади седло. — Но то, что ты собирался сделать и, несомненно, попытаешься сделать в другой раз, если мы отпустим тебя, требует суровой кары. Ты же сам, наверное, соображаешь, если мы отпустим тебя, то весь оставшийся путь нам придется постоянно бояться выстрела в спину. И всю дорогу быть настороже.
— Нет! Честное слово! Я клянусь! Больше не пойду за вами. С меня достаточно, — говорил он отрывисто.
— Ну что ты? Ты же не можешь, в самом деле, ожидать, что я тебе поверю. Человеку, который не хочет отвечать на вопросы и даже не называет своего имени. И потом, если бы ты мог принести нам какую-нибудь пользу, то был бы смысл оставлять тебя в живых. Знаешь, если бы у тебя не была такая плохая память.
Пленник умоляюще смотрел на него, но продолжал упорствовать.
— Но я ничего не знаю, — твердил он. Хантер повернулся и с видом знатока подергал веревку, проверяя прочность.
— Отлично. Влезай на лошадь.
— Нет! Вы не можете меня заставить. Я не сделаю этого, — выкрикивал незнакомец.
Хантер направил на него револьвер и взвел курок.
— Так пойдет? Давай, подумай, с чего нам лучше начать? С твоих рук или ног? Прострелянный локоть — это очень больно. Хотя нет, думаю, пуля в колене более неприятная вещь. Но я и сам еще не решил: начать ли мне с наименее болезненных частей тела и постепенно делать тебе все больнее и больнее, или сразу приступить к быстрому и самому страшному.
Мужчина выглядел так, будто вот-вот упадет в обморок. На какое-то мгновение у него отнялась речь. Хантер стоял и направлял револьвер то на локоть, то чуть пониже, в живот. На лбу пленника выступили крупные капли пота, и он, дернувшись, двинулся к своей лошади.
— Я не смогу залезть без помощи рук. Вы связали их, — сказал он хрипло, показывая на руки за спиной.
— А знаешь, ты прав.
Хантер комично скорчил задумчивую гримасу. Вдруг его лицо осветилось догадкой. Он махнул рукой и некоторое время стоял неподвижно, обдумывая новую идею.
— Клянусь, нам придется вздернуть тебя стоя, прямо с земли.
Взяв петлю, он приблизился вплотную к пленнику и накинул ее ему на шею, потом потуже затянул, отвел лошадь чуть подальше и начал привязывать другой конец веревки к седлу.
Наблюдая за всем этим Линетт подумала, что вот-вот потеряет сознание, хотя была почти уверена, что Хантер блефует и не сможет так хладнокровно убить человека, даже если тот сам намеревался убить их. Но ведь теперь перед ней стоял не прежний Хантер, которого она знала несколько лет назад. Неужели тюрьма и жизнь в Техасе так изменили его? Линетт очень не хотелось, чтобы ее подозрения подтвердились. Как завороженная, она молча стояла, ожидая продолжения.
Хантер бросил на мужчину последний бесстрастный взгляд и отвернулся, поднимая руку, чтобы хлестнуть лбшадь, пуская ее в галоп. Комок застрял в горле Линетт, и она вынуждена была не смотреть, чтобы не закричать. Человек, увидевший реакцию Линетт, вдруг упал на колени.
— Подождите! — задыхаясь, прохрипел он. — Подождите! Я скажу. Скажу… — Хантер обернулся к нему.
— Что?
— Что вы хотите знать? Я все расскажу.
— Я рад услышать от тебя это. — Хантер подошел к нему. — Давай начнем с твоего имени.
— Паулинг. Джексон Паулинг. — Хантер остановился перед Паулингом, глядя в глаза.
— Хорошо. Итак, почему ты караулил нас?
— Наилучший вариант — ждать в засаде. — Паулинг пожал плечами. — Чтобы застать врасплох.
Он переводил испуганный взгляд с Хантера на Линетт и обратно. Наконец он произнес:
— Мне нужно было убить мужчину. А женщину отвезти обратно в город.
— Отвезти ее куда? Кому? — Хантер почти точно мог дать ответ, который последует.
— К богатому старому кулю в Пайн-Крик. Я не знаю его имени, мне не говорили, это не мое дальше дело.
— Догадываюсь, — Хантер помолчал, потом произнес:
— Ты работал один? У тебя случайно нет помощника?
— Нет. Я всегда работаю один.
Хантер кивнул и обернулся к Линетт, та бросила на него растерянный взгляд.
— Извини, Хантер. Я никогда не предполагала, что он пойдет на это. Может будет лучше, если я поеду дальше одна. Он не убьет меня. Мне можно не бояться. А вот ты подвергаешь свою жизнь опасности. За тобой охотятся с целью убить.
— Не глупи. В любую минуту он может передумать. Кроме того, ты не знаешь, что Бентон собирается сделать с тобой, когда вернешься. Возможно, он хочет доставить себе удовольствие прикончить тебя собственными руками. Только поэтому он не отдает тебя на расправу наемникам. Мы не знаем всего в точности.
— Нет, я уверена, что это не так. Бентон просто хочет, чтобы я снова оказалась в его власти.
— А ты этого тоже хочешь? — сухо спросил Хантер. — Быть запертой в доме Конвея. Не знать, где находится твоя дочь?
— Конечно, нет. Как ты можешь так говорить, — возмущенно произнесла Линетт.
— Тогда я бы советовал тебе держаться поближе ко мне. — Он кивнул в сторону Паулинга. — Если, конечно, ты не думаешь, что сможешь сама вздернуть второго, кого вскоре пошлет следом Конвей.
Линетт неохотно кивнула.
— Ты, безусловно, прав. Разумно звучит. Просто… О-о, я не переживу, если тебя убьют за то, что ты помогаешь мне.
Хантер улыбнулся, протянул руку и нежно взял ее за подбородок.
— Если тебе от этого будет легче, то знай, я вовсе не собираюсь быть убитым. — Он развел руками. — Ну, вперед. Нам нужно быстро ехать. Мы и так потеряли слишком много времени здесь, улаживая эти обстоятельства.
Он повернулся и зашагал к пленному Паулингу, развязал ему руки и вновь связал их уже спереди. Затем, взвалив Паулинга на седло лошади, крепко прикрутил их к седлу. Кивнув Линетт, чтобы та взяла за поводья коней, нагруженных багажом, а сам повел лошадь Паулинга.
— Что мы собираемся с ним делать? — не выдержала Линетт, когда они выехали на дорогу.
— Оставим его в ближайшем населенном пункте. Думаю, что шериф очень даже захочет поболтать с нашим другом. Подозреваю, он не в первый раз нарушает закон.
Никто из них не обернулся, не посмотрел на дорогу позади себя. Никто не заметил, как какой-то человек быстро свернул с дороги и спрятался за деревьями. Этот незнакомец, приземистый, толстый, со шрамом, пересекавшим одно веко, стоял и смотрел им вслед, пока все не исчезли из вида. Потом он вскочил на лошадь и, время от времени останавливаясь, последовал за ними.
* * *
Хантер и Линетт приехали в город и сдали своего пленника шерифу. Около часа ушло на объяснение, что произошло.
Освободившись, они вышли из конторы уже только к полудню. Хантер, пытаясь наверстать упущенное время, гнал лошадь быстрее, чем обычно, и стал еще менее разговорчив, чем до этого. Выражение его лица было хмурым, даже сердитым. Линетт начала подозревать, что он вынашивает мысль — что Линетт грозит опасность. Значит, она не должна продолжать путешествие, ей нужно вернуться. Линетт решила, что не даст повода заявить, что ему удобнее ехать без нее. У него не будет веских причин настаивать на ее немедленном отъезде. Она скакала, не отставая ни на шаг, и ни слова не возразила, когда он продолжал путь и после заката солнца, хотя уже смеркалось.
Наконец Хантер остановился. Она соскочила с Рубио и сделала для него все необходимое, а потом принялась помогать Хантеру устраивать постели. Время от времени она чувствовала на себе испытующий взгляд, когда собирала сухие ветки для костра и набирала воды из ручья. Женщина не оборачивалась и не пыталась смотреть на него. Не желая показывать ни малейшего вида, что она заметила перемену в его поведении, Линетт начала готовить ужин. Она боялась, что начнется разговор о неразумности ее присутствия здесь, а ей не хотелось.
Естественно, она могла и, наверное, продолжала бы путешествие и одна, если бы Хантер отказался сопровождать. Для нее нет другого пути, когда дело касается ее ребенка, но была ненавистна мысль ехать дальше одной. Возможно, Хантер и не самая удачная компания, но с ним она чувствовала себя спокойно, в безопасности. Он был сильным, и Линетт ни разу не видела, чтобы он когда-нибудь чего-нибудь испугался. Более того, она доверяла ему так, как никому на свете. Хантер — заинтересованное лицо в этом деле. Речь шла об их общем ребенке. Он, как и она, будет искать Джулию до самого конца. В этом она не сомневалась.
Линетт сидела на корточках у костра и молола зерна для кофе. Тогда только Хантер заговорил. Его слова несколько удивили:
— Ты думала, что я действительно повешу этого типа, верно?
Линетт удивленно подняла голову и внимательно посмотрела на него. Он стоял как раз возле огня. Его фигура освещалась зыбким оранжевым пламенем. Она автоматически начала было возражать, но потом запуталась.
— Я не была уверена, — честно призналась она. — Вначале я думала, что ты блефуешь, но потом, когда дело так далеко зашло… Не знаю, каким ты стал, изменился ли за все эти годы. Ты сейчас намного жестче, чем был раньше. Ты стал другим.
Хантер поднял упавшую с дерева ветку и начал методично снимать кору, не отрывая глаз от своего занятия. Линетт не предполагала, что ему интересно узнать, что она думает о нем. Она не решалась продолжать дальше. Было забавно сейчас убедиться, что своим сомнением она причинила боль.
— Извини, что я сомневалась, — негромко произнесла она. — Что не была до конца уверена. Мне следовало бы знать тебя лучше.
— А почему ты решила, что я не сделал бы этого? — резко спросил Хантер. — Только перед самым решающим моментом я сказал правду. Откуда тебе знать, повесил бы я его, если бы он продолжал упорствовать, молчал бы?
Линетт наморщила лоб.
Хантер криво усмехнулся.
— Полагал, что ты скажешь: «Потому что я знаю тебя, Хантер. Ты не можешь сделать такое».
— Но я не знаю тебя. Какой ты сейчас? — дипломатично рассуждала Линетт. — Так же, как ты не можешь поручиться за меня. Люди сильно меняются за десять лет.
— Думаю, что главное в тебе не изменилось, — невозмутимо возразил он.
У Хантера был вид, будто он хотел что-то добавить, но потом передумал, плотно сжал губы и отвернулся. Выбросив в огонь ветку, он немного отошел от костра.
— Я бы не повесил его. Я видел один раз, как это проделали с парнем в Техасе. Безусловно, он был виновен, но это не то зрелище, которое мне хотелось бы видеть снова.
Линетт мягко улыбнулась.
— Я рада.
Хантер подошел ближе и присел рядом. Языки пламени освещали его лицо, делая таинственным и незнакомым.
— Все, что я сделал плохого, это не со зла, Линетт. Я никогда намеренно не хотел причинить тебе боль. Все так обернулось у нас, потому что я был молод, беззаботен и глуп. Не думал. И я… прошу меня простить. — Он говорил медленно, едва заметно кивая головой.
— Простить? За что?
— За то, что я причинил тебе.
Хантер выглядел подавленным и отводил взгляд, избегая встречаться глазами с Линетт.
— Я не предполагал. Я так сильно хотел тебя и был так самоуверен, надеясь, что все будет так, как задумал я. Мне и в голову не приходило, что могут быть последствия. Никаких мыслей о том, что ты можешь заберем менеть, что на войне меня могут убить или взять в плен. Черт побери! Я действительно ни о чем таком не думал. Просто желал тебя. И я взял то, что хотел, без всякого сомнения. Ни о будущем, ни о твоем благополучии я не задумывался. Я был таким беспечным в молодости, за что и поплатился.
Линетт ошарашенно смотрела на Хантера. Его слова были такими неожиданными. Он говорил совсем не то, что она собиралась услышать. Линетт совершенно растерялась и не знала, что отвечать. Хантер никогда не казался человеком, который сожалеет о случившемся или размышляет над своими поступками. Он всегда действовал инстинктивно, не задумываясь, бросаясь во все, как в омут с головой. Это всегда создавало бог весть какие проблемы. Но Линетт не могла отрицать, что в этом была его привлекательность. Именно эти качества и его бесшабашность притягивали ее к нему. Подобные достоинства особенно ценятся юными женскими сердцами.
Когда Хантер что-либо выбирал, то делал это раз и навсегда, не колеблясь ни минуты.
— В любом случае, — продолжал Хантер, помолчав немного, но Линетт ничего не добавляла. — Знаю, что был не прав. Все эти годы Я винил тебя за то, что ты так быстро стала женой Бентона. Но теперь понимаю, что виновен в этом сам. Ты была невинна и именно я взял твою невинность. Я — причина всех твоих бед.
— Хантер… нет… Ты слишком жесток к себе. — Линетт тронула искренность и боль в голосе. — Я сама хотела, чтобы ты взял меня. — Ее голос упал почти до шепота: — Ты ведь знаешь это.
— Да, но я ни о чем не подумал! — горячо воскликнул Хантер. — Не защитил тебя и даже не предусмотрел меры предосторожности. Я часто говорил, что люблю тебя, и в то же время думал только о себе, о своих желаниях. Я бы застрелил любого мужчину, кто бы так поступил с моей сестрой!
Линетт положила ладонь на руку Хантера, не беспокоясь ни о чем, только желая унять его боль, смягчить переживания.
— Нет, пожалуйста, не обвиняй себя. Что хорошего это принесет нам двоим? Что было, то было. Жизнь так устроена, что ничего нельзя изменить. Мы были молоды и глупы, — она помолчала, затем продолжала: — Я… я сама хотела, чтобы это произошло, собираясь ухватиться за единственный шанс быть с тобой. Когда я решилась на это, я отчасти надеялась, что таким образом смогу удержать тебя, считая, что если отдамся тебе, ты никуда не уйдешь. Так хотелось уберечь тебя от войны, заставить остаться со мной! Это не очень благородный мотив, не так ли?
Хантер с минуту изучал лицо Линетт. Там где ее ладонь касалась руки, кожа, казалось, горела.
— Может, эгоистичный поступок, но вполне понятный. Так могла себя вести только очень любящая женщина. Смелая женщина!
Линетт взглянула на него. При лунном свете его глаза стали черными, что-то в них вызвало трепет во всем теле. В них появилось что-то, напомнившее Линетт их первые встречи.
— Импульсивная женщина, скорее, — сказала она тихо, — несмелая. Но я очень сильно любила. Это правда.
— И я, — тихо произнес Хантер. Его ладонь легла поверх руки Линетт. — Линетт…
Он поднес ее руку к своему лицу и нежно коснулся губами ладони. От прикосновения его губ к своей коже Линетт вздрогнула, внезапно почувствовав жаркую слабость, головокружение и страх.
— Да? — выдохнула она.
— Рядом с тобой так трудно думать, — пробормотал он, медленно целуя ладонь, вдыхая ее аромат, ощущая сладковатый привкус кожи.
Линетт закрыла глаза, едва сдерживая стон. Хантер был прав: очень трудно думать. Невозможно сосредоточиться на чем-либо, кроме того, чтобы чувствовать его прикосновения. Хотелось отдаться этому наваждению, раствориться в простом чувственном наслаждении. И в то же время мозг напрягся, заставляя остановиться, подумать, осознать, что может произойти.
— Хантер.
— Ммм-м?
Он приподнял рукав рубашки, поцеловал тонкую кожу запястья. Линетт дрожала, а он все продолжал целовать ее руку выше и выше.
— А-а, может быть… может быть, мы не должны?
— Может быть.
Было очевидно, он не слышит этих слов, по крайней мере, не понимает их смысла. Руки его обвили ее плечи, прижимая к своей груди. Она оказалась с ним лицом к лицу, а спина упиралась в острые, точно ножи, колени Хантера. Она прильнула к нему без единого слова протеста. Линетт чуть развернулась, ноги были зажаты, Хантер обхватил все ее тело.
Дотронувшись до волос, Хантер вспомнил их шелковистость и сладковатый аромат, на какое-то мгновение забывшись. Все бывшие благие намерения моментально улетучились, как только он почувствовал, услышал, вспомнил ее. Он прижимался губами к виску… к глазам… к щеке Линетт. Его губы жадно все исследовали.
Внезапно он крепко и жестко обвил руками ее талию, прижал к себе, впиваясь в губы.
Многолетний сдерживаемый любовный голод вырвался наружу, вспыхнув пламенем таким ярким и неудержимым, как вспыхивают сухие ветки от зажженной спички. Линетт обняла его за шею и прильнула, желая слиться с ним воедино. От ее движений из груди Хантера вырвался хриплый стон, а рука властно опустилась на ее бедро и прижала к горящему центру его страсти. Пальцы впились в ее кожу. На своей щеке Линетт чувствовала горячее дыхание, во рту ощущала движения жадного языка. Мужчина не рассуждал, всего его заполнило одно-единственное желание.
Рука Хантера поднималась вверх, пока не наткнулась на выпуклость груди под тканью рубашки. От прикосновения к этим холмикам Линнет застонала. Невыразимое наслаждение разлилось по животу. Хантер почувствовал, как под его пальцами затвердели соски, и это еще больше возбуждало. Хотелось коснуться обнаженной кожи, убрать преграды, ненужную одежду. Он желал увидеть ее раздетой. С угрожающей, сводящей с ума страстью ему невыносимо хотелось войти в нее, оказаться в ней.
Тяжело дыша, он оторвал губы от ее рта, глядя на свои застывшие на груди руки, которые показались темно-коричневыми на белоснежной рубашке и такими большими и грубыми по сравнению с нежными округлостями грудей. Контраст был поразительный. Он, не отрываясь, смотрел на свою руку, ласкающую сосок Линнет, увеличивающийся и твердеющий под блузкой прямо на глазах. Ему хотелось неотрывно смотреть на нее и наблюдать, как изгибается под его пальцами женское тело, жадно ждущее прикосновений и трепещущее от наслаждения. И в то же время больше невозможно было сдерживать себя и ждать. Нужно сорвать одежды и глубоко войти в нее. Тогда Хантер увидит ее расширившиеся глаза, когда будет двигаться в ней, когда будет слышать тихие стоны сладострастия, чувствовать, как двигаются под ним ее бедра.
Мужчина застонал и начал поспешно расстегивать пуговицы тонкой рубашки, пальцы дрожали и не слушались. Расстегнув несколько первых пуговиц, он был поражен белизной шеи и груди. Это заставило оторваться от зовущих губ и осыпать поцелуями шею и мягкие бугорки грудей. Он широко распахнул рубашку, и жадному взору предстало тугое белоснежное тело.
Грудь ее заметно увеличилась с тех пор, как они в первый раз познали любовь. Центр каждой груди был ярко-розовым, а соски немного вытянутые и твердые. Хантер коснулся соска подушечкой большого пальца, и Линетт, запрокинув голову, застонала. Он посмотрел на нее. Глаза ее были закрыты, кожа блестела, губы слегка приоткрыты и еще влажны от поцелуев. Эта женщина, созданная для наслаждения, страстно желала и ждала его ласк. От осознания этого его охватила еще более горячая, еще более сильная волна страсти.
Он наклонился и погладил языком сосок. Она изогнулась от прикосновения, поймав зубами его губу. Хантер улыбнулся и проделал это еще раз, но потом не смог вынести этой пытки и сам, взяв сосок в губы, стал нежно ласкать его языком и посасывать. Пальцы Линетт впились в его плечи, и она непроизвольно вскрикнула.
Много лет не зная подобных плотских удовольствий она сама думала, что внутри нее все умерло, превратив в бесчувственную, сухую женщину. Пока не вернулся Хантер… пока он не поцеловал ее в конюшне Бентона и не зажег пламя любви.
С тех пор ее тело постоянно ожидало его, дрожа от нетерпения и желания вновь испытать сладостные ощущения, которые сейчас обрушились мощным потоком, разлились по каждой клеточке тела и зажгли изнутри. Страсть бушевала где-то внизу живота, горячая и плавящаяся, неуправляемая, влажно пульсирующая между ног. До боли хотелось почувствовать, как Хантер заполняет ее, и бедра непроизвольно подались навстречу к нему, молча моля о том, чего ей так хотелось.
Ощущение его губ на груди было просто восхитительно, полно и в то же время будоражило в ней что-то большее, пока она сама не могла понять, чего же она ждет.
Но, казалось, Хантер понимал это. Он снял с Линетт рубашку. Ночной воздух ласково коснулся разгоряченной кожи. Сосок, влажный от поцелуев Хантера, напрягся еще больше от прикосновения свежего прохладного ветерка. Хантер застонал от вида женского обнаженного тела, желая прикоснуться губами ко второму соску, еще не тронутому им. Он поцеловал другой сосок, взял в губы, а в это время его рука подняла юбку Линетт и медленно заскользила по стройным обнаженным ногам вверх, пока не коснулась горячей, влажной точки.
Линетт простонала и приподняла бедра, задев ими слегка напряженный член. От этого движения. Хантера пронзило острое, горячее удовольствие. Подумав, что может прямо сейчас кончить, что не сможет больше ждать ни минуты, он быстро повалил Линнет на землю и оказался на ней сверху.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненная лилия - Кэмп Кэндис



странно что нет коментов! книга чудесная! столько накалов страстей, лихой сюжет и интересная развязка...очень рекомендую...коменты очень положительные и на других сайтах ЧИТАТь!!! ЧИТАТЬ!!!ЧИТАТЬ!!!10 из 10
Огненная лилия - Кэмп Кэндисещё наталья
28.12.2012, 0.40





прекрасно но сколько нужно иметь мужества чтобы оставить своего ребенка другой семье которая уже удочерила девочку это подвиг на который не каждый человек способен роман интересный чувства героев прекрасны герои смогли вернуть свою любовь которую потеряли когда-то чувства вспыхнули с новой силой и новый ребенок и удочеренная девочка наполнили жизнь главных героев счастьем радостью
Огненная лилия - Кэмп Кэндиснаталия
27.02.2013, 15.32





Супер советую, это про брата Меги и Гедиона, Хантера поверьте эту книгу стоит прочитать. Я согласна с Натальей нужно быть мужественым чтобы оставить своего ребёнка в другой семье. 10из10.
Огненная лилия - Кэмп КэндисРада
14.11.2014, 8.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100