Читать онлайн Огненная лилия, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненная лилия - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненная лилия - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Огненная лилия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Линетт? — послышался голос Хантера за дверью.
Сердце стало тяжело ухать, и она поспешила открыть дверь. На пороге стоял Хантер, держа в руке чемодан.
Он сконфуженно посмотрел на нее, потом опустил глаза на выглядывающие из-под юбки босые ноги. Резко вскинув голову, он сухо сказал:
— Я ставил в стойло твоего коня и нашел вот это.
Он протянул чемодан, и Линетт потянулась взять его.
— Спасибо.
Их руки коснулись. Кожа Хантера была горячей и шершавой. От этого прикосновения по спине Линетт побежали мурашки. Она быстро отступила назад, надеясь, что он не заметил ее реакции. Хантер еще некоторое время не отрываясь смотрел на нее, потом резко повернулся и пошел вниз.
Линетт закрыла дверь и вернулась к кровати. Подвинув к себе чемодан, она села на край постели. Присутствие Хантера чувствовалось везде. Линетт старалась не обращать внимания на то, что она испытывала, находясь в его комнате. Она осторожно легла в постель. Подушка хранила его запах. Женщина быстро села в кровати, нервы были напряжены. Ей нужно прекратить думать постоянно о мистере Тир-реле.
Следует не забывать, зачем она здесь.
Сейчас был важен только ребенок, а не Хантер или она сама. Линетт должна найти свою дочь, и только об этом следует думать. Все остальное не важно.
Линетт потрогала скулу, там, где пришелся удар Бентона. Рана засаднила, но она была благодарна, что боль отвлекла мысли от Хантера и напомнила о Бентоне, о том, что у нее отняли.
Она поежилась и встала. Вот о чем сейчас надо думать. Открыв чемодан, Линетт достала ночную рубашку и начала переодеваться, потом забралась под одеяло и решительно закрыла глаза.
Внизу, на кухне, Хантер расстелил на столе покрывало и сложил туда несколько банок консервов, хлеб и еще кой-какую провизию, затем скатал покрывало и туго завязал. Он оглянулся, мысленно еще раз перечисляя, что понадобится в дороге, тут же сделал другой рюкзак, положив туда необходимые продукты: кофе, бобы, вяленое мясо. Помимо багажа Линетт и его собственной одежды он решил ещо взять лишнее ружье и револьвер. Хотя эти вещи смогут подождать до утра. Их надо было взять до того, как Линетт направилась в его комнату спать. Теперь неудобно было подниматься к ней снова. Линетт все еще имела над ним ту же власть.
Вспомнилось, как она выглядела, когда забирала чемодан. Ее опухшее от побоев Бентона лицо снова пробудило в Хантере гнев и желание мести, но потом эти чувства исчезли. Его охватила страсть. Густые, золотистые волосы Линетт свободно спадали на плечи, переливаясь в тусклом свете лампы. Нестерпимо захотелось погрузить в эти золотые волны пальцы. Старое, знакомое чувство перевернуло все внутри. Ее фигура могла свести мужчину с ума, такая милая и желанная. А вид босых ног напоминал, что она готовится лечь в постель. Это наполняло его неудержимым желанием.
Он не хотел поддаваться чувствам и делал все возможное, чтобы отогнать от себя эти ощущения. Но после такого суматошного дня не было сил контролировать свои эмоции и желания, поэтому способность воспринимать обострилась. Казалось, все это лежало где-то на поверхности его души.
Хантер поморщился и встал, собирая лежащие вокруг кули. Он подумал, что правильно решил — спать на сеновале. Везде в доме было бы неудобно. Слишком легко было бы встать с кровати и пойти к ней. Вот почему он передумал, чтобы гостья заняла комнату Ти, зная, что не смог бы заснуть, что лежал бы без сна, думая о спящей в соседней комнате Линетт и как легко пройти несколько шагов до ее комнаты.
Но спустя несколько минут, лежа на жесткой подстилке на сеновале, он убедился, что спать вне дома — не намного лучше. Только теперь он думал не о находящейся в соседней комнате Линетт, а о Линетт, спящей в его кровати. Представлялось, как она передвигается по комнате, касается его вещей, расчесы-вает волосы перед зеркалом, вешает изящные женские вещи в полупустой шкаф. Он четко видел, как Линетт в кружевной ночной рубашке лежит в его постели, свернувшись клубочком под одеялом.
Хантер простонал и перевернулся на другой бок, понимая, что было просто сумасшествием думать о таких вещах. Но он не мог остановиться и спрашивал себя, будут ли теперь простыни пахнуть ее парфюмерией. Ему рисовались ее волосы, раскинувшиеся по подушке, как шелковое пламя.
Он резко сел и выругался. Нужно прекратить эти размышления! Что бы ни произошло! Не важно, что Линетт избита Бентоном. Он не позволит себе вновь попасть в ее сети. Возможно, она не такая продажная и хитрая женщина, как он считал, но она все равно отвратительно обошлась с ним. На своем опыте Хантер пришел к выводу, что единственный путь избежать таких мучений — просто никого не любить. Ни одна женщина, особенно Линетт, не сможет больше сломать его. Однажды ей удалось это сделать, став женой другого.
Он в сотый раз пожалел, что Линетт поедет вместе с ним на поиски ребенка. Хантер не смог разубедить ее, поэтому будет привязан к ней до конца их путешествия, каким бы долгим оно ни стало. Можно только надеяться, чтобы Линетт не была такой желанной, когда придется коротать ночи под звездным небом.
Хантер вздохнул, прикрыл глаза ладонью, намеренно стараясь выбросить из головы все думы о Линетт. Вместо этого он начал раздумывать о своей дочери, маленькой девочке, которая живет сейчас где-то среди чужих людей. Мысли о дочери были такими необычными, неожиданными. Он спросил себя, что же скажет мать, когда все выяснится, и улыбнулся, зная, что ее слова будут: «Не останавливайся ни на минуту, пока не привезешь эту маленькую Тиррел домой, в родную семью». Он подозревал, что это не очень понравится Линетт. Ну что ж, когда они подойдут вплотную к данной проблеме, то как-нибудь решат ее. А сейчас они обязаны найти девочку. И ничто не должно помешать им.
Бентон Конвей проснулся на следующее утро поздно. Голова трещала. Он сел в кровати, сжал ее руками и тихо простонал от боли и жалости к себе. Мозги, казалось, распухли и увеличились вдвое. Его мутило, как на корабле во время сильной качки. Вдруг он резко спрыгнул с кровати, подбежал к умывальнику, согнулся, и его стошнило. После этого он снова вернулся в постель и, приложив к лицу холодное полотенце, попытался вспомнить, что же произошло ночью.
То, что пришло на память, вовсе не облегчило его страданий. Неужели он действительно в пьяном угаре выболтал Линетт правду о ее ребенке. Бентон проклинал себя за такую дурость. Раньше была уверенность — никогда Линетт не узнает, что на самом деле случилось с ее ублюдком. Пошатываясь, он вышел из своей спальни и, остановившись в коридоре, мутным взглядом окинул пространство вокруг себя. Бентон заглянул в комнату жены. Дверцы шкафа были распахнуты, а ящики выдвинуты. Кое-какая одежда валялась на кровати и на полу, будто бы случайно уроненная или забытая. Линетт действи-тельно ушла. Это не пьяный ночной кошмар.
Бентон прислонился к стене и попытался обдумать происшедшее. Наконец он повернулся и пошел обратно в свою комнату, где побрился и одел свежую сорочку. Ему все еще было худо, но, по крайней мере, хоть внешний вид стал более или менее приличным. В это время у него созрел план.
Oн не стал ждать завтрака, а только выпил чашку кофе и пошел к Пакеру, тот снимал небольшую комнату в старом доме. Уже и раньше приходилось обращаться к Пакеру, когда требовалось заняться работой, слишком неприятной для него самого, и Пакер справлялся безупречно. Именно Пакера нанял Бентон для слежки за Линетт во время конных прогулок, чтобы тот выяснил, встречается ли она с Хантером. Скорее всего Пакер разозлится, если его разбудить так рано. Но деньги всегда успокаивали этого человека.
Через некоторое время Пакер, получив приличную сумму, поскакал на ферму Хантера, чтобы убедиться, что предположения Бентона верны. Пока его не было, Бентон нетерпеливо ждал в своем кабинете, то и дело подскакивая к окну в надежде увидеть подъезжающего Пакера, или измеряя шагами комнату, а потом ненадолго присаживаясь в кресло возле стола.
Казалось, что прошло уже несколько часов, и Бентон никак не мог понять, почему так много времени занимает дорога отсюда до фермы Хантера. В дверь тихо постучали, Бентон испуганно подпрыгнул и обернулся.
— Да? Кто здесь?
Он уже дошел до двери и взялся за ручку, когда услышал тихий голос:
— Папа? Это я, Розмари.
Бентон поморщился. Ему сейчас очень не хотелось говорить со своей глупенькой, мягкосердечной дочерью. С другой стороны, если та решилась побеседовать с ним, не боясь побеспокоить отца в рабочем кабинете, чего обычно никогда не делала, значит она может придти еще раз позже, в менее удобное время. Поэтому он резко распахнул дверь и вопросительно посмотрел на нее.
— Что?
Розмари непроизвольно отпрянула назад.
— Я… извини, что побеспокоила тебя, пап. — Из-за толстых стекол очков на него смотрели карие, озабоченные и немного испуганные глаза. Она крепко сжимала ладони.
— Я не ожидала… — она огляделась. — Можно мне войти? Слуги не должны этого слышать.
Бентон вздохнул и отступил в сторону, впуская Розмари. Сам остался стоять у двери, не приглашая ее пройти или присесть, надеясь, что это подтолкнет дочь поскорее уйти.
Розмари перевела дыхание, взглянула на отца и начала снова:
— Дело в том, что… я волнуюсь за Линетт. Ее нет в комнате и не было все утро… Там такой беспорядок. И вообще странно. Ты не знаешь, где она?
— Какого черта я должен знать, где она? — рявкнул Бентон. Следовало бы предполагать, что Розмари явится с подобным вопросом. Весь город будет интересоваться, когда узнает, что Линетт ушла от него.
— Прошлой ночью я слышала, как вы ссорились в твоем кабинете, — продолжала Розмари. — Но потом все затихло, и я подумала, что все нормально. Но теперь… — ее голос прервался. — Линетт ушла?
— Ну… очевидно, да, — ответил Бентон.
— Но почему? — растерянно спросила Розмари. — И куда она пошла?
— Я уже сказал тебе, что не знаю.
— Вернулась к родителям?
— Может быть. Или уехала из города. Она была вне себя.
— Почему? Что произошло? Линетт не уехала бы вот так, без причины. Даже не попрощавшись!
Слезы затуманили добрые глаза Розмари.
— Она попрощалась со мной, — хмуро сказал Бентон. — А тебя не касается, почему она ушла.
Бентон догадывался, что все в городе будут спрашивать о причине ухода Линетт. От такой перспективы становилось еще хуже. Ему никогда не составляло труда заткнуть рот дочери, но жители Пайн-Крика — совсем другое дело. Он станет основной темой для разговоров. Все старые ведьмы с удовольствием будут выставлять Конвея злодеем в душещипательной драме. Бентон прекрасно знал, как его ненавидели окружающие, и только потому, что он не был таким же дураком, как остальные. Его власть и богатство заставляли людей бояться, никак не вызывая ни любви, ни симпатии. Только положение в обществе Пайн-Крика дочери мешало превратить его в настоящего изгоя. Но если узнают правду, как он обошелся с ребенком Линетт много лет назад, то и общественное положение Розмари не поможет. В глубине души он все же надеялся, что сама Линетт не захочет портить свою репутацию признанием, что когда-то забеременела, не будучи замужем. Но прошлой ночью она была так зла, что спокойно может разнести данную новость, даже если это откроет ее падение.
От одной мысли, что будет, расскажи она всем, кровь застывала в жилах. Подозрительный бизнес — одно дело, но лишить женщину ее ребенка — этого никто не простит. Бентон поежился. Положение в обществе много значило для него. Он всегда гнался за уважением и признанием и добивался этого всевозможными путями, поэтому и женился на скучной матери Розмари. Он с трудом мог представить себе, что Конвея не станут принимать даже его богатые друзья янки, как например, Фаркуфар Джонс. Хуже того, если Бентон потеряет их дружбу, бизнес пострадает, пойдут убытки.
Он не может, не должен позволить Линетт разболтать обо всем. Ее нужно остановить. Если она поехала к этому проклятому Тиррелу, тогда будет намного сложнее. Бентона переполняли смешанные чувства: ревность, отчаянье и страх. Он ненавидел Линетт сейчас так сильно, как когда-то желал ее.
— Папа! — крикнула Розмари. Он обернулся. Она смотрела на него испуганными глазами. Он догадался, что, должно быть, все его мысли отражались на лице. Бентон хмуро уставился на дочь.
— Что? Ради всего святого, Розмари, не устраивай истерик!
— Я не устраиваю! Я просто… хотела знать, что случилось с Линетт!
— Скоро все выяснится. А сейчас пойди в свою комнату и почитай одну из твоих глупых книжонок, над которыми ты обычно вздыхаешь. Если Линетт в городе, то скоро вернется домой.
— Если она в городе, — ошарашенно повторила Розмари. — Ты хочешь сказать, что она могла уехать из Пайн-Крика? Но почему? Куда она поедет?
— Ты прекратишь задавать свои дурацкие вопросы? — заорал Бентон. — Черт побери! Я не знаю, где она!
Розмари открыла было рот, собираясь еще что-то сказать, но потом передумала. Повернувшись, дочь быстро вышла из его кабинета, сбежала по лестнице и хлопнула входной дверью.
Бентон недовольно посмотрел ей вслед и вновь занял позицию у окна. Пакера все еще не было видно. Посещение Розмари еще больше разозлило, напомнив о том, что теперь часто придется объясняться. Необходимо вернуть Линетт! Она должна быть здесь, в ином случае… есть только один выход, чтобы она никогда не смогла рассказать правды. А если жена уже поделилась с Хантером, то и о нем придется позаботиться. При этой мысли Бентон улыбнулся.
Со двора послышался топот копыт, и Бентон нетерпеливо выглянул в окно. С лошади соскочил приземистый, плотно сбитый мужчина и начал привязывать ее к забору. Бентон зашипел, так как уже много раз говорил Пакеру ставить свою лошадь в конюшне на заднем дворе. Не хотелось, чтобы люди догадывались о каких-то его делах с Пакером. Но тот был либо глуп, либо упрям. Этого Бентон не мог понять, но Пакер настойчиво демонстрировал свою связь с Конвеем.
Бентон открыл низкое, почти на уровне земли окно, и махнул Пакеру, чтобы тот воспользовался им, минуя парадную дверь. Пакер прошел по длинной веранде и, подтянувшись, залез в комнату. С минуту он молча стоял, оглядывая кабинет.
— У вас тут куча книг, — прокомментировал он, жуя черными от табака зубами толстую сигару. Волосы его были грязновато-желтого цвета, как и длинные усы, которые тоже имели признаки пристрастия их владельца к табаку. Он был среднего роста, но с широкими плечами и мощной грудью, подходящими больше для высокого человека. Голова была даже крупной, шея казалась слишком толстой. Одно веко, отмеченное шрамом, чуть нависало на глаз. Нос имел следы ударов, похоже, это случалось не один раз.
— Да, да… — нетерпеливо произнес Бентон, обходя стол и садясь в кресло. — Мне кажется, я уже говорил тебе не привязывать лошадь у парадного входа. Чем меньше людей знают о наших встречах, тем лучше.
Пакер с безразличным видом пожал плечами, Бентон вздохнул.
— Ну ладно, не важно, — продолжил он. — Рассказывай, что узнал. Тиррел там? — Он не мог задать вопрос, вертящийся у него на языке: «Она тоже там?».
— Неа.
Пакер плюхнулся в одно из кожаных кресел, вытянул ноги и скрестил на животе руки. — Там никого нет. — Никого? — Бентон удивленно поднял брови.
Пакер кивнул головой.
— Никого. Даже животных в загонах.
— Лошадей? Там нет лошадей?
— Я не нашел. Я обыскал все. — Он пожал плечами. — Никого. Когда я стучал, никто не отвечал. Поэтому я проверил двери и окна. Все закрыто. Вы ничего не говорили, влезать ли во внутрь. Ну, я и не стал, только заглянул в пару окон, но внутри темно. Я бы сказал, что никого нет в доме.
«Чертова женщина!» Бентон стукнул кулаком по столу и вскочил на ноги. Лицо его горело от ярости. Очевидно, Линетт сразу поскакала к Тиррелу, чего он и боялся. Он знал это, хотя в глубине души все же надеялся, что жена поедет к родителям. Должно быть, они пустились в путь, как только она рассказала Тиррелу всю историю. Это, самое позднее, утром. Вероятно, они предполагают отсутствовать длительное время, иначе лошади Хантера оставались бы в загонах. Линетт, должно быть, убедила Тиррела отправиться вместе на поиски их ублюдка.
Бентон мерил шагами комнату, не переставая сыпать проклятьями. Его жизнь разрушена! Разрушена! Теперь все узнают, что Линетт ушла от него, убежала с Хантером. Все будут смеяться над ним и называть рогоносцем. Хуже того, все рассказано этой чертовой семейке — Тиррелам, которые всегда были ужасно болтливы. Бентон лишил Линетт дочери — это они разнесут по всему городу. Бентону будет теперь стыдно показаться на людях. Все станут цепляться, даже янки, и, вероятно, Фаркухар Джонс. Бог тому свидетель, Джонс и некоторые другие тоже не святые. Фаркухар никбгда не беспокоился о нравственной стороне своих поступков, но он может не захотеть общаться с Конвеем дальше только из-за того, что дурная слава может коснуться и его.
Все рухнуло! Простонав, Бентон запустил пальцы в волосы и начал качаться из стороны в сторону. Каждой клеточкой своей души он ненавидел Линетт и Хантера и желал отомстить. Он хотел их смерти!
Пакер с большим интересом смотрел на страдания Конвея.
— Никогда раньше не видел вас в таком состоянии, — заметил он. — Что случилось? Ваша жена сбежала с этим парнем, Тиррелом?
Бентон резко обернулся и зло посмотрел на него.
— Кто тебе сказал?
— Никто. Просто я решил, что это так. Вы так убиваетесь. Никто и ничто не может так свести человека с ума, как женщина. — Он помолчал. — Итак, вы хотите, чтобы я последовал за ними?
— Да! Немедленно. Ты еще сможешь их догнать. Я знаю, куда они направились.
Пакер выглядел немного удивленным.
— Ну и куда же они едут?
— Это маленький городок недалеко от Батон-Ружа. Фэрфилд. Дом моей кузины. Вот, я покажу.
Бентон схватил лист бумаги и коряво начертил там некое подобие карты, затем бросил ее Пакеру.
— Отлично. — Пакер, приподняв свое приземистое тело из кресла, взял листок.
— Ничего, если я возьму с собой парня? Он отлично владеет оружием. И так как их двое…
— Да-да, мне все равно. Бери кого угодно. Только сделай так, чтобы они не вернулись сюда. — Глаза Бентона дико сверкали. Он походил на сумасшедшего. — Ты понял меня? Я хочу, чтобы Хантер Тиррел был мертв! Чтобы он исчез из моей жизни!
Пакер кивнул.
— Понятно. А ваша жена?
Бентон замер, подумав о Линетт, представил ее в постели Хантера. Если она еще там не побывала до сих пор, нет сомнения, что скоро это произойдет. Он вообразил ее стоны и извивания, чего она не делала с ним.
— Нет, — слабым голосом ответил он, почти шепотом. — По крайней мере, если будет другой, выход. Я хочу, чтобы он был убит, а она вернулась в этот дом. Я сам позабочусь о ней. Когда я все разобъясню, она будет умолять меня позволить снова быть послушной, тихой женушкой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненная лилия - Кэмп Кэндис



странно что нет коментов! книга чудесная! столько накалов страстей, лихой сюжет и интересная развязка...очень рекомендую...коменты очень положительные и на других сайтах ЧИТАТь!!! ЧИТАТЬ!!!ЧИТАТЬ!!!10 из 10
Огненная лилия - Кэмп Кэндисещё наталья
28.12.2012, 0.40





прекрасно но сколько нужно иметь мужества чтобы оставить своего ребенка другой семье которая уже удочерила девочку это подвиг на который не каждый человек способен роман интересный чувства героев прекрасны герои смогли вернуть свою любовь которую потеряли когда-то чувства вспыхнули с новой силой и новый ребенок и удочеренная девочка наполнили жизнь главных героев счастьем радостью
Огненная лилия - Кэмп Кэндиснаталия
27.02.2013, 15.32





Супер советую, это про брата Меги и Гедиона, Хантера поверьте эту книгу стоит прочитать. Я согласна с Натальей нужно быть мужественым чтобы оставить своего ребёнка в другой семье. 10из10.
Огненная лилия - Кэмп КэндисРада
14.11.2014, 8.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100