Читать онлайн Лилия под дождем, автора - Кэмп Кэндис, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лилия под дождем - Кэмп Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лилия под дождем - Кэмп Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лилия под дождем - Кэмп Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэмп Кэндис

Лилия под дождем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Субботним утром, занимаясь после завтрака домашними делами, Мэгги услышала звук вкатывающейся во двор тележки. Она улыбнулась, догадываясь, кто это, и, стряхнув муку с рук, поспешила к двери, чтобы поприветствовать тех, кто пришел. Но в это мгновение дверь распахнулась, и в нее вошла Жозефина Тирелл.
Жозефина, мать Мэгги, была полноватой женщиной с вьющимися, как у дочери, волосами. Судя по ее внешности, годы оставили на Жо свои отметины. В ее пышных каштановых волосах появилась седина, статная и крепкая фигура располнела, но, как отмечали ее друзья, она все еще оставалась чрезвычайно привлекательной женщиной. От нее Мэгги унаследовала правильные черты лица.
– Привет, дорогая, – тепло поздоровалась с дочерью Жозефина, обнимая ее.
– Здравствуй, мама!
Вслед за матерью в дверь вошел брат Мэгги.
– Сестра, привет!
– Гидеон!
Несмотря на то, что Мэгги была довольно рослой, ей пришлось встать на цыпочки, чтобы обнять его. Ростом около двух метров, Гидеон был самым высоким из семейства Тиреллов, а в этой семье все мужчины были крупными и высокими. Шея и грудь Гидеона были налиты мускулами, а его широкие, плотные ладони покрывали мозоли от тяжелого труда пахаря. Его пшеничного цвета волосы выгорели на солнце. Он имел привычку запускать пятерню в волосы, и поэтому они у него постоянно торчали в разные стороны. Светло-голубые глаза Гидеона создавали поразительный контраст с его загорелым, огрубевшим от ветра и солнца лицом.
Тридцатипятилетний Гидеон был самым старшим из братьев и сестер семейства Тиреллов, и когда их отец умер перед самой войной, Гидеон, не рассуждая, взял на себя обязанности главы семейства. Он никогда не был женат и продолжал жить на родительской ферме, покинув ее лишь один раз – для того, чтобы принять участие в войне между штатами. В отличие от своих братьев Шелби и Хантера он не относился к тем людям, которые бросались воевать очертя голову. Он тщательно все обдумал и только после этого отправился на войну.
На лестнице послышались шаги и в комнату ввалились Ти и Уилл.
– Бабушка! Дядя Гидеон!
Жозефина распростерла руки, чтобы заключить внука в объятия.
– Ти! Как дела, дорогой? Ну и вырос же ты с тех пор, как я видела тебя в последний раз!
– Ах, бабушка! – засиял Ти от гордости.
– Уилл! – обняла зятя Жо. Она воспринимала Уилла довольно доброжелательно, возможно, потому, что он рос вместе с Гидеоном. Родители его умерли, когда Уиллу было девять лет. Растила его строгая тетка – старая дева. Избегая назойливой опеки тетки, Уилл много времени проводил в шумной семье Тиреллов. Жо так привыкла к нему, что продолжала относиться как к ребенку, которого знала очень давно.
Уилл крепко сжал Жозефину в объятиях:
– Привет, бабушка. Я люблю тебя!
– Я тоже люблю тебя, дорогой, – «бабушка» поцеловала его в щеку.
Гидеон протянул руку к Ти и взъерошил ему волосы. Своих детей у него не было, и он не очень умел с ними обращаться.
– Какими судьбами? – спросила Мэгги, когда семья уселась за большой кухонный стол. – Вы едете в город?
– Да, нужно продать сахар и муку. Хочешь поехать с нами? – Жозефина оживилась. – А Гидеон еще хотел зайти к Тэсс. Ей надо поправить изгородь. – Тэсс была вдовой ее сына Шелби, и все Тиреллы старались помогать ей.
– Да, ее изгородь вот-вот упадет, – пояснил Гидеон.
– Понимаю, – Мэгги взглянула на брата. После гибели Шелби все надеялись, что между Гидеоном и Тэсс может что-нибудь возникнуть. Оба были прекрасными людьми с несложившейся личной жизнью. Однако дальше дружбы у них дело не шло. Гидеон был трудолюбив и застенчив, Тэсс же была разговорчивой, смешливой женщиной, которая в любой компании становилась душой общества.
– Ма, – заныл Ти, – можно я тоже поеду в город?
– Не я, а мы, – машинально поправила его Мэгги. – Пожалуй, что да. Было бы неплохо немного развеяться.
– Хорошо. – Жо улыбнулась и внимательно посмотрела на дочку. – Я хотела убедиться, что у тебя все в порядке. Когда ты не появилась в церкви и не приехала на воскресный обед, я испугалась и подумала, что что-то случилось.
– У меня пару дней был жар, но сейчас я поправилась.
– Ты уверена? У тебя очень усталый вид.
– Это была простуда и только.
– Ну хорошо, а почему ты не послала за мной? Я бы позаботилась о вас.
– В этом не было никакой необходимости, – возразила Мэгги.
– Здесь был Рейд, – выпалил Ти. Мэгги застыла на месте.
– Что ты сказал, дорогой?
– Когда мама заболела, – продолжал Ти, – о нас заботился Рейд Прескот. Вот почему ма не послала за тобой.
– Кто такой Рейд Прескот? – Жо повернулась к дочери. Пораженная, она широко открыла глаза. – Мэгги, о чем он говорит?
– К нам пришел жить Рейд! – объявил Уилл и улыбнулся во весь рот, гордый, что он сделал это сообщение.
– Что? – Жозефина и Гидеон уставились на Мэгги.
– Мистер Прескот – наш новый наемный работник, – поспешно объяснила Мэгги.
– Наемный работник! Ты нанимаешь человека, чтобы он на тебя работал? – Гидеон нахмурился.
– Ну… да. То есть… Я не знаю, можно ли назвать наемным работником того, кому ничего не платят. Мистер Прескот согласился временно пожить здесь и поработать за стол и ночлег.
Жо была в шоке.
– Он живет здесь, с вами?
– Не в доме, мама. Мы в хлеву поставили ему кровать и сундук. Там он и живет.
– Но, Мэгги, ты же знаешь, что если что-то нужно сделать по хозяйству, то я приду и все сделаю, – возразил Гидеон.
– Я знаю, дорогой. Просто я не хочу быть обузой для тебя. У тебя и так много работы дома. Оттого, что ты постоянно кому-то помогаешь, ты вынужден оставлять солидную площадь земли под парами, разве нет? У тебя не хватает на все времени. Ты же постоянно что-то ремонтируешь то мне, то Тэсс, вспахиваешь наши огороды и так далее. Это слишком большая нагрузка для тебя.
– Нет. Я рад помогать вам, – искренне ответил Гидеон. – Я не хочу, чтобы ты прибегала к помощи какого-то прохожего.
– Ну, а кто этот человек? – спросила Жо, задавая вопрос, который волновал сердце каждой матери. – Он из Пайн-Крика?
– Нет. Он из Саванны.
– Зачем он пришел сюда? – резко спросила мать.
– Я… ну… думаю, что он много путешествует.
– Бродяга, – заключила Жо. – Маргарет Анна Тирелл Уиткомб! О чем ты только думаешь, нанимая абсолютно незнакомого человека, бродягу? Ты же совершенно одна здесь! Не понимаю, ты в своем уме?
– Я думаю, что на ферме скопилось много работы, – резко возразила матери Мэгги.
Жо Тирелл сурово посмотрела на дочь, что для Мэгги было не ново.
– Не нужно нам грубить. Мэгги вздохнула.
– Извини, ма. Я не хотела, но я – взрослая женщина, способная сама принять решение без допроса и советов со стороны матери и старшего брата.
– Ах, Мэгги… – Гидеон всегда становился мягким и доброжелательным, когда дело касалось его младшей сестры, но сейчас он серьезно обеспокоился. – Это не так, Мэгги. Ты знаешь, что я и ма считаем тебя совершенно самостоятельной и знаем, что ты в состоянии управляться со своими делами сама.
– Мы так беспокоимся потому, что сейчас очень тревожное время, – вставила Жо. – Я не считаю, что ты должна извиняться за это.
Я уж давным-давно взрослая, самостоятельная женщина, но мне так приятно чувствовать заботу обо мне моих детей.
– А как насчет того, что дядя Джон заботится о тебе? – лукаво поинтересовалась Мэгги. – Или тетя Сиси очень хотела, чтобы ты переехала жить к ней в город, когда Гидеон воевал?
Жо изогнула бровь и неодобрительно посмотрела на Мэгги.
– Это разные вещи. Сиси – надоедливая женщина, которая любит вмешиваться в чужие дела. А Джон все еще думает обо мне как о маленькой девочке, которая когда-то ходила за ним по пятам.
Мэгги скрестила руки на груди и многозначительно посмотрела на мать. Гидеон подавил в себе смех и повернулся к Жо спиной, пытаясь скрыть от нее свою веселость.
– Перестань смеяться, – раздраженно сказала Жо, слегка ударяя Гидеона по руке, но тут же, покачав головой, рассмеялась сама. – Хорошо, хорошо, согласна. Я сую нос в твои дела, но ты – моя единственная дочь, и я не знаю, что это за мать, которая не может позаботиться о своей дочери. – Жо выглядела такой растерянной, что Мэгги чуть было не рассмеялась. Она прекрасно понимала свою мать и не сомневалась, что Жозефина Тирелл – самая сильная женщина из всех, кого знала Мэгги. Не было еще случая, чтобы ее мать растерялась до такой степени, что не знала бы, что делать. Всегда уверенная в себе, она могла найти выход из любой ситуации. Мэгги во многом походила на свою мать: обе с сильным характером, защищающие тех, кого они любили, и то, что считали справедливым, быстро загорающиеся и так же скоро остывающие – они ссорились по многу раз в году, но никогда подолгу не сердились друг на друга. Мэгги было легко простить матери вмешательство в свои личные дела, потому что она знала, что это делалось ею только из любви к ней и еще потому, что в конечном счете Мэгги всегда делала все по-своему.
– Знаете, – сказал вдруг Гидеон, – мне пришла в голову неплохая идея. Нужно поговорить с этим человеком, пока вы будете собираться.
– Да? Гидеон, ты не шутишь? – Мэгги нахмурилась и сердито посмотрела на него. – Я не первоклассница, которую тебе нужно защищать от школьного хулигана.
– Ты – моя сестра, – спокойно возразил он. – И этому человеку полезно будет знать, что рядом с тобой есть родные люди, которые всегда придут на помощь.
Мэгги тяжело вздохнула, потому что знала: спорить с братом бесполезно. Вообще Гидеон был ласковым и сговорчивым мужчиной, но когда вопрос касался безопасности его семьи, он преображался и становился непреклонен.
– Ну, хорошо, – согласилась Мэгги. – Только не прогоняй его. Сейчас очень трудно найти здесь человека, который согласился бы заниматься хозяйством.
– За кого ты меня принимаешь, за людоеда, что ли? – проворчал Гидеон, поднимаясь из-за стола и направляясь к двери.
– Дядя Гидеон, я отведу тебя туда и познакомлю с мистером Рейдом, – предложил Ти, выбегая вслед за ним.
– Нет, не нужно, молодой человек, – остановила его Мэгги. – Ты и Уилл пойдете наверх, вымоете руки и наденете приличные рубашки.
– Но, ма…
Мэгги отрицательно покачала головой:
– Я не собираюсь ехать в город с оборванцами.
Нехотя мальчики подчинились матери. Нахмурившись, еле волоча ноги, они вышли из комнаты и отправились наверх.
Гидеон вышел из дома. Как ни любил он своего племянника, он все же считал, что Ти совершенно незачем присутствовать при этом разговоре. Он не собирался вести себя грубо с этим человеком, если тот также будет вести себя прилично. Конечно, им будет проще поговорить наедине.
Гидеон нашел Рейда Прескота в хлеву. При звуке шагов Рейд поднял голову, и легкое недоумение отразилось на его лице.
– Я слышал, что Мэгги взяла тебя на работу, – не теряя времени на пустые церемонии, резко начал Гидеон.
– Допустим. А ты кто?
– Я брат Мэгги, вот кто. Я хочу знать твои планы.
– Мои планы? – Рейд пожал плечами. – Разве миссис Уиткомб не сказала тебе, что наняла меня, чтобы выполнить случайную работу по хозяйству и заниматься по несколько часов в день с ее сыном?
– Сколько времени ты намерен здесь пробыть?
Глаза Рейда сузились.
– Что ты имеешь в виду?
– Я полагаю, что ты разобрался в том, что моя сестра – одинокая женщина, что она беспомощна и беззащитна. Я только хотел дать понять тебе, что это не так.
– Неужели все здесь так подозрительны к незнакомцам, или только ваша семья? Честно говоря, в тот момент, когда я зашел сюда, меня не интересовало ни кто здесь живет, ни что это за люди. Все, чего мне хотелось, так это укрыться от бури. Потом появилась миссис Уиткомб с винтовкой, и, должен сказать, она не произвела на меня впечатление беспомощной женщины.
Гидеон с трудом сдержал улыбку. Это было так похоже на его сестру. Без сомнения, она была права, когда говорила, что не нуждается в присмотре. Кроме того, этот человек показался Гидеону вполне приличным, он уже успокоился, и теперь ему хотелось поскорее отправиться к Тэсс. Но все же, чувствуя ответственность за сестру, он принял суровый вид и продолжал:
– В общем, помни, если у тебя появится мысль украсть что-нибудь у нее или еще каким-либо образом причинить ей вред, я об этом узнаю, и тогда берегись: я тебя выслежу и убью, – спокойно заключил он.
– Прекрасная перспектива, конечно, – сухо заметил Прескот. – Но уверяю тебя, что не намерен причинять зло ни миссис Уиткомб, ни ее семье. Я планирую поработать здесь несколько недель, а затем уйти.
– Хорошо. – Гидеон посмотрел на Прескота и, довольный собой, зашагал прочь.
Ну вот, сейчас он может отправиться к Тэсс. От этой мысли его сердце учащенно билось, и в то же время он испытывал странное чувство вины и ни за что на свете не хотел, чтобы его семья узнала о том, что у него на душе.
Когда Шелби женился на Тэсс, Гидеон знал ее как красивую, кокетливую женщину и не более того. Он был рад за своего брата – Шелби чувствовал себя счастливым с Тэсс. К тому же, она не была той, которую Гидеон представлял в роли своей жены. С годами она становилась все ближе и понятней ему, достойно пережила несчастия, обрушившиеся на нее во время войны, проявила себя сильной и рассудительной женщиной. И как-то незаметно Гидеон влюбился в нее.
Постепенно он стал замечать, что с нетерпением ждет каждого воскресенья, когда Тэсс привозила к ним на ферму Джинни. Он с радостью мчался к Тэсс, если в ее доме необходимо было что-то отремонтировать или сделать еще какую-нибудь работу. Гидеон постоянно думал о ней: хватает ли ей еды, хорошо ли она себя чувствует, не протекает ли от дождя крыша и так далее. Постепенно он стал думать о ней не только как о вдове своего брата, но как о женщине желанной и близкой ему, и эти мысли тревожили, смущали его, заставляли испытывать неясное чувство вины, но перед кем – этого он понять не мог.
После возвращения с войны Гидеон похаживал к одной вдове, которая жила на окраине Пайн-Крика. Но, не испытывая к ней настоящих чувств, перестал ее навещать. Когда его мать поинтересовалась, в чем же дело, он пожал плечами и сказал, что они не подходят друг другу. Наконец Гидеон признался сам себе, что ни одна женщина не сможет заменить ему Тэсс.
Однако он считал грешным делом домогаться жены своего брата, даже несмотря на то, что Шелби не было в живых. Будучи свободным, чтобы любить Тэсс и жениться на ней, он не видел возможности сделать это. Ему казалось, что своим отношением к ней он оскверняет память брата. Он даже допустил мысль, будто в глубине души желал смерти брата, чтобы получить его женщину…
На самом деле Гидеон очень любил Шелби. Они были погодки и дружили всю жизнь. Шелби занимал в сердце брата особое место, такое, какое не мог занять даже его лучший друг Уилл Уиткомб. Но как бы там ни было, сейчас Гидеон страдал от позора за тайное желание жены своего брата. Это было бы предательством – самым страшным грехом по мнению членов семьи Тиреллов.
И все же, что бы он ни подумал, желание видеть Тэсс при первой же возможности пересиливало все остальные мысли и чувства.
Итак, поговорив с наемным работником, Гидеон поторопил всю семью наконец отправиться в город. Он ехал быстро, как только позволил ему его мул. До города было всего лишь полторы мили, но его сердцу этот путь казался ужасно долгим и медленным. Когда они добрались до Мэйн-стрит, он всех высадил у главного магазина и проехал еще три квартала до дома Тэсс. Гидеон быстро привязал мула к забору и направился по дорожке к двери дома.
Этот дом, дом семьи Колдуэллов, конечно же, был самым заметным и красивым в Пайн-Крике. Отец Тэсс, владелец огромной хлопковой плантации за городом, до самой смерти считался самым богатым человеком в округе. Джордж Колдуэлл построил этот дом для своей обожаемой жены, которая не любила одинокую жизнь в деревне. Его непомерная любовь к ней отразилась в каждой линии этого двухэтажного величественного здания с широким парадным крыльцом. Гордостью особняка являлись шесть массивных колонн, на которых держался изящный балкон.
Навстречу Гидеону, шедшему по дорожке, из парадной двери выскочила маленькая белокурая девочка и бросилась к нему, надеясь, что он на лету ее поймает.
– Дядя Гидеон!
Гидеон заулыбался и подхватил на руки эту маленькую «динамо-машину», по-медвежьи обнял и уткнулся лицом в ее светлые густые волосы. Ее маленькое тельце казалось ему таким беззащитным, что у него от тоски защемило сердце. Каждый раз, когда он возился со своей племянницей, он ощущал горьковато-сладкую боль любви и потери. Джинни так дорога ему, будто была его собственной дочерью. Но при каждом взгляде на нее знакомые черты Шелби, которые так явственно проявлялись в лице Джинни, неизменно отрезвляли Гидеона.
– Что с тобой? – со смехом спросил он у нее. – Ты – маленькая девочка или дикая арканзасская кошка?
– Дикая кошка, – проворно ответила Джинни, открывая в улыбке свои жемчужные зубки и заразительно смеясь. – Так говорит бабушка Колдуэлл.
Тэсс, которая вышла вслед за своей дочерью и услышала ее ответ, укоризненно покачала головой:
– Джинни…
– Но это правда, мама. Она так говорит.
– Да, но я думаю, что бабушка не хотела бы слышать, как ты все время повторяешь эти слова, – увещевала ее Тэсс.
Джинни вздохнула.
– Это потому, что бабушка всегда хочет, чтобы я вела себя как леди. Мне больше нравится на ферме. Дядя Гидеон, можно я поеду к тебе?
Щеки Гидеона порозовели от смущения. Он посмотрел на Тэсс, но тут же отвел глаза в сторону.
– Да, конечно, ты знаешь, я был бы рад тебе, но, наверное, твоя мама не захочет, чтобы ты уезжала.
– Мы можем поехать вместе, – разумно предложила Джинни.
– Джинни, сейчас же замолчи. Не нужно приставать к дяде, – Тэсс подошла к Гидеону и поздоровалась с ним. – Не обращай на нее внимания, Гидеон. Как у тебя дела? – Она протянула руку и он пожал ее. – Я не ожидала увидеть тебя сегодня.
Гидеон не выпускал руки Тэсс и смотрел ей в глаза. Он знал, что выглядит сейчас как идиот. Ему хотелось смеяться, потому что Тэсс была такая красивая и на душе у него было так радостно. Он боялся одного – проболтаться ей о своей любви. Иногда слова признания готовы были слететь с языка, но Гидеон собирал всю свою волю в кулак и молчал. Это было очень трудно, так как Тэсс никого не могла оставить равнодушным. Хрупкая, белокурая, с большими голубыми глазами, очень обаятельная и живая женщина. Когда она улыбалась, на ее щеках появлялись глубокие ямочки, а глаза наполнялись жизнью и беззаботностью.
Избалованная дочь богатого аристократа, она не знала в жизни ничего, кроме праздности, пока не началась война. Ее отец, верный сторонник Конфедерации, без всякой пользы вкладывал деньги в облигации, и в конце концов из-за разрушенной экономики деньги Колдуэлла превратились в пепел, как и сама Конфедерация. После смерти отца и гибели мужа Тэсс с матерью вынуждены были продать плантации за часть их стоимости «саквояжнику» с севера. От всего былого имущества остался дом и старая служанка, которой некуда было податься.
Тэсс мужественно приняла на себя эти удары судьбы и взялась за управление большим домом. Она стала выполнять всю основную работу по хозяйству – от уборки комнат и приготовления пищи до завоза воды в цистерны для полива овощей. Она всех удивляла своей самоотверженностью, даже саму себя. Несмотря на хрупкую внешность, в ней обнаружилась необычайная стойкость духа. Она поняла, что сможет преодолеть трудности тяжелой физической работы и вполне благополучно содержать дом и свою семью. И при этом Тэсс умудрялась никогда не терять чувство юмора и бодрый вид.
Стоя около нее и глядя в эти смешливые, любимые глаза, Гидеон был настолько переполнен чувствами восхищения ею, что на мгновение забыл, зачем он сюда приехал.
– Да… я… ну, мать сказала, что нужно отремонтировать ваш забор.
– А я думала, что она не заметила, – Тэсс рассмеялась. – Я попыталась затолкать доски назад, на старое место, чтобы не было видно дыр.
Гидеон усмехнулся:
– От Жозефины Тирелл трудно что-либо спрятать, поверьте мне. Я пробовал не раз, но…
– Бьюсь об заклад, это так, – в ее голосе послышались игривые нотки, и Гидеон от души пожелал, чтобы они были адресованы ему. Но он знал, что это обычная манера общения Тэсс с людьми.
– Мама, разреши мне делать булочки! – влезла в разговор Джинни, которой захотелось внимания взрослых.
– Булочки! Правда? – улыбнулся Гидеон. – Что ж, я надеюсь, что ты оставишь несколько булочек и для меня.
– Я не знала, что ты приедешь! – возразила девочка. – Но я оставлю для тебя, и ты их получишь.
– Но только прямо из печки! Я буду ждать с нетерпением. – Гидеон преувеличенно потянул воздух носом. – Мне кажется, что я уже чувствую их запах.
Джинни захихикала.
– Мы только что поставили их на огонь, глупенький! – девочка взяла Гидеона за руку и потащила его через коридор на кухню.
– Надеюсь, ты не против здесь посидеть, – спросила Тэсс. – Я должна испечь булочки для Джинни.
– Господи, конечно нет. – Гидеон сел за большой кухонный стол, весь покрытый царапинами от ножей. Он чувствовал себя здесь удобнее, чем в богато обставленной гостиной Тэсс. Кроме того, что-то было интимное в том, что он находился вместе с ней, как будто они были мужем и женой.
Он постарался скрыть свои мысли, так как считал, что подобные чувства здесь нежелательны и это только смутит его невестку. Он не настолько глуп, чтобы думать, будто он пара для Тэсс. Она любила Шелби, а Гидеон был полной ему противоположностью.
Ребенком Шелби был просто очарователен. Красивый, послушный, исполнительный, но в то же время в меру озорной, он всегда вызывал умиление взрослых. Он любил лошадей и танцы, а работал только по необходимости. Но тем не менее, он одинаково хорошо справлялся и с ролью управляющего плантациями, принадлежащими семье Тэсс, и с ролью расточительного родственника богатого влиятельного плантатора. Все, кто знал Шелби, сразу попадали под его обаяние. Поэтому они с Тэсс абсолютно подходили друг другу.
Ко всему прочему, Тэсс все еще любила Шелби. До сих пор она носила траур по нему, и ее не интересовало новое замужество. Гидеон слышал, как она говорила об этом его матери.
– Не хотите ли что-нибудь съесть? – спросила Тэсс. – Или, может быть, кофе?
– Кофе было бы неплохо, но мне нужно оставить место для булочек Джинни. – Он подмигнул своей племяннице, которая от нетерпения прыгала по кухне, страстно желая заглянуть в духовку.
Тэсс налила две чашки кофе, поставила их на стол и села напротив Гидеона. Джинни шлепнулась рядом с дядей и улыбнулась ему. Гидеон прижал ее к своей груди.
– Ты поможешь мне забить гвоздями старый забор? – спросил он ее.
Восьмилетняя Джинни засияла:
– Конечно! – Она взглянула на мать. – Можно, мама?
Задумавшись, Тэсс переводила взгляд с дочери на Гидеона, потом вздохнула:
– Разрешу, конечно. Но только переоденься, сбегай наверх и надень одно из твоих старых платьев.
– У меня все платья старые.
– Я имею в виду очень старые, которые никуда уже не годятся, только для работы в саду.
– Хорошо. – Джинни вскочила и побежала в свою комнату. Она задержалась у двери и оглянулась: – Не уходи без меня, – строго сказала она своему дяде.
Сдерживая смех, Гидеон важно произнес:
– Нет, обещаю.
Джинни радостно улыбнулась и выбежала за дверь. Спустя несколько секунд послышались ее быстрые шаги по лестнице – она спешила к себе.
На кухне на некоторое время воцарилось молчание, но Тэсс его нарушила:
– Знаешь, в прошлом я бы не разрешила Джинни играть в помощника плотника. Это не подходит для воспитания маленькой леди. Представляю, что бы сказала моя мать, если бы я напросилась помогать плотнику. – Она грустно рассмеялась. – Да я даже не посмела бы заикнуться об этом. Но сейчас я думаю, что нет большого греха в том, что женщина расцарапает себе руки или набьет мозоли. – Она взглянула на свои изящные пальцы. – Я с трудом узнаю свои руки. Я помню, как когда-то я постоянно пользовалась лосьоном, различными кремами, чтобы сохранить их мягкость и красоту. Я никогда не выходила на солнце без перчаток, и если забывала их надеть и у меня выступали веснушки, то я накладывала огуречную маску, чтобы избавиться от них. – Она покачала головой и с грустью сказала: – Сейчас все так изменилось.
– Да, – согласился Гидеон. – Мне жаль, что вы вынуждены были страдать.
– Но в этом нет ничьей вины. И я ни о чем не жалею, скорее, наоборот. Произошло… я не знаю, освобождение, что ли. Теперь мне абсолютно все равно, появятся у меня веснушки или нет. Свое время я теперь трачу на другое. Ко всему прочему я перестала скучать – заботы не дают…
Гидеон хотел сказать, что он будет заботиться о ней, что он сделает так, что у нее не будет больше огорчений, что ей не придется страдать. Он хотел сгрести ее в охапку своими сильными руками, убаюкать ее, укрыть от этого жестокого мира…
И еще ему страстно хотелось поцеловать Тэсс, и не только. Он хотел ее, хотел так, что никакие соображения чести, долга, верности семье не могли заставить его не думать об этом. Это была страсть, и она будет присутствовать всегда, вместе с его любовью.
Иногда он думал, что будет лучше, если он перестанет навещать этот дом. Лучше в том отношении, что он навсегда откажется от Тэсс. Тогда со временем, может быть, его боль и тоска по ней притупятся, его желание ослабнет, а любовь умрет. Но Гидеон понимал, что жизнь его потеряет смысл, если он не увидит больше Тэсс и не сможет о ней заботиться. И не важно, что она никогда не будет принадлежать ему, не сможет полюбить его – ничто не могло сравниться с несчастьем остаться без нее.
– Я готова! – Джинни вбежала на кухню.
Гидеон не мог не улыбнуться, увидев девочку в стареньком, поношенном платье, которое было ей слишком коротко. На платье сохранились следы переделки, но это ни капельки не уменьшало ее энтузиазма. Она походила на сорванца и была счастлива этим.
– Что ж, тогда пойдем, – Гидеон взял Джинни за руку.
– Вы очень хорошо смотритесь вдвоем, – улыбаясь, сказала Тэсс.
Гидеон рассмеялся ей в ответ, но на сердце у него было тяжело. Он думал о тем, что отдал бы все на свете за то, чтобы эта девочка стала его дочерью, а эта женщина – его женой, чтобы это была его семья. Пустые мечты. Даже теперь, когда Шелби лежал в могиле, Тэсс и Джинни оставались семьей его брата, а он при них только помощник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лилия под дождем - Кэмп Кэндис



роман мне понравился,просто супер читать всем очень советую.
Лилия под дождем - Кэмп Кэндисирина
18.08.2013, 3.24





мне очень понравился роман,было очень жаль мужа героини. Всем стоит прочитать этот роман поверте очень интересный аж да дрожи. Читать! Читать! Всем советую .
Лилия под дождем - Кэмп Кэндисэльза
18.08.2013, 17.50





один из самых интересных романов по моему,читайте не пожалеете
Лилия под дождем - Кэмп Кэндискатюня
25.11.2013, 22.17





Роман просто супер. И с характерами ГГ-в все ок, и с динамикой событий, без соплей и кровавой жути, во все реально верится 10
Лилия под дождем - Кэмп КэндисМери
9.12.2013, 23.41





Мне не понравилось .. Нудно .. Многие мысли повторяются .. Постоянно гг чувствует угрызение совести .. Кто любит драмы это для вас .. Гг живет под одной крышей с сыном , полоумным мужем и любовником .. Параллельно описывают жизнь ее родни .. 5/10
Лилия под дождем - Кэмп КэндисVita
12.11.2014, 20.01





Подскажите пож-ста название романа. исторический. там идет речь про девушку американку, она приезжает в Лондон со своей двоюродной сестрой, и в первой главе спасает друга гг. у нее еще друг-слуга негр
Лилия под дождем - Кэмп КэндисОля
12.11.2014, 20.17





Джулия Гарвуд "Мятежная страсть"
Лилия под дождем - Кэмп КэндисМария
12.11.2014, 20.34





Скучный до ужаса,но не в моих правилах бросать на пол пути. Дочитала. Дотянула. Книга для тех кто любит читать романтически зарождающуюся любовь,здесь страсти нет. Книга не моя 5 из 10
Лилия под дождем - Кэмп КэндисАННА
19.08.2015, 1.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100